Счастливый билет судьбы на двоих

С чего же начать этот рассказ? Наверное с того, что когда сгорает любовь, как мифическая птица Феникс, а вера в сильных и верных мужчин умирает, у женщины остается только одна надежда на что-то хорошее еще впереди…
И так, ее звали Надежда. Она уже была не молода, даже стара в понимании юных, когда лучшее позади, а впереди уже ничего не осталось кроме дома, работы и воспоминаний о прошлом… Она помнила себя в двадцать лет, когда считала, что пятьдесят — это даже не старость, а почти древность. Как она была не права в те годы, Надежда стала понимать только сейчас, как та Стрекоза, когда «пятьдесят катит в глаза…»
Ей через несколько месяцев должно было исполниться пятьдесят, именно пятьдесят ни больше, ни меньше. К этому времени она уже давно жила одна. Сын вырос и уехал на Север за «романтикой, запахом тайги, песнями под крылом самолета». Муж, которого она очень любила, оставил ее десять лет назад в том возрасте, когда уже очень трудно встретить другого мужчину и начать все сначала. Мужчины всегда оставляют тех, кто знал их в бедности и не в самые лучшие для них времена- это аксиома жизни, не требующая доказательств.
В девяностые Кирилл пытался начать свое дело, но у него это очень плохо получалось. Все его начинания гибли на корню. Когда в очередной раз развалился бизнес, а с ним сгорел очередной кредит, то он запил. Запил круто и на долго. Надежде некогда было расслабляться — на ее плечах был маленький сын и пьющий, но любимый, муж, а еще громадный долг перед банком. Она, филолог по образованию, окончившая университет с красным дипломом и бросившая аспирантуру, хваталась за любую работу- была уборщицей и дворником на промзоне, моталась за вещами в Турцию и Польшу, торговала на рынке… Пытаясь вывести мужа из депрессии и запоя, ей в какой-то момент показалось, что еще немного и у нее опустятся руки, а она сама сядет рядом с Кириллом и запьет с ним на пару. В то время Надежда уже привыкла, что выживая, ей пришлось наступить на горло собственной песне. Ради хоть какого-то заработка, на который можно было купить продукты и накормить сына, ей пришлось пойти торговать овощами в палатку на рынке. Однажды к ней подошел хорошо одетый мужчина и удивленно воскликнул:
-Надя! Надя Новикова! Краса и гордость нашего курса! Ты ли это? Это я, Валера Захаров. Не узнала? А я тебя сразу узнал!
Ей стало стыдно. Щеки покраснели, и она, смутившись, хотела отвернуться, но потом гордо вскинула голову и ответила:
-Да, Валера, это я…
-Надя, а как же аспирантура? Ты вроде…
-Да, пришлось бросить… Ты же видишь, что в стране твориться. Каждый выживает, как может. Кому-то везет, а кому-то не очень. Вот и мне не повезло…
-Замужем? Дети?
-Да. За Кириллом Рязанцевым, есть сын Антошка пять лет…
-Здорово! У меня нет никого… Как-то не получилось. Кир стал выдающимся архитектором?
-Пьет Кирилл… Бизнес провалился… Квартиру пришлось продать, чтобы кредит погасить и все равно еще должны… Живем у мамы в Журовке на даче… Так что, вот такие дела…Ничего выдающегося, так половина страны сейчас живет…
-Надя, я давно не видел Анну Степановну… Можно к вам заеду?
-Не знаю, а надо ли? Зачем тебе это нужно?
-Да и Кира хотел бы увидеть, поговорить… У меня новый проект начинается, хороший архитектор во как нужен, а Кир как раз такой. Только ты ему пока ничего не говори.
-Хорошо, не скажу, — согласилась Надежда.-Боюсь его вид доставит тебе маленькое удовольствие, вернее совсем не доставит…
-Я заеду завтра… Нет, черт, у меня завтра дела, а мне не хочется спешить. Знаешь, давай в субботу в час…
-Хорошо, приезжай. Нашу дачу, надеюсь, найдешь? Только в этот раз шашлыков и бордо не будет… Картошка и соленые мамины огурцы.
-Конечно, помню! Самые лучшие летние вечера, когда мы были юными и бесшабашными, когда казалось, что весь мир у нас лежит на ладони… А ночью -протяни руку и дотянешься до неба, а звезда окажется на ладони… И самые лучшие соленые огурцы!
-А ты романтик, -усмехнулась Надя.-Я больше на циника стала похожа…
-Ничего, Надюшка, все будет хорошо! И Кир пить бросит, и дела наладятся, а ты еще королевой будешь ходить! До встречи! Я приеду, обязательно!
Да, тогда Валерий помог Кириллу. Он взял его сначала главным архитектором проекта, а потом сделал компаньоном. Жизнь наладилась. Дела пошли в гору. Скоро они смогли купить новую квартиру, и опять помог Валерий. Через несколько лет он предложил Кириллу партнерство. Однажды, сдав очередной проект, Кирилл пришел домой под утро, а когда Надежда спросила:
-Ты где был?
-У любовницы, -просто ответил он.-И я сегодня к ней ухожу. Хватит изображать благополучную, счастливую семью. Ты мне безразлична. У нас давно ничего общего нет. Посмотри на кого ты стала похожа? Когда ты последний раз на себя в зеркало смотрела? Мне надоели твои котлетки и салатики, меня от них уже тошнит!
-Зачем ты так?-обиделась Надя.-Я для тебя и сына стараюсь…
-Не надо! У меня другая женщина, другая жизнь… И, прости, но в этой жизни для тебя нет места. Квартиру я вам оставлю, живите… Не выгоню, все-таки Антошка мой сын.
Да, тогда ей было уже сорок… Антошке только исполнилось пятнадцать. Надо было начинать жизнь сначала. У нее было образование, но никакого опыта работы, а это значило, что работать по специальности она просто не могла. В то время совсем недалеко от ее дома строился большой супермаркет. Строили быстро, а однажды на доске объявлений она обнаружила красиво раскрашенную листовку с приглашением на работу в этот самый супермаркет. Работы Надежда не боялась, а жизнь давно научила ее делать не то, что она хочет, а то что необходимо именно в этот момент. Работа ей была очень нужна. Кирилл, конечно, давал денег на Антошку, но она не хотела больше зависеть только от него. Антону с отцом встречаться не запрещала, но сама не хотела его видеть и слышать. Надежда пошла в отдел кадров и устроилась учеником кассира. Отработав пару месяцев в этом качестве, была допущена до самостоятельной работы. И вот уже прошло почти десять лет, как она работает там…
Сегодня у Надежды был выходной, но у одной из кассирш случилось несчастье, и она была вынуждена срочно улететь на несколько дней ни куда-нибудь, а во Владивосток. Надежде позвонили рано утром и попросили выйти за нее поработать. Она согласилась. Все равно на этот выходной планов у нее никаких не было…
День наверное так бы и прошел незамеченным, как сотни других, но… Была пятница. Впереди два выходных, и ближе к вечеру в супермаркете собралось много народа, в кассы выстроились длинные очереди. Люди делали покупки перед выходными — кто-то ехал на дачу, кто-то просто так, чтобы не тратить свободное время на толкание в очередях завтра… Люди старались закупить все необходимое по пути с работы домой вечером в пятницу.
Надежда сразу заметила в очереди сухонькую старушку лет восьмидесяти. Та держала в руках одно яблоко и пакетик с двумя катрошинами. Ее все звали баба Таня. Она жила в доме недалеко от супермаркета. Надежда, когда утром шла на работу, частенько встречала ее в сквере, где та кормила голубей. Как-то проходя мимо скамейки, на которой сидели две пожилых женщины, Надежда услышала, как одна из них возмущенно сказала:
-Ей самой есть нечего, а она голубей кормит… Голубиная мать Тереза, тоже мне нашлась… Опять сынок к бабке приходил, всю пенсию вытряс, гад!
-Что пьет?- спросила вторая.
-Да, нет вроде… Но нигде не работает… Уволили. Приходит к матери только один раз в месяц, деньги забирает и уходит. Вот ростишь, их ростишь, а потом такой подарок. Сама слышала, как он на нее орал.
-Так, что же она на него в милицию не заявит?
-Как же тут заявишь? Ведь сын, все же. Родная душа…- вздохнула женщина.
-Да уж… Душа, — как эхо повторила вторая.
Однажды баба Таня подошла к кассе, за которой сидела Надежда и, протянув одно яблоко, стала отсчитывать мелочь, чтобы расплатиться. Надежда достала кошелек и протянула бабуле пятьсот рублей, но та, удивленно посмотрев на нее, обиженно воскликнула:
-Я не нищая! И могу расплатиться за товар. Вот получите.
-Простите, я не хотела вас обидеть, — растерялась Надежда.
-Я поняла, — гордо ответила старушка, забрав яблоко из лотка.
Сегодня, когда очередь подошла, баба Таня протянула Надежде свои покупки и чуть слышно сказала:
-Здравствуй, Наденька!
-Добрый вечер, — ответила Надежда и с сожалением спросила: -Опять Виталий приходил?
-Приходил, -вздохнула старушка.
-Вы бы не отдавали ему деньги…
-Как тут не отдашь? Сын, все же… У меня больше никого нет…-прошептала старушка.
-Что мы тут разговоры разговариваем или работаем?- вдруг кто-то громко, возмущаясь, крикнул из очереди. -Пробивайте и не задерживайте очередь! И так после работы, а тут еще стоять приходится. Видишь ли ей поговорить со знакомой захотелось!
Надежда хотела что-то сказать, как ее перебил мужской голос:
-Девушка, не пробивайте!
В голове Надежды автоматом пролетела мысль: «Нашел, то же мне, девушку!». Она подняла глаза и встретилась взглядом с мужчиной, стоявшим сразу за бабой Таней. Ему было лет пятьдесят, может чуть больше. Он был высок, прям, как палка, с широко развернутыми плечами, седые волосы коротко стрижены, серо-голубые глаза по-мальчишески молоды. По всем канонам, тиражируемым современными СМИ, он не был красавцем, но в нем было что-то такое, что выдавало сильную натуру и привлекало женское внимание. Она глянула в его глаза и утонула.
-Почему не пробивать? — пролепетала она, растерявшись и не сводя с него взгляд.
-Мать, идем со мной, — уверенно, почти приказав бабе Тане, сказал он.
Та отрицательно покачала головой и хотела что-то сказать, но не успела. Мужчина взял старушку за руку и вывел из очереди. Баба Таня попыталась возмутиться, но он уверенно повел ее в центр торгового зала. Их не было довольно долго, и Надежда решила, что они ушли через другую кассу. Когда мужчина и баба Таня подошли к кассе Надежды, очередь рассеялась и стало свободно. Мужчина катил перед собой полную тележку всякой всячины, а баба Таня семенила рядом, смешно размахивая руками, и что-то при этом ему рассказывала. Он внимательно прислушивался к тому, что говорила ему старушка, одобрительно покачивая головой и улыбался.
-Ну вот и мы!- вдруг весело воскликнул он и, как старой знакомой, широко улыбнулся Надежде.
Когда все покупки были сложены в два больших пакета, он сказал:
-Теперь, мать, тебе на долго хватит.
-Ой, сынок, мне это не то что не съесть, но и не унести!- воскликнула старушка.
-Ничего, я со всем этим добром, до дома довезу.
-Спасибо, сынок, — вытирая внезапно набежавшую слезу, сказала баба Таня.-Спасибо, Наденька!
-Мне-то за что?- удивилась Надя.
-За доброту твою, — ответила старушка и внимательно посмотрела на мужчину.- И он добрый человек… Добрых людей больше чем злых.
-А это Вам, -мужчина внезапно протянул Надежде дорогущую коробку конфет «Моцарт».
-Мне? Простите, мне не положено! И это очень дорого!
-Не обижайте, пожалуйста! Возьмите!
-Не положено. Это очень дорого, -отказалась Надежда.
-Наденька, не отказывайтесь, — продолжая настаивать, улыбнулся он.
Эта улыбка решила все. Надежда вдруг поняла, что погибла, но она не верила с юности в любовь с первого взгляда, а в настоящее время не верила, что и в пятьдесят можно влюбиться.
Коробка конфет так и осталась лежать на столике перед кассой. Проходя мимо, старшая смены Рузанна Игоревна обратила на это внимание и сделала Надежде выговор, но соседки-кассиры за нее заступились:
-Это все оплачено! Какой-то странный мужчина ей подарил.
-В нем не было ничего странного, — пробормотала Надежда.
-Где чек?-строго спросила старшая. Надежда пожала плечами. — Нет чека? Значит товар не оплачен. Я его конфискую,-и она, забрав коробку, удалилась в глубь зала.
-Дурочка, ты Надежда! В кои-то веки тебе сделали подарок, а ты? Даже не догадалась чек взять. Сейчас сожрет в одно лицо и не подавится,- сказала Вера.
-Да и пусть, лишь бы на здоровье!- ответила Надежда.
-Тут работаешь, работаешь, хоть бы кто шоколадку подарил!- вздохнула Вера.- А тут «Моцарт» целая коробка, нет коробища… Проходите сюда! Свободная касса!
Надежда не помнила, как доработала до конца смены. Она закрывала глаза и явственно видела лицо незнакомца- взгляд и улыбка манили и завораживали. Она трясла головой, пытаясь отогнать наваждение, но это плохо помогало.
Вечером, придя домой, Надежда заварила свежий чай и вышла на балкон. В небе догорал закат, и оно на глазах темнело, зажигая едва заметные сверкающие капельки звезд. Город засыпал, окутанный ночной дымкой… В ночном воздухе, кружа голову, чувствовались свежие пьянящие запахи весны-терпкий клейковины тополиных почек и молодой травы. Надежда любила весну, но в последние несколько лет именно в это время года особенно остро начинала ощущать свое одиночество и безысходность того, что уже в этой жизни ничего нельзя изменить… Да и сегодняшнее происшествие усилило это проклятое чувство одиночества и ощущение никому ненужности. Целый вечер она ругала себя за то, что посмотрела в его глаза, заметила добрую улыбку, обратила внимание на его большие крепкие ладони, когда он выкладывал товар на ленту… Ругала его за то, что он встал именно в ее кассу, за то, что уйдя, вернулся… Но она была уверена, что больше с ним никогда не встретится, потому что он никогда раньше не заходил в этот супермаркет. Убеждала себя, что он просто проезжал мимо и зашел по случаю, а живет, наверное, в новом районе, там сотня домов, но магазинов пока мало…
В эту ночь Надежда спала беспокойно, часто просыпалась, а при попытке заснуть, ей опять чудились глаза незнакомца…
На работу она пришла с головной болью и в растрепанных чувствах, что ранее с ней не случалось. Она была задумчива и, даже в какой-то степени, невнимательна, за что опять получила выговор от Рузанны, которая на нее накричала и пообещала за ошибки в расчетах с покупателями лишить премии. Старшая, будто задавшись этой целью, почти весь рабочий день пристально наблюдала за Надеждой и цеплялась к мелочам. Надежда не понимала, чем с ее стороны было вызвано такое внимание, но Вера успокоила:
-Мне кажется, что она тебе завидует…
-Мне?-удивилась Надежда.
-Да! Это тебе, а не ей подарил мужчина конфеты…
-Так это из-за коробки конфет!? -воскликнула она.
-Нет, из-за мужчины,-уточнила Вера.
-Не поняла.
-Да чего уж тут не понять! Она у нас первая красавица… Все мужики при ее появлении падают штабелями…-язвительно заметила Вера.-Когда вчера он стоял в очереди, она как акула, кружила вокруг твоей кассы… Ты-то не заметила, а мне было все видно… А он на нее даже ни разу не взглянул, а тебе улыбался, улыбался, а потом еще и конфеты подарил.
-Подумаешь, какая мелочь! — воскликнула Надежда.
-Мелочь, а Рузанна такие мелочи не забывает, — уточнила Вера.
-Подумаешь, мисс супермаркет…-улыбнулась Надежда.
-Подумаешь и ничего не скажешь. Рузанка даже, когда он с бабулей к выходу пошли, шла рядом и даже столкнулась с ним специально, а он извинился и пошел не обращая на нее внимания… Но самое главное, что я заметила, когда подошел к выходу, то оглянулся и смотрел на тебя.
-Брось ты! У тебя, что глаза на затылке?- смутилась Надежда.
-Нет, как у совы поворот шеи почти триста шестьдесят градусов,- пошутила Вера.
-И когда у тебя время есть все замечать? Я ничего не вижу, кроме очереди покупателей…
-Вот и плохо, наблюдательность иногда приносит хорошие плоды… Ладно давай работать, а то вон Рузанна Игоревна несется на всех парусах.
И тут вдруг раздался откуда-то с боку ее резкий голос:
-Рязанцева!.. Опять языком чешете? Прохлаждаетесь, когда в других кассах от наплыва покупателей задыхаются? Я обещала…-но неожиданно тон Рузанны сменился на доброжелательный и даже ласковый: — Рязанцева, работайте, работайте и будьте внимательны.
И Рузанна Игоревна вдруг сорвалась с места и поспешила в сторону выхода из магазина.
-Вон, смотри, твой пришел, — воскликнула Вера.
-Кто — мой?-не поняла Надежда.
-Кто, кто? Да спаситель старушек, — ухмыльнулась подруга.
-Не говори глупости…
-Вот так Рузанна обломалась!-воскликнула Вера.- Он сегодня не один…
-Такие мужчины одинокими не бывают, — вздохнула Надежда, заметив в толпе того «своего» незнакомца. Он в этот раз был действительно не один — положив свою руку в черной лакированной перчатке на сгиб его локтя, рядом с ним шла высокая блондинка в черной шляпе и ярко-красном пальто. Женщине было лет двадцать пять, она была очень красива и ее яркий наряд выделялся на фоне серо-черной толпы. Мужчины, пройдя мимо этой женщины -вамп, тут же оглядывались и смотрели ей в след. Им в этот миг было совершенно не важно, что рядом с ними шли их жены или девушки. Спутницы их одергивали, отвлекая внимание на себя, но у многих мужчин возникло желание еще раз взглянуть ей вслед и они поворачивали головы еще раз, и еще…
-М-дя, -вдруг сказала Вера.- Женщина — это тайна покрытая макияжем…
-Это ты к чему?-переспросила Надежда.
-К тому, что такая красота реальной не бывает — там тонна грима и море пластики, — воскликнула Вера.
-Да? Не заметила. И, вообще, давай работать!-раздраженно воскликнула Надежда и с каким-то остервенением застучала по клавишам.
Она работала не поднимая головы, отпуская покупателей одного за другим, как робот, пока не услышала с легкой хрипотцой мужской баритон:
-Добрый день, Надежда!
Ее рука замерла в воздухе, она подняла голову, и как в первый раз утонула в его взгляде, но эта эйфория длилась долю секунды — рядом с ним стояла очень красивая молодая женщина, о которой только что говорила Вера. Лицо этой женщины Надежде показалось знакомым, но она никак не могла вспомнить где могла ее видеть.
-Здравствуйте, — опустив глаза ответила Надежда и с удвоенной яростью стала нажимать на кнопки аппарата, пробивая покупки. Она почти работала на автопилоте. Закончив, не поднимая головы, она почти грубо воскликнула:
-Следующий.
Мужчина еще несколько мгновений в каком-то ожидании постоял у кассы, но его спутница быстро положила конец его нерешительности, произнеся очень тихо, но требовательно:
-Идем, мы уже опаздываем.
-Да… Да… Идем, -согласился он, подхватив пакет со сложенными в него детским питанием и подгузниками.
-Ну вот и вся сказка,- через какое-то время произнесла Вера, внимательно взглянув на Надежду.
-И никакой сказки не было, -ответила та устало.-Наконец завтра выходит Лена, а я могу законно отдохнуть. Что-то устала за эту неделю.
-Чем будешь заниматься?
-Не знаю, -пожала плечами Надежда.
Вечером после смены подруги вышли вместе из супермаркета и решили пройтись пешком.
-С этой работой уже и забыли, как хорошо весной дышится,- задумчиво произнесла Вера.-Надь, ты расстроилась?
-Из-за чего?
-Да из-за этого… Тебе он понравился, я же вижу.
-Нет… Мне уже не двадцать, и даже не тридцать, чтобы мечтать о таких мужчинах… Да и вообще ни о каких…
-Да что в ней такого красивого?-будто желая успокоить подругу, воскликнула Вера. — Нас любую приодень, своди к парикмахеру, визажисту и получится кинодива. Смой с нее грим и еще можно поспорить, кто красивее…
-С молодостью не поспоришь. И хватит об этом! Я все ломала голову- где я могла ее видеть? Ты сейчас сказала — кинодива! Так это же Ольга Черкасова! О ней программа была по телевизору! Надо же, как простая смертная ходит в магазин…
-Она то же есть — пить хочет, — усмехнулась Вера. -Ну, ладно, подруга, хороших выходных! До встречи!
-Пока! Тебе тоже хорошо отдохнуть.
-Куда уж там! У меня дачный сезон начался… Мама завтра на дачу потянет, у нее рассада, огурцы — цветы и прочая ерунда… Ванька опять ворчать будет, что его рыбалка с этой дачей на все лето накрывается…
-Тебе весело, у тебя семья, а у меня даже ни котенка, ни кутенка нет.
-Так возьми!
-Нет, -твердо сказала Надежда. — Они, маленькие, как люди скучают, когда дома одни остаются, а меня два через два дома не бывает, только ночую. Пока!
-Ты не переживай, подруга, ну не твой это был мужчина, не твой! Будет и на твоей улице встреча!
-Не говори глупости! Мне уже никого не надо и одной хорошо.
-Это ты не говори глупостей! Одной никогда не бывает хорошо, бывает скучно и грустно, я по себе знаю, -сказала Вера и направилась к остановке.
Надежде оставалось пройти через сквер, и вот он дом, но туда идти почему-то расхотелось. Она присела на скамейку и полной грудью вдохнула в себя еще по-весеннему прохладный воздух. По небу медленно плыли облака, деревья скрывали заходящее солнце. Эта картина подействовала на нее умиротворяюще и успокаивающе. В сквере не было ни души, а со стороны проспекта почти не доносился шум от проезжающих машин, и только иногда были слышны от остановки сигналы отходящих трамваев. Она сидела на скамейке, думая о скоротечности времени, о своей не очень счастливой жизни, что в ней не было ничего такого значимого и запоминающегося, и все прошло, как-то на бегу в спешке… И самое главное, что с ее женским личным счастьем тоже не очень повезло… Воспоминания о предательстве Кирилла так и остались в ее душе незаживающей раной. Нет, за эти десять лет время ее не вылечило, только боль сделало чуть глуше и не такой явной. «В душе каждого есть свое кладбище, где похоронены самые лучшие чувства, стремления, худшие воспоминания, встающие иногда призраками во сне…»-размышления Надежды вдруг были прерваны едва слышным писком, потом вдруг кто-то заскулил под скамейкой, на которой она сидела. От неожиданности она сначала испугалась, потом растерялась. Вскочив, Надежда обошла скамейку вокруг, но никого не нашла. Потом она догадалась, что писк разносится из-под скамейки. Засунув руку по сиденье, она постаралась достать до щенка, но у нее ничего не получилось.
-И что с тобой делать?!-воскликнула Надежда.-Иди сюда, маленький. Я тебя не обижу, иди…-звала она, но все было тщетно.
Тогда она встала на колени, заглянула под скамейку, где увидела в самом дальнем углу маленький черный комочек. С трудом, но ей удалось до него дотянуться и вытащить щенка. Ему было не больше месяца, он дрожал от страха и от холода.
-Маленький, как же ты тут оказался? Кто тебя бросил на произвол судьбы?
Вдруг перед ней откуда ни возьмись появилась большая немецкая овчарка. Надежда испугалась, а щенок еще больше задрожал и начал брыкаться, задев ее лапами по лицу, оставив грязный след на щеке.
-Это твой щенок? На, возьми… Я ничего ему не сделала плохого…-тихо сказала Надежда.
-Мэри, ко мне, — вдруг раздался до боли знакомый Надежде голос.
Она подняла глаза и увидела незнакомца из супермаркета.
-Это вы?-пролепетала она, чувствуя, какое жалкое зрелище она представляет сейчас.
-Добрый вечер, — сказал он и протянул руку.
Она, как завороженная протянула ему свою руку, а он помог ей встать.
-У Вас измазано лицо, -сказал он, чем еще сильнее смутил женщину.
Она провела ладонью по щеке, что совсем не улучшило ее внешний вид: волосы были растрепаны, берет съехал на бок, а на коленях были темные грязные пятна. Он стоял и улыбался.
-Я, наверное, ужасно выгляжу… Спасибо… Мне надо домой… -бормотала она. Она сейчас чувствовала себя, как школьница, которую поймали за списывание контрольной у соседа по парте.
Он достал носовой платок и вытер ей лицо:
-Так будет лучше…
-Это ваш щенок?-вдруг спросила Надежда. — Я его нашла под скамейкой, а ваша собака…
-Моя собака людей и маленьких щенков не ест, -усмехнулся он.- Нет, у нас нет щенков…
-И что же мне с ним делать? Здесь оставлять нельзя… Он совсем маленький.
-А у вас есть собака? -вдруг спросил он.
-Нет… У меня совсем никого нет… Есть сын, но он далеко,- ответила она.-И почему я вам все это говорю?- задала она сама себе вопрос.-Мы с вами даже не знакомы… Мне надо идти…
-Меня зовут Сергей Иванович. Можно мы с Мэри Вас проводим?
-Если конечно Вам по-пути, -уточнила она.
-А я живу вон в том доме за сквером, -ответил он.
Она удивленно посмотрела на него:
-Я тоже в нем живу, но Вас никогда раньше не встречала.
-Я переехал две недели назад… Решил не мешать молодым, — усмехнулся он.
-А женщина сегодня…
-Это моя дочь Ольга. Она недавно вернулась из Италии… Привозила к деду, то есть ко мне, внука… Сеньке два года. И я его очень люблю. Жаль, что мне его редко удается видеть.
-Почему?- удивилась Надежда.
-У него плохое здоровье, и он чаще живет в Италии с няней, чем здесь… А мама с отцом гастролируют по городам и весям…
-Жаль ребенка,-вздохнула Надежда.
-Ничего не поделаешь, так решили его родители и доктора, — усмехнулся Сергей Иванович. -Ну вот и пришли. Вы в какой парадной живете?
-В первой… Спасибо, что проводили. Пойду мыть найденыша, да надо его чем-то накормить, голодный, наверное.
-Спасибо за вечер, — вдруг сказал Сергей Иванович и поцеловал Надежде руку.
-Спокойной ночи, -ответила она и скрылась за дверью парадной. Ее уход был в какой-то степени похож на бегство.
Сергей Иванович еще какое-то время постоял на площадке у парадной, а потом заметив, как на седьмом этаже загорелся свет в одном из окон, и в его проеме появился женский силуэт, направился к своей парадной.
Через два дня Сергей Иванович в компании с Мэри встретили Надежду с работы. Она была очень удивлена и обескуражена еще больше, когда он протянул ей конверт.
-Что это?-удивилась она.
-Это билеты в театр, — ответил он.- Мне почему-то показалось, что вы любите театр.
Надежда заглянула в конверт и обнаружила там билеты на широко рекламируемую премьеру спектакля. Места были очень хорошие и очень дорогие.
-Я правда очень люблю театр, но Сергей Иванович, конечно, спасибо за приглашение… Сходите с женой, — попробовала она отказаться.
-У меня нет жены… Она умерла, когда Ольге было пятнадцать лет… Я мотался по гарнизонам и горячим точкам, а она жила своей жизнью здесь… Растила Ольгу бабушка. Маша была творческим человеком, очень талантливым, и ее талант передался нашей дочери Ольге. Она считала, что должна блистать на сцене, а не мотаться по белому свету, как перекати-поле со мной. Так получилось, но я ее очень сильно любил. После ее смерти я так и не женился.
-Почему?
-Так получилось…
-Не встретили вторую Машу?- с едва заметной горчинкой в голосе спросила Надежда.
-Нет, скорее ее противоположность… И я очень хочу сходить на этот спектакль с Вами, Надежда.
Она согласилась. Время они провели замечательно. После премьеры долго бродили по Невскому проспекту и набережной, а когда опомнились, то мосты были разведены и на другую сторону можно было попасть только на рассвете.
События разворачивались слишком быстро, что очень пугало осторожную в принятии решений Надежду. В какой-то миг она поймала себя на мысли, что с нетерпением ждет этих, как бы случайных встреч у супермаркета, парадной или в сквере. Если они не встречались, то Сергей Иванович обязательно звонил Надежде вечером, чтобы пожелать спокойной ночи и узнать, как прошел день. Она часто думала о нем. Он тоже думал о ней и совсем ненавязчиво давал ей понять об этом. Первый раз за последние годы она почувствовала, что кто-то интересуется и заботиться о ней. А она сама была интересна этому человеку прежде всего, как женщина и для него не играло роли, что она работает простой кассиршей в супермаркете. Но больше всего ее смущало его положение в обществе- он не был простым человеком, и у него было совершенно иное окружение, в которое она совсем не вписывалась. Ее смущали его генеральские звезды и награды, которыми он не кичился, был сдержан и в какой-то степени даже излишне скромен, будто стеснялся. В общении с Надеждой он был прост, и она ни разу в его разговорах не уловила даже малейшего намека на его превосходство. Им было легко и просто разговаривать обо всем — о всякой всячине начиная от природы и погоды до более возвышенных и интеллектуальных.
Единственное, как бы Надежда не старалась скрыть свои отношения с Сергеем Ивановичем, по супермаркету среди сотрудников о ней поползли сплетни. И она даже предполагала, кто их автор, но предъявить в доказательство этого ничего не могла. Это ее очень сильно расстраивало. За десять лет работы в супермаркете Надежда не дала ни единого повода для сплетен, а сейчас же они множились и скручивались в один клубок, как ядовитые змеи. Одна Вера была на ее стороне:
-Тебе выпал счастливый билет, так не профукай его, а завистники — пусть позеленеют и сдохнут от зависти!- смеялась она.- Если ты будешь слушать их, то так и останешься одна и ничего у тебя больше хорошего не будет.
-Вера, но это же стыдно влюбиться в пятьдесят, — оправдывалась, краснея Надежда.
-А ему, что двадцать, что тебе стыдно?-смеялась подруга.
-Нет, ему пятьдесят четыре…
-Не мальчик, а муж, — отвечала подруга.-Я вижу,ты ему нравишься.
-Я знаю, но страшно как-то, кто -он и кто я…
-Ты женщина, а он мужчина, что тут страшного? Ты не слушай, что Рузанна говорит. Если суждено быть вместе до гробовой доски, то ни один сплетник ничего не сделает, а если нет, то и сплетни будут не при чем. Я считаю так, — убеждала Надежду подруга.
Но об отношениях Сергея Ивановича и Надежды еще не знала его дочь Ольга. И это еще больше заставляло переживать Надежду. Что будет, если она не сможет принять их отношения и заставит отца выбирать между ними. Дочь могла обвинить Надежду в том, что та без рода и племени, сблизилась с ним только из меркантильных интересов, встретив вполне обеспеченного одинокого мужчину. Надежду больше всего волновало сможет ли его дочь понять, что она действительно полюбила Сергея. Эта мысль очень долго не давала ей покоя, но все по порядку.
Наступило тридцатое июля. Надежде в этот день исполнялось пятьдесят. Утром в дверь раздался звонок. Она открыла. На пороге стоял Сергей Иванович с большим букетом цветов.
-С днем рождения, дорогая Наденька!-торжественно произнес он, вручив цветы.- Я хочу тебя пригласить в путешествие. Одевайся быстрее. Форма одежды походно -полевая. Сударыня, я приглашаю вас на пикник в одно прекрасное место!
Он привез Надежду на озеро, где они провели вместе целый день. Ей все время казалось, что вот-вот он ей скажет о чем-то очень важном и значимом. Сергей несколько раз звал ее искупаться, но Надежда отказывалась, почему-то боясь признаться ему, что не умеет плавать. В конце концов она сказала ему об этом, чем его сильно рассмешила. Он взял ее за руку и завел в воду:
-Ничего не бойся, и у тебя все получится. Сейчас ты будешь учиться плавать!
Надежда долго барахталась в воде, а Сергей крепко ее держал, чтобы она не наглоталась воды.
Выйдя из воды, он вдруг сказал:
-Будто лет тридцать сбросил! Говорят, что это озеро образовалось в месте падения метеорита, и вода в нем лечебная. На той стороне озера есть санаторий «Сосновый бор» там лечат озерной водой и грязью с его дна.
-Да, вода здесь какая-то особенная, — улыбнулась Надежда.-Спасибо тебе за поездку. У меня давно не было такого замечательного дня рождения.
-Но это не все! Может быть это для тебя прозвучит неожиданно, или ты посчитаешь, что слишком рано, но…-он помолчал несколько секунд и продолжил:- Я впервые с тобой почувствовал, что значит быть рядом с женщиной, с которой уютно и тепло, с которой хочется быть все время рядом…Я, когда встретил тебя в первый раз, увидел твои глаза… Помнишь, когда там в супермаркете к тебе подошла та старушка. Ты смотрела на нее так, что мне вдруг захотелось, чтобы ты на меня посмотрела так же. Не так, как смотрят на проходящего мимо, а как на родного и близкого… В твоем взгляде было столько любви, участия и нежности… Я понял вдруг, что мне хватило одного твоего взгляда, чтобы в тебя влюбиться. Я уходил и все время оглядывался, надеясь, что ты посмотришь мне вслед… Потом тот сквер, когда ты достала щенка из-под скамьи… У тебя опять был тот же взгляд, и я опять мечтал, чтобы ты так же смотрела на меня… Я люблю тебя и прошу стать моей женой. Ты можешь сразу не отвечать…
-Я согласна, -прошептала она.-Я в тебя влюбилась, увидев первый раз… Хотя, не верила, что и в моем возрасте можно влюбиться с первого взгляда… Мне казалось, что это глупо и смешно.
Он прижал ее голову к своей груди и прошептал:
-В этом нет ничего глупого и смешного… Это счастливый билет Судьбы, который дается в подарок один раз…
-А твоя дочь знает, что ты хочешь жениться?
-Нет, но это моя жизнь, а не ее. Завтра она привезет мне внука, и ты с ней познакомишься, а я ей скажу, что мы с тобой поженимся.
Хотя стояла жара, но Надежда вдруг почувствовала, как по ее коже пробежал невесть откуда взявшийся холодный поток воздуха.
-Знаешь, я очень боюсь, что твоя дочь не одобрит твое решение…
-Все будет хорошо, -успокоил ее Сергей и поцеловал в висок.
Надежда очень плохо спала эту ночь, ее мучили кошмары… Ей снилось, как Ольга требует у отца выбросить из головы эту дурацкую идею про любовь к кассирше из супермаркета и заставляет делать выбор между ними. Дурные предчувствия не покидали ее до самого вечера, а когда она пришла к Сергею домой, то поняла, что Ольга очень раздражена и едва сдерживается, чтобы не вылить на нее свой гнев. Сергей и Ольга вышли на кухню, оставив Надежду в одиночестве за столом. Ольга, думая, что она ее не слышит, сказала отцу:
-Папа, ты с ума сошел, чтобы жениться на этой… Этой… У меня даже нет слов, как ее назвать… Клуша, вот… Зачем она тебе? Согреть твою одинокую старость? Но ты у меня еще не совсем старик, и на тебя обращают внимание совсем другие женщины с другими возможностями, только ты их почему-то в упор не видишь…
-Может потому и не вижу, что они мне не нравятся, -усмехнулся на выпад дочери Сергей Иванович.- Дочь, пойми меня, я люблю эту женщину, понимаешь!
-Так же как мою маму?
-Нет, это другая любовь… Настоящая… Не обижайся за это, дочь. Я любил твою маму за красоту, за талант, но в той любви было что-то от театра, а эта настоящая без прикрас и грима…
-Знаешь, отец, ты можешь делать, что хочешь, но если ты женишься на этой самоварной бабе, то не увидишь больше ни меня, ни внука. И ты мне больше не отец.
-Оля, не заставляй меня делать такой выбор… Я люблю ее и люблю вас. Вы моя семья!
-Ну если мы твоя семья, то я хочу, чтобы ее не было в ней!-с вызовом в голосе произнесла Ольга.
-Оля, тише, она может услышать тебя!-воскликнул Сергей.-Это совсем некрасиво!
-Да мне плевать, что она меня может услышать. Это мое последнее слово! Я не хочу видеть, слышать и знать об этой женщине! Я думаю, что ты ей не нужен совсем, она за счет тебя просто хочет повысить свой статус кассирши до генеральши. Только это моя мама посмертно генеральша, а она как была кассиршей, так ей и останется.
-Дочь не заставляй меня делать выбор между Надей и вами. Это жестоко.
-Пусть жестоко, но правильно! Я ей не верю, и вообще не верю в саму возможность любви в пятьдесят! Папуля, выбирай или она, или мы…
Надежда не выдержала и зашла в кухню:
-Ольга, вы поступаете очень жестоко со своим отцом, заставляя делать такой выбор… Сергей, прошу прости меня, но я отказываюсь от твоего предложения.
-Но почему, Наденька?-закричал он.
-Потому, что для тебя очень больно делать этот выбор! Но их ты знаешь всю жизнь, а меня несколько месяцев… И настанет момент, когда ты не сможешь простить мне это. Поэтому…-Надежда глубоко вздохнула и выпалила разом:-Если тебе будет так спокойней, то твоя дочь права — я не люблю тебя и просто хотела стать генеральшей, не побывав женой лейтенанта. Прощай… те.
Когда Надежда выходила из квартиры Сергея Ивановича, то до нее долетели слова Ольги:
-Папа, папочка, я оказалась права! Ей нужен был статус, а не ты! Она меркантильная дрянь! Папочка, мы будем все вместе! Мой тур с Андреем заканчивается, и мы возвращаемся в Питер…
Сергей Иванович молчал, он не сказал в защиту Надежды ни единого слова, что ее очень обидело. Она с болью в сердце захлопнула дверь его квартиры, а в лифте вдруг разрыдалась, как гимназистка.
После этого случая потянулись серые скучные дни. Надежда очень переживала из-за этого разговора, но считала, что поступила правильно. Нельзя ставить любимого человека перед таким выбором, нельзя отрезать живое от живого без наркоза… Надежда очень тяжело переживала разрыв с Сергеем Ивановичем. Ей казалось, что у ее души сломались крылья, и она, скорей, мертва, чем жива.. Выйдя однажды из парадной, она заметила, как Ольга проехала мимо на машине, в которой сидела овчарка Сергея. У Надежды вдруг защемило сердце, но она дала себе слово, что больше не будет с ним встречаться.
Прошло около месяца. Рабочий день подходил к концу. Надежда уже собиралась домой, когда зазвонил ее телефон. Звонили с незнакомого номера. Она ответила:
-Да… Я вас слушаю…
-Здравствуйте, Надежда, — услышала она в трубке голос Ольги. -Я понимаю, что Вам со мной не очень приятно говорить, но папа в госпитале. У него был инфаркт… Я сейчас только поняла, что в этом виновата я.
-Как он себя чувствует, -заволновалась Надежда.
-Сейчас лучше, но был момент, что врачи не надеялись, — ответила Ольга.-Простите меня, Надежда, что я тогда поставила Вас и отца перед выбором, который совершенно нельзя было сделать. Это я вынудила вас сказать отцу, что вы его не любите. Папа Вас очень сильно любит. Его сегодня перевели из реанимации, и врачи сказали, что есть надежда, что все обойдется без операции.
-Оля, в каком он госпитале?-спросила Надежда.
-На Финляндском…
-Я сейчас приеду, -крикнула Надежда.
-Нет, сегодня Вас к нему не пустят, уже очень поздно. Приезжайте завтра к одиннадцати часам. Я вас буду ждать у проходной. И простите меня, пожалуйста.
-Я на Вас не сержусь, — успокоила ее Надежда.-Главное, чтобы с Сергеем все было хорошо.
В одиннадцать Надежда уже стояла на проходной, где чуть опоздав к ней подошла Ольга. Они прошли через парк и вошли в здание, поднялись на третий этаж. Ольга первая зашла в палату, где лежал ее отец.
-Папуля, как ты себя чувствуешь?
Сергей Иванович едва махнул рукой:
-Жив еще… Могло быть и лучше… Прости, дочь, что напугал.
-Папа, ты только не волнуйся, но это приятное волнение… К тебе гость, вернее гостья, — она открыла дверь и почти втянула в палату совершенно растерявшуюся Надежду. -Ну, вы тут разговаривайте, а я пойду главного лекаря поищу и побеседую о твоем здоровье…
О чем уж разговаривали Сергей Иванович и Надежда, об этом кроме них никто не знает, но когда Ольга зашла в палату, то они, как пионеры, пойманные врасплох, отпрянули друг от друга. Сергей Иванович держал руку Надежды в своей и улыбался.
-Ну вот, все счастливы!-вдруг воскликнула Ольга.- Я поняла свою ошибку, которая стоила бы мне жизни моего отца. Папуля, Надежда простите меня. Я понимаю, что ты, папа, не очень был счастлив с моей мамой, да и был ли счастлив- это еще вопрос… Надеюсь, что у вас с Надеждой все будет иначе. Я от души желаю вам счастья и рада за вас, что вы оба сохранили в себе умение любить просто так, а не за статус, деньги и прочую шелуху этого материального мира.
-Может все это и так, — ответил Сергей Иванович.-Но нам с Наденькой, Судьба выдала один счастливый билет на двоих.
-Я побежала, папуля… Репетиция, ее никто не отменял, но я знаю, что оставляю тебя в любящих, добрых и нежных руках, которые поднимут тебя с больничной койки быстрее, чем все эскулапы мира. До встречи!-Ольга выпорхнула из палаты, оставив отца и Надежду вдвоем.
И в самом деле, после появления Надежды в палате, выздоровление Сергея Ивановича пошло гораздо быстрее, что с удивлением отмечали все врачи. Через две недели его выписали из госпиталя, а через месяц Сергей Иванович и Надежда расписались. На свадьбе присутствовали только родные и несколько близких друзей. Ради такого события без всяких графиков и отпусков, приехал сын Надежды. Он был очень рад за мать. Сергей Иванович настоял на том, чтобы Надежда ушла из магазина, а после этого они уехали отдыхать в санаторий «Сосновый бор».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)