Странная птица Чаурлин

Птица Чаурлин немного утратила свойственное всем животным чувство времени. Так хорошо было сидеть на Могутовой горе, беседуя со своим другом, соколом Леонидом. Время летело незаметно. Они понимали друг друга с полуслова. Она сняла тяжесть с души, рассказав ему о храбром черном псе Артуре, верном своей дружбе с черным котом. Сокол Леонид был во всем с ней согласен и искренне сожалел о том, что Артур не родился птицей. Такому повороту в разговоре Чаурлин даже удивилась. «Ну, как ты не понимаешь», — горячо доказывал своей подруге Леонид, — «Артур, такой же гордый и свободный, как мы, птицы. Он не терпит никакого принуждения. А псы ходят по земле, им этого не понять. Он должен был родиться птицей. Природа, наша общая матушка, ошибку совершила. Видно, заработалась». Чаурлин даже восхитилась, какой же он умный этот Леонид. Природа, видать, заработалась и ошибку совершила. Леониду бы научные работы писать с его-то умом, а не соколом летать. «Ты не волнуйся, Чаурлин. Ты правильно пригрозила Мухтару африканским львом. Я лучше любого льва ему помогу. Заклюю сверху этого Мухтара, да и других собак, если они выгонят Артура. Я своих ребят подговорю, и мы их заклюем». Чаурлин улыбнулась, насколько это возможно для птицы. «Я тебя весь день искал, — вдруг сменил тему разговора сокол, — «Чтобы поделиться, одним радостным событием. Мне так хотелось тебе первой обо всем рассказать, но я не сумел тебя найти. Как здорово, что ты сюда прилетела. А как ты догадалась, что меня можно здесь найти?» — вдруг перебил он сам себя. Она немного растерялась. Не говорить же правду, что она его вовсе не искала, хотя и думает о нем, пожалуй, слишком много. Она полюбовалась Жигулевском на высоте птичьего полета, полетала над деревянной церковью. Подумала, что, если ее муж вновь захочет навестить своих родственников, то надо будет зайти в эту церковь помолиться, слишком часто стали ее посещать какие-то странные мысли, много беспокойства в душе накопилось. Потом стало смешно от своих мыслей. Можно подумать, что в городе мало церквей, в которых можно помолиться. Да их видимо-невидимо. Полюбовавшись утесом «Два брата», она решила приземлиться и отдохнуть, прежде чем вернуться в город. Но едва успев приземлиться, увидела сокола Леонида и ощутила неожиданный прилив радости. Он тоже был радостно удивлен такой неожиданной встрече с ней. «Мы же с тобой родные души», — стала выкручиваться она в ответ на его вопрос, — «Поэтому и мысли у нас одинаковые. Нам обоим нравятся Жигулевские горы. Поэтому мы и прилетели сюда оба, пусть и по отдельности». Такой ответ очень даже понравился соколу. «Вот и я говорю, Чаурлин, что из нас вышла бы отличная пора. Правда, ты птица неизвестной для меня породы. Но какое значение имеет порода, если мы с тобой так хорошо понимаем друг друга. Неважно, что ты немного похожа на лебедя, зато хвосты и спины у нас одинаковые. Да, ты размером немного больше меня. Но это не повод нам не быть вместе. Просто твоя мама, соколица, согрешила с лебедем, и ты почему-то это от всех скрываешь. Наверное, потому что лебединые пары считаются самыми верными». Сокол Леонид на минуту замолчал от волнения. «Послушай, Леонид. Я тебя что-то не понимаю» — совсем растерялась Катя, то есть птица Чаурлин, — «С чего это ты заговорил о лебединых парах и о том, что мы должны быть вместе? Ты что в любви мне признаешься? Я думала, что мы друзья с тобой…» У нее заколотилось сердце, того и гляди выпрыгнет из груди. Посетила мысль о родном балконе, на котором она должна превратиться обратно в женщину. Но удивление от признания своего друга вытеснило эту мысль. Так вот для чего он стал так часто искать ее. «Чаурлин, ты не дослушала меня» — продолжал между тем сокол, — «Я просто говорил о том, что из нас вышла бы отличная семейная пара, хоть ты и не совсем соколица, и я не все понимаю в твоем происхождении. Но я влюбился неделю назад, в Казани, куда летал проведать своего дядю

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)