Может, я плохо научилась молиться?

В квартиру бойко постучали. Муза Алексеевна, тяжело ступая, прошаркала к дверям. Остановилась. Прислушалась.

— Кто здесь? – с тревогой спросила она, хотя и ждала сегодня социального работника. Старуха опасалась мошенников. Шутка сказать! — она, одинокая пожилая женщина, являлась собственницей двухкомнатной квартиры в Москве, пусть и на окраине.

— Муза Алексеевна, меня зовут Одинцова Елена Сергеевна. Я из соцзащиты вместо Ольги Васильевны, — отрапортовал звонкий голос по ту сторону.

Нового соцработника предупредили, что Воронцова Муза Алексеевна — клиент сложный, характер у неё вздорный, порой просто невыносимый, зато бабушка не требует ухода, по дому все делает сама, за продуктами и в ближайшую аптеку ходит сама. Всего-то и надо раз в месяц съездить в центральную аптеку за особым лекарством по льготному рецепту да поменять книги в библиотеке в неделю раз. Очень уж любила клиентка читать. Для Елены Сергеевны, разведенной женщины с ребенком,  это был идеальный вариант подработки.

— Постой пока, — старуха подошла к комоду и достала из верхнего  ящика тетрадный листок, сложенный вдвое. На нем крупными буквами было выведено: «Елена Сергеевна Одинцова. 38 лет. Соцзащита».

Муза Алексеевна вернулась к двери, шумно сняла цепочку с замка, дважды крутанула диск. Замок отзывчиво щелкал. Она с силой потянула дверь на себя. Перед ней стояла маленькая хрупкая девушка, лет тридцати, с выразительными темными глазами и ярко накрашенными губами. Одета она была, по мнению старухи, нескромно, даже вызывающе: аляповатое коротенькое платье с открытыми плечами и глубоким декольте, прям до самых женских прелестей. В ушах болтались длинные сережки, на запястье – разноцветные браслеты. В руках она держала букет молочно- белой сирени и небольшой тортик, аккуратно перевязанный розовой лентой. «Елена Сергеевна…Пигалица!» — разочарованно подумала Муза Алексеевна.

— Здравствуйте, Муза Алексеевна! – торжественно произнесла Одинцова, вошла в квартиру и протянула подарки. – Это вам! Поздравляю вас с Днем рожденья!

Старуха нахмурилась, поправляя высокую прическу из седых волос, и пододвинула ногой мохнатые тапки:

— Надевай-те. У меня полы холодные, — и, не дожидаясь гостью, отправилась на кухню.

Несколько сконфуженная Елена Сергеевна легко сбросила туфельки и сунула ноги в тапки. Её маленькие ножки смотрелись в этих космогонических чунях нелепо. Она просеменила по длинному коридору за хозяйкой. Из кухни аппетитно пахло пирогами.

— Садитесь, — Муза Алексеевна, не поворачиваясь к гостье, выбросила руку вбок, указывая на табурет, покрытый пестрым вязаным ковриком. Такими ковриками были украшены все табуреты. Старуха вязала их сама. Будучи швеёй, она любила украшать квартиру ярко, празднично, но со вкусом. Несмотря на то, что маленькая кухонька давно не видела ремонта, она была по-домашнему уютная, спокойная и основательная, как её хозяйка, с довольно массивной деревянной мебелью.  На окнах висели нежного персикового цвета шторы с внушительным бежевым ламбрикеном с кистями. На стене располагалось необычное панно из ярких разномастных пуговиц. Старенький «Саратов» украшала соломенная ваза в форме греческой амфоры. На шкафах стояли всевозможные декорированные стеклянные баночки с крупами. На подставке возле окна в большом вазоне росла шикарная юкка.

Муза Алексеевна без слов забрала у соцработника сирень, сунула букет в трехлитровую банку и поставила её на подоконник. Сирень наполняла кухню нежным, сладковатым цветочным запахом.

Автор: Светлана Тен

Добро пожаловать! Посторонним вход не запрещен!

Может, я плохо научилась молиться?: 9 комментариев

  1. Светлана,здравствуйте! Прочитала. Ощущения тяжести на сердце-это хорошо. Тема глубокая и бесконечная для обсуждения.След войны…в каждой отдельной жизни…
    Молись, не молись-оружие должно работать где-то…..и снова содрогается планета….и гибнут люди в жерновах войны.
    С уважением,

  2. Очень тронуло! Низкий поклон автору за это произведение. моя бабушка( царствие ей небесное) пережила это страшное время, она много рассказывала мне о войне. Представляю как страшно было находиться там, если мне страшно было даже слушать. Замечательно написано! Просто сказать,что мне понравилось- это ничего не сказать.

  3. Я тоже,как Муза Алексеевна,дитя войны, я тоже писала о своём военном детстве.Светлана, Вы своим рассказом разбередили мне душу.Очень трогательно написано, всё так и было. Мы детства не видели, теряли отцов, голодали. Молодец, отличный рассказ. Пусть читают люди и знают, какую беду всем несёт война. И пусть не забывают тех, кто в нашу страну вернул детям детство. Спасибо Вам!

  4. Прекрасно написано, глубоко, сильно, честно и искренне!
    Вы молодец! Это настоящее творчество! Продолжайте писать, Светлана!
    Слова, проникающие в сердца и способные растормошить равнодушие людей, всколыхнуть чувства — очень нужны и важны миру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)