Оживляж

Дело это было в 1971 году, когда страна наша носила гордое имя СССР, не так давно отметили 100-летие со дня рождения В.И. Ленина, в Тольятти только начат был выпуск первых Жигулей (копейки). В США, президент Никсон объявил о прекращение активных боевых действий в Южном Вьетнаме. А Ваш слуга, будучи младшим сержантом, командиром отделения курсантов 2 курса военного училища, кормил комаров в летних лагерях.

В 20 километрах от города, в лесочке на большой поляне, покрытой пожухлой вытоптанной травой стояли в два ряда армейские палатки полевого лагеря, в котором мы жили. Точнее спали, так как всё остальное время, исключая – умывание, приём пищи и оправление естественных надобностей, проводили на занятиях в поле или в лесу.

В тот летний день стояла прекрасная жаркая погода, это если лежать голым пузом на песочке, на берегу реки. А если Вы в х/б, в юфтевых сапогах, да в полной выкладке, стоять в строю взвода на самом солнцепёке, когда автомат можно держать в руках только за ремень, деревянные приклад и цевьё со ствольной накладкой, не боясь обжечь руки о сталь. В общем, Вы понимаете, пот течёт и желание одно, быстрее чтобы на перерыв, расстегнуть ворот до пупа и в тенёк. Шинель в скатку натёрла до крови шею и гимнастёрка на спине уже была вся в серых разводах выступившей соли. После обеда прошло не более часа и всех заметно тянуло в сон. Получасовой отдых после обеда к тому времени у нас отменили. В роте на 4 взвода уже было два офицера командира взвода, один остался в лагере, а наш лейтенант Король ушёл на занятия с 1 взводом на другую точку.

Занятия с нами по тактике, тема — Действия развед. групп  проводил  старый полковник, фронтовик орденоносец. Это был один из  последних фронтовиков в училище. В войсках и других профильных ВВУЗах их уже всех поувольняли.

Полковник тоже маялся, не столько от жары, хотя был в кителе, в портупее и хромачах, сколько от данной тягомотины. Тему эту он знал досконально, занятия проводил, наверное, уже в сотый раз, конспект и наглядные пособия были чуть моложе его службы в армии. И нам и ему было скучно, да и жара давила, хоть бы ветерок какой.

Почувствовав общее настроение, замок — то есть зам.ком. взвода сержант Лёша Ткаченко, испросив в какой-то момент разрешения обратиться, неожиданно предложил полковнику внести некий оживляж в теорию и в  оставшееся время провести практическое занятие по действиям развед. группы в тылу противника на местности. Он пришёл в училище с войск,  был инициативен и всячески демонстрировал перед нами, салагами, своё превосходство в военных дисциплинах. В теории, в учёбе по общегражданским  предметам был слаб.

Полковник протёр между тем платком мокрую лысину, откинул фуражку на затылок,  глаза его молодые на морщинистом лице загорелись дьявольскими огоньками. Идея, охреневшему от скуки беспросветного серого бытия преподавательской жизни боевому офицеру, понравилась. Он, сходу разработал замысел занятий. Потом, уточнил обстановку, дал необходимые вводные. И наконец, поставил задачу на дальнейшие действия взвода.

Суть их сводилась к следующему — взвод делился на две группы. Одна ДРГ (диверсионная разведгруппа) работала за красных, её возглавил Ткаченко.

Вторая группа, за синих, имитировала действия подразделения противника, перемещающегося колонной для смены места дислокации в своём тылу. Для чего было необходимо перехватить училищный автобус, который должен был проехать по проходившей неподалёку просёлочной грунтовой дороге в лагерь, он забирал обратно в город преподавателей после занятий. Доехать на нём до определённого места и отразить нападение диверсионной группы. Исполнение этой задачи поручили мне.

Затем планировался разбор, подведение итогов занятия и выдвижение на ужин.

Уточнив кое-какие детали, я со своим отделением выдвинулся пешим ходом в сторону совхоза, который был по дороге и метрах в 500 уже за ним стал поджидать знакомый ПАЗик синего цвета, который ежедневно дважды курсировал из города в лагерь и обратно. Пока было время, по расчётам он должен был появиться минут через тридцать-сорок пять, разъяснил задачи ребятам, порядок их действий по отражению нападения развед. группы условного противника. Через 37 минут показался автобус с водителем сверхсрочником. Мы остановили его и поехали в лагерь в готовности к бою.

Что случилось что-то неладное, я понял, когда мы не спеша добрались до места, неподалёку от которого проходили наши занятия до этого. На дороге как-то раком стоял, такой же ПАЗик синего цвета, как и тот в котором на месте старшего сидел я. Передние колёса его были почти полностью погружены в вырытую поперёк дороги яму, корма задрана вверх. Рядом толпились курсанты вперемежку с гражданскими, в основном пожилыми женщинами, которые зло ругались, кто-то даже по-матушке. Ещё одна группа человек 5 столпилась у задних рядов сидений автобуса. Оттуда раздавались громкие крики и стоны. Мы вышли из дежурного ПАЗика, и я спросил у ребят, где полковник, Алексей (Ткаченко) и что случилось? Андрюха Жириков командир 4-го отделения, мой корифан, с фингалом под глазом рассказал.

Ткаченко сбегал в лагерь и получил по записке полковника несколько взрывпакетов, сигнальных ракет  и холостые патроны на взвод. Остальные за это время вырыли яму на дороге, с тем, чтобы ты на автобусе значит, не проскочил. Подпилили дерево, так чтобы оно упало и перегородило другую часть, по которой яму можно было попытаться объехать и, замаскировавшись, залегли, ожидаючи тебя.

Подошёл автобус, дерево упало, пальба началась, взрывпакеты полетели под днище автобуса. Группа захвата окружила объект атаки, кто в открытую переднюю дверь ломанулся внутрь, кто снаружи стучал прикладами по железу. И только когда водила, с глазами обалдевшего лемура-долгопята в гражданке убежал в поле, и там исчез, а мужики увидели, что в ПАЗике  одни гражданские, да к тому же в основном женщины. И те, кто визжит, кто матом кроет, а у той молодухи, кивнул в сторону автобуса, сразу схватки начались. Несколько человек лицо разбили, синяками, правда, отделались. Мне вот тоже, но уже от баб досталось. Как удалось выяснить, автобус вёз из совхоза работниц на дальний участок. В общем, облажались мы Вольдемар по полной. Полковник побежал в лагерь за санинструктором, Лёха ищет водителя. А Юрка там, роды принимает, закончил он. Юра Вагин до училища год на гражданке в больнице работал санитаром.

Женщина та, слава богу, всё нормально, родила пацана. Водителя нашли только вечером, он прятался в лесу.

Итоги занятия подвёл начальник училища. Полковника отправили на пенсию, взводного, Ткаченко и меня наказали, объявив строгий выговор. Передок у автобуса полетел, его потом в полевом автопарке 2 дня ремонтировали, яму на дороге мы засыпали.

А, я на всю жизнь усвоил, занятия – строго по конспекту и никакого оживляжа.

Оживляж: 2 комментария

  1. Хорошо написано, образно, с приятной самоиронией. Прочитала с удовольствием. Дальнейших творческих успехов автору!

  2. Спасибо за внимание и оценку. Описан реальный случай в одном из военных училищ того времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)