«Ты жива ещё, моя старушка…»

Сегодня по случаю профессионального праздника, Дня работника погребальной службы, Игорь Красавин закрыл свой магазин ритуальных товаров, приткнувшийся к забору кладбища «Марьина пуща», пораньше.

Впрочем, закрылся он только для покупателей, а для близких друзей в центре магазина был накрыт радующий мужскую душу, праздничный стол.

День официально был рабочим, и клиентов на кладбище было многовато, словно все спешили упокоиться именно в этот день, особый для работников трудной, временами даже суровой, но так необходимой людям службы.

Не все смогли прийти, чтобы поднять бокал, точнее увесистый ребристый хрустальный стаканчик водки с Игорем, который хоть и числился простым завмагом, но человеком был весьма авторитетным, известным в определённых кругах как Гоша Бекетовский, и потому присматривал за всем кладбищем.

Стол ломился под тяжестью разнообразной закуски — от балыка и прозрачной рыбки до хрусткого солёного огурчика, а среди напитков солировали виски и ром, и в достаточном для такого серьёзного мероприятия количестве, которые пока пребывали в холодильнике в приятной прохладе, ожидая своей участи

Игорь сидел во главе стола возле самой стены с экспозицией ритуальных товаров, где были развешаны кресты разной конфигурации, венки, ленты… А на полу рядом выстроились в ряд белые пластиковые вазоны для цветов самой разнообразной формы и величины.

Справа и сбоку от него сидел Эдик Точкин – главбух кладбища, сбоку слева — менеджер агентства ритуальных услуг Борис Быков, рядом с ним гость из Украины – залётный Юрий Каминский, ещё дальше настоятель храма-часовни Николая Угодника при кладбище отец Митрофан. Наконец, справа, рядом с Точкиным, сидели могучие белоголовые и светлоглазые братья Толя и Коля Фомины, давно уже сменившие бейсбольные биты на мирные лопаты, и похожие как братья-близнецы.

— Сегодня у нас знаменательный день, начал свою торжественную речь Игорь Красавин – моложавый симпатичный мужчина с волосами цвета чёрный перец с солью – память о последнем сибирском сроке.

Наполнив стаканчики, он продолжил,

– Друзья, государство отметило наш трудовой вклад в ликвидацию последствий Чернобыльской катастрофы, локальных войн, массовых отстрелов предпринимателей, бойцов бригад и просто всех излишне совестливых людей в «лихие девяностые». Также правительство высоко оценило, что мы достойно проводили в последний путь миллионы всех тех, кто не смог или не захотел в силу своих консервативных отсталых взглядов пережить «шоковую терапию» тех же девяностых. И вот сегодня мы впервые празднуем наш день — День могильщика, то есть День работника погребального бизнеса. Однако сначала я хотел бы заслушать краткий отчёт о финансовых успехах нашей многотрудной и подчас суровой деятельности нашего главбуха. Давай, Эдик, по существу.

— За отчётный период, — начал привычно Эдик, узколицый чернявый мужчина средних лет с умным цепким взглядом карих глаз, – рост захороняемости составил восемнадцать процентов, что является выдающимся успехом в результате самоотверженного труда всего нашего трудового коллектива. — Эдик широко и искренне улыбался и вряд ли кто-нибудь незнакомый догадался бы, что в прошлом у него десятилетний срок за растрату в особо крупных размерах.

Смачно закусив балыком после первого тоста за трудовой героизм, Эдик продолжил,

— Данный результат, конечно, был бы недостижимым без наших уважаемых смежников.

Автор: Владимир Брусенцев

По образованию - филолог английского языка, переводчик и преподаватель. Начинал писать, как все, с поэзии. Однако, затем судьба свела меня с ветераном Чеченской войны, спецназовцем, в одном купе поезда "Стрела" Нижний Новгород - Москва. Потрясённый его пронзительной историей, рассказанной во время нашей многочасовой беседы, я написал свой первый рассказ о сложной судьбе чеченского мальчика в районе боевых действий. Так я стал прозаиком.

«Ты жива ещё, моя старушка…»: 13 комментариев

  1. Владимир, поздравляю! Не знаю, как называется жанр, в котором написан рассказ: ироничная проза, детектив, ужастик или ещё как -то, но читать его интересно. Дальнейших творческих и прочих успехов!

  2. @ Анна:
    Большое спасибо, Анна! Похоже совсем утратил чувство жанра. Стал писать на стыке жанров. Ко всему, что Вы упомянули, ещё и мелодраму добавил. Но так пишется, я не придумываю и не конструирую. Хочется. чтобы в рассказе остался отблеск времени. Хотя бы немножко напомнить бойца и романтика Аркадия Гайдара и ироничного Зощенко, который показал, что досталось Союзу от царизма в своих рассказах о коммуналках. Очень наглядно показал, кто пришёл в новую жизнь, в своих рассказах и фельетонах начала 20-х годов. Очень сложно создать нового совестливого и чистого человека. Гораздо проще создать нового жадного и примитивного скота. Что мы и наблюдаем. Но они со временем сгинут все. Во Франции тоже была реставрация монархии на время. Сейчас, кстати, не могу читать про козни французкого двора. Продал за копейки Жорж Санд, Дрюона , Виноградова. У нас своих козней хватит на тысячу романов. Хорошего настроения!

  3. @ Peresmeshnik:
    Владимир, доброе утро! Когда я перечисляла жанры, я запнулась на слове «мелодрама» (я его просто забыла!). Все типажи выписаны точно. Дальнейших успехов!

  4. @ Анна:
    Доброе утро, Анна! Можно и сатиру добавить. Кстати, оба преступления реальные. Произошли этой осенью. Остальное — моё. Попытался такой слепок жизни сделать. Смех сквозь слёзы, но без безнадёги. Вам тоже удачи и успехов!

  5. Владимир,здравствуйте!Прочитала с интересом.))))Да,как не говори,но профессия всегда накладывает свой отпечаток на человека, в какой бы области он не трудился.Вернее не профессия даже,а работа.Думаю не один из ваших героев не хотел бы изначально работать на кладбище. Это свой мир.Денежный конечно,прибыльный.Даже мафия со своими законами и подводными камнями.Но вы умудрились внести в свой рассказ и иронию и любовный сюжет. Рассказ получился органичный и интересный. Доброго времени вам и дальнейших удачных работ.

  6. @ bianka.ry:
    Большое спасибо, Лена! Кто-то сказал мне что рассказ этот является криминальным детективом. Я не уверен. Ну, что вышло, то вышло. Не смог втиснуть своё видение в узкие рамки одного жанра. Названия кладбищ и храмов слегка изменил. , чтобы не попасть под судебный иск и самому не стать работником кладбища. Шучу! Да, люди обычно не жалеют денег на образование, здоровье и похороны — места всё хлебные. Криминал тут как тут. Конечно, платят свою «долю малую» местным властям. Но у человека есть огромный запас нравственных сил и он порой вырывается из этого порочного криминального круга. Выбор всегда есть. Всего доброго и счастья в жизни!

  7. Здравствуйте, Владимир!
    Наконец-то добралась до вашей прозы. Историю про шестилетнего мальчика слышала. И на ТВ этот случай обсуждали. С самого начала было понятно, что заключение было фальшивым. Слава Богу, что с этой ситуацией разобрались.

  8. Забавный рассказ. Жизненный.
    Уж где (тьфу-тьфу-тьфу), никогда не хотел бы работать — так это на кладбище. Несмотря на хорошие деньги.
    А как, всё-таки отца звали? Митрофан, или Трифон? 🙂

  9. @ Светлана Тишкова:
    Большое спасибо, Светлана! Да, случай с мальчиком реален. В действительности это было в Балашихе. Иногда вынужден переносить преступления из Украины в Россию. У меня братки иногда под окнами гуляют. Место бойкое — рядом гастроном. В данном случае «вернул должок». Я думаю,заслуга отца в том, что он не сломался и пошёл до конца в битве за правду. Но если она получит по традиции условный срок, значит, деньги дороже жизни ребёнка. Посмотрим. Всего доброго!

  10. @ А. Б. Бурый:
    Спасибо за отзыв. Рассказ большой и где-то обозвал отца Митрофана Трифоном. Исправлю. Честно говоря, сначала хотел назвать его Иерихоном, но не стал богохульничать,хотя всё равно в рай не попаду. А Вас на кладбище никто и не возьмёт — судимости нет. Точнее, могут взять мастеровым — пилить и строгать доски для гробов, с камнем работать и т.д. Да и не надо. Каждому своё. Успехов и всех благ!

  11. В основном — да. Место хлебное и чужакам хода нет. Да и желающих мало из «штатских». В Москве показывали, что таджики у блатных кладбище отняли. А когда потом банда на них напала — отбились лопатами. Правда, и стрельба была. Хотя у нас директор самого большого в городе кладбища — Берковцы — уже третью книгу издал. Делится житейской мудростью. Писатель! Так что, может, и возьмут, если народ там продвинутый.@ А. Б. Бурый:

  12. А вообще есть ниша и для нашего брата. Богатым заказчикам эпитафия типа «Опустела без тебя земля» уже неинтересна. Можно написать на плите эксклюзив. Думаю, платить хорошо будут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)