Свобода и воля, глава пятнадцатая

Большая советская энциклопедия.

«Маркс Карл, основоположник научного коммунизма, учитель и вождь международного пролетариата. Учение Маркса раскрыло законы общественного развития и указало человечеству путь к коммунистическому обновлению мира. В личности Маркса слились черты гениального мыслителя, осуществившего революционный переворот в общественных науках, и несгибаемого революционного борца, способствовавшего превращению рабочего движения в могучую силу общественного прогресса».

Википедия.

«Карл Генрих Маркс – немецкий философ, социолог, экономист, писатель, политический журналист, общественный деятель. Его работы в философии сформировали диалектический и исторический материализм, в экономике – теорию прибавочной стоимости, в политике – теорию классовой борьбы. Эти направления стали основой коммунистического и социалистического движения и идеологии, получив название «марксизм».

Энциклопедия Кольера.

«Маркс Карл – наиболее значительный из всех социалистических мыслителей, создатель системы мысли, называемой марксизмом. Почти непризнанные при жизни, основные социальные и политические идеи Маркса получили широкое распространение после его смерти».

Несмотря на столь лестные отзывы о творчестве Маркса, более чем прохладное отношение современного поколения к наследию Маркса свидетельствует, что система мысли, созданная Марксом, претерпевает некоторое неприятие и даже отторжение. Дело доходит порой до того, что некоторые горячие головы предлагают вообще изъять марксизм из научного пользования, как ненужный хлам. Вероятно, до этого не дойдет, но не вызывает сомнений, что марксистская система мысли требует основательного пересмотра, и, в первую очередь, следует пересмотреть взаимосвязь между марксизмом и диалектикой Гегеля. Так, в энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза читаем:

«Наименее выработанными и наименее ясными остались метафизические и гносеологические воззрения Маркса. От немецкой идеалистической философии Маркс и Энгельс формально сохранили ее диалектический метод; но, поставив гегелевскую диалектику, которая у самого Гегеля стояла «кверху ногами», «на ноги», т.е. вложив в чисто формальный метод совершенно реальное содержание».

Оно и понятно. Если бы Маркс попытался ясно и последовательно изложить свои гносеологические воззрения, он должен был повторить пункт за пунктом, абзац за абзацем гносеологию Гегеля. От себя в диалектику Гегеля применительно к капиталистическому обществу Маркс внес всего лишь один элемент – вооруженную борьбу между классом буржуазии и пролетариатом, тем самым полностью исказив диалектику. Научное знание, которое твердо стояло на ногах, Маркс поставил «кверху ногами», и все научное сообщество не только не заметило данный финт, но встретило его бурными овациями.

Из «Капитала» при всей изощренности человеческого мышления не следует вывод о том, что вооруженная борьба между классом пролетариата и классом буржуазии есть непременное условие прогрессивного движения общества. Превращение ученого в политика есть деяние деструктивное, и не может проявиться позитивным фактором ни в науке, ни в политике. Ярким примером может служить А. Сахаров, когда он из науки ринулся в политику. Чему способствовал Сахаров? Тому, чтобы к власти пришли либералы, породившие невиданную коррупцию в государстве. У нас есть пословица: «Простота хуже воровства». Согласно этой пословице, Сахаров, искренне стремившийся свергнуть коммунистическую власть в пользу либеральной власти, в итоге оказался хуже тех воров, которые пришли к власти благодаря его деятельности. Только вдумайтесь, Сахаров, предав науку, положил остаток жизни на то, чтобы Березовский получил возможность набить себе карманы миллиардами американских долларов, изъятых из государственной собственности.

Не менее деструктивно со своим талантом поступил Маркс. В угоду своим политическим амбициям исказил выводы, следующие из его научных разработок. Устремленность марксизма к вооруженной борьбе нашло свое отражение в центральном положении закона «Единства и борьбы противоположностей».

«Единство противоположностей относительно, временно, борьба противоположностей абсолютна».

Применим это положение к семье, являющейся ячейкой общества, благодаря чему так же подчиняющейся законам диалектики. Временное единство в семье – это сожительство, к сожалению, ставшее в наше время нормой. Несут ли сожители какую-либо ответственность перед собой и, тем более, перед своими детьми, если те нежданно, негаданно появляются на свет? Ни за что и никогда. Случайно ли сплошь и рядом дедушки и бабушки воспитывают своих внуков, так как ихним детям недосуг заниматься столь непривлекательной и бездивидендной работой? Случайно ли в нашем государстве при живых родителях появилась масса беспризорных детей? В сожительстве людей может объединять все что угодно, но только не любовь. Основным объединяющим началом является секс. Однако секс, как чисто биологическое начало, со временем притупляется, а то вообще куда-то уходит. И тогда основным объединяющим началом становится жилплощадь. Обоим сожителям, либо одному из них некуда идти и, чтобы не остаться без крыши над головой, тот, кому некуда идти, терпит. Для него секс все более превращается в процедуру с трудом переносимую, и в душе его, все более разгораясь, зарождается ненависть к объекту противоположного пола. В связи с этим хозяин положения (хозяин крыши над головой) все чаще прибегает к насилию, все более разжигая ненависть, как в объекте противоположного пола, так и в себе. Вполне естественно, когда мужчина (женщина) в своей сожительнице (сожителе) видит лишь средство для удовлетворения собственной похоти, когда из секса искусственно вытравляются последние жалкие осколки любви, когда любовь полностью подменяется ненавистью, в такой «семье» борьба, в результате которой противоположной стороне навязывается своя воля, выходит на передний план. Известно, что драки между сожителями – рядовое явление. Иногда они хватаются: кто за нож, кто за топор. Естественно предположить, что ни о каком духовном росте в такой «семье» и речи быть не может. Весь смысл в том, что такая «семья» не может создать диалектическое единство, т.е. к диалектике она не имеет ровным счетом никакого отношения. Диалектика – это движение (развитие) как самодвижение, которое и является признаком диалектического единства. Две диалектические противоположности могут существовать в форме неразделенного единства только в движении. Остановите диалектическое единство, и оно развалится на составляющие это единство, на две противоположности. Ярким примером диалектического единства является фотон, который может существовать только в движении со скоростью света. Остановите фотон, и он исчезнет.

Несмотря на то, что Марксу очень сильно повезло с женой, т.е. в семье связующим звеном была именно любовь, распространить подобные взаимоотношения на общество он не смог. Маркс создал общественную науку, основанной на ненависти. Имея перед глазами пример в форме становления европейского феодализма, фундаментом которого явилось христианство, основанного на любви, Маркс не смог повернуться к науке лицом, оставаясь во власти своих политических догм, в которых связующим звеном диалектических противоположностей служит ненависть. Абсурдность подобных представлений видна с первого же взгляда, и, тем не менее, марксизм семимильными шагами зашагал по Европе. Разглагольствуя о высших материях, марксисты буквально накачивали ненависть в европейское общество. Увы, верхушка христианской общины, погрязшая в пороках, не смогла противостоять натиску марксистской человеконенавистнической идеологии. И вполне естественно Европа, в конце концов, приползла к мировой войне. Вместо обещанного марксизмом ускоренного движения к прогрессу, Европа получила разруху, а Россия – разруху до основания. К сожалению, даже мировая бойня не заставила ученых хоть самую малость призадуматься.

Марксизм по-прежнему считается непревзойденной научной мыслью о развитии общества и его движении к светлому будущему. По-прежнему борьба классов (революция, т.е. вооруженная борьба) определяется, как движущая сила развития общества. О какой нормальной биологической жизни в семье, не говоря уже о духовном развитии людей, составляющих семью, может идти речь, в которой супруги то и дело хватаются за топор? Этот же вопрос в полной мере относится и к отношениям между классами в обществе. Вдумайтесь, философия, являющаяся высшим продуктом человеческого мозга, утверждает, что война и есть то самое состояние, которое только и дает обществу возможность стремительного развития, и все ученые мужи, обязанные добывать для общества истину, не жалея живота своего, эту страшную ложь не только спокойно проглатывают, но несут дальше. В научных трактатах борьба животного мира за существование отождествляется с духовным развитием человеческого общества. Не это ли есть верх морального уродства современной науки?

Марксисты, внеся собственные измышления в законы диалектики, настолько исказили сам дух диалектики Гегеля, что законы, объяснившие, наконец, движение как самодвижение, оказались в области ложного знания. Противоположности на то и противоположности, чтобы избегать общения друг с другом. Они и без всякой борьбы отталкиваются друг от друга. Яркий пример тому – гомосексуализм, стремительно распространяющийся, подобно тому, как марксизм в свое время уверенно шагал по Европе. Когда цивилизация отказывается от Бога, т.е. лишает себя возможного контакта с Духом Святым, или, согласно теории Гумилева, теряет пассионарность, растратив ее на мелочные склоки внутри себя, эта цивилизация лишается способности к воспроизводству сомой себя и уходит в небытие. Западная цивилизация на наших глазах стремительно уходит в небытие.

Чтобы противоположности могли создать единство, необходим фактор, который бы притягивал их друг к другу. Этот фактор две тысячи лет назад довел до людей Иисус Христос. Этим фактором является любовь: любовь между мужем и женой, гармония между пролетариатом и буржуазией, когерентность между фотонами, а так же электронами.

Приведем еще раз определение диалектики, данное Гегелем.

«Диалектикой же мы называем высшее разумное движение, в котором такие кажущиеся, безусловно, раздельными (моменты) переходят друг в друга благодаря самим себе, благодаря тому, что они суть; и предположение (об их раздельности) снимается». (Г. Гегель «Наука логики», стр. 38).

Таким образом, диалектика – это, прежде всего, движение. В философии всякое изменение обозначается понятием «движение», при этом движение понимается не только в форме перемещения тел в пространстве, но так же в форме любых взаимодействий, влекущих за собой изменения состояний объектов. Исторически сложилось, что в самом общем виде принято выделять два основных типа движения.

1. Движение, когда сохраняется качество объекта.

2. Движение, когда благодаря взаимодействию объекты образуют более сложную систему – новый объект. Подобные процессы, связанные с преобразованием качества так же называют развитием.

В свою очередь первый тип движения, который характеризуется изменением положения объекта в пространстве в каждый момент времени, может осуществляться как под воздействием внешних сил, так и под воздействием внутренних сил.

1-а. Если объект движется под воздействием внешних сил, то движение его полностью определяется законами механики, основу которых составляют законы Ньютона. Опыт свидетельствует, что траектория движения тела под воздействием внешних сил не зависит от внутреннего устройства этого объекта, и может рассматриваться при отсутствии вращения как движение материальной точки.

1-б. Вероятно, следует прежде, чем перейти к общей характеристике движения объекта под воздействием внутренних сил, отметить, что Гегель определяет диалектику не просто как одну из форм движения, а форму разумного движения. И действительно, движение под воздействием внутренних сил способен совершать либо сам разум, либо то, что создано разумом. Например, человек идет по дороге и вдруг, что-то вспомнив, резко останавливается, на минуту задумавшись, и бегом возвращается назад. Если подобные действия станет выполнять автомобиль на дороге, то у нас это тоже не вызовет особого интереса, так как мы знаем, что за автомобилем стоит разум человека. Однако когда мы наблюдаем, например, момент охоты Венериной мухоловки за очередной жертвой, то ощущение присутствия при свершении очередного чуда стойко удерживается в разуме. Ведь к созданию ловушки Венериной мухоловки невозможно прийти эволюционным, т.е., как принято говорить, естественным путем. Во-первых, ловушка должна быть создана сразу и в полном объеме. Во-вторых, прежде чем приступить к созданию ловушки, необходимо знать, что она предназначена для охоты на летающих насекомых. В-третьих, удачная охота требует наличие информации о поведении и приоритетах потенциальной жертвы, т.е. охотник должен обладать устройством для хранения баз данных и механизмом обработки этих данных. Так, биологический энциклопедический словарь, по поводу ловушки Венериной мухоловки, оповещает, что механизм захлопывания листа – это очень сложный процесс взаимодействия между его эластичностью, тургором и ростом, который еще до конца не изучен. Безусловно, когда-нибудь этот механизм будет изучен, но уже сейчас можно утверждать, что между механизмом сжатия человеком своей кисти при ловле мухи и механизмом захлопывания ловушки Венериной мухоловки для той же цели много общего. Принципиальное различие заключается лишь в том, что за кистью человека стоит разум человека, а чей разум стоит за ловушкой Венериной мухоловки мы не знаем.

Таким образом, можно утверждать, что в природе существует движение, за которым стоит разум. Диалектика Гегеля и дает нам знание, благодаря которому мы можем отличить движение объекта, совершаемое под воздействием слепых сил природы, от движения, за которым стоит разум. Диалектика Гегеля дает нам знание, благодаря которому мы можем разграничить движение камня, вылетающего из жерла вулкана, и движение ловушки Венериной мухоловки.

1. Движение, совершаемое под воздействием внутренних сил, характеризует объект, представляющий собой неразделимое единство, в которое заключены противоположности. Иными словами, если мы наблюдаем движение объекта, причину которого не можем объяснить посредством приложенных к объекту внешних сил, следовательно, объект имеет внутреннюю структуру, состоящую из взаимодействующих между собой противоположностей. Так, например, в «Свободе и воля, глава 12» было показано, что движение электронов в проводнике, создающих электрический ток, не может происходить под воздействием потенциального электрического поля в виду его отсутствия. Потенциальное электрическое поле появляется лишь при разрыве проводника с током и только в промежутке между концами разорванного проводника. В одной из следующих глав, опираясь на теорию БКШ, мы подробнее рассмотрим движение электрона в проводника. Сейчас же лишь заметим, что самодвижущийся электрон, т.е. электрон, движущийся под воздействием внутренних сил, рождающий в проводнике электрический ток, не может быть элементарной частицей. Он представляет собой сложный объект, создающий неразделимое единство из противоположностей. Разделить это единство можно, лишь остановив движение, что и происходит при разрыве проводника с током, в результате чего, повторимся, и появляется потенциальное электрическое поле.

2. Если нам известно, что данный объект представляет собой неразделимое единство, состоящее из противоположностей, следовательно, этот объект непременно находится в движении (развитии) под воздействием внутренних сил. Понятно, если противоположности создали единство, то самопроизвольно развалиться это единство не может. Противоположности удерживаются друг подле друга движением, и чем больше скорость движения, тем более возрастают внутренние силы, удерживающие противоположности от разделения. Однако возникает вопрос, что является тем первым толчком, который заставляет противоположности соединиться и создать единство?

Протопресвитер А. Шмеман учит.

«Зарождение веры в душе человеческой есть тайна. И, однако, сама вера во Христа приводит человека к Церкви, к общине тех, кто верит во Христа. Сама вера ищет и требует единства верующих, которые именно этим своим единством, любовью друг к другу свидетельствуют перед миром, что они ученики и последователи Христа. «Посему узнают все, что вы Мои ученики, – сказал Христос, – если будете иметь любовь между собою»».

Энциклопедия марксизма.

«Антагонистические противоречия пронизывают весь механизм капиталистического способа производства, отношения между пролетариатом и буржуазией. Антагонистические противоречия в процессе развития обостряются, углубляются, приобретают характер острого конфликта и разрешаются путем уничтожения данного общественного строя и создания нового в ходе классовой борьбы и социальной революции, при этом либо ликвидируется одна из борющихся сторон, любо обе стороны приходят к своей гибели».

Чуть выше на примере семьи мы видели, что в случае антагонистических отношений между мужем и женой, т.е. когда то и дело один хватается за топор, а другой за нож, ни о каком развитии не может быть и речи, равно как и о диалектики. Применительно к обществу дело обстоит точно так же. Ранее уже было отмечено, что антагонистические отношения между классом пролетариата и классом буржуазии никоим образом не следуют из «Капитала». Повторюсь, Маркс в угоду своим политическим амбициям пошел на явный научный подлог. Обрести символ вождя пролетариата для него оказалось важнее, чем быть просто ученым. Казалось, в жизни ему благоприятствовал сам Бог, но Маркс не только не внял, пошел на Бога с дубиной. Наказал ли Бог Маркса? Наказал и не только Маркса. Бог превратил Маркса в слепого поводыря, которым управляла ненависть к окружающей его действительности.

Только гармоничные взаимоотношения между буржуазией и пролетариатом способны обеспечить капиталистическому обществу движение во времени (развитие). Нарушение законов диалектики, т.е. внедрение в общество корысти, зависти и ненависти неукоснительно приводит это общество к братоубийственной бойне, к революции. Революция – это наихудшая из войн. Если в межэтнических войнах, по крайней мере, одна из сторон отстаивает свою свободу и независимость, то в революцию, когда обе стороны главным своим оружием делают ложь, бьются исключительно за свои корыстные интересы, т.е. любая революция основана на лжи и несет людям только зло. Спрашивается, каким же образом в России революция не только победила, но и продержалась более семидесяти лет, и, нет сомнений, если бы не глупость Хрущева и не трусость Горбачева продержалась бы еще дольше?

Во-первых, если Ленин всеми силами внедрял в общество пролетарскую ненависть, прежде всего, ко всему русскому, т.е. к этносу, который являет собой основу государства, то Сталин эту ненависть в значительной степени из общества изъял, т.е. потенциал зла в обществе в значительной степени был снижен. Кстати, случайно ли здоровый, следует подчеркнуть, непьющий, некурящий, негулящий мужчина, вдруг ни с того, ни с сего лишился разума? Вероятно, есть предел того зла, которое позволительно человеку при определенной должности внести в наш мир. Ленин превысил этот предел, и Бог лишил его разума. Для сравнения, за свои деяния против русского государства Хрущев лишился всего лишь должности.

Во-вторых, безусловно, Сталин не пытался внедрять в наше общество любовь. Любовь силой внедрить невозможно, а в тоталитарной системе во главе угла стоит сила. Однако Сталин не жалея живота своего боролся с корыстью – антиподом любви. Уничтожая зло, Сталин нес обществу добро (еще не любовь, но уже не зло), и, вероятно, это добро в глазах Бога перевесило то зло, которое он принес конкретным людям, среди которых, кстати, было немало коррумпированных чиновников, стремительно расплодившихся в ленинское время. Плодится коррупция легко и стремительно. Но насколько тяжела борьба с коррупционерами, мы сейчас наглядно видим. Так, президент Путин без малого двадцать лет бьется с коррупционерами, стремительно внедрявшимися в форме либералов в наше общество во времена Ельцина, но вряд ли кто решится сказать, что он победил коррупцию.

Таким образом, если Ленин злостно нарушал законы диалектики, то Сталин, изживая корысть, в том числе, и личным примером, находился, вероятно, в пределах допустимого отклонения от оптимального исполнения законов. А что же Путин? Президент Путин, строго следуя законам диалектики, внедряет в общество любовь, несмотря на активнейшее противодействие либералов, как внутри России, так и за ее пределами, и по-другому вести себя не может. Дело в том, что Россия стремительно входит в период демократического правления, а демократическая форма правления в этносе, в отличие от тоталитаризма, устанавливается самопроизвольно. В этот период общество от тоталитаризма разворачивается к демократии, и сделать шаг назад от достигнутого становится невозможно. Ельцин, почему так быстро спекся вместе со своими либералами во главе с Гайдаром и Березовским? Только потому, что силой отнял власть у Горбачева и попытался от демократических свобод, уже начавшихся внедряться в общество в период правления Горбачева, вновь повернуть к тоталитаризму. Не думаю, что найдется профессионал общественник, который заявил бы, что при Ельцине было больше демократических свобод, чем при Горбачеве.

Свобода и воля, глава пятнадцатая: 2 комментария

  1. Это в странах победившего мракобесия Маркс и, скажем, Дарвин — пережитки тёмного прошлого. А в мире Маркс в десятке лучших философов (7-е место). А Дарвин — второй среди выдающихся деятелей Британии.

  2. @ Владимир Брусенцев:
    Маркс — большой ученый, нет возражений, но марксизм, к сожалению, — во многом, гипотеза ложная. Эту мысль я и пытаюсь обосновать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)