Эксперимент «SO 108C». Имплантационная станция

.

— — Итак, дорогие мои коллеги, перед вами в нашей лаборатории… небесной, так сказать, лаборатории тело человека очередной, так сказать, нашей жертвы во имя науки! И хотя звучит это несколько высокопарно, но это действительно так. Для подобных экспериментов наши покровители готовы предоставить нам практически все, что нужно: и материальное обеспечение, и материал – этих человечков. Вот сегодня, обратите только внимание, у нас тут отличный экземпляр – пилот и командир экипажа звездного патруля. Я прямо уж и не знаю, как же удалось заполучить в нашу лабораторию — человек в белом халате, говоривший эти слова, обвел широким жестом своей руки, внутреннее пространство помещения, с множественным, медицинского вида оборудованием с беспрерывно моргающими разного цвета лампочками и периодически попискивающими в разной звуковой тональности датчиков, прикрепленных в разных местах по всему телу пилота.

-И вот, что мы придумали на этот раз… еще раз, я поблагодарю наших Высоких покровителей за этот человеческий материал… отличный, надо сказать, экземпляр… этот звездолетчик… давно я мечтал о таком. Так вот: мне нужен был именно такой, чтобы испытать силу разработанного мною имплантата, способного заглушить осознание человека. Вы же знаете, что пилоты звёздных патрулей имеют высочайшую психологическую подготовку, дающую им возможность действовать в самых непредвиденных ситуациях, возникающих во время их боевого дежурства, когда для решения какой-либо задачи у них, бывает совсем почти нет времени. Но! Но они справляются на «отлично» … и это не-веро-ятно!  И если бы я сам тщательно и досконально не изучил систему и основы методики их подготовки, я бы, коллеги, не мог бы понять то, что возможно поднять человека, пусть и того, что отобран из сотни достойных, я повторюсь весьма самых лучших достойных кандидатов в пилоты на такой высочайший уровень способности действования в экстремальных ситуациях!  И знаете, как называется то, что лежит в основе их подготовки, коллеги? Мой друг, — обратился он к своему помощнику, стоящему рядом с ним – как же… помогите мне вспомнить это слово… от которого меня постоянно коробит?

— Этика, профессор. Так они называют это… — ответил ассистент профессора.

— Да, ЭТИКА. – профессор поморщился – очень неприятное моему слуху словечко… вероятно, поэтому мне его так не хочется запоминать. Так вот, этика у них — это что-то типа Кодекса Чести офицера отряда звездного патруля. И что весьма удивительно для меня это то, что введено у них там на добровольной основе… без всякого малейшего страха наказания. То есть, я поправлюсь немного – не на страхе наказания держится их система подготовки, как к примеру, у нас… а это весьма, странно для меня и полностью и до конца непонятно мне… держится она у них на глубочайшем принятии и осознании каждым членом их группы, что так и именно только так и должно быть! Как же они говорят… а… э… а, вот нашел это словечко из их Кодекса Чести – ЗДРАВОМЫСЛИЕ. И, представьте только: у них полностью, после основательной подготовки, напрочь отсутствует страх собственной смерти и жалость к себе! Каждый из них может пожертвовать своим патрульным звездолетом, своей собственной жизнью и жизнью своего напарника для спасения чего-то, по их мнению, более ценного… пусть это несколько каких-то потрепанных переселенцев-мигрантов… или еще какой-нибудь сброд недочеловеков… брррр… человеческих отрепьев… они, в своем Кодексе называют это – ОПТИМАЛЬНЫЙ ВЫБОР. Да… мне этого никогда не понять… да и к лучшему это, ведь, все-таки я совсем на другой стороне нахожусь бытия нашей необъятной и бескрайней Вселенной и решаю, благодаря нашим Высочайшим Покровителям, в этой наисовременнейшей…  самой современно оснащенной космической лаборатории абсолютно диаметрально противоположные задачи в изучении и налаживании человеческого поведения. Да наш идеал противоположен… зачем нам жертвенность во имя спасения другого существа или даже Всего Существования… как же было бы только возможно управлять такими людьми? Да… это было бы невозможно… наш идеал человека – животное, раб, живущий в постоянном страхе за свое существование… вот, что нам нужно! И вот, Господа, поэтому я и рад этому пилоту звездного патруля… это редкая возможность, уж прямо и не знаю, как же все-таки удалось заполучить и доставить в мою лабораторию его самого и его напарницу-штурмана… видать, верны были в трудный момент эти летчики своему Кодексу Чести…  и попались где-то в ловушку наших спецов отдела диверсий. Ну, да ладно, к делу… Вот, что я придумал в этот раз… с моим талантливым ассистентом… да, да – похвалю его: несмотря на его молодость, он подает большие надежды, что дело, начатое мною не будет остановлено. Ведь, — профессор поморщился- все мы смертны. Жаль, конечно, но нам не удается пока значительно продвинуться в продлении срока нашей жизни… ну, да мы не на той стороне. И, следовательно, мне и моему ассистенту особенно интересно насытить нашу лабораторную и научную жизнь самыми невообразимыми экспериментами над природой бытийности человеческого сознания. Так, вот… сейчас, прямо на ваших глазах… мы с моим юным другом имплантируем сознание этого звездолетчика… в чем, кстати мы изрядно поднаторели, вышибем, так сказать из него, человеческий дух и отправим его для воплощения в человеческое тело на Землю в страну с непростыми, во временной перспективе пересматриваемыми, в социальном плане общественными условиями развития… пусть, он родится в году, эдак – 1966-ом…  и детство пройдет его в условиях, приближенных к идеалу его этической группы…  а потом, когда, по нашем прогнозам, вновь перестроенное политическое устройство его страны изменит ценности и идеалы его и предыдущих поколений на почти прямо противоположные… мы будем его неотступно вести, благодаря моему новейшему импланту, создавая искусственно различные ситуации в его жизни для того, чтобы он неуклонно деградировал… так сказать «минус» развивался как духовное существо, превращаясь в человека-животное. Вот такую я поставил нелегкую задачу себе, дорогие коллеги. Сможет ли дух его противостоять моей новейшей разработке или же желания и стремления тела, которым мы наделим его там – на Земле переборют блокируемое моим имплантом теоретически допустимую, хоть и малую совсем возможность самосознание им себя, как духовного существа. – профессор обвел взглядом всех присутствующих в лаборатории, как бы собирая и напитываясь, излучаемыми ими восторженными единицами восхищения.

— Но! Но и это еще не все… я предвкушаю прямо, так сказать, ваше последующее удивление и дальнейшее ваше восхищение… рассмотрите идею того, что придумал мой юный помощник… я думаю, что после изложения оной, вы прямо – таки утопите его в овациях, — продолжал свою речь профессор – Так вот, мой юный друг предложил оправить на Землю и его напарницу, предварительно имплантировав и ее. Да, и в имплант мы встроили каждому из них индивидуальную задачу … ха-ха… — найти друг друга… вот это игра! Браво, брависсимо, мой юный ассистент, надежда в продолжении моего дела, мой коллега – ученый! И не надо, право же не стоит скромничать, мой друг, вы заслужили это! – профессор приободрил внезапно покрасневшего лицом юношу- так вот пусть они воплотятся на Земле в новых телах… эти их прекрасные и совершенные тела в прелестных темно – синих, цвета глубин самого Космоса комбинезонах с золотыми нашивками знаков отличия… ха-ха, как же красиво я сказал, дорогие коллеги… что там у них нашито? «Е-07» … а, это, похоже бортовой номер их патрульного звездолета и кодовое обозначения места расположения базирования их отряда в секторе Вселенной… «Е» … возможно – «Единорог» … Они часто называют свои отряды именами созвездий по непосредственному месту их базирования… ну, да ладно, не в этом суть. Вернемся к нашей идее… да, вот, что еще: тела их мы оставляем как бы в залог на нашей станции, что непременно прописано уже в импланте каждому из них… это, чтобы они неосознанно и очень сильно беспокоились о том, что необходимо беречь земное тело, и в то же самое время, стремились оставить его, чтобы вернуться в свое настоящее тело на нашу орбитальную космическую лабораторию. А, как вам, коллеги? – профессор вновь обвел взглядом присутствующих, и в этот раз собирая струящаяся от них восхищение.

– Так вот — сказал он, — продолжу… вернемся к нашему, так сказать, человеческому материалу… в перспективе – человеку телесному, человеку-животному… мы будем вести по жизни каждого из них. Один будет в мужском, другой в женском теле, как и сейчас здесь на станции… вести к их встрече примерно по достижению ими среднего возраста… что там у них на Земле… ладно, пусть командир буде постарше своей очаровательной… ха-ха помощницы… воплотим ее попозже, пусть она будет лет так на 15 земных младше его… усложним, так сказать его задачу… для того, чтобы он уже к своей встрече с ней на любился, настрадался, на разочаровывался в любви к себе земных женщин. Пусть он любит их безответно, старается из всех сил… и пусть, каждый раз он не достигнет взаимности. Пусть в ситуациях по своей жизни, связанных с женщинами он ходит на грани своих жизни и смерти… прочувствует, так сказать, что его может реально убить, так сказать, какой-нибудь из мужчин очередной его возлюбленной… или, настрадавшись, наевшись, так сказать женских измен и предательства… пусть захочет сам оставить тело земное свое… но не сможет на это решиться. Ха-ха, ведь им надо встретиться – встретить друг друга! И узнать! А это та еще задача – узнать друг друга. Ну, на уровне тела — это узнавание практически исключено. Но, вот, что интересно мне, как ученому, о-животно-творя-ю-ще-му, так сказать духовную человеческую природу- смогут ли они узнать друг друга на духовном уровне? Силен ли мой совершеннейший имплант, заблокировавший сознание, каждого из них или дух человека все-таки ему неподвластен? И эта задача сложна еще и тем, что узнать друг друга они должны оба… каждый из них должен пробиться сквозь блокировку своего собственного сознания и увидеть в другом общность духа, так сказать, — узнать самого себя. И это должно произойти с ними одновременно… ну, или почти одновременно… я могу, так сказать с барского плеча дать им пару, даже тройку попыток.  Ну, что ж посмотрим, посмотрим… Ну, мой юный друг, готовьте нашего командира – звездолётчика к транспозиции тела с отделяемым от него сознанием духа первым по нашему списку эксперимента «SO 108C».

Ассистент профессора начал суетиться у тела мужчины – пилота: проверил крепление всех попискивающих на теле датчиков, надежность затяжки шлема –приемника на голове тела, с выходящим из верха шлема шлангом, присоединенным к трубе в потолке станции, уходящей куда-то дальше вглубь лаборатории. Затем он взял шприц, с набранной в него жидкостью голубовато-бирюзового цвета и сделал укол в вену левого предплечья пилота.

— Готово, профессор! – обернувшись, сказал он, — Можно перемещать сознание для воплощения на Земле.  Не беспокойтесь, имплант введен в строго необходимых пропорциях, его действие мгновенно, сознание материала … сознание объекта нашего эксперимента уже полностью блокировано. Ну, это, профессор я для присутствующих в нашей лаборатории наших Господ спонсоров и покровителей пояснил.

— Благодарю Вас, мой юный друг, значит так – стартуем! – профессор подошел к изголовью каталки с телом пилота и решительно повернул одновременно ручки двух электрических ключей, замкнув цепи электрического контура, мгновенно переместив сознание пилота на Землю, в новое тело. Затем он, обернулся к наблюдавшим за его действиями пусть хотя и Высокими, но все же гостями его лаборатории, с огромным удовольствием впитывая от них излучаемые ими эмоции уже совсем другого противоположного качества – эмоции еле сдерживаемого страха и глубинного ужаса их душ и сознаний.                                                                                                                                           – Тело пилота в анабиоз, в хранилище класса «Ноль» — профессор отдал распоряжение своему ассистенту.                                                                                                                                                                          — Поздравлю, Господа, эксперимент запущен. – профессор обернулся к присутствующим Спонсорам, — С преогромнейшим удовольствием я буду докладывать вам о событиях жизни наших подопытных – героев, так сказать данного эксперимента, и ходе его развития. А сейчас прошу всех присутствующих пройти со мной в банкетный зал, чтобы отметить, так сказать, достойное начало нашего очередного проекта в совместной деятельности.

Сознание же пилота, тем временем, увлекаемое турбулентностью и завихрениями, переливаясь самыми невообразимыми цветами космического спектра красок потока переносилось строго   определённым коридором на Землю…

И через краткое мгновенье, которое короче даже времени необходимого для того, чтобы щелкнуть двумя пальцами, в холодном зале операционной роддома закричал только что родившийся малыш.

— Ну, кто же это у нас тут? Кто же родился сегодня в нашей больнице, в нашей «шестиэтажке»? – врач-акушер, принявший роды, внимательно разглядел тело ребенка и сказал, — У вас родился сын, поздравляю Вас, мама! Мужик у Вас родился! Мужчина.

— Дай Бог, чтобы женщин любил он. И чтобы женщины… хотя бы одна из них, ответила ему в любви взаимностью! – почти неслышно добавил он, задумавшись о чем-то о своем, совсем не замечая того, что от слов, тихо сказанных им, медленно угасла радость в глазах только что родившей сына земной женщины.

Написано мною – Николаем Зубковым, с Позволения Неба и Творца нашей Вселенной и в огромной ИМ моей благодарности по-Знать ЭТО.

20.03 – 21.03. 2016 года. Земля. Россия. Барнаул.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)