Боец и труженик Попов

Г. Антюфеев.

БОЕЦ И ТРУЖЕНИК ПОПОВ

Те, кто побывал на войне, кто держал оборону и шёл в атаку, многое пережили, многое помнят и много могут рассказать. Горящие танки, минные поля, прицельный выстрел и шальная пуля – смерть принимала любой облик, лишь бы добиться своей цели. Однако не только разрушения, хаос и трагедии царили на фронте. Было и там место лирике, курьёзным случаям, шутке и смеху. Жизнь, какая бы она ни была сложная, всегда остаётся многогранной.

Петра Попова призвали в армию в декабре 43-го. В Нальчике, где готовили младших офицеров, ему предстояло обучиться военному делу. Началась служба, как и положено, с бани. После неё выдали обмундирование. Стали новобранцы надевать форму и тут выяснилось, что во всех комплектах не хватает брюк. Пришлось курсантам идти в казармы через весь город под духовой оркестр в коротких армейских куртках, красных американских ботинках, в синих обмотках и белых портках. Так будущие командиры и ходили на занятия, в столовую, в ту же баню в течение двух недель. Насмешничали и подначивали их местные жители, да и курсанты сами подтрунивали друг над другом.

До сих пор бывший фронтовик вспоминает тот курьёзный случай с усмешкой, говорит, что в дальнейшем нигде и никогда не встречал подобного. Наоборот, несмотря на нелёгкое время, бойцы и командиры всегда были одеты в добротную форму, соответствующую сезону.

Проучившись полгода (выпуск получился ускоренным – фронту требовалось пополнение) в звании сержанта, попал Попов в августе 44-го в Польшу. Там, на Сандомирском плацдарме состоялось его боевое крещение. Война – это тяжёлая каждодневная работа, которую вместе с другими солдатами выполнял и миномётчик из Ближней Осиновки.

После Сандомира, когда наши войска пошли в наступление, определили сержанта в 10/181-ю стрелковую дивизию, в своё время принимавшую участие в Сталинградской битве. В состав уже механизированной дивизии влился 136-й отдельный танковый батальон, где механиком продолжил службу.

И хотя война близилась к завершению, от этого она не становилась менее страшной. По-прежнему строчили автоматы, выпускали заряды пушки и миномёты, рычали танки и гибли солдаты, как с одной, так и с другой стороны. Советские войска наступали, подходя всё ближе и ближе к границам Германии, а немцы ожесточённо огрызались. Эту фашистскую зверюгу надо было добить, чтобы оградить от нападок Европу да и весь мир. И наши воины прилагали все усилия для её уничтожения.

Передовые части выдвинулись к Одеру. Ночью, по сооружённому на льду настилу, наши танкисты перешли на противоположный берег. На рассвете завязался бой, в него гитлеровцы бросили своих штрафников. Фашистские самолёты разбомбили переправу, отрезав танки от основных сил. И здесь, в этой круговерти, в критической ситуации, произошёл следующий случай.

Выехав из лощины, танк, ведомый механиком Поповым, «поймал» в гусеницу снаряд. Завертевшись волчком, боевая единица беспомощно замерла. Экипаж по рации сообщил о случившемся и стал ждать помощи. Немцы, видя, что машина подбита, окружили её, забрались на корпус и начали барабанить по башне, крича: «Рус, сдавайс!». Ребята притихли как мыши и ждут. Ждут своих. А по башне опять стук и снова крик: «Рус, сдавайс!»

— Пётр, выходи, — серьёзно произнёс командир.

— Почему я? — аж поперхнулся Попов.

— Не меня, тебя же зовут, ты же русский, а я еврей, — улыбнулся Эдельман-Антонов, командир танка. Весь экипаж, несмотря на трагичность положения, грохнул дружным хохотом. Вместе со смехом затихли и немецкие голоса. Конечно, не он смёл неприятеля – на выручку шли краснозвёздные машины.

За взятие Бреслау Пётр Попов был награждён медалью «За отвагу», а за бои на Одере – орденом Славы 3-ей степени. Неплохо, значит, воевал земляк.

После Бреслау готовились танки к походу на Прагу, но обошлись там без их 136-го отдельного. Перебросили в Австрию. Затем была служба в Румынии и в Туркестанском военном округе.

Вернулся солдат на родину в 1950-м.

Трудился в колхозе, 6 лет отработал на Волгоградском тракторном. Будучи в городе, познакомился Пётр с Аней, дивчиной с Украины, приехавшей по комсомольской путёвке восстанавливать завод. Поженились. Воспитали двух сыновей, внуков и внучку.

Семья Поповых переехали в Б-Осиновку, где супруга пошла работать в школу, а глава семейства – в колхоз. Вывел отстающую свиноферму в передовые, за что был премирован поездкой в 1978-ом году в Москву на ВДНХ. Работал прорабом, завхозом. С 1986-го, времени ухода на пенсию, возглавляет Ближнеосиновский совет ветеранов войны и труда.

В общем, находится и ныне солдат Великой Отечественной войны на посту, стараясь в меру сил и здоровья помогать ветеранам, администрации сельского Совета. Не отказывается Пётр Иванович и от встреч со школьниками, где рассказывает о своём жизненном пути, пути бойца и труженика.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)