Счастье — оно такое

За окном дождь и только дождь. Он бежит, словно ребёнок, босиком по горячим крышам и звонко радуется и звенит капелью. Брызги сопровождают каждый его шаг. Он взбрыкивает, как озорной жеребёнок, топочет копытцем, и брызги эти летят во все стороны. Пар поднимается вслед за ним.                            Солнце успело нагреть крыши так, что они превратились в горячую сковородку и брызги отскакивают от неё и летят в разные стороны. Но вот дождь усилился, и крыши остыли и заплакали, за  переживали и уже потоки льются на землю и с неба, и с крыш. Огромная, словно беременная много месяцев туча наконец –то разродилась и теперь выливает всю накопившуюся в ней за долгое время влагу . Струи беспрерывные, от неба до земли. Ударяются в неё и поят её своей влагой. Струи похожи на воду, льющуюся из огромного дуршлага, так могучи они и часты. Прямые, крупные и сильные. Но это лишь миг. Вот они становятся мельче, это уже через решето льётся вода с неба. А вот, совсем — совсем мелкие, словно через ситечко. А вот, они уже и прекращаются совсем. Будто сидит там, в вышине кто –то и сортирует все эти решёта, сита и ситечки. Но, серо — белая туча, с вершиной из цвета мокрого пепла, не уходит. Она стоит на одном месте и вот, уже струи снова льются на землю. Рокочет гром, словно могучий великан сердится на кого — то, или кто — то перевозит и перевозит пустые огромные бочки, где — то выше тучи. Или же мощный кран перетаскивает с места на место огромные листы железа. А может это волшебник сердится? Он обижен на всех и вся, и потрясая посохом, ударяет им о скалы и ругается громоподным голосом, и от злости, наконец, плачет. Плачет так, что слёзы его льются струями, и он не утирает их. Видно ему хочется залить всех, кто посмел не угодить ему.                                 Но вот дождь мельчает. Он просто сеется теперь, мелкий, мелкий. Струи воды из лейки, какой поливают малюсенькие всходы, чтобы их не поломать. Струйки ещё льются, а чуть поодаль, уже нет дождя совсем. Там тучи нет, там уже во всю ослепительная синева. Синева эта ширится, растёт, захватывая всё больше и больше неба. По этой синеве, прямо летят огромные, белые, словно молодой снег, облака. Эти облака превращаются в величественные горы. И пик самой высокой, уже окрашивается в розовый цвет. Будто стая фламинго, опустилась на вершину этой горы, чтобы отдохнуть и переждать дождь. Всё может быть. Как чудно то! Прямо за окном, всё идёт и идёт дождь, а в конце двора, голубизна неба. Вдруг из облаков — гор, вырывается облако конь и мчится, с развевающейся гривой. А, за ним облако великан и они мчатся, будто соревнуясь, кто быстрее. Великан превращается в дракона. И, вдруг дракон врезается в гору, и вот уже нет, ни коня, ни дракона. Только туча, что поливает землю, осталась, как и прежде на своём месте.                                                                                             Но, вот она начинает увеличиваться, разбросав свои лохмотья. Она поглощает синеву под своим покрывалом, цвета мокрого пепла и кажется вот сейчас, из этой тучи, на землю посыпятся, как в одном мультике: земляника, морковка, и грибы. Уж больно всё сказочно происходит. Вот бы пошёл дождь из счастья! — думаешь ты. Как же прекрасно стало бы на земле, после этого дождя! Дождь из счастья! Какой он? Струями из песен, стихов и сердец, наверное? А, может из лепестков роз, или хризантем? Мотыльков, или птиц колибри?                                                                                                                    А, он продолжается, обычный, весенний дождь. А, может это и есть дождик из счастья? Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром. И прямо сумасшедшая, от горизонта до горизонта, радуга — дуга. Каждый охотник желает знать, где сидит фазан. Как же это безмерно прекрасно! А, птицы не прячутся. Ото всюду их фьють — фьють, пюр — пюр, скрим- скрим, пьюи- пьюи, чив — чив, кра — кра. Они не боятся дождя. Они радуются дождю. Они благословляют дождь. Дождь это жизнь! Дождь это счастье! Солнце это счастье!                                                                                                               А может это и есть настоящее счастье, которое все ищут и никак не могут обрести? За которым идут, за тридевять земель, морей и океанов? Преодолевают горы, реки, пустыни. Умирают на конец! А может, вот эти птицы, и дождь, и солнце, и облака, в виде дракона и коня, может это всё и есть — счастье? Да, даже туча, цвета мокрого пепла, может это тоже счастье? Просто, та туча из мультфильма детское счастье, а эта, цвета мокрого пепла — взрослое. Просто, когда человек ждёт, ищет, надеется, он живёт и он счастлив. Только понимает это не сразу. Да даже бывает слишком поздно, как ни странно, и не обидно.                                                                                                                      Крыши домов высохли и только парок, поднимающийся от них, напоминает, что недавно был дождь. Солнце снова принялось за свою работу, навёрстывая упущенное время, когда на земле хозяйничал проказник дождь. Вернуть бы молодость, а ещё лучше детство, и бежать бы босиком по этим горячим крышам вместе с дождём и радоваться ему. Такому мокрому, тёплому и бесконечно прекрасному и чтобы ветерок, озорник поднимал подол платья, и бил в лицо, и озорничал с волосами. Или купаться в лужах, разбрызгивая парную воду, не слушая запреты старших братьев и сестёр, и даже родителей. Смеяться, как умеют смеяться только дети, потому, что они не знают горя, даже если оно случилось. Они не умеют долго горевать, потому, что они дети и их сознание быстро переключается на более весёлое что –то, от чего становится хорошо и не страшно

Счастье — оно такое: 4 комментария

  1. всем спасибо за тёплые слова в мой адрес. А «Катя» -просто вышибло меня из колеи и я до сих пор не могу придти в себя. Меня так не называли лет двести, если, не больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)