Жизнь в наследство. Проводы

С первыми петухами, на заре, в селе закипела привычная жизнь. Хозяйки подоили коров и выгнали на пастбище. Задали корма свиньям и домашним птицам, и занялись другими работами по хозяйству. Но не спорилась работа. Дела шли не шатко, ни валко. В восемь часов народ потянулся к Сельскому совету.

Мужики, дымя самосадом, стояли группами и переговаривались:

— Много крови попортит немец, — со знанием утверждал Демьян Изотов, — ох много беды наделает…

— Да брось ты дядя, — перебил Михаил Михалёв, — мы тоже не лыком шиты. Ясно же вчера передали по радио: «После ожесточенных боев нападение противника было отбито, при этом имеются тяжелые потери» … Потери… Понимаешь? Вот мы и пополним войска. А пока будем пополнять, немца и разобьют в пух и прах.

— Не горячись, — одёрнул парня Иван Филатов, — прав Демьян, — хватанём лиха сполна. С маленькой Финляндией провошкались сколько, а тут почитай вся Европа супроть нас. Так что не лезь поперёк батьки в пекло.

— А вот и полезу, — загорячился Михаил, — я это, добровольцем запишусь. Трактор знаю, так что в танкисты пойду, а не возьмут, так пушки таскать буду. Техника сейчас о-го-го как на войне спотребна.

— Уймись, Аника-воин, — сдвинул парню кепку на глаза легким подзатыльником Корней Каршков, — а кто тут останется?

Бабы да ребятишки? Мужики правильно говорят. Хватит лиха на всех. Так что не пори горячку. Коли принял решение, действуй. А если ради трёпа, или перед девками покрасоваться, так не время сейчас. Мы может на убой идём. Понимать надо.

Показались леспромхозовские полуторки. Народ притих. Колонна остановилась. Мужики полезли в кузова. Бабы заголосили. Михаил, чтобы поправить удручающею обстановку, подмигнул сельскому гармонисту и крикнул:

— Играй Ваня частушки…

Иван нехотя заиграл. Михаил под перепляс вышел вперед между сельчанами и машинами, пританцовывая, запел:

— Хорошо тебе товарищ,

У тебя есть мать и отец.

Меня тетка родила,

Мать на мельнице была.

Мужики в кузовах дружно рассмеялись.

— Дальше без меня, — лаконично закончил Михаил и запрыгнул в последнюю полуторку тронувшийся колонны.

Гармошка разом смолкла.

Михаил, глядя на односельчан, набрал полную грудь воздуха и запел: *

Дан приказ: ему — на запад,

Ей — в другую сторону…

Уходили комсомольцы

На гражданскую войну

Уходили, расставались,

Покидая тихий край.

«Ты мне что-нибудь, родная,

На прощанье пожелай».

И родная отвечала:

«Я желаю всей душой, —

Если смерти, то — мгновенной,

Если раны — небольшой.

А всего сильней желаю

Я тебе, товарищ мой,

Чтоб со скорою Победой

Возвратился ты домой».

Он пожал подруге руку,

Глянул в девичье лицо:

«А еще тебя прошу я —

Напиши мне письмецо.

* Песня «Прощание» (Дан приказ ему на Запад» Слова М. Исаковского Музыка Дм. Покрасс

Бабы заголосили сильнее. К ним присоединились ребятишки, словно разом поняли, что отцов видят в последний раз. Так оно и случилось. Из первого призыва по мобилизации в Салтановку вернулись единицы. Но до этого нужно было прожить лихих четыре года, а пока лилась песня, заполняя всё пространство вокруг и удалялась, через некоторое время её слова было уже не разобрать, но мелодия еще долго витала в воздухе согревая надеждой души провожавших.

(Май 2017)

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Жизнь в наследство. Проводы: 2 комментария

  1. Здравствуйте, Николай!
    С интересом читаю очередную главу вашей повести. Образы у вас получаются живые. Нелёгкое было время, но народ верил, что победа будет за нами.

  2. @ Светлана Тишкова:
    Светлана, добрый вечер. Время действительно было трагичное. Самое печальное то, что не все верили в нашу победу. За первые месяцы войны три миллиона восемьсот тысяч бойцов и командиров РККА просто сдались в плен.
    Творческих вам успехов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)