А я жене всегда заранее говорю…

Проводить отдых на природе замечательно. Сразу чувствуешь прилив сил и бодрости. Свежий воздух пьянит. Груз повседневных проблем улетучивается. Чувствуешь себя молодым и готовым к свершению подвигов. Впрочем, наших героев на подвиги не тянуло. Были они сугубо мирными, приземлёнными мужиками, каких вокруг тысячи. Прогулявшись по лесу в окрестностях третьей Боровухи, они окольными тропами возвращались домой и балагурили,

— Дома у вас, наверное, волнуются, — оглядел спутников Иванович, — под задержались мы. Вот я, когда уезжаю в командировку, жене всегда заранее говорю: вернусь, мол, восьмого в тринадцать-тридцать. Дома буду девятого, в семнадцать ноль-ноль…

— Ты, когда так делаешь, брюки не забывай у соседки, — подмигнул Владимирович, — про между прочим брюки – это то, что важнее жены, потому что существует немало мест, куда можно пойти и без супруги.

— Главное, не обещай соседке жениться, — толкнул в бок Константинович, — ведь если ты решишь свою любовницу сделать женой, знай: трудно, очень трудно будет убедить ее в том, что женатые мужчины никогда не изменяют своим женам.

— Любовница дело такое, — покраснел Иванович, — наживное, можно сказать. А вот когда у жены любовник нарисуется – беда. Был случай. Поймал муж любовника и избивает. Жена в отчаянии: «Что ты делаешь, это же отец твоих детей!». Представляете? Каково мужику было такое узнать?! Лучше бы и не ловил никого.

— Не дай Бог такое пережить, — перекрестился Владимирович, — всё-таки жён под постоянным контролем нужно держать, забыв о всяких сюси-пуси и прочей галантности. А знаете, что галантность — это отношение Адама к Еве в до яблочный период.

— Всё в этой жизни относительно, — отмахнулся Константинович, — когда я служил в армии, мой ротный говорил: «Если будет звонить жена — я в бане, если генерал — я ещё дальше.», и ничего, дослужился до больших чинов. Теперь, когда его подчиненный в бане, мой бывший ротный, сами понимаете, чью жену принимает в гостях.

— Да-а-а, — протянул Иванович, — оказывается всё семейное счастье сосредоточено в руках супруги. Поэтому я считаю, что все-таки моя жена настоящая женщина… Вышла за молоком… а купила туфли! А с какой стати?

— Вот то-то и оно, — развел руками Владимирович, — уж не раскрыла ли она твои амурные дела?! Осторожней нужно с этим, осторожней!!! Бери на вооружение передовой опыт. В сердечных делах нужно быть двухтомником. Тут речь не о детективе в двух томах. Двухтомник – это когда у мужика жена – Тома и любовница – Тома. Сечёшь?

— Прикольно. Остроумно, — восхитился Константинович, -главное всё просто. Тут важно держать ситуацию под контролем. Нельзя расслабляться. Чуть бдительность утратил и, к примеру, если в выходной день жена утром решила быстренько заглянуть в интернет, то мужу придется самому кормить детей ужином. Весь входной коту под хвост.

— Главное не подхватить проблем на ровном месте, — сокрушённо покрутил головой Иванович, — я намедни, по простате душевной, подарил жене на праздник весы, а она, зараза, подарила мне рулетку. Представляете?

— И как тут не под залететь? – растерянно оглянулся по сторонам Владимирович, — ведь не меньше нервов тратишь на всякие закавыки, которые подбрасывает родное государство. Ведь государство — это как жена, требует выполнения уймы обязанностей и еще отбирает за это деньги. Только с государством все гораздо сложнее — очень мало добровольцев готовых трахаться вместо тебя.

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)