Жизнь в наследство. Призыв

В Навлинском военкомате прибывших из Салтановки военнообязанных и добровольцев разделили. Собственно, и делить то было нечего. Когда колонна из пяти машин остановилась, к ней вышел усталый капитан с красной повязкой. Взял у старшего список мобилизованных и подал команду:

— К машинам! Ко мне! В три шеренги становись!

Подождав, когда прибывшие выстроятся у него за спиной, вышел в правую сторону и скомандовал:

— На пра-во! Равняйсь! Смирно! Товарищи, жадные до крови гитлеровские собаки уже долгое время ведут войну с беззащитными женщинами и детьми. Наш враг кровожаден и жесток. Он напал на нас вероломно, без объявления войны. Наши братья с оружием в руках, неся потери, оказывают упорное сопротивление. Им нужно помочь. Поэтому вас и мобилизовали. Сейчас я буду называть ваши фамилии. Кого назову должен ответить: «Я», выйти из строя и встать рядом со мной в затылок друг другу по пять человек. Вопросы есть?

Послышалось недружное: «Нет вопросов, понятно всё, ага, чаго уж там…»

— Отставить разговоры, — нахмурился капитан, — для тех, кто не был в армии поясняю: в строю нужно отвечать громко и четко. Вспомнили, те кто служил? Повторяю, вопросы есть?

— Никак нет, дружно ответил строй.

— Замечательно, — одобрительно кивнул головой капитан, — сразу видно, что большинство служили. Посему, уточняю: чью фамилию называю отвечает: «Я, артиллерист, или пехота, или кавалерия, или не служил.» Всем всё ясно?

— Так точно, ответил строй.

— Блинков, — начал капитан читать список.

— Я, — ответил Виктор, — пехота.

Он вышел из строя и встал рядом с офицером, лицом к строю.

— Лучкин..

— Я, — отозвался Анатолий,  вышел из строя, и, направляясь к Виктору произнёс:

— Пехота.

В итоге выяснилось, что все, прибывшие из Салтановки, в основном служили в пехоте. Только Иван Филатов оказался танкистом.

— Да, не густо, — разочарованно сдвинул фуражку на глаза капитан, — ну а ты, кто такой? – обратил он внимание на одиноко стоящего Михаила?

— Тракторист, — растерянно крутил в руках кепку парень.

— Понятно, — улыбнулся капитан, — почему в списках нет?

— Так я того, — заволновался Михаил, — нет меня в списках. Пока нет, — пояснил он, — доброволец я.

— А с какого года рождения? — улыбнулся военный.

— С двадцать второго, — последовал ответ, — да вы не сомневайтесь. Я вон, с дядей Иваном Филатовым в танкисты пойду, а то он один совсем. А танк машина сурьезная. Там экипажем управляться требуется.

— Танкистом говоришь? – лицо офицера потеплело, — а свидетельство о рождении есть?

— Метрика? – переспросил Михаил, — а как же, имеется. Без документов вы же не возьмёте?

Он подошёл к офицеру, вынул из-за пазухи холщовый сверток, развернул, бережно достал свидетельство о рождении и протянул капитану. Тот взял. Внимательно изучил. Прикрепил скрепкой к списку и сказал:

— Повезло тебе, парень. Танкисты ох как нужны сейчас на фронте. Так что зачислим тебя с Иваном Филатовым. Сейчас оформим призыв как положено и бей треклятых фрицев. Стань в строй рядом со своим земляком.

Капитан внимательно осмотрел строй и буднично произнёс:

— Сейчас я займусь вашим оформлением. Далеко не разбредаться. Ждите команды на построение. Вольно, разойдись.

СПРАВКА: Введенная приказом НКО № 171 в 1940 году красноармейская книжка пунктом 7 этого же приказа отменена для действующей армии. Ввиду этого красноармейцы и младшие командиры оказались на фронте без документов, удостоверяющих их личность.

Противник воспользовался этим беспорядком и в некоторые части Красной Армии заслал своих людей, одетых в наше обмундирование. Диверсанты выводили из строя линии связи, Меняли указатели маршрутов движения войск, направляли колонны с боеприпасами в тупики и болота. Словом, успешно сеяли неразбериху и вызывали панику.

Он развернулся и устало пошёл в здание военкомата.

Ждали не долго. К ним вышел другой военный. Старшина. По своему списку вызвал два десятка человек. Построил. И увёл за собой на вокзал. Через некоторое время вышел молоденький лейтенант. Вызвал по списку свою команду из десяти человек. В неё попали Иван Филатов и Михаил. По танковым эмблемам на петлицах офицера, они догадались, что попали по назначению.

На станции Навля их товарный вагон подцепили к эшелону, следовавшему в сторону Брянска. Поезд двигался без остановок. Вокзалы мелькали один за другим: Брянск, Бежица, Жуковка, Рославль… Остановки случались только для смены паровоза. К вечеру пришло чувство голода. Нетерпимо хотелось есть. Ведь отправка была столь стремительной, что о пище как-то все забыли. На вокзале словно прорвало. Не сговариваясь полезли в свои холщовые сидоры. Но лейтенант приказал построиться. Строго осмотрел строй. Молча пересчитал и повернув на лево, отдал команду на движение. Сам шел сбоку, чуть сзади. Пройдя с километр вдоль путей, повернули правее. Дорога шла по склону круто вверх.

Преодолев подъём оказались на КПП воинской части. Пройдя через распахнувшиеся ворота повернули на право и остановились у здания штаба. Лейтенант, разрешил перекурить в курилке, строго на строго приказал ждать дальнейших указаний и далеко не расходиться. Сам ушел на доклад.

(Май 2017.)

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Жизнь в наследство. Призыв: 2 комментария

  1. @ Светлана Тишкова:
    Светлана, добрый вечер. 1922 год — это год погибших на войне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)