Просто любить

2014 год

Ольга стояла перед зеркалом, напевая что-то веселенькое и разглядывая себя в новом платье, купленном по случаю. Тогда они с Риткой сделали забег по магазинам и в одном бутике случайно попали на распродажу прошлогодней модной коллекции .
-Олег, ты уже собрался?- она окликнула мужа.- Застегни, пожалуйста, у меня не получается.
На ее крик зашел Олег и недовольно посмотрел на жену.
-Оля, сколько можно тебе говорить, что я не хочу идти к Анфисе. Давай останемся дома.
-Олег, но я обещала ей, что мы придем. Сегодня Ладке исполняется год, а мы как- никак ее крестные. Олег, давай не будем портить праздник себе и Анфисе с Ладой. Они единственные мои родственники, не считая тебя. Я понимаю, что ты не очень любишь детей, потому что у нас нет своих…
-А кто в этом виноват?- вдруг взорвался Олег.
-Никто,- спокойно ответила Оля.- Ты же знаешь, что я ходила и сделала эти анализы. У меня все нормально, а ты…
-У меня тоже все нормально,- отрезал Олег и нервно забарабанил пальцем по подоконнику.- Ты мне не веришь?
-Верю, конечно, верю,- весело ответила Ольга.- Только давай сегодня не будем об этом. Не будем о грустном. Сегодня праздник, 8 марта.
Она подошла к мужу и повернулась к нему спиной. Олег каким-то нервным движением рванул собачку на замке платья, что даже умудрился прищемить Ольге кожу на шее.
-Все,- буркнул он и  отвернулся к окну.
-Олег, я не понимаю, что происходит. Что у тебя случилось? Ты не хочешь со мной идти к Анфисе, ты нервничаешь… Что с тобой происходит? Что я сделала опять не так? Знаешь, за семь лет нашей совместной жизни я не научилась понимать, почему у тебя вдруг портится настроение, и ты готов свое неудовольствие срывать на мне. Особенно последние два года.
-Я обещал…- сказал сам себе Олег и резко повернулся к Ольге.- Ты хочешь знать почему? Только не говори потом, что без этой правды тебе жилось лучше, спокойней, уютней. Ты сама виновата. Живешь со мной, а сама где-то там за горизонтом. Ты думаешь о нем…
-Олег, что происходит? При чем здесь Костя? Ты же прекрасно знаешь, что у меня с ним никогда ничего не было и не будет. И, в конце концов, я живу с тобой, а не с ним!
-Ты так и не догадалась, что происходит? Конечно, ты же почти живешь в студии, а не дома… Я тебя чаще по телевизору вижу, чем рядом на диване. Ты готова бежать и делать свои репортажи днем и ночью. Тоже мне звезда телеэфира,- с пренебрежением бросил он.- Вспомни, когда мы с тобой последний раз куда-нибудь выходили?
-Не помню. Но ты успокойся, Олег, я сейчас вспомню. Да мы и сейчас идем к Анфисе.
-Нечего там вспоминать. Мы последний раз ходили вместе ровно год назад 31 декабря к твоей сестре.
-Точно! Мы пошли на Дворцовую, пили шампанское под елкой, а потом до утра гуляли по набережной.
-Вспомнила? Ну, еще хорошо, что ты это помнишь.
-Олег, я не понимаю, с чего ты сегодня взъелся? — Ольга прижала свои ладошки к груди Олега, но тот вдруг их отшвырнул, как будто это были не руки, а пара ядовитых змей.
— Я не поняла,- заметив красные следы от его пальцев у себя на запястьях, она с удивлением и непониманием посмотрела на мужа.
-Я обещал,- произнес Олег и, набрав воздуха в грудь, продолжил:- Я ухожу от тебя. Устал так жить, понимаешь.
-Что?- и Ольга рассмеялась.
-Ты зря смеешься. Я ухожу к Анфисе. Лада моя дочь, -продолжил Олег. -Я не хотел это говорить сегодня, но ты меня вынудила сама.
-Не может быть! Ты шутишь? Ты и моя младшая сестра Анфиса? Вы же друг друга терпеть не можете! Нет, не верю,- Ольга как-то обмякла и присела на диван.- Ты и Анфиса… Не верю, не может быть. Ты лжешь!
-Это правда. А терпеть не могли – это для отвода глаз. Мне было жаль тебя. Ты же совсем не приспособлена к жизни! Посмотри на себя- ты бегаешь, как дурочка по своим репортажам, рассказываешь о бедах людей, их жизни, а сама не умеешь жить совсем. Ты привыкла жить на всем готовеньком! Я не хотел тебя бросать, но Лада подросла. Ей нужен отец. Мы с Анфисой решили, что тебе пора узнать правду. Наша жизнь, как отражение в кривом зеркале. Я понял, что люблю Анфису. Мы встречаемся уже больше двух лет,- сказал Олег и потер ладонью подбородок, будто размышляя, что еще сказать.
-Какая гадость эта ваша заливная рыба, — вдруг невпопад сказала Ольга. -Так вот почему ты не хотел идти к Анфисе. Ну вы даете! Моя маленькая сестренка и мой образцовый муж. Просто поющие в терновнике…-Ольга расхохоталась.
-Замолчи!- крикнул Олег. -Уже давно пора закончить этот балаган под названием образцовая семья, потому что ее нет, и никогда не было.
-Олег, зачем ты так? Я старалась…
-Вот именно старалась, а не любила. Я тоже старался, но устал играть в одни ворота. Давно устал. Неужели так трудно просто любить?!
-Олег, ты не прав. Я делала все, чтобы у нас было в доме уютно, тепло.
-Ну да, когда успевала хоть что-то сделать между своими репортажами… Но зачем мне нужен этот уют, если ты со мной, а твои мысли витают где-то в облаках. Твоя душа за эти семь лет ни единого мига мне не принадлежала. Я же помню…
-Олег, видит бог, но я за эти годы ни разу не нарушила данное обещание.
-Вот именно, обещание… Ты была ровной, холодной, как статуя… Я задерживался на работе- ты не спрашивала почему. Тебе совершенно было безразлично, что со мной, чем я живу. Ты всегда меня встречала с улыбкой, так как будто я и не уходил никуда.
-Это неправда! А что надо было бить посуду, хватать сковородку, кричать?- опять нервно засмеялась Ольга.
-Знаешь, лучше бы ты это делала, тогда бы у меня возникла хоть маленькая, но иллюзия, что ты меня любишь.
-Когда выходила за замуж, ты знал, что я тебя не люблю,- ответила Ольга.-Я же тебе рассказала правду, но ты все равно сделал мне предложение, а я согласилась. Думала, что смогу полюбить тебя. Ты, Олег, был хорошим мужем. Ни в чем не могу тебя упрекнуть, только себя.
-И только-то, хм… Я надеялся, что ты, узнав меня лучше, полюбишь хоть капельку, но ты…
-Тем не менее, я все эти семь лет была верна.
-Конечно, ты с гордо поднятой головой несла свой крест, заставляя себя ложиться со мной в одну постель. Я же не идиот,чувствовал, как твое тело напрягалось, когда мои руки касались тебя. Надеялся, что привыкнешь, и у тебя это пройдет, но ты оказалась холоднее мрамора. Может, поэтому у нас нет детей? Я все это время думал, зачем, зачем ты согласилась выйти за меня замуж? С Анфисой все совсем по другому. Я с ней чувствую себя мужчиной, который должен защищать , помогать, носить любимую на руках. Она живая, нежная, слабая…
-Олег, давай не будем об этом, -взмолилась Ольга.-Пощади меня. Да, я не Анфиса, но я старалась быть слабой, нежной. Не получилось.
-Ты старалась быть безразличной ко всему, что связано со мной! Нет, сначала закончим этот разговор, и я уйду. Мне надо понять, почему ты вышла за меня замуж.
-Разве тебе от этого знания станет легче?- усмехнулась Ольга.
-Может быть, но тебе этого не понять! Неужели ты так хотела отомстить тому другому, из-за которого чуть не оказалась под колесами моей машины в тот злополучный день? Анфиса рассказала мне историю про твою неземную любовь, но он почему-то тебя бросил и женился на другой.
-Это никого не касается кроме меня, — отрезала Ольга.- Я не вещь, чтобы меня бросили. Мы просто расстались…
-Ну, конечно, расстались,- съязвил Олег. — Но сейчас тебе не повезло – я тебя бросаю ради твоей сестры. Дорогая Оленька, сними маску трагедии и улыбнись. Твои мучения совместной жизни со мной наконец-то закончились. Ты свободна. Свободна! Спасибо Анфисе, что помогла многое понять. Она меня просто любит, в отличии от тебя!
-Парадокс, но мне не хочется метать в тебя сковородками и тарелками. И спасибо моей младшей сестренке, — с сарказмом ответила Ольга и встала.- Знаешь, а ты прав – пора заканчивать этот балаган.
— Ты остаешься здесь, а я переезжаю к Анфисе. Документы на развод передаст мой адвокат.
Олег открыл шкаф и стал беспорядочно швырять вещи в чемодан. Ольга подошла к нему и придержала руку:
-Дай я сложу вещи…
-Вот в этом ты вся. Вот теперь узнаю свою жену – холодна, спокойна и рассудительна. Только на экране телевизора я вижу, как твои эмоции перехлестывают через край.
-Нет, просто, Анфисе потом придется очень много гладить, а ей и с Ладой хватает забот.
-Слушай, не строй из себя святую мученицу… Даже сейчас ты не кричишь, не плачешь, у тебя нет обиды на сестру… Я не понимаю, почему ты вышла за меня замуж?
-Глупая была, думала, что можно заставить себя полюбить другого человека. Олег, ты хороший, ты делаешь правильно, что уходишь туда, где тебя любят и ждут,- ответила Ольга и с силой захлопнула чемодан. – Иди к Анфисе и скажи, что я на нее не сержусь.
-Прямо само благородство,- съязвил Олег.- Ладно, до встречи.
Олег ушел, громко хлопнув дверью. Ольга хотела позвонить Анфисе, но, махнув рукой, оставила это на потом. Бесцельно побродив по пустой квартире, она подошла к окну. В окнах домов горели огни, внизу по проспекту неслись с горящими фарами машины и толпа прохожих рекой текла в сторону ближайшего метро. Ольга прошла на кухню, заварила кофе и присела на диванчик. «Даже любимую кружку забрал…»- с иронией она подумала об Олеге.
Внешне Ольга была спокойна, но внутри нее клокотал вулкан. То, что им надо было расстаться и, дать жить друг другу, чувствовала давно, а самое лучшее просто не надо было выходить за Олега замуж. Она не могла понять одного, зачем Олег выбрал именно этот праздничный день.
Ольга поняла, что сейчас ей надо куда-нибудь сходить. Она физически просто не в состоянии оставаться в этой неживой пустоте. Проспект встретил ее ярко освещенными фонарями и разноцветными витринами кафе, магазинов и магазинчиков. На углу стояла пожилая женщина и держала в руках большой букет мимоз, предлагая прохожим его купить. Ольга прошла мимо, а потом вернулась назад. Пошарив в сумочке, достала деньги и протянула старушке. Та с радостью сунула ей в руки мимозу со словами благодарности, взяла деньги и быстро растворилась в ближайшей подворотне.
Ольга еще немного побродила, а потом свернула в переулок и через несколько минут оказалась во дворе -колодце. Она глянула вверх на окна одного из домов, где жила ее подруга еще со школьных времен, Рита.
Они вместе учились в одном классе, их дороги разошлись, когда Ольга уехала с Олегом в Москву, а встретились случайно в Пассаже два года назад и с тех пор постоянно встречались. Рита работала в детской поликлинике педиатром.
Ольга зашла в парадную и поднялась по широкой лестнице на четвертый этаж. Она остановилась у железной двери и нажала на звонок. Ей долго не открывали и, решив, что в квартире никого нет, Ольга уже стала спускаться вниз, как дверь широко распахнулась. На пороге в ярком китайском халате и чалме из полотенца стояла Рита.
-Оля?!- удивилась она.- Но ты же собиралась сегодня с Олегом к сестре.
-Ты одна? Пустишь? С нашим Женским днем. Олег у Анфисы, — вручив подруге мимозы, сказала Ольга.
-Вы поругались? Не поверю!
-Нет, не поругались. Он просто к ней ушел. Совсем…
-Что? — не поняла Рита.- Как совсем? Зачем совсем?
-Лада его дочь. Анфисы и Олега.
-Ну и дела в вашем королевстве,- возмутилась Рита.-Санта-Барбара отдыхает.
-Нет больше королевства и никогда не было,- усмехнулась Ольга.
-Рассказывай! Ты очень расстроена? Ну и гад! Как он мог так поступить? И Анфиса тоже хорошо! Как они могли?!- Рита, возмущаясь, металась по комнате, размахивая руками, от чего рукава ее кимоно были похожи на хлопающие крылья.
-Успокойся… Все так и должно было случиться. Рита, я сама еще не поняла расстроена или нет. И чего мне больше хочется — плакать или смеяться.
-Н-да…-задумалась та.- Вот так пироги с котятами. Ты меня просто огорошила. Нет, ошарашила! Надо же, муж и родная сестра! Это настоящая подлость!
-Не кипятись. Я знала, что это рано или поздно чем-то похожим закончится. Не Анфиса, так была бы другая,- выдохнула Ольга.
-Ты все сделала, что бы рано,- резюмировала подруга.-Нет, чтобы держаться за него, ты вечно на этой работе пропадала. Нужно тебе было по этим съемкам, репортажам мотаться. Сама виновата, что он на Анфиску переключился, а она не дурой оказалась, совсем не дурой. Мужик надежный, не пьет, не курит, своя фирма, кстати, солидная, с мировым именем,… Такого еще поискать в наше время надо. Олег ведь тебя любил.
-Может и любил, но я-то его не любила. И он это знал с самого начала,- печально уточнила Ольга.
-Не пойму чего в этой жизни женщинам не хватает? Хоть бы кто-нибудь похожий немного на твоего Олега встретился,- вздохнула Рита. — А то встречаются то женатики, то альфонсы… Такое впечатление, что нормальные мужики перевелись. Может я не там их ищу?- вдруг спросила Рита.
-Может и не там,- согласилась с ней Ольга.
-И что теперь собираешься делать? Вы ведь все равно остались родственниками,- заметив , как у Ольги скривились губы, Рита спохватилась:- Прости, это была не совсем удачная шутка.
-Все нормально. А я буду жить и работать,- ответила она.-У нас новая программа открывается, а мне предлагают ее вести.
-О чем?
-Будем искать людей, которые совершили подвиг, но а сами остались неизвестными. О них помнят только те, кому они спасли жизнь. Программа будет называться «Неизвестные герои наших дней».
-Ну да, это как раз твое,- согласилась Рита.-Ну, хоть одна хорошая новость. Давай отметим и праздник, и твой первый большой эфир,- она достала бутылку шампанского.- Жаль мужиков нет, опять самой открывать, как в прошлый, позапрошлый и так дальше по списку… Но я его обязательно встречу и без любви с кем попало не буду.
-Я с тобой согласна. Теперь понимаю, что испортила семь лет жизни Олегу и себе.
-Ничего, подруга, все еще будет хорошо. У меня тост! За нас! За наш женский праздник! За чистый лист новой книги твоей жизни!-Рита разлила по бокалам шампанское.
-Нет, пока еще старая книга не окончена,-ответила Ольга.-Вот как закрою ее на ключ…
-А ключ спрячешь в яйцо, а яйцо в утку, а утку в зайца, а зайца в сундук, а сундук на необитаемый остров под камень, чтобы больше никто не нашел,- дурачилась Рита.
-Ну, прямо, как Кощееву иглу,- засмеялась Ольга.-Рит, не городи ерунду! Я же не твоя пациентка ясельного возраста.
-Но очень похожа. Прошлое — это и есть та самая игла, которая ранит и не дает войти в нашу жизнь новому, счастливому.
-Нет, Ритусик, иногда новое это хорошо забытое старое.
-Ты о Косте, что ли? Семь лет прошло, а все успокоиться не можешь. Женился он, не сбежал со свадьбы, о тебе не вспомнил, двое деток у него, служит в каком-то подразделении… У него все хорошо, в отличии от тебя.
-Ты когда его видела?
-Я его маму, Ксению Станиславовну, встретила в кондитерской на Невском перед Новым годом. Вот она мне все и рассказала.
-Я рада, что у него все хорошо,- ответила Ольга каким-то совершенно бесцветным голосом
-Так рада, что и клювик повесила? Эх ты, птичка — невеличка… Знаешь, а мы тогда так и не поняли из-за чего вы с ним расстались.
-Раз уж мы решили закрыть дверь в прошлое… Он мне сказал, что я ему не нужна…
-Что? Костя? Бред какой-то,- покачала головой Рита.- Как это — не нужна? Глупости. Он тебя на руках носил, пылинки сдувал… Все делал для любимой Олечки. Мы с девчонками от зависти умирали. Такую любовь можно было только в индийском кино посмотреть. Не нужна? Не верю! А потом вдруг его женитьба на нашей серой мышке Валечке.
-Костя сказал, что любит другую… Я тогда не знала, что эта другая наша Валя. Извинился, что так случилось — встретил, влюбился, женился. Он, видишь ли, решил быть честным со мной и снять камень с души. Со своей снял, на мою повесил. Просил прощения, но я не простила и сейчас. Тогда решила, что буду позволять себя любить, а сама любить больше никогда не буду.
-Вот это неправильно!-возразила Рита.
-И почему мужчины всегда бьют женщин по лицу, а признаваться любят в праздники? Чтобы было больней?
-Вы были такой красивой и счастливой парой. Я завидовала белой завистью. А потом, как гром среди ясного неба его свадьба на Валентине. Как следствие — ты уехала в Москву доучиваться, твоя скоропалительная свадьба с Олегом, а Костя совсем исчез с горизонта, -вздохнула Рита.- Давай выпьем за нас!
-Сейчас напьемся и песни петь будем. Помнишь?- улыбнулась Ольга.
-Помню, тогда еще Терпилин был жив, а у нас с ним роман начинался. Я думала, вот мое счастье постучалось в дом.
-Терпилиным? Да ну?!- удивилась Ольга.- Ты и Терпилин? Этого никто не замечал из наших.
-Да, у нас с ним начинались отношения, и все казалось очень серьезно. Если бы не эта болезнь и его смерть, я бы может сейчас была счастливой госпожой Терпилиной,- мечтательно улыбаясь, ответила Рита.- Но не судьба.
-Рита, ты его любишь до сих пор?-спросила Ольга.
-Не знаю, но мне кажется, что он всегда со мной рядом, во всем помогает… Я чувствую его запах одеколона, жаль что не всегда… Особенно вон в том кресле, когда сижу, Андрей его очень любил.
-Ритка, ты же врач и понимаешь, что это ненормально.
-Да не сошла я с ума,- усмехнулась подруга.- Просто, правда иногда пахнет его любимым «Кензо». Я не знаю откуда…
-Ты же понимаешь, что это похоже на глюки…-Оль, давай закроем тему о Терпилине. Его нет уже почти шесть лет и никогда не будет. Он умер!
-Нет, что-то у нас сегодня не очень веселое Восьмое марта. Пойду я домой,- решила Ольга.
-Куда ты пойдешь? Уже почти два часа ночи. Ложись здесь на диванчике. Места хватит. Я сейчас белье принесу, а завтра будет новый день, новые впечатления, и новая жизнь с чистого листа!
-Хорошо. Если честно, то мне идти совсем домой не хочется.
-А вы с Олегом как имущество делить будете, нажитое в совместном браке, если развод неизбежен?
Оля пожала плечами:
-Не знаю, даже не думала. Мне ничего от него в общем -то и не надо. Сказал, что квартиру оставляет, а сам переезжает к Анфисе. Обещал, что его адвокат с бумагами придет.
-Ну хоть так, а мог Анфису с дочерью перевести в вашу квартиру.
-Та квартира наша с Анфисой. Да не надо мне от него ничего!
-Это ты сейчас говоришь, а потом поймешь.
-Рита, мне от него ничего не надо. Все бумаги подпишу не глядя. Крыша над головой есть, работа есть, ты у меня есть и получается, что все у меня замечательно!-воскликнула Ольга, обняв подругу.
-Однако, альтруистка ты, Верещагина!
-Какая есть,- закутавшись в одеяло пробурчала Ольга и закрыла глаза.
-Спокойной ночи! Утро вечера мудренее. Действительно пора спать,- Рита поправила подушку под Ольгиной головой и ушла в свою комнату.
Рано утром Ольга ушла домой, а к девяти часам утра к студии подходила уже внутренне совершенно другая женщина — уверенная, целеустремленная, стремительная. Она оставила машину на парковке. Ее каблучки уверенно стучали по асфальту. Весенний ветер трепал свободно лежащие на плечах Ольги локоны. Она вошла в здание и поднялась на второй этаж, где полным ходом шла подготовка к началу эфира.
-Всем доброе утро!- воскликнула она и улыбнулась.
-Привет, Солнечный зайчик!- ответил ей режиссер программы. — Ты вовремя. Иди, тебя уже ждут! Через час эфир.
-Я уже там!- ответила она и свернула в коридор, ведущий к гримерке.
Через час началась в прямом эфире ее первая большая программа, для которой она написала сценарий, нашла и уговорила участников.
Идея о новой программе родилась совершенно неожиданно. На студию пришло письмо из села Снежное от женщины, которая просила помочь найти человека, спасшего ее четырехлетнего сына из горящего дома.
Мария, так звали автора письма, знала только его имя Анатолий. Он получил сильные ожоги и его сразу увезли на скорой в больницу. Потом, когда Мария стала его искать, выяснилось, что родственники перевезли Анатолия в питерскую клинику, и след героя потерялся. О поступке Анатолия в местной газете была напечатана маленькая заметка под названием « Герой остался неизвестным». В селе поговорили, поговорили и об этой истории со временем все забыли. Мария так и не смогла его поблагодарить за спасение сына. Она просила помочь ей найти Анатолия.
Ольга провела собственное расследование, нашла клинику, где лечился Анатолий, а потом и его адрес. Ей пришлось долго уговаривать его, чтобы он согласился участвовать в этой программе. Анатолий отказывался, совсем не считая, что поступил как герой и совершил какой-то там подвиг. Мария с радостью согласилась приехать на программу и привезти с собой сына. От нее Ольга скрыла, что удалось отыскать Анатолия.
Программа прошла на ура. Было много радостных слез и слов благодарности. Анатолий совершенно не считал свой поступок чем-то особенным, настаивая, что на его месте так сделал бы любой другой человек. После окончания программы Мария, ее сынишка и Анатолий ушли вместе, взявшись за руки. Успех первой программы окрылил Ольгу . Она, как шутили в съемочной группе, ушла в работу с головой и забыла из нее выйти.
Ольга стала завсегдатаем городских архивов, часто уезжала в командировки, стараясь себя занять так, что вечерами, едва коснувшись подушки головой, тут же засыпала от усталости.
Ее стараниями и слаженной работой съемочной группы, программа становилась все популярней и интересней. Рейтинги росли, люди заваливали редакцию письмами, а Ольга выбирала самые интересные, разыскивала героев, писала сценарии и приглашала на программу людей.
График работы был таким плотным, что адвокату Олега едва удалось с ней встретиться между съемками и подписать бумаги о разводе. Ольга, не читая, поставила свою подпись там где указал адвокат и спросила:
-Это все, что от меня требовалось? Теперь я могу жить спокойно и заниматься своим любимым делом?
Адвокат усмехнулся и ответил:
-Вы могли бы у своего мужа оспорить гораздо больше того, что он вам дал. Это просто крохи… Если бы вы захотели, то можно…
-Я подписала , а вы можете быть свободны. В ваших услугах я не нуждаюсь. А Олегу при встрече посоветую сменить адвоката, вы же его продадите при первом удачном случае,- она махнула рукой и быстро ушла.
Официальный развод прошел тихо и незаметно для прессы, а вот свадьбу с Анфисой Олег отметил с размахом и большой помпой.
Однако, он все же выполнил обещание, данное Ольге при разводе. Ее имя, как бывшей жены, не было упомянута ни в одном газетном репортаже, и никто не копался в их прошлой личной жизни.
Так незаметно прошли весна и лето. Наступила осень, которую Ольга очень любила. Работа над программой вошла в более спокойный ритм, и у нее неожиданно появилось свободное время.
Да к тому же сломалась машина. Теперь она добиралась до работы на общественном транспорте, а возвращаясь, выходила из автобуса на две остановки раньше, обязательно прогуливаясь через сквер. Он раскинулся несколько в стороне от шумного проспекта. В нем всегда было довольно многолюдно, особенно теплыми вечерами, будто все решили в полной мере впитать в себя последнее ускользающее летнее тепло перед неизбежно надвигающейся зимой.
Ольга медленно брела по широкой дорожке, засыпанной желто-красными кленовыми листьями, которые при каждом ее шаге тихо шуршали. На соседней аллее с громким криком бегали дети, изображая летящие самолеты. С таким «самолетиком» Ольга случайно столкнулась на пересечении дорожек.
-Ой, тетенька, простите… Я не хотел. Не заметил. Мы с сестренкой играем,- забормотал мальчишка, теребя руками зенитовский шарф.
-Все хорошо,-успокоила его она, погладив его по плечу.- Только следующий раз будь внимательнее и осторожнее.
-Постараюсь! -успел крикнуть тот, как его строго окрикнул мужчина, неожиданно вышедший из-за кустов.
-Санька, иди сюда. У тебя авария?- и поняв, что произошло мужчина начал извиняться перед Ольгой.
Она, услышав голос, ответила:
-Ничего страшного, мы с ним разобрались самостоятельно.
-Ольга?!- удивленно воскликнул мужчина, прижимая сына к себе.-Вот так встреча! Не ожидал тебя встретить. Ты же уехала в Москву.
-Как видишь, я здесь. Только не подумай, что специально искала встречи с тобой, Костя,- усмехнулась она, пытаясь уйти поскорее.
-Так, иди сын к сестренке и маме, а я сейчас приду,- он слегка подтолкнул Сашу в сторону высоких кустов, за-за которых доносился капризный детский голос.- Оля, постой. Давай поговорим!
-Нам не о чем разговаривать. Все прошло,- ответила она и опять сделала попытку уйти, но Константин взял ее за локоть.
— Постой!
-Костя, поверь я зла на тебя не держу. Все забыто и поросло быльем.
-Как ты живешь? Слышал, что почти сразу вышла замуж…
-А ты думал, что я буду рыдать, страдать и выть на луну, как одинокая волчица? Ошибся!- с сарказмом заметила она.
-Нет, не думал. Я знал. Я же видел тебя в тот вечер, когда ты мне передала записку с просьбой прийти на наше место…
-Какую записку? — не поняла она.- Я не писала тебе никогда и ничего. Ты бредишь!
-Это было накануне первого мая, забыла? Записку мне передала Валя по твоей просьбе.
-Та Валя, которая стала твоей женой?- прервала его Ольга.
Будто не слыша, что она спросила, Константин продолжил:
-Сказала, что ты не можешь позвонить, потому что занята. Я пришел, а ты там была так «занята» на нашей скамейке с каким-то Гаврошем.
-Этого не может быть! В тот вечер я никуда не ходила. Мы с родителями уехали на дачу, а вернулись на следующий день вечером,- усмехнулась Ольга.-Так что я просто не могла целоваться ни с Гаврошем, ни с тенью отца Гамлета. Это была не я, ты просто обознался!
-Не верю! Я могу тебе сказать даже в чем ты была одета,- опроверг ее Константин.- На тебе было красное платье с белым воротничком… Ты его называла еще «несчастье мое» и шутила, что когда его носишь, с тобой происходят всякие неприятные истории.
-Что?- засмеялась она.-Я его отдала, кстати…
Неожиданно из-за кустов вышла жена Константина, держа на руках симпатичную девчушку лет четырех:
-И с кем здесь наш папка так долго разговаривает?
Увидев Ольгу, Валентина попятилась назад, чего-то испугавшись.
-А, вот и подружка моя пришла! Да, Валюша? Мы ведь с тобой были подругами чуть ли не с детского сада, правда? И платье…
-Я не хочу с тобой говорить!-с вызовом крикнула Валентина. Ее лицо покрылось красными пятнами.
-Ольга, ты о чем?- ничего не понимая, глядя то на нее, то на жену, спросил Константин.
-Теперь до меня дошло!.. -воскликнула Ольга.- Она знает о чем и если захочет, то может быть расскажет. Извини, мне надо идти.
-Оля, подожди!- Константин вдруг схватил ее за руку.- Я видел твои программы. Хотел найти и рассказать одну историю. Думаю, она могла бы тебя заинтересовать.
-Не думаю. Отпусти руку,-потребовала Ольга.-Меня твои истории не интересуют.
-История не обо мне, а о моем друге.
-Тем более!- отрезала она и решительно направилась к выходу из сквера.
Ольга не спала почти всю ночь. Она вспомнила тот день, когда Костя неожиданно сказал, что встретил другую девушку, а ее, Ольгу, не любит. Она, услышав это, вдруг сорвалась с места и побежала сама не зная куда. Костя пытался догнать и остановить, но она успела заскочить в отходящий трамвай. Слезы застилали глаза. Она, как помешанная, все задавала и задавала себе один единственный вопрос: «За что?» Почти всю ночь бродила по городу, пока чуть не попала на мосту под машину, которой управлял Олег.
Он выскочил и стал громко орать на нее, но заметив ее состояние, усадил рядом с собой в автомобиль и долго катал по городу. Ольга не помнила, что Олег говорил ей, но на следующий день он пришел к ней домой с цветами и предложением выйти за него замуж.
Это сейчас она понимала, что ее согласие настоящее безрассудство, но тогда было совершенно безразлично, что дальше случится в жизни. Олег увез ее в Москву, где она благополучно закончила журфак, устроил на работу в престижный глянцевый журнал, печатающей статьи о гламурной тусовке, моде и жизни тех же людей на Лазурном берегу.
У Олега к тому времени был свой бизнес. Когда фирма стала расширяться, то он неожиданно решил переехать в Питер. Ее родители умерли года за два до их возвращения в этот город. В родительской квартире жила ее младшая сестра Анфиса. Она была полной противоположностью Ольги— спокойная, уравновешенная, не стремившаяся делать карьеру. Анфиса работала библиотекарем в районной библиотеке, разводила кактусы и по выходным ездила на дачу отдохнуть от городской суеты. Первое время они с Олегом жили с Анфисой в одной квартире. Сестре, как казалось Ольге, это было даже в радость. Она стала себя ощущать кому-то нужной и не заменимой. Без Анфисы не решался ни один бытовой вопрос их семьи. Полностью взяв на себя заботу об их быте, она готовила, стирала, убирала, гладила Олегу рубашки и брюки. Олег восхищался умением Анфисы создавать уют и тепло в доме, постоянно ставя младшую сестру жене в пример. Ольгу это раздражало и даже обижало. Она стала настаивать на переезде в другую квартиру. С бизнесом все наладилось, заработал филиал на полную мощность, и Олег купил квартиру.
Они переехали в трехкомнатную квартиру в престижном районе. Ольга была так увлечена своей новой работой, что мотаясь по командировкам и съемкам, совсем забросила семью, хотя и старалась в свободное время заботиться об Олеге. Прожив с ним семь лет, она его уважала, но так и не смогла полюбить, не смотря на все его старания.
«Да, так и должно было случиться, что Анфиса стала ему ближе и роднее, чем я. Олег всегда мечтал о детях, а я даже не смогла родить ему ребенка… Хотя, может и хорошо, что у них с Олегом нет детей? Хватит заниматься самобичеванием, надо поспать,»- вздохнула Ольга. Будильник зазвенел совершенно неожиданно громко. Она с закрытыми глазами машинально нашарила рукой кнопку на нем и нажала, но полежав минут пять подскочила и стала лихорадочно собираться на работу.
Утром, внутренне разбитая и не выспавшаяся, Ольга приехала в студию на черновой прогон очередной программы. Работа не задалась с самого начала. Режиссер несколько раз останавливал съемку и через пару часов, не выдержав, потребовал:
-Ольга Сергеевна, подойдите ко мне!
-Да, я вас слушаю,- устало спросила она.
-Что с вами случилось? Вы сегодня просто ни рыба, ни мясо… Просто не живая. Соберитесь, в конце-то концов! Пожалейте народ. Все же из-за вас страдают. У всех все получается, только вы одна в кадр не вписываетесь. Просто дурдом какой-то, -возмущался Павловский.- Где ваша улыбка, естественность, где?
-Простите, пожалуйста. Я постараюсь,- лепетала она.
-Да, уж, будьте любезны, постараться! Внимание, мотор, съемка.
Но, промучившись еще час, Павловский совсем остановил запись передачи:
-Все, сил моих больше нет смотреть на этого умирающего лебедя! – рявкнул он.- На сегодня все, Оленька. Сегодня я больше не в силах с вами работать. Вы меня не слышите, не видите, не понимаете! Если завтра не будете в форме, то буду вынужден просить вас заменить, времени совсем нет кукситься. Что с вами такое происходит? Это же ваше детище, а вы гробите его собственными руками!
-Простите! Я сегодня плохо спала ночь,- Ольга стала оправдываться.
-Так идите же домой, выспитесь, а завтра, чтобы была у меня, как новенькая,- потребовал Павловский.
Ольга выскочила из студии. Быстро накинула пальто, схватила сумочку и вышла из здания. Она шла ни на кого не глядя, мысленно ругая себя, и не заметила, как рядом с ней оказался Константин. Он осторожно взял ее за руку и произнес:
-Оля, не спеши…
-Ты!? Что тебе от меня надо?- возмутилась она.- Столько лет тебя не было, а сейчас все покатилось под откос.
-Мне надо с тобой поговорить. Я тебя здесь специально ждал.
-Я вчера тебе уже сказала, что нам говорить не о чем!
-Оля, Валя мне все рассказала и о платье, и обо все остальном… Прости меня и ее. Теперь менять что-то уже поздно. Я ее простил. У нас с ней двое детей . И в семье вроде бы все в порядке.
-Хорошо! Я вас простила. Иди с миром и оставь меня в покое,- выдернув руку, ответила она.- Больше никогда не попадайся мне на глаза.
-Я согласен. Только выслушай меня, пожалуйста,- попросил Константин.
-Ладно, я тебя выслушаю, а ты навсегда исчезнешь из моей жизни.
-Согласен. Тогда я приглашаю тебя на чашку кофе вон в то кафе. Там нам никто не помешает.
Они зашли в пустое кафе. Костя заказал два кофе и пригласил ее присесть за столик у окна в дальнем углу зала.
-Так, я тебя слушаю. Время пошло,- вызывающе сказала Ольга.
-Оля, у меня был друг Максим Хмельницкий. Мы с ним служили вместе.
-Почему был? Если не служите вместе, то что- дружба закончилась?- съязвила она.
-Нет, тут другое… Макс жив, но он стал инвалидом.
-Значит, поэтому ваша дружба закончилась?
-Нет, он сам ее прервал… — с сожалением ответил Костя.- Мы его с ребятами поддерживали, как могли и сколько могли, но он сам решил оборвать все концы.
-От меня-то чего ты хочешь?
-Пару лет назад мы участвовали с ним в одной операции, но так получилось, что попали под обстрел снайпера. Нам с Максимом ничего не грозило, и другие люди разобрались бы с этим снайпером, если бы из дома напротив не выбежала девчушка лет пяти, а следом ее мать. Этому гаду, видимо, было все равно, в кого стрелять… Он сначала убил женщину, а пуля, предназначенная ребенку, попала в спину Макса. Он выскочил из укрытия и накрыл собой девочку. Мы его вынесли из — под обстрела. Хирург в госпитале сказал, что это чудо — чудное, что он вообще остался жить. Макс год валялся по госпиталям. Его мы не бросили, навещали, когда могли. Дело оказалось совсем плохо. Пуля осталась в позвоночнике. Макс так больше и не встал на ноги. После обследования светил хирургии, а ты знаешь, что наши военные врачи могут творить чудеса, все отказались делать операцию по извлечению пули. Короче, его с почестями комиссовали, вручили орден, инвалидную коляску…
-Нет, а от меня –то чего ты хочешь? Чем могу помочь ему?- Ольга пожала плечами, не понимая,
-Понимаешь, человек просто гибнет.
-Так, где же вы, его друзья? Спасайте!- усмехнулась она.
-Нет, ты не поняла. Мы сделали все, что могли. Он отказался с нами встречаться. Уехал к родителям в деревню к черту на кулички,- сказал Костя и обреченно вздохнул.- Я не знаю, что делать. Понимаешь, был здоровый, красивый мужик, а теперь инвалид. Максу все это было очень трудно принять и смириться. Одна надежда была на его жену Надежду. Когда с ним все это случилось, то она билась за него по-честному, бегала по докторам, а когда узнала заключение консилиума врачей, как-то сникла, а потом тихо подала на развод и ушла. Оказалось, что муж-инвалид ей не нужен. Он даже покончить с собой хотел, но его остановили вовремя. Пойми, он потерял смысл жизни.
-Я ему его должна найти? Если он сам не хочет, то его уже никто не заставит,- тихо ответила Ольга.
-Его мучают сильные боли до полной потери сознания. Врачи говорят, что это все из-за пули в позвоночнике. Наши отправляли снимки в Германию доктору Шульцу, светилу немецкой хирургии, он ответил, что готов сделать операцию, но ходить Макс все равно не сможет, хотя боли прекратятся. А так, если все оставить, как есть, сдвинься она хоть на миллиметр — смерть.
-Так, скажите ему об этом.
-Он ничего не хочет слушать. Я же говорю, что не хочет жить,- настаивал Костя.- И еще есть проблема, нужны большие деньги… Что-то, конечно ведомство даст, но на все не хватит. Я бы хотел… Мы с ребятами хотели, чтобы ты рассказала о нем в своей программе . Может быть, это поможет найти спонсора, который даст денег, и мы отправим Макса в институт доктора Шульца. Но главное, ему надо помочь захотеть жить. Оля, помоги спасти человека.
-Костя, я не знаю… Поможет ли наша программа ему? Надо его согласие и желание в ней принять участие, а ты говоришь, что он никого не хочет видеть.
-Оля, ты попробуй! Мне кажется, что у тебя получится. Он живет в Лемешевке. Это двести километров от Питера по Московскому шоссе.
-Скажи, а что стало с той девочкой, которую он спас?
-С ней? Не знаю… Ее, вроде, забрала бабушка.
-Мне надо знать где, когда это произошло. Я найду эту девочку.
-Насколько знаю, она с матерью приехала к родственникам из Дербента. Вот, телефон Павла Несмеяна, он должен знать больше, чем я.
-Хорошо, я подумаю, но не только от меня зависит делать программу о твоем друге или нет. Я постараюсь о нем рассказать нашему спонсору и главрежу, а там будет видно. Спасибо за кофе. Я пошла. Не провожай.
-Это тебе спасибо, Оля, что ты меня выслушала. Помоги Максиму.
-Ничего обещать не могу, но если получится, буду рада помочь. Пока.
-Пока, -эхом повторил Костя.
На следующий день Ольга испытывала какой-то душевный подъем, что съемка закончилась очень быстро, все получилось с первого раза.
Павловский цокал языком от удовольствия и восклицал:
-Молодец! Умница! Вот чего тебе вчера не хватало, чтобы все получилось! Красавица ты моя! Сейчас просмотрим и вуаля, можно в тебя завтра выпускать в эфир. Главное успели!
Ольга, освободившись от съемок, прямиком направилась в кабинет к главрежу, но там ей пришлось минут сорок отсидеть в приемной, ожидая Сергеенко. Тот приехал совсем не в духе, а увидев Ольгу, произнес:
-Верещагина, вот вы-то мне и нужны, зайдите!
-Анатолий Андреевич, вот принесла наброски сценария программы на октябрь. Время, конечно мало, но я надеюсь успеть. Мне нужна командировка в Дербент,- попросила Ольга и протянула Сергеенко тоненькую папку с несколькими печатными листами.
-Что?- взревел Сергиенко.- Знаете, голубушка, мне ваши командировки поперек горла стоят. Валентин Игоревич уже несколько раз высказывал свое неудовольствие по поводу трат спонсорских денег.
-Но я же не просто их трачу!- возмутилась Ольга.- Я делаю честную передачу. Об этих людях должны знать! Они просто совершили свои поступки, и никто из них не считал, что этим надо гордиться.
-Вот именно! Они молчали, а вы вытащили их на белый свет. Зачем?
-Как вы не понимаете, ведь это говорит об…
-Да, бросьте вы, это ни о чем не говорит!- грубо прервал Ольгу Сергиенко.- Спонсор не доволен. Значит, нам надо сократить расходы.
-Как это- сократить?- недоумевала Ольга.
-Ты, что прикидываешься? Или действительно не понимаешь?
Ольга пожала плечами:
-Надо съездить, отснять материал, доставить сюда героев программы…
-Вот именно – доставить, ехать, лететь… Короче, я решил, что все можно делать и без этого! Берете из массовки простых людей, даете им роли, они учат, потом все снимаем без выезда бог знает куда, и запускаем в работу.
-Но это неправильно!
-Зато дешево и сердито!- потирая руки, ответил Сергиенко.- Мы посчитали, и получается дикая экономия!
-Я не буду участвовать в этом фарсе!- ответила Ольга.- Это нечестно.
-Ой, много что ты понимаешь! Подумаешь нечестно! Главное красиво и грамотно все рассказать. Они, все кто сидят с той стороны экрана, верят, что это все так и было. Думаете, что вас заменить некем? Хм, ошибаетесь! Лера Кускова давно просится в программу. Она сделает не хуже вас и капризничать, кстати, не будет.
-Я не хочу, чтобы люди перестали мне верить!- крикнула Ольга.
-Милочка моя, так уже давно все работают. Так что, завязывай со своими поездками. Решено, снимаем в студии, близлежащих окрестностях и никаких прямых эфиров. Понятно?
-Понятно, но я не хочу, так работать…Мне это не нравится!
-Нравится, не нравится- спи моя красавица… Шучу! А прокатывать спонсорские деньги тебе нравится? Все, разговор закончен. Это была последняя реальная программа. Подбирайте среди массовки исполнителей и пишите сценарий…-Сергиенко потер руки.
-Анатолий Андреевич, вы правы, Лера может меня заменить.
-А вы куда?
-Я в отпуске не была, как раз, последние три года. Очень прошу, отпустите меня, а?- Ольга быстро написала заявление и протянула Сергиенко.
Тот взял его, повертел в руках и в верхнем уголке размашисто поставил свою подпись:
-И правильно! Отдохните, но только не уверен, что когда вы вернетесь, ваше место будет свободно.
-Хорошо,- усмехнулась она.- Я вас поняла. Как раз постараюсь найти новое место.
-Оленька, я вас не выгоняю… В бригаде дежурных журналистов скоро появится вакансия… Только надо ли вам, такой интеллигентной, красивой женщине мотаться по стране куда пошлют. Разве вам нравится такая жизнь? Ваш муж…
-Простите, я не замужем. До свидания,- Ольга взяла заявление и сама занесла в отдел кадров.
Через два дня она уже ехала в поезде сообщением «Санкт-Петербург — Дербент». В купе кроме нее больше никого не было. Разбитная проводница принесла ей чай. За окном пролетал унылый осенний пейзаж с голыми березовые рощами чередующимися с сосновыми борами, полями. Кое-где мелькали придорожные поселки и тихие деревеньки. Через трое суток Ольга уже гуляла по Дербенту. Она заранее забронировала номер в гостинице «Алые паруса».
Ольга нашла центральную библиотеку и там попросила подшивку газет двухлетней давности. Просмотрев их, она нашла небольшую заметку о Максиме и маленькой девочке, которую он спас. Потом она пошла в местное отделение полиции и там ей удалось выяснить, что Лана Ефстафьева находится в детском доме номер два.
Ольга задержалась в городе дольше, чем планировала. Ей разрешили брать Лану на прогулки. Они вдвоем побывали в лиановом парке, а прогуливаясь по берегу реки Самур случайно набрели на рыбаков, которые накормили их ароматной и очень вкусной ухой. На следующий день Ольга и Лана облазили сверху до низу древнюю дербентскую крепость.
За день до отъезда Ольга снова пришла в детский дом. Заведующая намеренно завела с ней разговор о девочке.
-Ланоча очень замечательная девочка. Умненькая, добрая, тихая.
-Мне она тоже понравилась,- согласилась Ольга.
-Такие детки должны жить в семье с мамой и папой,- намекала заведующая.
-Я согласна, у всех детей должны быть родители, свой дом, своя комната.
-А вы, Ольга, не хотели бы удочерить Лану?- вдруг прямо спросила та.
-Не знаю. Если честно, то еще не думала об этом,- созналась Ольга.- Но я обязательно об этом подумаю.
-Подумайте, подумайте… И с мужем об этом поговорите,- настаивала заведующая.
-У меня нет мужа. Я хотела узнать о девочке, чтобы рассказать о ней одному человеку. Он два года назад спас Лану от неминуемой смерти, но ему сейчас самому нужна помощь. Поэтому я приехала сюда.
-Вот и славно. А вы все-таки о Лане подумайте. Чудо ребенок. И, кажется, за эту неделю она очень привязалась к вам.
-Обязательно подумаю,- согласилась Ольга.- Я завтра уезжаю в Санкт-Петербург, а потом еду к Максиму Хмельницкому. Надо выяснить, что там происходит. Обязательно расскажу ему о Лане, и как она живет. Жаль, конечно, что ее бабушка умерла, и у нее никого не осталось,- немного помолчав, добавила:- Я сама за эти дни к ней привязалась.
-Счастливого пути! Возвращайтесь за Ланой. Мы вас будем ждать,- провожая Ольгу, сказала заведующая.
Вернувшись из поездки в Дербент, Ольга отдохнула пару дней и собралась в Лемешевку. Она была готова встретиться с Максимом Хмельницким. Погоду испортили затяжные дожди и поездку пришлось отложить на несколько дней. Серые тяжелые облака сгрудились и повисли над городом. Холодный северный ветер, как ни старался, не мог их разогнать. Поняв, что это надолго, Ольга решила ехать все равно. Но к ее радости, в день отъезда дождь прекратился.
Шины шуршали по асфальту и изредка мелькали фары встречных автомобилей. Чтобы поднять себе настроение, Ольга включила магнитолу, из которой раздался бархатный голос Джо Дассена: «Salut, cestencoremoi! Salut, commenttuvas
Она стала тихо ему подпевать.
Три часа в пути, и вот заветный указатель на Лемешевку, до которой оставалось проехать каких-то два с половиной километра. Грунтовая дорога сильно раскисла от недавно прошедших дождей. Ольге удавалось кое-как лавировать между ухабами, но на въезде в деревню машина все-таки влетела в глубокую колею и заглохла. Ударив ладонью в сердцах по рулю, со словами: «Вот, черт, угораздило!», Ольга вышла из машины и осмотрелась.
-Да, не Париж! – усмехнулась она, разглядывая дома с покосившимися заборами и кое-где заколоченными окнами.
Стояла пронзительная тишина. Ей показалось, что здесь никто не живет, а Костя дал неверную информацию.
-Нет, деревня, похоже, заброшенная… Полтора десятка домов, ни души на улице, не слышно лая собак,- рассуждала она сама с собой.- Вот только, как мне отсюда выбраться?
Ольга достала сотовый телефон из сумочки, но к ее большому разочарованию связь не работала. Она решила вернуться назад к трассе, чтобы найти помощь у проезжающих водителей. Вдруг тишину нарушил скрип петель калитки одного из домов, и на дорогу выбежала здоровенная рыже-белая собака. Нехотя гавкнув, та вдруг направилась к Ольге, дружелюбно помахивая хвостом.
Ольга испугавшись, замерла:
— Фу, пес, фу… Ты, песик, меня не ешь, я совсем не съедобная.
Он подошел к ней и, обнюхав, неожиданно лизнул руку, от чего Ольга еще больше испугалась. Из той же калитки вышел в смешном потрепанном тулупе сгорбленный мужичонка и звонким, совсем не старческим голосом, крикнул:
-Эй, Барак, ко мне!
Пес, услышав его голос, еще раз лизнул ее руку и потрусил в сторону хозяина. Ольга опомнилась и с криком : «Подождите!» побежала к мужику.
Тот, услышав ее крик, оглянулся:
-Ну что тебе, залетная, надо? Как тебя угораздило сюда попасть?
-Помогите пожалуйста! У меня там машина застряла,- взмолилась она.-Я заблудилась.
-Заблудилааась?… Вона как. Нет, с машиной я тебе не помощник. Трактора у меня нет. Филиппыч прирулит дня через три. Он тебе и поможет. А за машину не беспокойся, ей здесь все равно ничего не будет, нету у нас в селе воров.-Интересно, как тебя, городская, сюда занесло.? Это же надо было постараться, чтобы заблудиться.
-Так получилось, — Ольга пожала плечами.-Скажите, я могу здесь где-нибудь переночевать?
-Переночевать? Не знаю… У нас тут осенью мало народу живет. У меня нельзя… Филиппыч уехал в область… Старая Корсачка чужих к себе не пускает… Старики Лемешевы тоже боятся… Если попробовать счастья у Хмельницких? Что вряд ли,- рассуждал сам с собой мужичонка, хитро прищурив один глаз.- А ты кто?
-Я…- замялась Ольга.- Я Ольга. Фотограф. Фотографирую природу, погоду, людей…
-Вона что… Занятно…- задумался он.- А меня сфоткаешь?- с детским любопытством спросил он.
Она улыбнулась его наивности:
-Конечно! Только уже темнеет… Сумерки не самое лучшее время для съемок.
-Ладно, завтра приду. Иди вон в тот дом. Постучи и скажи, что дед Степан прислал. Только будь осторожна… Там, понимаешь, мать с сыном живут. Сын не совсем нормальный…
-Сумасшедший, что-ли?- притворно охнула Ольга.
-Да, нет. У него с головой все в порядке… С ногами проблема. Ранен был, пуля в позвоночник попала. И не приставай к нему с вопросами, ему и так от жизни досталось, не береди рану. Был здоровый, крепкий, а сейчас ничего сам не может. Мать уж вся извелась, слезы от горя высохли,- он вдруг потряс кулаком, угрожая кому-то невидимому.
-Обещаю, что не буду приставать. Так куда мне идти?
-Да вон видишь синяя калитка. Барак-это их алабай, -вздохнул дед и вдруг перекрестил Ольгу.-Он проводит.
-А не укусит?
-Нет, он мирный,- усмехнулся Степан.
Она осторожно зашла во двор и постучала в окно. Дверь скрипнула и отворилась. На крыльцо вышла пожилая женщина и подслеповато прищурилась:
-Кто здесь?
-Простите,- начала Ольга.- Меня дед Степан к вам отправил. Я заблудилась, а машина на дороге застряла, мне без помощи какого-то Филиппыча не выбраться, а он будет только через три дня…
-Мать, кто там?- раздался из- за ее спины чуть хриплый мужской голос.
-И что вам надо?- поинтересовалась женщина.
-Пустите пожалуйста переночевать и разрешите дождаться этого мифического Филиппыча, без которого никак не обойтись,- попросила она.-Я хорошо заплачу.
-Нет!-резко ответила женщина.- Мы не можем, у нас обстоятельства… Нет! И денег нам ваших не надо.
-Почему? Вы же не оставите одинокую женщину ночевать на улице? Пустите, пожалуйста,- просила Ольга.
-Нет,- отрезала женщина и хотела закрыть дверь, но тут на крыльцо выкатился мужчина в инвалидной коляске.
-Мать, что случилось?- спросил он.
-Да вот, просится на ночь. Я отказала.
Он пристально взглянул на Ольгу. Их глаза встретились.
-Пусти,- не отрывая взгляда от нее, буркнул он и вернулся в дом.
-Да, как же… Зачем, Максимушка?.. Не надо…-забормотала женщина, но сама сделала жест рукой, приглашающий войти.
-Я сейчас вернусь. Вещи из машины заберу,- скрыв радость, ответила Ольга.
Через десять минут она уже сидела за столом, а перед ней стояла большая кружка с горячим ароматным чаем.
-Вы меня пустили к себе в дом и даже не спросили кто я…
-Это не я пустила, а Максим. Не знаю, зачем он это сделал… Обычно он против. Даже для друзей двери нашего дома закрыл. А что спрашивать? Все мы люди, человеки. Меня зовут Мария Ивановна, а вас?
-Ольга. Друзья помогут, будут рядом. Конечно, если они настоящие друзья. И это неправильно, что двери для них закрыты,- запротестовала Ольга.
-Он не всегда был таким. Это сейчас у Максима сердце стало каменным… Он не всегда катался на этой проклятой коляске. Ему нужна операция, но ее никто не решается делать, да и деньги большие требуются.
-Почему не хотят делать операцию?- переспросила Ольга.
-Говорят, что это равносильно убийству. Даже если найдется такой доктор, что сделает ее, у нас все равно нет таких денег. Да и шансов почти никаких нет, что он будет ходить.
-Его должны лечить бесплатно,- возразила Ольга.
-Это у нас, но здесь все врачи отказались. Максима сильно мучается, особенно по ночам. Я уже все слезы выплакала. Не знаю, что с ним будет, когда меня не станет.
-Что, обо мне сплетничаем?- вдруг раздался голос Максима.
Ольга оглянулась.
-Просто говорим,- ответила мать, нервно теребя кончик косынки
-Конечно… Мама, сколько раз говорил, не надо жаловаться каждому встречному-поперечному о нашей жизни. А вы ее не слушайте. Уложи человека спать.
-Ах, да, вы, наверное, очень устали. Идите за мной, я покажу комнату.
Комната была совсем крошечной, больше похожей на чулан, но со всем необходимым для сносного отдыха: кровать с настоящей периной и пуховым одеялом, маленький столик, добротная табуретка и дубовый шкаф, занимающий ее большую половину.
Ольга легла на кровать и утонула в перине. Под одеялом стало жарко, а в комнате душно от топившейся печки. Она встала, натянула джинсы, накинула куртку и на цыпочках вышла на крыльцо, где столкнулась с Максимом.
-Что не спиться? — спросил он не оборачиваясь
-Да… А вы почему не спите?
-Тоже не спиться… — ответил он и закурил.-Как же вас угораздило заблудиться?
-Так получилось. Взяла отпуск, хотела отдохнуть в тишине, подальше от города. Мечты должны сбываться,- ответила Ольга, поежившись от порыва холодного ветра.- Однако, свежо.
-Холодно,- согласился Максим.-Я не думал, что городские барышни любят проводить отпуск в деревне. Мне казалось, что им больше по душе беготня по бутикам, шопинг-шмотинк, Париж, Милан и прочая, прочая… Как моей жене…
-Как видите, Максим, вы ошиблись. Мне нравится тихий, несуетливый отдых… А где сейчас ваша жена?
-Нигде. Ушла к нормальному, здоровому мужику, который все может,- с сарказмом сказал Максим.
-Замерзла. Пойду спать.
-Идите, а я еще посижу,- и Максим, как бы случайно, коснулся руки Ольги. Та от неожиданности ее отдернула, будто получила удар током.
-Противно? Я понимаю,- пробормотал он и опустил глаза.
-Нет, вы не поняли,- стала оправдываться она.- Все не так…
-Что вы оправдываетесь, как девчонка? Идите уже спать,- рявкнул Максим и оттолкнул ее.
Ольга плохо спала ночь и чувствовала себя разбитой, будто по ней проехал каток, но утренняя прогулка привела ее в чувство. После завтрака она достала ноутбук и начала записывать свои впечатления от встречи с Максимом и его матерью. Мария Ивановна хлопотала по хозяйству. Максим весь день не выходил из своей комнаты. Ольга хотела помочь Марии Ивановне, но та категорически отказалась и ей ничего не осталось, как бродить по окрестностям деревни, наслаждаясь тишиной и покоем деревенской жизни. Вечером с Максимом Ольга встретилась за ужином. Он все время молчал, а если Ольга что-то говорила, то делал вид, что ничего не слышит.
Ночью она проснулась от громких криков и стонов. От испуга она в чем была выбежала в коридор. Кричал Максим. Она хотела войти в его комнату, но там была уже Мария Ивановна. Увидев Ольгу, она прямо перед ней закрыла дверь. Потом, когда Максим затих, Мария Ивановна вышла и, заметив сидящую на кухне Ольгу, извинилась перед ней.
-Простите, ради бога, но этого вам лучше не видеть,- вздохнула она.
-Я понимаю,- посочувствовала Ольга.
-Он будет спать до утра. Я ему поставила обезболивающее.
-Вы сами ставите ему уколы?
-Да. Раньше работала в Лемешевке фельдшером, когда еще народ жил, а сейчас надо в район… Все уехали, все… Умирает село. Иди, деточка, спать. Извини, что разбудили. Вот поэтому я не хотела вас пускать.
-Понимаю, но ведь надо что-то делать!- воскликнула Ольга.
-Когда ушла Надя, он как будто сломался. Она вначале так его поддерживала, а потом ушла. У него пропало желание жить. Он стал пить. Оправдывал это безобразие тем, что так не чувствует боли. Принял «анестезию» и все… Что я только не делала, как не уговаривала. Твердит одно- умру и освобожу от себя, легче станет. Как же я смогу пережить своего сына? Потом он понял, остепенился, но замкнулся в себе, стал раздражительным, злым… Что делать, не знаю,- шептала Мария Ивановна.
-Сначала надо решить вопрос с операцией, чтобы облегчить его страдания,- начала Ольга.- В Германии есть доктор, который, возможно, сможет помочь Максиму.
-Ты, думаешь, что у него есть шанс?
-Мария Ивановна, я не знаю, но попробовать можно… Надо пройти обследование в клинике.
-У нас нет таких денег,- вздохнула Мария Степановна.
-Я знаю одну передачу на телевидении, которая вам может помочь,- ответила Ольга.
-У нас и телевизора нет, Максим запретил,- обреченно махнула рукой Мария Ивановна.
-Ничего, это не проблема. У меня есть знакомые, они помогут,- продолжала Ольга.
-Было бы хорошо, хорошо… Только Максим не должен знать, а то опять начнет куролесить. Он считает, что если ему помогают, то только из жалости.
-Глупости! Есть много людей, которые помогают другим просто от чистого сердца, потому что это их образ жизни.
-Дай-то бог, дай-то бог,- перекрестилась Мария Ивановна.-Остается надеяться только на него да на добрых людей,-согласилась Мария Ивановна.- Идите спать. Он вас больше сегодня не разбудит.
Прошло два дня. Наконец вернулся Филиппыч и вытащил трактором машину Ольги. Она попробовала поговорить с Максимом о программе, но он категорически отказался, накричал на нее и заперся в своей комнате.
Ольга решила, что из затеи ничего не выйдет и решила вернуться в Питер, но одно обстоятельство вынудило ее задержаться. Как-то утром в дверь Хмельницких постучала почтальонша Вера:
-Марь Ивановна! Марь Ивановна! Вам телеграмму из района передали!
-Мне еще этого не хватало!- воскликнула Мария Ивановна, прочитав ее содержимое.- Но я не могу уехать. Как же Максим? Прости, братец, но я не могу приехать…
-Мария Ивановна, что случилось?-поинтересовалась Ольга, заметив, как сильно расстроилась мать Максима.
-Брат сильно заболел, просит приехать. А как я поеду? Максима одного нельзя оставить… С братом мы лет десять не виделись. Он живет аж на Камчатке. Поссорились, а теперь он просит прощения и зовет проститься… Боится, что умрет. Поехать надо, а как?!
-А вы поезжайте. С Максимом могу и я остаться,- вдруг предложила Ольга.- У меня отпуска еще целый месяц. Машина на ходу. И за продуктами съезжу, и фельдшера из района могу привезти. Так что езжайте, Мария Ивановна.
Она с недоверием посмотрела на Ольгу:
-Девонька, это ты серьезно предлагаешь?
-Мария Ивановна, если вы не поедете, то потом себя просто не простите. А мы с Максимом справимся. Взрослые же люди.
-Ой, не знаю, не знаю…- запричитала Мария Ивановна.- Максим, однако… Надо его спросить.
-Все с ним будет хорошо. Вы только не волнуйтесь и поезжайте к брату.
На следующий день Ольга отвезла Марию Ивановну на станцию в райцентр и посадила на поезд.
Вернувшись, приготовила обед и накрыла на стол. Максим отказался с ней обедать и потребовал обед принести в комнату.
Зайдя к нему, Ольга воскликнула:
-Ну и берлога!
-Не нравится?
-Нет! Гитара?! Ты играешь на гитаре?- спросила Ольга, взяв в руки инструмент.
-Играл… А ты готовишь ничего, так себе…
-Ничего пустое место… Остается так себе,- ухмыльнулась она.
-Я не хотел обидеть,- доедая котлету буркнул Максим.
-Я не обиделась. Сама знаю, что готовка не мой конек,- согласилась она.- Сыграй?
-Нет. Ты сама играй.
-Хорошо,- ответила она, перебирая лады. — Искать в своей судьбе виновных пустая трата дней и лет, и в прошлое мы, возвращаясь снова, пытаемся найти причины наших бед, а память, как чулан старинный, хранит событий череду, и мы, порой, бессильны в них изменить хоть что-нибудь…
-Браво,- ухмыльнулся Максим.- Поешь, ты лучше, чем готовишь. Спой еще что-нибудь.
-Извини, но пойду. Надо посуду помыть.
-Не уходи… Просто посиди. Посуда не убежит.
-Ладно,- ответила Ольга и присела в кресло, стоящее рядом с его диваном.- А может пойдем погуляем. Там снег выпал.
-У меня, если ты заметила, коляска, а не лыжи… Иди,- Максим нервно дернул головой и отвернулся.
-Извини, если сказала что-то не так,-смутилась она.
Максим не ответил. Она тихо вышла из его комнаты. Постояв посреди кухни, махнула рукой на немытую посуду, накинула куртку, взяла ключи от машины и выскочила на крыльцо. Она доехала до райцентра, нашла почту и позвонила Рите.
-Рита, привет!
-Оль, ты куда пропала? Мы с Олегом сбились с ног тебя разыскивая. Дома никого нет, соседи ничего не знают, телефон отключен. На студии тоже ничего не могут толком объяснить. Говорят, ты взяла отпуск и уехала в глушь, Саратов. Они тебя тоже ищут. Там твой Сергиенко каких-то дел наворочал, что его с треском поперли. Ты где?
-Зачем я Олегу понадобилась, что он меня кинулся разыскивать через полгода после развода? Я в Лемешевке. Дышу чистым деревенским воздухом. Отдыхаю. Со мной все хорошо, жива, здорова, не переживай!
-Олег не доложил,- отшутилась Рита.- Лемешевка — это далеко?
-Нет, Рита, три часа от Питера на машине. Не могу приехать. Здесь еще дело не закончила.
-Когда вернешься?
-Через месяц, может быть.
-Что-то ты темнишь, подруга,- подозрительно заметила Рита.
-Приеду, все расскажу,- пообещала Ольга.- А сейчас, пока- пока.
Побродив по рынку, она купила продуктов и вернулась в деревню. Когда въехала во двор, то заметила Максима на крыльце, а рядом с ним деда Степана. На ступеньке стояла бутылка водки и тарелка с хлебом и салом. Дед Степан с появлением Ольги вдруг засуетился, схватив шапку, раскланялся и со словами: «Прощевай, Максюха! Дела зовут.» вылетел пулей со двора.
-Это еще что такое?- возмутилась Ольга.
-Молчи, женщина, — пьяно усмехнулся Максим.
-Хорошо. Помолчим.
Она закатила его коляску в дом. Он, что-то бурча себе под нос, въехал в свою комнату и громко захлопнул дверь.
Они не разговаривали два дня. Максим молча забирал со стола тарелки с едой и катил к себе в комнату. Очередной приступ с ним случился внезапно поздно вечером. Ольга сначала очень испугалась, но потом, взяв себя в руки, смогла сделать обезболивающий укол. Максим крепко держал ее за руку и не отпускал. Он смотрел на нее глазами, полными вселенской боли, от которой у него сводило мышцы и перекашивалось лицо. Ей было его безумно жаль. Она прижимала его голову к своей груди, гладила по волосам и говорила какие-то успокаивающие слова. Когда он заснул, Ольга с облегчением вздохнула и осторожно, чтобы не разбудить, вышла из комнаты. Утром она заметила, что на запястье, где Максим сжимал с силой свои пальцы, проступили синяки. Он долго извинялся. Ольга успокаивала его, что ничего страшного не произошло и все в порядке.
После завтрака она предложила ему погулять, на что Максим вдруг согласился. Стоял легкий морозец. Снег искрился в лучах ноябрьского солнца. Максим держал Ольгу за руку, а она помогала ему выбраться из снега, если коляска буксовала. Им было весело, как никогда до этого дня.
После прогулки они вместе приготовили обед, а вечером Максим вдруг взял гитару и спел несколько своих песен. После этого дня они больше не ссорились. Ольга поймала себя на мысли, что дальнейшая судьба Максима ей совершенно не безразлична, и она, во что бы-то не стало, должна ему помочь. Но в этом чувстве к Максиму, было еще что-то такое, чему она пока не могла дать точного и ясного определения. Когда они нечаянно касались друг друга, или он брал ее за руку, то у нее сердце начинало учащенно биться. Она чувствовала, как к лицу приливает кровь, а щеки краснеют. Максим при этом тоже начинал смущаться и краснеть.
В конце ноября вернулась Мария Ивановна, и сразу почувствовала своим материнским сердцем, что между Ольгой и Максимом что-то происходит. Она решила, что это что-то совершенно ни к чему ее сыну.
Мария Ивановна, отправив Ольгу в райцентр за продуктами, обыскала ее комнату. Это решение ей далось не просто, но она должна понять, что же держит девушку в Лемешевке. Она нашла в сумочке у Ольги журналистское удостоверение, армейскую фотографию Максима и адрес, написанный на блокнотном листе. Мария Ивановна решила, что настало время поговорить с сыном
-Максим, скажи пожалуйста, что между тобой и Ольгой происходит?
-Ничего,- смутился Максим.
-Ты думаешь, я ничего не вижу и не слышу?
-Мама, успокойся! Все хорошо, даже очень!
-Тебе она нравится?- прямо спросила Мария Ивановна.- Только честно!
-Я влюбился! Думал, что это в моем положении невозможно. И Ольга любит меня. Мама, я чувствую себя самым счастливым человеком на Земле, когда она рядом, смотрит на меня, держит за руку…
-Сын, я хочу уберечь тебя от новых несчастий и разочарований. У тебя их и так было достаточно, не на одну жизнь хватит…
-Мама, ну что ты говоришь. Ольга, она такая, такая… Чистая, добрая, прекрасная.
-А ты не ошибся в ней?
-Мааама, не говори глупости!- засмеялся Максим.
-Ты меня прости, но я нашла у нее вот это,- и Мария Ивановна выложила свои находки на стол перед сыном.- Лучше все закончить сейчас, чем потом страдать долго и больно. Она приехала сюда не случайно, а специально. Она журналистка. Ей кто-то дал твою фотографию и адрес. Так что все не случайно, вот! И это игра, а не любовь! Ей от тебя что-то надо. Я еще перед отъездом заподозрила, что она не зря предложила остаться.
-Этого не может быть!- попытался спорить Максим.-Она не может притворяться.
-Вспомни, что она рассказывала, когда пришла к нам в дом? Ни одного слова правды! Боюсь тебя разочаровать, но ее приезд сюда просто работа, а все остальное это игра, чтобы получить желаемое.
-Мама, ну что у нас такого есть сверхсекретного, что надо журналистам?
-Значит что-то есть. Вот приедет, мы ее и спросим,- Мария Ивановна не успела договорить, как распахнулась дверь и на пороге появилась Ольга.
-Я вернулась. Все купила. Предлагаю сделать шашлыки! Максим, ты умеешь мариновать мясо для шашлыков?
-Умею, но это потом. Оля, скажи, зачем ты приехала сюда?
-Максим, я же говорила, что заблудилась…
-Хватит врать! -он зо злостью стукнул кулаком по столу.-Скажи правду!
-Хорошо! Я веду программу на телевидении «Неизвестные герои наших дней». Ко мне обратился твой друг Костя Васильев и Павел Несмеян. Они просили сделать о тебе передачу и помочь собрать деньги на операцию в Германии. Я, кстати, перед поездкой сюда, была в Дербенте. Там в детском доме живет та девочка, которую ты спас.
-Они просили, но я-то не просил,- возмутился Максим.-Какого черта тебе все это надо было? А я, дурак, поверил, что все еще может быть! Оказалось, что мама права, это только работа и ничего личного. Уезжай!
-Максим, для меня это была не только работа!
-Не верю, уезжай… Просто садись сейчас в машину и уезжай,- крикнул он и скрылся в своей комнате.
Ольга бросилась к двери, но на ее мольбы и просьбы из-за двери не раздалось ни звука.
-Уезжай!-потребовала Мария Ивановна.- Ты уже сделала все, что могла. Он переживет, он сильный!
-Мария Ивановна, зачем вы это сделали? Зачем залезли в мои вещи? Неужели не могли со мной поговорить, спросить. Мне нравится Максим, понимаете?
-Знаешь, ты молодая, здоровая, красивая женщина. Зачем тебе нужен Максим? Он инвалид. Ты наиграешься с ним и бросишь, а ему потом с этим жить. Хватит, мы еле пережили уход Надежды. И хорошо, что у вас не так далеко зашло, а теперь собирай вещи и уезжай, по хорошему прошу,- потребовала Мария Ивановна.
Ольга быстро собрала вещи и покинула дом Хмельницких. Поздно вечером, она уже была дома. Позвонила Рите, но та не ответила. Отдохнув, Ольга рано утром приехала на студию, но там ее ждало не очень хорошее известие — из-за махинаций Сергиенко программу закрыли, а она осталась без работы. Но Ольге повезло, старое место оказалось не занято, а ее с радостью взяли в команду программы «Новости».
Через два дня она встретилась с Константином:
-Деньги на счет немецкой клиники я перевела, так что можете ехать к нему,- сообщила она.
-Оля, где ты взяла деньги? Ведь программы не было,- удивился Костя.
-Какая разница, где? В банке.
-Ты перевела свои?
-Костя, при разводе от мужа кое-что досталось, но мне это не нужно. Действуй! Только, пожалуйста, ничего не говори ему.
-Хорошо, не скажу, раз ты так хочешь. Хотя, считаю, что он должен знать.
-Зачем я тебе это сказала?- она пожала плечами.-Зря.
-Хорошо, не скажу,- пообещал он.

Февраль 2015 года.

Ольга вышла из здания телестудии. Она сегодня очень устала- был тяжелый день. Она направилась к машине, стоявшей на стоянке, но ее окликнул высокий симпатичный мужчина.
-Оля! Постой!
-Артем, я очень устала. Хочется быстрее оказаться дома и уснуть, завернувшись в теплый плед.
-Оля, ты не поняла. Я хочу пригласить тебя в свою программу «Доброе утро».
-Правда?-удивилась она.
-Да. Наша Рая собралась перейти на ЦТ, а ее место остается вакантным. Я смотрел твои прошлые программы. У тебя здорово получается.
-Спасибо!- она чмокнула Артема в щеку.-Я согласна!
-Вот и славно. Значит договорились! Может пойдем в кафе отметим совместную работу?
-Извините, но в другой раз,- отстранилась она от него.
Ольга не обратила внимание на машину, стоявшую недалеко от въезда на стоянку. Из нее вышел мужчина и подошел к охраннику, что-то сказал, а потом вернулся к машине. Та после этого мгновенно сорвалась с места и скрылась за поворотом. Охранник зашел в сторожку и не видел, как автомобили Ольги с Артема выехали за поднятый шлагбаум.
Прошло три дня. Ольга постаралась приехать на работу пораньше. Сегодня у нее был первый эфир в роли ведущей программы «Доброе утро». Пропуская машину, охранник попросил ее остановиться. Она опустила стекло:
-Доброе утро!
-Доброе утро, Ольга Сергеевна! Простите, но я забыл вам передать…
-Что?
-На днях меня просили вам передать сверток.
-Кто просил?
-Он сказал, что ваш знакомый. Вот,- он протянул небольшую коробочку. Она ее открыла и увидела диктофон, который считала, что потеряла. Нажала на кнопку и из него раздался голос Максима. Это была та самая песня, которую она записала тайком от него.
-Как он выглядел?- спросила Ольга.
-Высокий, с усами, в черной куртке, шапка не знаю из чего…-начал перечислять приметы охранник.
-Филиппыч… Спасибо, я поняла,- прервала она.
Освободившись после работы, она только на несколько минут заскочила домой, схватив дорожную сумку, тут же уехала. Поздно ночью, она въехала в Лемешевку и постучалась в знакомую дверь. Та отворилась не сразу. На пороге стояла, закутавшись в теплую кофту, Мария Ивановна:
-Ольга? Как вы тут оказались?
-Приехала,- ответила она.
-Зачем?
-Я просто люблю Максима. Пустите меня в дом.
-Любишь? Странно… — пожала плечами Мария Ивановна.-Оля, но я хочу тебе сказать в его состоянии ничего не изменилось, только спать ночами стал спокойнее. Ему сделали операцию, но ходить он не сможет. Зачем он тебе нужен?
-Я его люблю.
-Хорошо, проходи. Можешь отдохнуть в той комнате.
-Спасибо.
Она проснулась от того, что кто-то взял ее руку. Она открыла глаза и увидела Максима.
-Доброе утро!- произнесла она, сонно улыбаясь.
-Доброе утро,- ответил он.- Оля, прости меня.
-Максим, если бы я на тебя обижалась, то меня здесь не было.
-Мне Костя все рассказал. Я сожалею, что тогда не поверил и обидел тебя.
-Максим…
Он поднес палец к губам и сказал:
-Тссс… Помолчи. Я хочу сказать тебе то, что не сказал тогда. Я влюбился в тебя с первого взгляда, но боялся в этом признаться даже себе. Не верил, что меня можно любить, а не жалеть. Когда ушла Надя, то я решил, что в моей жизни уже не может быть ничего хорошего, а про любовь даже не мечтал. Когда ты уехала, пытался себя убедить, что ты меня просто хотела использовать в каких-то своих целей. Потом приехали Костя и Павел. Они уговорили сделать операцию. Доктор обещал, что есть шанс остаться после нее в живых и жить дальше без приступов боли, но ходить я не смогу никогда. Мне было все равно. Я думал, что потерял тебя навсегда.
-А почему Филиппыч передал диктофон охраннику?
-Что? Какой диктофон?- не понял Максим.
-Мой…
-Это я просила передать,- вдруг сказала Мария Ивановна, появившаяся в дверях комнаты.- Мне было невыносимо смотреть на его переживания. Решила, что если ты приедешь, то значит действительно любишь Максима.

Эпилог. Прошел год.

Ольга катила по аллее сквера коляску, в которой спал их с Максимом сын. Из-за поворота на дорожке появился Максим. Рядом с его коляской шла девочка и что-то оживленно рассказывала, размахивая руками.
-Ну, как дела?- спросила Ольга.
-Я сегодня получила пятерку за сольфеджио,- весело ответила Лана.
-Наша Лана просто молодец. Учительница сказала, что у нее абсолютный слух, и она прирожденная скрипачка,- гордо сказал Максим.
Ольга весело засмеялась, взяв на руки проснувшегося сына:
-Вот еще один музыкант у нас в семье появился.
-Иди к папочке,- Максим прижал ребенка к груди.
Он глянул на Ольгу и заметил, как изменилось ее лицо. Проследив взглядом, Максим увидел в конце аллеи мужчину и женщину. Те подошли к ним и остановились.
-Здравствуй, Оля,- сказала женщина.
-Привет, Анфиса! Максим, знакомься это моя сестра Анфиса и ее муж Олег…
-Ольга, мы хотели попросить у тебя прощения,- произнес Олег.
-За что? За то, что вы счастливы, и у вас все хорошо? Я рада за вас! И хочу сказать тебе, Олег, спасибо, что ты ушел от меня к любимой женщине. Если бы ты остался, то у меня не было бы того, что есть сейчас! Жаль, что я не могла вам сказать это раньше, но лучше поздно, чем никогда. Это такое счастье- просто любить! У меня теперь есть все, чего не было, прости, Олег, с тобой.
Олег пожал Максиму руку , а Анфиса и Ольга обнялись.


Просто любить: 2 комментария

  1. Прочитал этот рассказ, а скорее даже повесть и долго не знал, что сказать. С одной стороны типичная женская история со сказочным хорошим концом. Да верю я что так бывает, верю! Немного затянуто начало, на мой взгляд. Мораль есть, и не одна. Но они столь часто употребимы, что уже хочется чего-то другого. С другой стороны с удовольствием глотал страницы, не вымучивал! История понравилась, любовь победила всё. Образы выписаны добротно и не однообразно, а мамаша просто замечательно. Просматривается старание автора оживить сюжет неожиданными вставками. В целом впечатление хорошее, работа профессиональная ия уверен, что найдёт своего читателя. Но вот изюминки, которая присуща шедевру в ней не разглядел, или она очень маленькая. Без обид. Успехов!

  2. @ val_338122@mail.ru:
    Отвечу без обид))) На шедевральность не претендовала и изюминка, видимо, в рецепт не попала))
    А тема извечна, как мир, но в жизни так мало людей верят, что все еще может быть и быть хорошо. Спасибо за добрые комментарий и критику.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)