Свобода и воля (глава двадцать первая)

«Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари. И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?». (Библия, Мф. 5: 43 – 47).

«Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его. И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, (иди) ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек». (Библия, Исх. 32: 25 – 28).

И Иисус, и Моисей служили единому Богу и стремились внедрить в людей веру именно к этому единственному Богу. В чем причина столь разительно несовпадающих механизмов внедрения в людей веры к единому Господу? Если Иисус воздействовал на людей исключительно посредством силы убеждения, то Моисей – преимущественно посредством силы принуждения.

«Лишь только он сказал слова сии, расселась земля под ними; и разверзла земля уста свои, и поглотила их и дома их, и всех людей Кореевых и все имущество; и сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю, и покрыла их земля, и погибли они из среды общества». (Библия, Числа 16: 31 – 33).

Что это было?

Нет сомнений, это был взрыв. Не нужно забывать, что дочь фараона воспитала Моисея, как своего сына и, следовательно, он получил великолепное образование. Он имел возможность познать многие секреты египетских жрецов, основанных на глубоком знании, в том числе, и химических процессов. Все дома Кореевых были предварительно заминированы и по знаку Моисея взорваны. Показательно то, что люди еврейской общины вовсе не восприняли эту трагедию в форме чуда, они видели в этом прямое убийство, совершенное Моисеем, и потребовали у Моисея отчет за свои действия.

«На другой день все общество сынов Израилевых возроптало на Моисея и Аарона и говорило: вы умертвили народ Господень». (Библия, Числа 16: 41).

Как видим, сынов Израилевых не очень поразила необычная смерть людей Кореевых. Повторюсь, община видела в ней прямое убийство, совершенное Моисеем. Если раньше общество высказывало лишь недовольство трудностью пути и порывалось вернуться в Египет, то это походило уже на настоящий бунт, готовый смести власть Моисея. И тогда Моисею пришлось обратиться к кардинальному средству. Моисей вынужден был прибегнуть к очередному чуду, которое было реализовано, вероятнее всего, в форме отравляющего вещества, секрет изготовления которого он мог также позаимствовать в свое время у египетских жрецов, либо прийти к его открытию самостоятельно.

«И сказал Моисей Аарону: возьми кадильницу и положи в нее огня с жертвенника и всыпь курения, и неси скорее к обществу и заступи их, ибо вышел гнев от Господа, (и) началось поражение. И взял Аарон, как сказал Моисей, и побежал в среду общества, и вот, уже началось поражение в народе. И он положил курения и заступил народ; стал он между мертвыми и живыми, и поражение прекратилось. И умерло от поражения четырнадцать тысяч семьсот человек, кроме умерших по делу Корееву». (Библия, Чис. 16: 44 – 49).

Обращает на себя внимание то, что мотив, послуживший массовому убийству людей, заключался даже не в том, что люди недостаточно прониклись верой в Бога, а в том, что постоянно, во все время пребывания в пустыне, находились люди, которые сомневались в истинности действий самого Моисея. Моисей добивался от людей безграничной веры не только в Бога, но и в самого себя, как посредника между Богом и общиной. Моисей на корню уничтожал малейшее сомнение в истинности того пути, которым он вел сынов Израилевых. Само сомнение, как одна из сторон человеческой психики, силой изымалось из еврейского общества. Спрашивается, зачем? Зачем Моисей вырвал людей из объятий египетского общества, являющегося для того времени передовым в социальном плане, и, вероятно, для людей того времени было не менее притягательным, чем общество современных Соединенных Штатов Америки? В противном случае Израиль вряд ли привел свой род в Египет. Зачем Моисей сорок лет водил людей по пустыне, подвергая всевозможным опасностям? Кому и зачем это было нужно? Ведь это равнозначно тому, что нашелся бы человек, который, заинтриговав огромное число негров, вывез их из США обратно в Африку, например, в пески Сахары, и при этом на всем пути следования, пусть не тысячами, а только десятками убивал этих негров. Можно ли каким-либо, даже не благом, а просто здравым смыслом объяснить действия этого человека? Много ли негров этот человек смог бы увести за собой из США? Вероятнее всего, и те, кто пошел за ним, при первом же проявлении жесткого насилия, разбежались. В чем же дело? Почему, во-первых, так много людей ушло из Египта за Моисеем? Во-вторых, при проявлении признаков геноцида со стороны Моисея, не покинули его? Ведь их никто силой не удерживал. Да, Моисей уничтожал тех, кто недостаточно проникся верой, но силой он их подле себя не держал. Они были вольны в любой момент покинуть стан. Моисей лишь препятствовал их влиянию на верующих. Почему же мы, современные люди, не можем понять смысл ни деяний Моисея, ни поведения людей, идущих следом за Моисеем? Что удерживало людей подле Моисея?

Первое, что приходит на ум, – это страх забитых людей. Нужно отметить, что этот же мотив, мотив страха отмечен и в Библии. Но как страх перед своим обжитым домом может быть сильнее, чем перед той неизвестностью, куда Моисей звал людей? Что современного человека гонит из обжитого дома? Жажда новых впечатлений. Из обжитого дома человека может выгнать чувство страха исключительно в результате каких-либо природных катаклизм: землетрясения, извержения вулкана, пожара, с которым человек не в состоянии справиться. Нет, не страх вынудил людей уйти из Египта и затем сорок лет следовать за Моисеем. Мы и те, кто писал Библию, не видим логики в действиях ни Моисея, ни людей, шедших за ним. Те, кто писал Библию, всё сваливают на непознаваемость Божьего промысла, а мы – вообще не желаем чем-либо объяснять нелогичность, с нашей точки зрения, их поведения. Но возникает новый вопрос: почему логика людей, писавших Библию, почти современников Моисея и его последователей, не согласуется с логикой поступков последних, но в то же время, хорошо согласуется с нашей логикой, с логикой людей, которые отстоят от них порядка трех тысячелетий?

«Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное». (Библия, Мф. 18: 2 – 3).

Какими только чертами характера не наделяют ребенка, чтобы, так сказать, узаконить те черты, благодаря которым человек становится способен войти в Царство Небесное. Так в одной из рекомендаций читаем.

«Как эту цитату из Библии надо понимать? Господь говорит нам, чтобы мы уподоблялись детям, стали похожи на детей. Давайте рассмотрим то, какие дела совершает ребенок и что представляет его духовная жизнь. Когда наказывают ребенка, он плачет, с радующимися он смеется. Если его упрекают в чем-либо, чаще всего ребенок не гневается и быстро забывает упреки и обиды. Похвалами ребенок не гордится и мало на них обращает внимания. И если предпочтут в чем-либо ему другого ребенка, он не ревнует и не тревожится. Ребенок чаще всего ни с кем не судится и не спорит, не презирает никого, никому не завидует, не насмехается над ближними, не испытывает вражды».

Текст имеет дальнейшее продолжение, но и этого достаточно для заключения, что приведенные рекомендации не выдерживают никакой критики. Так, если взрослого бьют плетьми, он что радуется? Психологи утверждают, что ребенка обязательно надо хвалить, когда он того заслуживает, иначе ребенок может вырасти в злобного и тупого монстра. Автор рекомендаций утверждает, что ребенку незнакомо чувство ревности, да общался ли этот автор вообще с детьми? Обходится ли детская компания без того, чтобы поспорить? К тому же дети бывают очень жестоки. Так что же объединяет всех детей, включая и наших современников?

Ребенка легко обмануть, т.е. ребенок не знает лжи.

К кому обращался Иисус, призывая быть, как дети? К еврейскому обществу. Почему даже до нас докатился миф о том, что евреи самые умные на Земле? Потому что иудейская община единственная на Земле, благодаря деятельности Моисея, три тысячи лет тому назад, смогла войти в состояние, связанное с переходом из этнического коллектива (этноса) в политический коллектив (политию). А что является фундаментом политической деятельности? Выгода, проявление которой невозможно без элементов, начиная от безобидного обмана до прямой грубой лжи. Иудеям стала доступна ложь. Как легко взрослому обмануть ребенка, так же иудею стало легко обмануть любого иноверца средиземноморья. Иудеи среди всего остального населения средиземноморья стали привилегированной кастой, своего рода, кастой иллюзионистов среди остальной массы людей, играющих роль публики, которая, естественно, и оплачивала представление. Поэтому-то иудеи, будучи разобщены насильно или добровольно, никогда связи между собой не теряли. Слухи о необычайных умственных способностях иудеев постоянно курсировали в регионе. Но, повторюсь, стали иудеи такими лишь после того, как Моисей силой подогнал параметры еврейской общины под параметры египетского этнического поля, к тому времени отслоившегося от египетского этноса. Моисей сумел сделать шаг, на который оказались неспособны египетские жрецы. Моисей сумел кладезь этнической энергии в форме египетского этнического поля поставить на службу еврейской общине, превратив ее в иудейский этнос. А до этого момента евреи, как и все люди всего египетского общества, пребывая в состоянии этноса, не знали сознательной лжи. К сожалению, нам очень трудно представить себе состояние человека, незнающего лжи. И состояние ребенка, еще не успевшего столкнуться с сознательной ложью взрослого человека, мы объясняем себе умственной недоразвитостью ребенка. Мы говорим о ребенке: «Глупенький еще», вроде как акт приобщения ребенка ко лжи есть скачок в умственном развитии ребенка. Приобщаясь к сознательной лжи, ребенок не становится умнее, но становится продвинутым именно в социальном плане, совершает следующий шаг, но не в умственном развитии, а в социальном. Взрослый человек, приобщая ребенка к сознательной лжи, переводит того из состояния «этнос» в состояние «полития».

Таким образом, потомков Израиля, проживших в Египте, сменяя друг друга, несколько поколений, с детства приобщающихся к неповторимой египетской культуре, с полным основанием можно считать частью египетского этноса. Моисей из Египта уводил не какую-то обособленную еврейскую общину, а часть египетского этноса. Именно это обстоятельство и позволяло надеяться на успех в предпринятой попытке Моисея возродить могущество египетской этнической системы. Вводя в общине тоталитарный способ управления, Моисей силой заставил египетскую этническую систему совершить следующий шаг: из состояния «этнос» община перешла в состояние «полития». Ну, а то, что это сообщество людей стали называть себя не египтянами, а иудеями, не принципиально. Важно то, что общество людей, несомненно, составляющих часть египетского этноса, смогло воссоединиться с египетским этническим полем и стать грозной силой в регионе. Библия свидетельствует, что община, которую Моисей водил по пустыне, на протяжении всех сорока лет представляла собой жалкую толпу субпассионариев, и вдруг в одночасье превратилась в грозную силу.

«На другой день Иисус встал рано поутру, и священники понесли ковчег завета Господня; и семь священников, несших семь труб юбилейных пред ковчегом Господним, шли и трубили трубами; вооруженные же шли впереди их, а идущие позади следовали за ковчегом Господним и, идучи, трубили трубами. Так же и на другой день обошли вокруг города однажды и возвратились в стан. И делали это шесть дней. В седьмой день встали рано, при появлении зари, и обошли таким же образом вокруг города семь раз; только в этот день обошли вокруг города семь раз. Когда в седьмой раз священники трубили трубами, Иисус сказал народу: воскликните, ибо Господь предал вам город!

Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ (весь вместе) громким голосом, и обрушилась вся стена города до своего основания, и весь народ пошел в город, каждый со своей стороны, и взяли город». (Библия, Нав. 6: 11 – 15, 19).

Нет сомнений, что шествие, трубы и единое восклицание народа – своего рода психическая атака на противника. Однако не будь слияния еврейской общины с египетским этническим полем, ни с трубами, ни без труб евреи город взять не смогли бы никогда.

История Египта, повторюсь, свидетельствует о том, что египетский этнос, во-первых, более чем в полтора раза пережил срок, отмеренный теорией Гумилева; во-вторых, дважды пережив периоды упадка, он вновь возрождался, как бы наливаясь обновленной мощью, оставаясь, при этом, тем же неизменным этносом. Однако с XIII века до н.э. в египетском этносе пошел необратимый процесс упрощения социальных институтов египетского общества. Сопротивляемость этноса внешним воздействиям со стороны соседей, падая, более так и не смогла восстановиться. А это может означать только одно, пассионарность перестала поступать в египетский этнос.

Вероятно, следует еще раз отметить, что в теории Гумилева этническое поле представлено в виде сущности, которая неотделима от коллектива людей, точнее, от коллектива пассионариев, и составляет с коллективом пассионариев единое целое. Но, с другой стороны, Гумилев уподобляет этническое поле известным электромагнитным, гравитационным и другим физическим полям. Чем характерны физические поля? Тем, что они способны проявлять свои свойства в космическом вакууме. Это – главное свойство, объединяющее все физические поля. Понятно, если этническое поле невозможно отделить от пассионария, то в космическом вакууме оно существовать не может. Желание Гумилева уподобить этническое поле физическим полям противоречит его концепции неотделимости этнического поля от этноса. Две концепции входят в логическое противоречие друг с другом, следовательно, какая-то из них должна быть исключена. Представляется, что этническое поле должно обладать способностью отслаиваться от этноса. В этом случае зона действия этнического поля стремительно расширяется. Оно становится способно, как и все физические поля, существовать в космическом пространстве. В свою очередь эта гениальная догадка Гумилева оборачивается гипотезой, которая гласит: этнические поля, рождаемые определенным излучением Солнца, могут иметь место и на других планетах солнечной системы, а не только на Земле. В таком случае, связь между планетами может осуществляться не только посредством гравитационных полей, но и посредством этнических полей. Становится понятным механизм воздействия планет на людей. Частота этнического излучения планетой, совпадающая с частотой этнического поля, которое уже имеется на Земле, не может не влиять на людей, принадлежащих к данной этнической системе. Следует помнить, что химия, как наука, выросла из алхимии. Почему бы теории Гумилева и астрологии, дополняя друг друга и втягивая в свою орбиту молекулярную биологию, не преобразиться в науку, способную объяснить, наконец, происхождение и человека, и вообще жизни на Земле.

Таким образом, приняв эту концепцию взаимодействия этнического поля и этноса, можно с уверенностью говорить, что египетское этническое поле отслоилось от египетского этноса и навсегда покинуло Египет. И куда же оно подевалось? Как свидетельствует Библия, Моисей сорок лет водил еврейскую общину по пустыне. Можно предположить, что он шел по следу отслоившегося египетского поля, силой сплачивая еврейскую общину в единой вере, тем самым превращая общину в монолит. Нет, не случайно именно в том же XIII веке до н.э. Моисей уводит из Египта часть египетского этноса и создает из этой части иудейский этнос, превратив жалкую толпу субпассионариев в грозную силу, способную навязать свою волю всему региону.

Победа над противником включает в себя множество различных факторов, но в первую очередь – высокий уровень пассионарности. Без пассионарности при любом сочетании иных факторов победа невозможна. Победы иудеев, прежде всего, над филистимлянами, описанные в Библии, буквально перекликаются с победами мусульманского этноса при его расширении, описанные в теории Гумилева.

«А после смерти Абу Бекра халиф Омар в634 г. двинулся походом на Византию и Персию – на две крупнейшие страны того времени. Византия насчитывала около двадцати миллионов населения. Персия была поменьше, но все-таки границы ее доходили до современного Афганистана и Туркмении. Словом, две крупнейшие страны с регулярными армиями не обратили никакого внимания на этих никому не нужных и никому не страшных арабов, у которых даже и лошадей-то не было. Марши они совершали на ослах и верблюдах, а перед битвой спешивались и так вели бой.

При Ярмуке в Сирии и при Кадисии в Месопотамии в 636 году сначала византийское, а затем персидское войска потерпели сокрушительные поражения. Арабы заняли Сирию, вторглись в Персию, потом захватили у Византии Египет почти без сопротивления. Потом достигли Карфагена, заняли его, прошли по морскому берегу до Гибралтарского пролива, в 711 году перебросились в Испанию, форсировали Пиренеи и были остановлены на Луаре и Роне. Так велик был пассионарный подъем у арабов.

В Персии было точно так же. После битвы при Нехавенде (в Мидии) в 648 году, когда уже персидское ополчение, а не регулярная армия, было разбито, последний шах Иездигерд III бежал. Арабы захватили всю Персию, подчинили ее себе, запретили поклонение огню. Интеллигенты-идолопоклонники уехали в Индию и до сих пор там живут. Остальные персы приняли веру ислама.

Из Персии арабы напали на богатейшую страну Согдиану – нашу Среднюю Азию. Такие согдийские города, как Бухара, Ташкент, Самарканд, Коканд, Гургандж, были окружены крепкими стенами, имели большое население. Прекрасные оазисы кормили население этих городов. Воины там были как будто бы и очень смелые – дехкане, носили пояса с золотым шитьем, с великолепными саблями, у них были кони. А арабы явились туда небольшими кучками, со своими небольшими силами. И арабы захватывали город за городом, брали его иногда обманом, а большей частью силой. Согдийцы начали сдаваться.

Спрашивается, почему богатая сильная страна становится жертвой нищего завоевателя? Очевидно, у захватчиков был какой-то дополнительный импульс. Теперь мы его знаем: это – пассионарность». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 113).

Если иудеи для подавления воли противника применяли шумовые эффекты, то арабы, наоборот, — гробовое молчание. Необычайное поведение в процессе боя – важный элемент успеха. В одной из книг, посвященных войне, я прочел интересный факт.

Наша разведка узнала, что на определенном участке фронта немцы готовят прорыв. И одному из командиров пришла в голову интересная мысль. Заключалась она в том, чтобы наступающей армаде противопоставить снайперов. Это позволяло, во-первых, предельно скрытно и в кратчайшие сроки подготовить участок фронта к обороне, во-вторых, не ослаблять огневую мощь других участков фронта на случай, если информация вдруг окажется дезинформацией. Сказано – сделано. Со всего фронта были собраны снайперы и размещены на предполагаемом участке прорыва. Каждому снайперу была отведена строго определенная зона, в которой он должен был работать. Атака на наши позиции, как обычно началась с артобстрела, к которому, естественно, были заранее готовы. Сразу же по окончании артобстрела снайперы выдвинулись на свои позиции. В шуме боя одиночные выстрелы совершенно не слышны. Создавалось впечатление, что наша передовая словно вымерла, но немцы дальше определенной полосы пройти не могли. Это касалось не только пехоты, но и танков. Снайпер сначала ослеплял движущийся танк, разбивая стекла перископов, а когда водитель танка приоткрывал люк, то становился полностью беззащитен перед снайперской пулей. Немцы решили, что против них применяется какое-то новое секретное оружие. Их охватила паника, и они бросились бежать. И тут на них обрушилась вся огневая мощь участка фронта, а следом наша пехота ворвалась в немецкие окопы.

То, что арабы перед боем спешивались, спокойно ожидая, когда на них налетит конница противника, а иудеи у стен города устроили целое представление, отвлекая внимание горожан, в то время как другая группа без суеты минировала городские стены, тоже представляло своего рода психическую атаку. Но опять-таки необходимо отметить, что необычное ведение боя может быть разработано и осуществлено исключительно высокопассионарными людьми. Субпассионарии и даже гармоничные личности могут лишь подражать, но своего они ничего придумать не могут, на творчество, как следствие божьей благодати, они неспособны.

Итак, Моисей, внедрив в еврейскую общину тоталитарный способ управления обществом, доказал, что этнос может избежать падения в фазу обскурации. В то время как египетский этнос действительно вступил на путь, ведущий в фазу обскурации, иудейский этнос, созданный на базе того же египетского этнического поля, дожил до наших дней, ведя активный образ жизни. Следует лишь отметить, что Моисеевский тоталитаризм принципиально отличался от всех тоталитарных систем, когда-либо имевших место на Земле, а так же ныне существующих, тем, что на вершину тоталитарной системы Моисей поставил Бога, а не себя. Эту систему с полным основанием можно определить как идеологическую тоталитарную систему, в которой объединяющим для общества фактором является не экономика, а идеология. В идеологической тоталитарной системе этносу навязывается диктат духовной власти, а не светской, как это происходило и происходит по сей день. В такой системе первична – идея, а материя – вторична. Тоталитарная система, внедренная в общество Моисеем, была первой в истории человечества, так как человеку, вознесшемуся на вершину власти, очень трудно удержаться и не поставить на вершину тоталитарной пирамиды себя, оттеснив то или иное божество, посредством которого он пришел к власти. Да, тоталитарная система, созданная Моисеем, была первой, но не последней. Ту же самую роль в истории европейской цивилизации сыграло католичество.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)