Свобода и воля (глава двадцать третья)

Нет, никогда на Землю не ступала нога пришельца. Все найденные артефакты земного происхождения. Неужели нам мало тех примеров, которые преподнесли нам англосаксы, в Китае сознательно травя людей опиумом, а в Америке уничтожая их физически, имея техническое превосходство над местным населением? Если подобным образом могут поступать земляне, что же говорить о пришельцах? Нет, все найденные артефакты были созданы землянами. Вероятно, даже высокоразвитые цивилизации не смогли в требуемый момент своего развития взрастить человека, подобного Моисею, который был бы способен, с одной стороны, всю полноту власти взять в свои руки, а, с другой стороны, остаться в тени, вознося на вершину тоталитарной пирамиды Бога. Высокоразвитые цивилизации стремительно скатывались в фазу обскурации, пополняя собой существующий реликт, а технические достижения, без соответствующего обслуживания, быстро превращались в мусор. И есть уверенность, что какая-то часть землян несет в себе гены людей тех далеких цивилизаций, и когда-нибудь мы узнаем о них, если и не всё, то очень многое.

Таим образом, первый шаг, который совершает та или иная цивилизация в истории, представляет собой рождение этноса. Первым историческим объединением человека следует считать не первобытнообщинный строй, а этнос. Первобытнообщинный строй – это всего лишь биологический материал, из которого взрыв этногенеза творит гражданское общество. В подобный материал стал превращаться и, в конце концов, превратился египетский этнос, и только та часть, которую Моисей сумел вывести из Египта и воссоединить с египетским этническим полем, совершила в истории следующий шаг, войдя в политию. Полития – это образование, в котором на первый план, как объединяющий фактор людей в обществе, выходит деятельность самого человека, а пассионарность, как природное явление, отодвигается на второй план, играя побочную роль. Общеизвестно, что политика немыслима без выгоды, по сути, безо лжи, то, в результате вхождения в политию, иудеи приобрели способность обманывать людей, которую до этого не имели. Впрочем, следует признать, что это не совсем так. По поводу лжи Гумилев пишет.

«Вернемся к понятию «ложь». Находится ли оно в живой природе? В какой-то мере – да! Мимикрия животных – это попытка обмануть хищника или добычу. Но как хищники, так и их жертвы имеют право спасать свою жизнь либо от голода, либо от съедения, так что мимикрия оправдана закономерностями биосферы, находящимися вне добра и зла». (Лев Н. Гумилев «Этногенез и биосфера Земли», стр. 560).

Впрочем, не только мимикрия имеет место в живой природе, но вполне сознательная ложь. В подтверждение этой мысли можно привести пример из жизни лисиц, описанный в рассказе Эрнста Сетон-Томпсона «Лисицы».

«В 1888 году в Спрингфилде я имел возможность на собственном опыте убедиться, как игривы и ловки лисицы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)