Легенда о звёздном драконе

Давным-давно, в непостижимой глубине чёрного Космоса, среди неведомых миров, рассеянных Создателем между временами и пространствами, из колыбели Вечности проистекал мир звёздных драконов. Никто из ныне живущих не знал о их существовании, потому что ни один дракон никогда не спускался в мир, где царит время и властвует смерть. Драконы, созданные быть носителями вечного знания, яркими звёздами парили сквозь пространства и время, вещая мирам законы Вечного Мироздания. Эти создания были светоносны как солнечный свет; свободны, как гребень бирюзовой волны в сердце океанских глубин; сильны, как камни, неистовой лавиной низвергающиеся с вершины горы в бездну земной тверди; неотступны в своём полёте, как неотступны бывают планеты, тяжело движущиеся по своим орбитам и осям…

Звёздные драконы были исполины древних миров, хранители непознанных вселенных и вечно одинокие властители космической тьмы. Их, исполненные огня, очи были способны видеть Свет даже в осязаемой тьме кромешного хаоса потерянных пустот. Их тяжёлые, мощные крылья, блистающие вспышками серебряных молний, были способны пересекать непостижимые глубины холодного мрака и доносить свет в миры, готовые потерять свой свет навсегда. Их гордые шеи и сильные спины склонялись по воле Творца в подчинение слабым, заблудшим созданиям, которых драконы через тьму мук и жутких испытаний переносили к источнику новых миров.

Век звёздных драконов был долог, потому что они были искрами Вечности, но и их время должно было закончиться. Вселенная изменилась, съёжилась от старости, и в ней не осталось места для таких исполинов, какими были звёздные драконы. Они ушли с небес, оставив после себя свои слёзы, ставшие яркими звёдами.

Но так случается, что не все успевают за событиями, происходящими в далёких мирах. Один любопытный дракон заплутал во вселенской темноте и вернулся слишком поздно… Его страны уже не было, её просто не стало, как и не стало ни одного из его сородичей…

Звёздный дракон, созерцая отсутствие своего мира, понимал, что в этом опоздании виноват лишь он сам, а не Создатель. Дракон понимал, что его время прошло и былого не вернуть, потому что время не повернуть вспять. Он знал, что ему отныне нет места в этой бесконечной Вселенной, потому что она упорядочена, а он что-то такое, что никто никогда не поймёт и не примет. Он — искра исчезнувшего мира, к которому ему не вернуться…

Но он по-прежнему оставался звёздным драконом, а они, эти драконы, никогда не знали отчаяния и потому всегда побеждали, всегда находили пути и возвращались, завершая свой путь, широко раскинув крылья. Этот, последний, был верен своей природе и расправил свои крылья, чтобы лететь через тьму в неведомом ему направлении, с неведомой целью в неведомый мир. Он многое видел, он многое помнил, он был закалён самыми непостижимыми глубинами мрака, но никогда не угасал, потому что внутри себя носил огонь Вечности.

Но полёт не может быть вечен и, измождённый бесцельным путешествием сквозь миры, звёздный дракон обессилел и рухнул в неведомую ему страну…

— Здравствуй! — Как-бы сквозь сон, услышал космический зверь чей-то звонкий голос, пахнущий дымкой пробуждения. Дракон был слаб, ведь он умирал, но нашёл в себе силы поднять свои веки и взглянуть на создание, говорящее к нему. Открыв свои почти потухшие очи, звёздный крылатый странник увидел перед собой двуногое и двурукое создание, которое, как он помнил издревле, назывался, человеком.

— Да будет ясен свет очей твоих, Человек! — Поприветствовал дракон человека, тяжело приподнявшись на свои мощные когтистые лапы и низко поклонившись ему своей гордо поднятой головой, потому что дракон знал это создание. Создатель, создав человека, назвал его венцом Своего творения.

— А ты кто? — Сел человек рядом с драконом, прильнув к его, тёплой от жара внутри, груди.

Дракон не спешил отвечать, ведь он понимал, что человек не ведает о существовании иных миров, кроме этого, и потому, поразмыслив, ответил:

— А как ты сам думаешь, кто я? — Сказав это, дракон легонько отстранил от себя человека своим крылом, чтобы показать ему себя со всех сторон. Он, превозмогая свою опустошённость и потерянность, осторожно расправил свои крылья и поднялся на все свои четыре лапы, — Посмотри на меня и ответь мне, кто я? А я скажу, прав ты или не прав…

Человек обошёл вокруг дракона несколько раз, а потом встал перед его клыкастой мордой и сказал:

— Ты весь лучишься, как пламя нескольких костров, ты весь светишься, как солнце, ты весть серебришься, как раскалённый свинец и ты такой шипастый, что похож на звезду в чёрном небе.

— Хм…На звезду, говоришь? — Улёгся дракон на прежнее место, сложив свои жилистые крылья и подвернув под своё брюхо свои чешуйчатые лапы, — А знаешь, человек, ведь ты абсолютно прав! — Сказал человеку звёздный дракон, — Так и есть! — И он раскатисто рассмеялся, — Так и есть! Я — звезда, свалившаяся из тьмы космического хаоса!..

— Но я думал, что звёзды, — поделился тут своими мыслями человек с драконом, — это просто мёртвые небесные тела, дрейфующие во Вселенной.

— Ну, — уложил свою тяжёлую голову дракон на клочок чёрной земли, ещё не пробудившейся от зимних холодов, — всё происходящее в жизни не всегда так, как мы способны помыслить, понимаешь? Мир, даже наш собственный, намного глубже, чем мы можем вместить, а про мир, который вне нас и отдалён от нас на многие века и многие пространства, мы вообще не можем ничего знать… В этом замысел Творца. В этом Его суть и непостижимость…

— А что ты тут делаешь? — Снова прильнул к груди звёздного Дракона человек.

— Я потеряла свой путь и упала, — теперь Дракон стал назвать себя Звездой, которую разглядел в нём хозяин здешнего мира.

— Скажи, Звезда, — обвил своими руками шею Дракона Человек, — а ты можешь остаться тут, со мной? Мне кажется, что именно тебя я ждал тут с того самого момента, как начал осознавать себя тем, кем я себя чувствую.

— А кем ты себя чувствуешь? — Воззрился своими пламенными очами звёздный дракон на человека.

— Даже не знаю… — признался человек, потупив взор, — Но я чувствую в себе жизнь, понимаешь? Мне хочется что-то творить… Даже нет… Не так! Мне хочется творить что-то значащее, что-то по-настоящему нужное, понимаешь? — И человек трепетно заглянул в пылающие огнём зраки космического пришельца.

— Не волнуйся, — ответствовал дракон человеку, — я понимаю, что ты чувствуешь и я покажу тебе то, что ты сейчас не видишь в себе, но, я должна тебе сказать, — (подразумевая себя звездой), говорил дракон к человеку, — что мой свет почти погас, но если ты хочешь, я побуду с тобой столько, сколько смогу…

— Ты говоришь не совсем понятно…- признался хозяин не пробуждённого мира.

— Я знаю, — согласился с человеком дракон, — но по-другому, пока, я говорить не умею… Но я умею видеть! — Дракон снова поднялся на лапы и осмотрелся, — Это твой мир? — Спросил он стоящего перед ним человека.

— Да, — ответил ему тот, чуть потупив голову, потому что в сравнении с блеском чешуйчатой сути дракона, мир человека казался ему самому комом грязи, припорошенным снегом. Здесь было как-то грязно, мрачно и всё дышало прохладою. Тут было пусто и ветрено.

— Тут очень красиво! — Изрёк дракон, после долгого созерцания неведомого ему мира.

— Правда? — Обрадовался Человек, — Ты действительно так думаешь?

— Конечно! — Улыбнулся дракон, — Звёзды ведь не умеют лгать, потому что они носители огня, в котором нет тьмы, хотя огонь для тьмы и существует, облачаясь её сутью…

— И, всё-таки, мне кажется, что ты обманываешь меня, чтобы не ранить… — Высказал человек свои сомнения дракону, ещё раз поглядев на свой мир, скованный остатками уходящей зимы…

-Глупый! — Рассмеялся дракон и дыхнул на снега, лежащие перед берёзовой рощицей. И в тот же миг от дыхания звёздного зверя зашумели ручьи, зазвенели капели, зацвели ландыши и голые ветки берёз распустили душистые почки…

Расправив одно из своих серебристых крыльев, дракон провёл им по небу и оно тут же наполнилось прозрачной голубизной, пронизанной прожилками белоснежных ниточек перистых облаков. Затем дракон выставил вперёд правую свою лапу, развернул её тыльной стороной к своей пасти и изрыгнул на неё огонь. Свернув его клубком, дракон отпустил этот огненный шар в небесную лазурь, — Теперь у тебя есть своё собственное солнце… — Улыбнулся звёздный странник человеку, глядя в его счастливые глаза, — Это конечно всего лишь моё дыхание, — продолжал дракон, — и оно ничто в сравнении с настоящим светом, но оно тоже настоящее и способно согревать, когда тебе будет прохладно, одиноко и грустно… Теперь ты видишь, как прекрасен твой мир? И это только самая его верхушка, понимаешь?

— Боже! — Воскликнул Человек, глядя на свой, разбуженный дыханием звёздного дракона, мир, — Неужели это действительно моя строна?.. — Не веря глазам, повторял изумлённый человек, улыбаясь дракону своими, ставшими, вдруг, голубыми глазами.

— Да, это твой мир! Его суть в пробуждении от зимнего сна… Он есть начало земного пути… Он ошибки молодости и поиск смысла… В нём заключён аромат нежных цветов… Здесь начинаются открытия запертых дверей… Твой мир, это сладость нового приобретения… Это реки слёз … Это пытливость ума, лишённого косности древних убеждений… Это океан чувств, покидающих свои пределы… Это сила мироздания в дыхании одного создания… Это Надежда без догматов… И мощь любви, стремящийся за черту понимания…

— Я не отпущу тебя! — Обвил руками шею своего сияющего, чешуйчатого, шипастого сокровища человек, понимая, что его мир никому больше не пробудить, — Я тебя не отпущу никогда, слышишь? Я даже не отойду от тебя ни на шаг! — Человек плакал и смеялся, потому что никогда прежде не знал ни себя, ни того, чем владеет.

— Ох, — тяжело опустил свою голову дракон, — Ты должен понять, Весна (Ты же не будешь против, если я буду назвать тебя Весной?), что ни одно создание не имеет власти над другим, если только Сам Создатель не даст своему творению такую власть… Я — зверь, сотканный мраком для полёта в темноте, а твой мир — маленький, хрустальный шарик, который я могу просто уничтожить, понимаешь? Я не могу стать чем-то иным, что ты сможешь вместить в себя… Здесь мне слишком тесно…

— Нет, нет, нет, нет! — Скороговоркой затараторил человек, — Не хочу ничего знать! Ты можешь быть здесь, слышишь?! Этот мир для тебя! Тут хватит места для нас двоих!..

— Хорошо, — дракон понимал, что, наверное, допускает ошибку, но ему уже некуда было возвращаться и он решил не огорчать человека, — я услышала тебя… — согласился дракон с человеком, называя теперь себя падшей звездой, — Так уж случилось, что у меня нет больше своего мира, нет своего пути, нет больше целей и даже нет того мрака, для которого я была создана… Поэтому я буду рядом с тобой пока смогу… Я буду просто лежать здесь и смотреть на тебя, как ты возделываешь свой…. Наш мир…

Долго ли эти двое бродили по миру Весны, или нет, наполняясь ароматами душистых лугов, полей, рощ и долин, этого никто не знает. Никто не знает, как долго они наполнялись красками нежных рассветов и дерзких закатов, но звёздный дракон успел стать хранителем этого мира, сделавшись его солнцем, от тёплых лучей которого рождались иные миры, звенящие серебристой росой в душистых травах, поющие соловьями в лунную ночь, дрожащие свинцовой рябью на озёрной глади…

Привык человек к своему солнцу и к миру, им освещённому. Ему захотелось новых веяний, новых песен, новых путей, новых мыслей.

— Что ж, — улыбнулся дракон желанию Весны, — иди, наполняйся музыкой иных миров, а я буду здесь, потому что я не нуждаюсь в том, чего ты ищешь… Мне не бывает одиноко, потому что я слышу далеко, и вижу далеко, и верю глубоко, но мне будет грустно, потому что я не вижу и не слышу того, что здесь, перед моими глазами. Я в существе своём только «далеко»…

— Не волнуйся, — улыбнулся дракону человек, — я не покидаю свой мир, я просто привношу в него иные краски, понимаешь?

Ничего не сказал дракон человеку, лишь посмотрел ему в след. А человек пошёл и обрёл друзей. Интересных, загадочных, со своими мирами и чем-то опечаленных, потому что не бывает радости без печали, мира без страданий, любви без жертвы…

Весна так полюбил своих друзей, что решил показать их своей звезде.

— Смотри, — привёл он их к дракону, — смотри какие они хорошие?!

-Они хорошие, — согласился с человеком дракон, — но не приводи их сюда… Я не хочу их знать… Мне тяжело с тобой, а присутствия ещё чьё-либо я просто не вынесу, пойми!

-Да нет же! — Не соглашался с драконом человек, — Ты такая большая и такая сильная звезда, что способна, я думаю, отогреть и их тоже…

— Да с чего ты взял, что миры твоих друзей нужно «отогревать» или «освещать» звериным пламенем погибшего мира?! — Рычал дракон, выпуская когти, — В их мирах есть настоящее солнце, а я точно знаю, что не могу сделать того, о чём ты меня просишь…

Звёздный дракон говорил так, потому что знал себя лучше, чем кто бы то ни было…. Он знал, что слаб и что сил ему не хватит зажигать огни чужих миров и поэтому закрывался ото всех как только мог и уходил в самые отдалённые места мира Весны. Он дышал огнём и выпускал когти, чтобы вызвать отвращение, но всё было тщетно. Друзья Весны находили зверя забавным, даже где-то по-своему красивым:

— Ой! — Хлопала в ладоши вечно печальная дама, разглядывая своё отражение в золотистых чешуйках драконьей брони, — А можно я возьму одну?! Она как зеркало! В ней я могу рассматривать себя до бесконечности! — и она, не дожидаясь ответа, отделила от кожи зверя одну чешую, взяв её с собой.

— Да этой чешуёй можно разжечь костёр даже ночью, — изрёк другой пришлый человек и тоже вынул из драконьей кожи чешуйку для себя.

Третий решил, что из звёздной чешуи можно сделать хороший инструмент и прихватил с собой сразу несколько лучистых пластин драконьего покрова…

Дракон не препятствовал никому из подходивших к нему за чешуёй брать то, за чем они приходили. Он покорно лежал на пяточке чёрного поля с выжженной травой, не выказывая ни боли, ни грусти, ничего. А они, друзья хозяина здешнего мира, потешались над зверем, который казался им странным и чем-то диковинным, не имевшим права запрещать им что-либо. Они красовались в зеркальных чешуйках драконьего естества. Они подносили свечи к его пасти, чтобы он зажёг их фитили. Они считали, что дракон имеет искажённое представление о жизни и стремились направить его мысли в нужном направлении.

В конце концов, ободранный как кошка, дракон опустил свои веки и почти перестал дышать…

-Эй, — почувствовав не ладное, обратился Весна к хранителю своего мира, — ты это чего? Что с тобой такое? Ты совсем холодная…

Дракон ничего не ответил, лишь потухшим взглядом посмотрел на своего палача, и Весна, наконец, понял, что он сотворил со своей звездой:

— Господи, Боже! — Возопил человек, рухнув перед поникшей головой исполина, — Прости меня! Я не сразу понял! Я не хотел! Я не… — слова человека перемежались слезами, — Пожалуйста, живи! Я сам буду тебя защищать! Всё будет как ты скажешь, только не умирай!!! Ведь ты сильная, да?! Ты же сможешь подняться? Пожалуйста?! — Умолял звезду человек и дракон ответил ему пламенной слезой, которая остыв, превратилась в хрустальную чешуйку:

— Возьми её, — попросил дракон человека, — и наложи на мою кожу, потому что она слишком нежная и не выносит ни ветра, ни света, ни тьмы… Я буду здесь и я буду плакать, пока не покрою свою тонкую шкуру слёзной чешуёй. Я не могу обещать тебе теперь ничего. Я постараюсь побыть здесь ещё какое-то мгновение, но не знаю, сколько огня и сколько слёз во мне осталось…. Дай мне просто чуть-чуть тишины… — Сказав это, дракон закрыл себя своими крыльями, отгородившись ото всех, кто был снаружи, как шатром и стал плакать. Ему нужно было нарастить чешую из слёз, превращающуюся в хрусталь, чтобы остаться самим собой и хоть ещё один раз подняться во тьму. Он понимал, что этот мир, сколь прекрасен он ни был бы, не его. Он понимал, что никогда не сможет быть тем, кем не был задуман. А ещё он не хотел быть приручённой зверюшкой, каким его стали мыслить.

Под гнётом тяжёлых раздумий, Дракон уснул до рассвета и больше не слышал, о чём говорят властители чуждых ему миров. Он просто видел сон и грезил, что его хрустально-серебристые крылья несут его в мир, где горы содрогаются и тяжёлыми камнями падают в бездну, где гигантские волны выходят за пределы океанов и, низвергаясь, сметают на своём пути мёртвые пирамиды, где всё кипит, бурлит и куда-то стремится… Где всё — сила, где всё — поток, где всё — импульс, где всё — жизнь…

18.02.2018г.

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)