Тихоня

Мужчина подошёл к машине сзади. Я его не видел. Вежливо постучал в стекло и, когда я его приспустил, вежливо же, спросил :

— Шеф, свободен?

— Да. – я посмотрел ему в глаза и отметил про себя, что он под «шафэ».

— Куда ехать?

— В Песочню. – ответил мужчина. Я поджал нижнюю губу и задумчиво поднял глаза к потолку салона. Это должно было означать, что я не очень то предрасположен, в данный момент, пойти ему навстречу – у самого делов куча, но только лишь из уважения к его персоне, я готов об этом с ним поговорить. Протокол есть протокол. Иначе, коллеги по цеху, меня бы не поняли.

— В Песочне, куда? – уточнение было денежным, а значит необходимым. На окраину, ближе к переезду, тот же микрорайон – далековато будет. Местным, кто там живёт, нормально и по обычному тарифу, по месту ещё поработают. А мне потом «конём» возвращаться к ближайшей точке – не фонтан.

— Новосёлов… Новосёлов 54. – ну, не плохо.

— Без корпуса? – тоже денежное уточнение. Немного, правда, но…

— Без корпуса, без корпуса, — заторопился мужчина и, разумея эксклюзивность расположения своего жилища, такое наблюдается чуть ли не с каждым потенциальным пассажиром, набрав в лёгкие воздуха и с выдохом, полагая, что наконец то посвятит меня во все достопримечательности этого города, пустился в объяснения, — там, вот когда… к торговому центру… на подъём…

— Да знаю я, знаю! – обрывать, в зачатке, наплыв такого рода информации, не впервой, но… с интонацией и лицом, желательно улыбающимся, показывающей полное своё расположение к собеседнику и корректно. А главное, уверенно.

— Двести пятьдесят. – ценник, самое то. Я знал, что говорю.

— Хорошо… пойдёт, — согласно кивнул головой мужчина.

— Садитесь. – я тоже кивнул и взглядом показал на пассажирское сиденье. Мужчина уверенным шагом обошёл машину и, открыв дверь, с излишней аккуратностью, что, всё-таки, выдавало его состояния, уселся на сиденье.

— Пристёгиваться? – он вопросительно посмотрел на меня и потянулся к ремню безопасности.

— А-а… Как хотите. Кто ж не знает Новосёлов, да ещё и пятьдесят четыре.

— Да? – мужчина, передумав опоясываться, посмотрел явно извиняющимся взглядом и тут я отметил про себя: «Подкаблучник, тихоня.» А он продолжил. — Прославился чем то?

— А то! Целых пятьдесят четыре и все… по Новосёлов. — домашняя заготовка. Такая алогичность ответа почти всегда срабатывала: пассажир, как правило, тут же, внутренне, расслаблялся и успокаивался. Вот и сейчас мужчина чуть-чуть мотнул головой и… рассмеялся. Я не ошибся – нормальный, проблем быть не должно.

В этот момент подъехал Николай. Лихо притёрся к моему левому зеркалу своим левым – обычное дело, если есть возможность. Остановился. Опустил стекло. И, подавшись к двери плечом, немного высунувшись, заглушил мотор и, почти закричал:

— Привет! Старый! Ты чё тут потерял?! – на лице улыбка и ожидание.

— Ну, блин, началось. Здоров! Я тебе отвечу, ты меня спроси, — так готов был начаться этот бесконечный таксистский трёп, обо всём сразу.

Но у меня был пассажир, но я был… таксистом и хотелось, хотя бы на коротке, узнать последние новости, как говорится, «от низов». Бывает полезно. Поэтому я повернулся к мужчине и, выказывая максимальное к нему моё расположение, по-свойски спросил:

— Если не особо спешите, то я курну минут… пять, а то пока допрёмся в пробках.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)