Свобода и воля (глава двадцать третья)

Я бродил с гончей по лесу, не охотясь, а лишь наблюдая природу, и что ни вечер, лис, живший по соседству, загонял мою собаку до изнеможения. Поначалу мне казалось, что в этом нет ничего особенного, но потом я убедился, что лис сам выходил нам навстречу, если мы шли слишком медленно или задерживались. Несколько раз игра происходила днем, и я с удовольствием наблюдал, как он оставлял моего пса в дураках, когда хотел от него избавиться. Лис бежал вдоль крутого песчаного обрыва у реки. На сухом песке и без того трудно уловить запах, а тут еще песок засыпал следы, и запах пропадал вовсе. Во всяком случае, собака именно здесь теряла след.

Однажды я спрятался футах в пятнадцати от старого лиса. Он сидел в укрытии и наблюдал, как суетится гончая, тщетно пытаясь взять след на берегу. Лис улыбался до ушей. Мало сказать, улыбался, он смеялся, — часто и тяжело дыша, издавал громкий пыхтящий звук. Так, наверное, смеются лисицы. Ему очень хотелось посмотреть, что же вышло из его хитрой уловки, и он несколько раз привставал на задние лапы. После этого я никогда больше не сомневался, что лисицам свойственно чувство юмора».

Не вызывает сомнений, что лис, в приведенном рассказе, оставляя собаку в дураках, получал не меньшее удовольствие, чем иллюзионист, оставляющий в дураках публику. Этот пример наглядно показывает, что животные способны на сознательную ложь, что животные управляются не только инстинктами, но и сознанием, которое у высших животных имеется. В таком случае, в чем заключается секрет иудеев? Что нового появилось в их поведении, после воссоединения еврейской общины с египетским этническим полем?

В чем различие между игрой лиса с собакой и представлением иллюзиониста? Принципиальное различие заключается в том, что собака не знает, что ее дурачат, а публика в том, что иллюзионист ее дурачит, абсолютно уверена. Впрочем, в этом и заключается основной принцип притягательности искусства, как для актеров, так и для публики. Первые стремятся обмануть, а вторые – раскрыть секрет обмана, но часто, увлеченные зрелищным представлением, как первые, так и вторые, искренне смеются или плачут, забывая о том, что первые являются орудием обмана, а вторые, что их сознательно обманывают. В живой природе такой вид обмана тоже существует, когда щенки или котята затевают игру, подражая охоте взрослых особей. Но и в человеческом обществе имеется тот же способ обмана, который применял лис в отношении собаки, когда обманываемый даже не подозревает, что его обманывают.

«Люди на войне дезинформируют противника. Ложь ли это? Формально – да, но война – состояние исключительное, и не следует верить любым сведениям. Нужно проверять информацию, ибо здесь обман входит в правила игры». (Лев Н. Гумилев «Этногенез и биосфера Земли», стр. 560).

Иудеи, занимая земли, которые дал им Бог, оказались в состоянии войны со всеми, кто оказывался вне иудейской общины. Однако после каждой войны наступает мир, и во весь рост встает проблема сознательной лжи. Ведь если все вокруг лгут и ни от кого невозможно добиться правды, жить становится очень трудно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)