Ведьма ЧП (быль)

Можете верить, можете не верить, но в своей жизни я три раза встречался  с самыми настоящими ведьмами и скажу Вам, удовольствия от этого не испытал. Поведаю о первой такой встрече, ибо она мне здорово помогла в дальнейшем, но от неприятностей все же не уберегла.

Ранним  утром жаркого июля 1978 года я в шикарном настроении, выспавшийся, что немаловажно при моей службе в знаменитой 6-й гвардейской Берлинской ордена Богдана Хмельницкого отдельной мотострелковой бригаде, что в Карловке, из танкового дома направлялся на службу к себе в 133 отдельный мотострелковый батальон.

Служить мне пришлось в Берлине в результате некой кадровой рокировки. На собеседовании в мае 1977 года у зам. начальника политотдела 20 Армии, тогда майор Александр Илларионович Котельников, царство небесное, так понравился полковнику и кадровику, что его вместо должности замполита отдельного батальона в Берлине, куда он планировался, рекомендовали сразу на вакантную должность замполита полка связи. Следующим шёл Ваш покорный слуга уже настроенный на карьерный рост на место Саши в своём родном полку связи в Эберсвальде Финов. Беседовали со мной часа два. Не сложилось, так я попал в Берлин, уже на следующий день в 8.00 представившись комбригу гвардии полковнику Моисееву Геннадию Ксенофонтовичу, причём уже в перешитых погонах и петлицах, новенькой фуражке с красным околышем и успев до 4 ночи отметить новую должность и убытие из полка с товарищами крепкой выпивкой. Семью я смог забрать только через полтора месяца.

Моисеев — легенда, не смотря на мой бравый вид и новые сапоги, видимо всё понял, я почти двое суток не спал, но вида не подал, фронтовик всё понимал правильно!

Всё это я подробно так осветил, чтобы было понятно, почему через год я шёл на службу в хорошем настроение. Болячки до крови от натёртых новыми сапогами ног прошли, в батальоне я освоился. Отношения с командованием и товарищами сложились очень хорошие. Да и служба, хоть и трудная в Берлине была, но интересная. Почти через день приходилось выезжать в Западный Берлин, а три раза в году мы охраняли матёрого фашиста Рудольфа Гесса в Шпандау. Волевой, злобный был этот старик, взгляд из-под кустистых бровей тяжёлый, неприятный. Если видел, что за ним наблюдают на прогулке в 6 секторе, переходил на гусиный шаг с гордо поднятой головой. Вражина, одним словом.

Так вот в том месяце как раз и была наша очередь, после французов нести службу в тюрьме Шпандау. Всё шло, слава богу, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Но спать в эти периоды удавалось через раз, да и то по 5 часов максимум. Ежегодно один-два молодых офицера увольнялись из-за повышенного давления. По итогам года личный состав 1 роты батальона занял 1 место в 20 общевойсковой армии. А часть по итогам смотра заняла первое место в ГСВГ и ВС СССР.

В пехоте я не сразу, но освоился, стрелял я тогда неплохо, ещё в полку тренировал сборную по пулевой стрельбе, водил уверенно, бегом увлекался ещё с юношеских лет, технику подтянул быстро, после математической физики, СТО (специальная теория относительности) и КМ, теории нелинейных, это было не так и сложно. Не спать я привык ещё с училища – это постоянные круглосуточные дежурства на узле связи. Одним словом повод, для того чтобы идти в батальон в замечательном настроение, был. Погода тоже радовала, с утра светило солнце, видимость, как говорят авиаторы миллион на миллион. Я молод, здоров и уверен в себе и своём деле, что как Вы понимаете всегда немаловажно.

Ведьма ЧП (быль): 7 комментариев

  1. Рассказ отличный: с подробным описанием не очень хорошо знакомой нам картины армейского быта, с необычным сюжетом. Напоминает те «страшные» истории, которые мы, дети, любили слушать по вечерам. Но, в отличие от тех сказок со счастливым концом, эта «история» воспринимается, как достоверная. Никто не может полностью постичь глубИны нашего сознания. Не зря же говорят: «Никогда не смотри в глаза дикому зверю, пьяному или душевнобольному человеку и «гитане.»

  2. Спасибо за подробный комментарий. я сам чувствовал, что чисто армейская тема в рассказе несколько затянута, но есть определённые традиции. например приводить полное официальное наименование (если это не противоречит гостайне) воинских частей, званий и т.п. Что касается того, как попал в Берлин, честно скажу побоялся, что кто-то скажет — ну вот понятно генеральский сынок ему в Берлин, а нам и т.д. Это действительно было так. И ещё одно, это сейчас я об этом так легко пишу, но тогда это действительно была борьба не на жизнь, а насмерть, кто бы что не думал.

  3. @ val_338122@mail.ru:
    Владимир, всё с точностью «до наоборот»: это Ваша привычная среда, которую хочется описать (знаю по себе). Мне, например, было интересно читать. Про «генеральского сынка» подумает только не очень умный человек. В Берлине служил мой школьный друг, сирота. И последнее. Мне понравилось заключение: «в трудную минуту думайте о своих близких». Спасибо за рассказ—быль, что особенно ценно. Успехов Вам в дальнейшем творчестве.

  4. Интересный случай. Грамотное изложение. Только вот у нас в ДВО из-за высокого давления молодых офицеров не увольняли. Даже запойных держали и воспитывали до последнего.
    У меня был случай встречи с народной целительницей. Теперь они так себя называют. Умирал мой лучший друг. Пригласили знахарку. Она объявила, что на больного навели порчу. Попросила направлять к ней всех, кто зайдет в дом. Так и я попал к ней. Она усадила меня к окну, а сама села напротив. Предложила поднять руки ладонями вперёд и сама сделала то же самое. Когда я поднял руки, целительницу сбросило на пол, словно ветром сдуло.
    Она ворча встала и заявила, что я снимаю чужую боль, но сам защищаться не умею. Предложила работать вместе. Я отказался. Проведав друга ушёл. Вскоре он умер. Оказалось, что знахарка порекомендовала принимать алое, которое спровоцировало резкое развитие рака.
    Вот такая история имела место в моей жизни.

  5. @ Николай Хохлов:
    Спасибо за ваш комментарий. Однажды в своей жизни я тоже попытался лечить одного старика, отца моего друга. Всё прошло хорошо, человек почувствовал облегчение. Но когда я вышел из дома, на остановке, накатило. Я понял, что это огромное и от меня тут ничего не зависит. Я понял, утром он умер, но я помню то огромное, что мне показали. Причём оно сопереживало. Это невозможно передать словами.

  6. Хорошо написано — сочно, с интересными деталями. Короче, хорошим языком. Удачи, Владимир!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)