С чистого листа!

Макс ускорил шаг, но Рита всё не отставала. Уже давно выяснение их отношений  занимало большую часть того времени, что они проводили вместе. Но если Рита считала это нормальным, то Макс от предложения «давай поговорим» вспыхивал как факел. Он вообще не любил сложностей в личной жизни, так что с проблемными девицами никогда не связывался. Рита поначалу показалась ему девчонкой «что надо!» Она не напрягала его своими проблемами, не грузила всякой лирической хренью, от которой у любого нормального парня «вяли уши», но в последнее время её словно подменили. Постоянные скандалы, упрёки в невнимательности, но главное конечно ревность. Стоило Максу взглянуть на другую девчонку, как Рита закатывала истерику. Вот и сегодня она «завелась» на пустом месте!

— Меня уже задолбали эти разборки. – возмущался Макс – Если хочешь быть со мной, тогда принимай меня таким какой я есть. Я не собираюсь меняться только потому, что тебе так хочется.

— Ты что же думаешь, я буду терпеть твои измены?!! – пылала от праведного гнева Рита.

— Да мне плевать. Хочешь быть со мной тогда прекрати капать мне на мозги, не хочешь — проваливай. Скучать не буду.

— Да пошёл ты придурок! – и Рита в сердцах швырнула в него рюкзак с учебниками, но Макс успел отскочить в сторону.

— Психопатка! – крикнул он и повертел пальцем у виска – Тебе лечиться надо.

— Это тебе лечиться надо, кобель!

— Знаешь что, подруга? Поищи другого дурака, чтобы терпел твои закидоны, а с меня хватит.

— Что значит, «хватит»?!! – растерялась Рита.

— То и значит. Между нами всё кончено. – сказав это он зашагал дальше.

— Ты что шутишь? – побледнела Рита — Как это «кончено»? – она бросилась за ним и, схватив его за рукав куртки, заставила развернуться — Ты не можешь меня бросить. Я же люблю тебя.

— Оставь меня в покое. – грубо оттолкнул её Макс и продолжил путь.

Не помня себя от отчаянья, Рита закричала ему вслед:

— Если ты меня бросишь я… Я…

— Что ты? – он развернулся, и его губы исказила ухмылка – Что ты сделаешь?

Ни минуты, не думая Рита, бросилась к перилам моста.

— Я прыгну. – пообещала она.

Но неожиданно для себя в ответ услышала лишь:

— Валяй.

Макс ушёл, а Рита перегнулась через перила.

Она не помнила, сколько так простояла, тупо пялясь на речную гладь пока, наконец, не услышала:

— Он ушёл.

Рита повернула голову и увидела, что в нескольких метрах от неё опершись о перила, стоит какой-то парень. Она огляделась по сторонам и, убедившись, что на мосту больше никого нет на всякий случай переспросила:

— Что?!!

— Твой зритель ушёл.

— Какой зритель? – не поняла Рита.

— Тот, ради которого ты устроила этот спектакль.

— Почему спектакль?!! – возмутилась Рита – Может, я на самом деле собираюсь прыгнуть.

Незнакомец смерил Риту оценивающим взглядом, после чего его губы растянулись в широкой улыбке:

— Не-е, это вряд ли.

Такое утверждение разозлило Риту:

— Почему?

— А зачем?

— Ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос?

— А ты все свои проблемы решаешь подобным образом?

— Вот только давай без психоанализа. – решила не сдаваться Рита — Ты ни черта не знаешь о моих проблемах.

— Как знать, как знать. – губы незнакомца опять растянулись в широченной улыбке.

Это ещё больше разозлило Риту. Мало того, что этот Буратино лезет не в своё дело так ещё и ведёт себя так, словно всё, всё, всё про неё знает.

— Да что ты можешь обо мне знать?!! – вспыхнула Рита – Кто ты вообще такой?!!

— Ах, да! – опомнился незнакомец и протянул раскрытую ладонь — Андрей!

Рита нехотя пожала его руку и назвала своё имя.

— Ну и что ты можешь знать о моих проблемах, Андрей?

Парень пожал плечами:

— Я знаю, что ссора это не достаточный повод, для того чтобы сигануть с моста.

— А что, по-твоему, достаточный повод?

Он опять пожал плечами, но такой неопределённый ответ не устроил Риту и она пошла в наступление:

— Между прочим миллионы людей ежегодно кончают с собой из-за несчастной любви.

— И ты хочешь примкнуть к этому миллиону? – уточнил он – Тогда погоди минуту. – он достал из кармана джинсовки сотовый и направил глазок видеокамеры на Риту — Теперь можешь прыгать!

— Да пошёл ты, придурок. – Рита была оскорблена таким цинизмом до глубины души.

Вздёрнув свой маленький курносый носик, она демонстративно отвернулась и зашагала прочь. Прыгать с моста у неё пропала всякая охота.

— Эй, погоди! – окликнул Андрей и, предчувствуя, что она не остановиться, поспешил следом. Обогнав Риту он протянул ей рюкзак, который она в сердцах швырнула в негодяя — Макса – Кажется это твоё?

Рита по-прежнему продолжала упрямиться, изображая оскорблённую в лучших чувствах невинность. Гордо вздёрнув свой подбородок, она делала вид, что не замечает выросшей на её пути преграды. Такое нарочитое не желание его замечать ещё больше развеселило Андрея. Улыбка на его лице стала ещё шире, а в серых глазах заплясали лукавые огоньки.

Нехотя словно делая великое одолжение, Рита протянула руку, чтобы забрать свой рюкзак, но Андрей неожиданно отдёрнул его.

— Как насчёт выпить чего-нибудь согревающего? – предложил он.

Рита чуть не прыснула от смеха.

Нечего сказать молодец! Захватил её рюкзак как гарантию того, что она согласиться пойти с ним на свидание! Умно! Впрочем, после разрыва с Максом Рита пребывала в стрессе, который было просто необходимо снять хорошей порцией спиртного, а в чьей компании это делать было в принципе не важно. Так что она милостиво согласилась.

Но под определением «согревающее» её новый знакомый подразумевал вовсе не алкоголь.

Вначале Рита даже хотела послать подальше этого психа решившего, что чашка кофе успокоит её нервы. Но вместе с бодрящим напитком так же было заказано её любимое ванильное мороженое, и она решила временно сменить гнев на милость.

За чашкой Экспрессо и порцией ванильного Рита и сама не заметила, как любознательный Андрей вытянул из неё практически всю её биографию:

Рите было шестнадцать лет, она была единственным ребёнком в семье, родственников кроме матери и бабушки у неё не было, правда где-то ещё имелся «папаша-гад» который слинял от них, едва узнав, что скоро станет отцом. «Подонок!» — именно так называла его Рита. Тоже определение она адресовала и Максу, который «столько времени трепал ей нервы, а под конец ещё и так жестоко с ней обошёлся!»

— Короче я неудачница! – подытожила Рита.

— Ты не неудачница, – возразил ей Андрей — это просто полоса такая в жизни. Но она пройдёт. Обязательно пройдёт. Так всегда бывает.

— Я не доживу! – мрачно пробурчала Рита.

Чувствуя, что его новая знакомая начинает углубляться в депрессию, Андрей поспешил её воодушевить:

— Если сидеть, сложа руки, то не исключено! А вот если помочь судьбе вырулить на светлую половину дороги…

— Это как?

— Измени жизнь!

— В смысле стать богатой, умной и успешной? – горько усмехнулась Рита.

— Ну-у, это скорее цель. – поправил её Андрей не замечая иронии в её голосе и взгляде – Начни жизнь с чистого листа. Делай то, что не делала раньше, и ты увидишь жизнь измениться.

— Например? – всё с той же иронией поинтересовалась Рита.

— С чего обычно начинается твой день?

— Смотря, какой день? Если будний, то с будильника. Подъём в семь утра, сборы в школу и вперёд к свершениям. Если выходной, то сплю до полудня. Потом как когда. В основном сижу в чате.

— Отлично! Попробуй с завтрашнего утра начать день иначе. Встань не в семь, а в шесть. Сделай зарядку, пробегись для тонуса вокруг дома…

— Я так и знала что ты чокнутый физкультурник! – усмехнулась Рита, окидывая парня оценивающим взглядом.

Губы Андрея опять растянулись в широченной улыбке, похоже, её предположение его изрядно развеселило.

На самом деле впечатление отлета он совсем не производил. Он был всего на пол головы выше Риты, довольно худощавый, хотя и широкоплечий.

— Ты хоть знаешь, когда я лажусь спать? – продолжала критиковать его предложение Рита – В лучшем случае в два часа ночи. Пока посмотрю «Дом два»….

— А ты попробуй не смотреть. – парировал Андрей — Ложись спать часов в десять.

— Я не усну!

— Почитай книгу. Что-нибудь из классики. Патентованный метод! Срубит уже не третьей странице!

— Боже! – театрально ужаснулась Рита – Только не говори мне, что ты ботан!

Андрей засмеялся:

— Ну, ты уж определись. Либо физкультурник, либо ботан!

— Не-е, этот метод мне не подходит. Мне бы чего попроще. Ну, там золотую рыбку или фею-крёстную, ну на крайняк джина из бутылки.

— Кстати о джине. – припомнил Андрей – Ты пьёшь?

Рита посмотрела на него снисходительно. Он бы ещё спросил девственница ли она? Она современная девушка! Так что уже давно распрощалась с невинностью, а так же курила и пила, причём курила не только сигареты, а пила не только пиво.

— Если начинать новую жизнь то придётся бросить пить и курить. – предупредил Андрей.

— Ну да! – скривилась Рита – И сексом заниматься тоже бросить? Какой же ты зануда!

Хотя, пожалуй, называя его «занудой» Рита погорячилась. Нет, занудой он не был! Иначе она не позволила бы ему проводить себя до дома, не указала бы ему своё окошко на первом этаже и уж точно не оставила бы ему на прощание номер своего мобильника.

В том, что совершила грандиозную ошибку решив продолжить это знакомство, Рита убедилась уже на следующее утро, когда вместо привычной трескотни будильника её разбудила мелодия сотового.

Нащупав трубку, вибрирующую по прикроватной тумбочке она, потирая заспанные глаза, взглянула на дисплей. Мигающий на экране номер был ей незнаком.

— Алло! – сонно протянула Рита, укладываясь обратно под одеяло.

— Привет! – раздался бодрый мальчишеский голос – Подойди к окну!

— Прям щас? – зевнула Рита, хотя хотела спросить, кто это будит её в такую рань? О том, что было рано, свидетельствовала тишина за дверью. Обычно когда будильник в семь часов вырывал её из объятий Морфея, по квартире уже разлетались голоса из телевизора. Сейчас же было тихо! Значит, мама ещё не проснулась!

Рита широко и громко зевнула, и нехотя выбравшись из-под одеяла, подошла к окну. Отдёрнув шторы, она едва не взвизгнула от неожиданности. Под окном стоял Андрей!

Такого поворота она совсем не ожидала. Поспешно отщёлкнув шпингалеты на деревянной раме, она распахнула окно и тут же обхватила руками плечи. Холодный осенний ветер ворвался в нагретую за ночь комнату и первой его жертвой, конечно же, стало полуобнажённое тело Риты.

— Ты что тут делаешь? – стуча зубами от холода, спросила она.

— Тебя жду! – спокойно ответил Андрей – Одевайся и выходи. Спортивный костюм и кроссовки есть? (Рита машинально кивнула) Тогда одевайся и на пробежку.

Она не стала с ним спорить, решив, что убьёт его позже. Поспешно закрыв окно, она взглянула на часы. Электронный будильник подтвердил её догадку, было ОЧЕНЬ  рано! А именно шесть часов утра! В такую рань она ещё никогда не вставала.

Глаза слипались, тело требовало забраться обратно под тёплое одеяло, но, сделав над собой усилие, Рита запрыгнула в спортивный костюм, который надевала только на уроках физ-ры и, собрав свои буйно вьющиеся белокурые локоны в неаккуратный пучок на затылке вышла из комнаты.

Андрей в столь ранний час сверкал как начищенный до блеска чайник. Чему он так радовался, было непонятно, так как Рита решительно ничего хорошего в этом холодном, противном времени суток не заметила.

Забег вокруг восьми подъездного дома дался ей с большим трудом. Так что завершала она его уже не просто быстрой ходьбой, а едва переставляя ноги и держась рукой то за поясницу, то за бок.

Девушкой Рита была стройной, но совсем не спортивной. Так что хорошей почти модельной фигуркой она была обязана матушке природе, а не постоянным физическим нагрузкам.

— Ты хочешь моей смерти? – стонала она, согнувшись пополам – Что я тебе плохого сделала?

Но её надрывные стенания не вызывали сочувствия со стороны экзекутора. Наоборот! Они его изрядно веселили.

На протяжении всей беговой трассы, которую пришлось пусть хоть и со скрипом, но всё же преодолеть Рите этот безжалостный тип подгонял её: «ещё немного!», «ещё чуть-чуть!» и отпускал колкие замечания, мол, «это из-за курения у тебя лёгкие неправильно работают!» Судя по всему, для него этот кросс был черепашьим ходом. Потому как он трижды успел добежать до конца дома и столько же раз вернуться к медленно переставлявшей ноги девушке.

— Я так и знала что ты чокнутый физкультурник! – с ненавистью бормотала Рита, смотря снизу вверх на сияющую физиономию парня. – Как я теперь разогнусь, изверг?

— А зачем тебе разгибаться? – спросил Андрей, оглядывая её сзади — Вид просто супер!

— ЧТО? – взвизгнула от возмущения Рита и разом распрямилась – Да как ты… ты…ты… (она развернулась к пошляку переполненная праведным гневом, но увидев что тот давиться от смеха разом растеряла весь свой настрой) Ну вот и что ты ржешь? – возмутилась она.

— Ты разогнулась! – заметил он, и Рите пришлось признать его правоту – Патентованное средство. Всегда срабатывает!

— Ну что? – посмотрела на него исподлобья Рита – Мои мучения, наконец окончены?

— Ну, на сегодня да! – смилостивился Андрей.

— Как «на сегодня»? – взвилась Рита – Нет, нет, нет! Я больше над собой измываться не позволю. Я иду спать и больше не желаю знать ничего ни о каких спортивных мероприятиях. Всё! Привет горячий! – и она, не желая ничего слушать, быстро зашагала к своему подъезду.

Вот ещё что удумал! Хочет сделать из неё спортсменку! Как бы не так! У неё прекрасная фигура, она прекрасно себя чувствует и вся эта бредятина с бегом вокруг дома, зарядкой, контрастным душем, отказом от вредных привычек и прочей ерундой ей ни к чему.

Дома она первым же делом раскурила сигарету, но табачный дым, заполнивший её лёгкие, внезапно пошёл колом, и она закашлялась.

Чёртова пробежка! – сипела она, с ненавистью растирая только что закуренную сигарету по хрустальной пепельнице.

Курила она давно, причём делала это тайком от матери. Когда два года назад Ирина Алексеевна случайно застукала дочь за этим занятием, Рита была вынуждена клятвенно пообещать, больше никогда не притрагиваться к сигаретам. Конечно же, она не собиралась исполнять эту клятву. Она, как и прежде тайком курила в своей комнате, а потом в любое время года настежь распахивала окно и ждала пока табачный дух выветриться.

Скинув с себя спортивный костюм, Рита глянула на часы – половина седьмого! (Кошмар!) и, не тратя время на сетования, поспешно забралась обратно под тёплое одеяло. Но уснуть, как не старалась, не смогла. Разгорячённое пробежкой тело требовало деятельности, а не инертного покоя. Проклиная всё и вся, Рита сбросила с себя одеяло и поплелась в ванную.

Вначале она думала просто постоять под душем, нежась под тёплыми струями без всяких экспериментов, но потом всё же решила попробовать так называемый контрастный душ. Эксперимент был, конечно, идиотским, но настроение, как ни странно улучшил.

Будильник разбудил Ирину Алексеевну ровно в семь часов. Зевая и потягиваясь, она, накинув халат, поплелась в кухню, чтобы поставить чайник. Увиденная там картина настолько её поразила, что она решила, что всё ещё спит, и ущипнула себя за руку. Но это был не сон, а явь.

— Ты чего в такую рань вскочила? – удивлённо спросила она.

— Да так! – пожала плечами Рита, подливая в свою чашку кипятку из только что вскипевшего чайника. – Тебе кофейку сделать?

Мать кивнула и ошеломлённая вышла из кухни. Впервые за все шестнадцать лет её дочка проснулась сама, не дожидаясь верещания будильника и уговоров матери.

Обычно Рита просыпалась очень тяжело. Будильник звенел, она его отключала, переворачивалась на другой бок и продолжала спать. Дальше вступала Ирина Алексеевна. Каждые пять минут она заходила в комнату дочери и предупреждала, что та уже опаздывает. И лишь в половине восьмого Рита нехотя сползала с кровати, бросала взгляд на будильник и с воплем «А-а!» начинала метаться по комнате, собираясь в школу.

Тихонько хихикая над тем, прямо скажем потрясающим эффектом, который произвела на мать, Рита потягивала кофе и строила планы на день.

Сегодня впервые она не опаздывала в школу, а потому могла без спешки накраситься и уложить волосы. Обычно она на ходу расчёсывала свою свалявшуюся за ночь гриву, а красилась и вовсе во время поездки на автобусе. В автобус она заходила бледная как моль, зато через три остановки с подножки на асфальт ступала юная красавица. Сегодня же благодаря раннему пробуждению можно было не торопиться.

В школу она приехала непривычно рано. Даже учительница английского подходя к своему кабинету, посмотрела на часы, проверяя, не опоздала ли она сама на урок. Такая реакция учительницы воодушевила Риту ещё больше. Одним словом все семь уроков пролетели на одном дыхании. Даже маячащий на камчатке Макс не испортил ей настроения, хотя и старался. На переменах он то и дело прохаживался мимо неё. По всей видимости, ждал, что она подойдёт к нему и попытается помириться, но в Рите всё ещё кипела обида за его вчерашнее поведение, так что первой делать шаг к примирению она не собиралась. Более того, услышав звонок, означающий конец последнего урока она демонстративно сгребла свои школьные принадлежности со стола в рюкзак и, гордо продефилировала к выходу.

В глубине души она, конечно, надеялась, что Макс побежит за ней, и будет просить прощения. Она даже специально замедлила шаг, чтобы он мог её догнать, но, увы! Макс не последовал за ней.

Стоя на автобусной остановке, она размышляла о том, что может быть, не стоило так нарочито его игнорировать. В конце концов, ведь он такой красавчик. Любая будет рада занять её место. Может, следовало первой пойти на примирение? Она уже хотела вернуться в школу, надеясь застать его во дворе, но внезапно кто-то легонько тронул её за левое плечо.

Макс! — мелькнула у неё слабая надежда, и она обернулась, но позади неё стоял незнакомый усатый мужик.

— О чём задумалась, красавица? – услышала она задорный мальчишеский голос и обернулась направо. Это был Андрей! Он стоял рядом, и на его лице опять сияла счастливая улыбка.

— Привет! – растерянно протянула Рита и её губы сами собой растянулись в улыбке – А ты что здесь делаешь?

— Тебя жду!

— А зачем?

— Как зачем? – умильно удивился он – Мы же решили, что ты с сегодняшнего дня начинаешь новую жизнь. Вот я и хочу проконтролировать процесс!

— Боже! – притворно ужаснулась Рита – Неужели опять кросс? Предупреждаю сразу я не добегу. К тому же я не одета для бега с препятствиями.

— Да я уж вижу. – задумчиво проговорил Андрей окинув её взглядом.

Выглядела Рита как всегда потрясающе. Она любила наряжаться, любила демонстрировать своё совершенное тело. Нет ну, разумеется, строго в рамках. Все её мини-юбки всегда хотя бы на пару сантиметров, но всё же прикрывали «пятую точку».

— Как насчёт пройтись пешком? – предложил Андрей.

— Ты издеваешься? – усмехнулась Рита – Да ни за что!

Но, тем не менее, покорно последовала за своим чудаковатым приятелем.

Прогулка обещала быть весёлой. По крайней мере, заскучать этот неугомонный балагур ей не давал. Она даже перестала думать о Максе.

— Ну, спасибо за увлекательную прогулку! – смеясь, поблагодарила Рита, когда они подошли к её подъезду. – Может, зайдёшь? – предложила она, скорее из вежливости не рассчитывая на согласие, но Андрей, как ни странно не отказался. – Чай? Кофе? – спросила она.

— А где твоя комната?

Опа! – хихикнула про себя Рита. — Быстрый мальчик. Только вчера познакомились, а уже хочет затащить её в койку. А она то всё думала, когда он перейдёт к делу!  Обломись, приятель, я не такая! – подумала она, но всё же где располагается комната, указала.

Андрей стянул друг о друга кроссовки и поспешно прошёл по коридору. Рита последовала за ним. В саму комнату, однако, он так и не вошёл. Он довольно долго оглядывал с порога всё пространство комнаты, а затем спросил:

— Ты никогда не думала сделать перестановку?

— Чего, чего? – удивлённо усмехнулась Рита – Зачем это? У меня прекрасно расставлена мебель. Строго по фэн-шую.

— Ну, раз ты решила изменить свою жизнь, то мебель тоже придётся передвинуть.

Более идиотского время препровождения в жизни Риты ещё не было. Впрочем, мебель двигал Андрей, а она лишь перекладывала на подоконник и пол то, что могло разбиться.

— Слушай, а ты сильный! – оценила она физические достоинства своего нового знакомого, после того как он передвинул гардероб.

Теперь комната выглядела совсем иначе. Кровать всегда стоявшая вдоль стены была передвинута к окну, ей на смену встал письменный стол, а гардероб перекочевал из одного угла в другой, поменявшись местами с книжным шкафом.

— Ну что? – спросила Рита, вспомнив роль радушной хозяйки – Может чай или кофе?

— А где же третий вариант?

— Какой «третий вариант»? – не поняла она.

— Чай, кофе, вода!

— Почему вода? – удивилась Рита.

— Ну-у знаешь, как бывает. Предлагаешь чай, кофе. Гость говорит «чай» ты открываешь банку, а чая нет, тогда гость говорит «нет чая, давай кофе», а ты открываешь банку, и кофе тоже закончился, а вода всегда под рукой и в магазин бежать не надо.

— У нас всегда есть кофе и чай! – гордо вздёрнула свой маленький носик Рита и удалилась на кухню. Но кофе в банке действительно не оказалось. Странно! Ну ладно!  Где-то на полке должна быть банка с чаем.

Рита чай никогда не пила только кофе, но мама (хотя и была кофеманкой) иногда практиковала чаепитие в особенности, когда к ней заходили подруги. Впрочем, банки с чаем найти на полках так, и не удалось. Краснея от стыда, Рита наполнила водой два стакана и, предвкушая колкие замечания типа «Ну я же говорил» или «Я так и знал» отнесла их в комнату.

Но язвительных комментариев к её удивлению не последовало. Более того, Андрей даже не взглянул на содержимое стаканов. Всё его внимание было приковано к книге, которую он обнаружил на одной из полок.

Сама Рита книг не читала. Всё, что ей было необходимо по школьной программе, она обычно просматривала в Интернете в сжатой форме. Так что в этой комнате не особенно большая книжная полка, заставленная классическими произведениями, стояла скорее для красоты, типа декора. Хотя на самом деле Ритиной маме просто было жалко выкидывать книги своей юности.

— Что читаем? – язвительно поинтересовалась Рита.

Андрей развернул к ней обложку и сообщил:

— Нашёл тебе снотворное.

— Только не говори, что ты это читал! – поморщилась Рита.

— Читал! – утвердительно кивнул он, перелистывая страницы – И тебе советую. Классическая литература лучшее лекарство от бессонницы.

— Если мама увидит меня с книжкой в руках точно вызовет неотложку. – хихикнула Рита.

Услышав упоминание о маме, Андрей захлопнул книгу и глянул на часы.

— Опаньки! – произнёс он – Кажется, мне пора бежать.

— Как а-а…? – но никакой причины чтобы его задержать, Рита придумать так и не смогла.

Андрей поспешно всунул ноги в кроссовки, и прежде чем захлопнуть за собой дверь предупредил:

— Завтра в шесть жду тебя у подъезда.

Когда мама вечером вернулась с работы то, заглянув в комнату дочери, едва не лишилась дара речи.

— Как это понимать? – изумлённо проговорила она, оглядываясь.

— Я решила сделать небольшую перестановочку. – лукаво улыбнулась Рита – А ведь так лучше правда? Светлее и просторнее стало.

Ночью Ирину Алексеевну ждало ещё одно дивное диво. С десяти часов вечера из комнаты дочери не было слышно ни звука. Обычно телевизор за её дверью верещал аж до часа, а то и до трёх. Сейчас же было тихо, но свет горел. Значит, дочь не спала.

Тихонько на цыпочках Ирина Алексеевна подкралась к двери. Она долго, долго прислушивалась к тишине, потом всё же не выдержала и без стука (Рита всегда на неё за это очень сердилась) приоткрыла дверь. Дочь лежала в кровати и при свете настольной лампы перенесённой на окно читала книгу.

— Ты себя хорошо чувствуешь? – осторожно поинтересовалась у неё мать.

Рита кивнула «угу!» и продолжила скользить взглядом по мелкому типографскому шрифту.

Будильник прозвенел в шесть, но Рита по привычке отключила его и перевернулась на другой бок. Правда погрузиться в сон она не успела. Тишину нарушит стук в окно.

Андрей! – вздохнула она обречённо. Пришлось подниматься с тёплой постельки и натягивать спортивный костюм.

В школе приподнятое утренней пробежкой настроение Риты было практически уничтожено появлением Макса в сопровождении длинноногой Яны.

«Вот же стерва подсуетилась! – заскрежетала зубами Рита – И этот гад тоже хорош! Только позавчера расстались, а он уже с другой!»

Находиться в одном классе с этой сладкой парочкой, которая обжималась ни только на переменах, но и сидела в обнимочку на уроках, для изнывающей от ревности Риты было худшей пыткой. Она пыталась сфокусироваться на словах учителя на тексте учебника, на заданиях, наконец, но слова влетали в одно ухо, вылетали в другое, а буквы в учебнике расплывались.

Кошмарный день! И, к сожалению таких дней, в её новой жизни будет ещё превеликое множество. Может перейти в другую школу?

После звонка с последнего урока, Рита не просто выбежала из класса, она вылетела как пробка от шампанского. Забежав в женский туалет, она заскочила в одну из кабинок и, защёлкнув щеколду, от души разрыдалась. Так погано ей не было ещё никогда. Перед глазами всё ещё стояла эта сладкая парочка. Ах, как же Рите хотелось вцепиться в рыжие патлы этой крысы Янки.

Её надрывные всхлипы прервала мелодия мобильника. Выудив телефон из кармана жакета, Рита, не глядя, сбросила звонок, говорить ни с кем не хотелось. Но звонивший оказался настойчивым типом, и после четырёх сбрасываний Рите всё же пришлось ответить.

— Что с тобой? – услышала она в трубке голос Андрея.

— У меня ничего не получается! – задыхаясь от слёз прокричала Рита – Не получается у меня ничего изменить. Все, как и раньше даже хуже.

— Ты где?

— В школе!

— Выходи. Я жду у ворот!

Размазывая слёзы по щекам, Рита выбралась из кабинки и глянула на себя в прямоугольное зеркало над умывальником.

Боже, какой ужас! Всё её зареванное лицо было в чёрных разводах от потёкшей тиши и теней. С трудом, оттерев лицо от размазанной косметики, она несколько раз умылась и снова посмотрела в зеркало. Видок был просто «ах!» Лицо раскраснелось от усиленных оттераний, глаза опухли. Утешало одно. Макс уже ушёл и в таком плачевном состоянии её не увидит.

— Ну рассказывай. – велел Андрей когда Рита наконец вышла к нему из школы.

— Всё ужасно! – далее последовал рассказ о том, какой кошмарный день ей уготовил подлец- Макс и его новая подружка шалава-Янка. Шагая по улице, Рита, эмоционально иногда срываясь на слезы, объясняла, почему по её мнению вся её жизнь одна большая ошибка и не имеет никакого смысла.

Когда её причитания и сетования на жизнь-злодейку, наконец, подошли к концу Андрей спросил:

— Неужели ты по-прежнему хочешь быть с этим Максом?

— Да! – не задумываясь, ответила Рита, но через несколько секунд всё же поразмыслив, сказала — Нет!

— Так «да» или «нет»?

— Не знаю. Вернее знаю. Я точно знаю что он мерзавец, гад, подонок, он… он… (она задохнулась от возмущения и ей на глаза опять навернулись слёзы) Он даже не переживает. Представляешь? Бросил меня и через день уже с этой шваброй-Янкой. Мерзавец!

— Ну, тогда в чём проблема?

— Не знаю! Но мне так погано на душе. Всё из-за него. Я не могу видеть его с этой гадиной. Мне так больно! Я не представляю, как я завтра в школу пойду. Там будет он… с ней… и я точно сорвусь.

— Не сорвёшься. Тебе просто надо отвлечься от своих переживаний. Не думай о нём. Забудь, что он вообще существует.

— Не могу. Он же всё время рядом. Я всё время слышу его голос, их хихиканье за моей спиной, вижу его с этой крысой! Это невыносимо!

— Учись их игнорировать. Попробуй переключать своё внимание на что-то другое.

— На что? – взвыла от отчаянья Рита – На уроках ещё ничего! Там учитель что-то бубнит, я стараюсь не смотреть в их сторону, но на переменах… Он постоянно маячит у меня перед глазами с этой выдрой в обнимку. Что мне делать?

На следующий день Рита изо всех сил старалась игнорировать присутствие бывшего возлюбленного. Учитель что-то бубнил, царапая мелом доску, а Рита помимо собственной воли прислушивалась к тому, что происходило за её спиной.

Так! Всё! – решила она, краснея от гнева с силой сжимая кулаки – Прозвенит звонок, дождусь, когда учитель уберётся из класса и размажу Янкину рожу по столу!

С нетерпением, дожидаясь звонка с первого в этот день урока, Рита с удовольствием представляла себе, как подойдёт к парте, за которой обосновалась сладкая парочка, как вцепиться в рыжий конский хвост, который носила Янка и со всей силы впечатает её размалеванную физиономию в стол.

Но этому плану не дано было осуществиться, так как практически одновременно со звонком с урока, мобильник в кармане Риты известил о приходе SMS-ки. Нехотя она извлекла телефон и прочитала сообщение от Андрея. Это был анекдот. Всего восемь  слов, но их оказалось достаточно, чтобы перекошенное злостью лицо Риты озарилось улыбкой. Через несколько секунд телефон просигналил о поступлении ещё одного сообщения. Последняя SMS-эс с кратким анекдотом поступила к ней на телефон за несколько секунд до начала урока. После этого сорокаминутный перерыв на учебный процесс и снова её телефон завибрировал от поступающих на него SMS-ок. Но на сей раз сообщения, уже не содержали анекдоты.

«Только что получил по шапке от русички. – написал Андрей – Оказывается «поскользнулся» пишется без буквы «д». Ты знала?»

Рита покраснела от смущения, так как всегда думала что слово «поскользнулся», пишется с буквой «д» — поДскользнулся!, но ЕМУ всё же написала: «Конечно, знала! А вот то, что ты двоечник я не знала!»

« У всех свои недостатки. – получила она ответ через минуту – Зато я умею крестиком вышивать!»

О подлеце- Максе прибывавшем в объятьях гадины- Янки Рита больше не задумывалась. Теперь она с нетерпением ждала очередных SMS-ок от Андрея и сорокаминутный интервал между ними пролетал для неё на одном дыхании. Ещё за несколько минут до звонка с урока, Рита начинала набирать под партой очередное сообщение, ну и разумеется её действия не могли ускользнуть от глаз её бывшего возлюбленного.

Макс даже начал вытягивать шею как жираф, чтобы разглядеть, что же она пишет в этих  SMS-ках. Но шрифт был слишком мелким. К тому же плечо Риты отчасти заслоняло и без того маленький экран.

На переменах Макс всё чаще стал отвлекаться от лобзания своей новой подружки повисавшей у него на шее как ярмо. Его внимание отныне было целиком и полностью приковано к Рите. Её  лихорадочное волнение не на шутку озадачило его. Ведь если, раньше бросая взгляды в сторону бывшей пассии, он видел на её лице то, что и хотел увидеть, (то есть — постную мину), то сейчас вместо тоски её лицо сияло от счастья. Её голубые глаза лучились любопытством, щёчки пылали, с тонких губ не сходила лукавая улыбка. Она, похоже, была на сто процентов погружена в свою SMS-эс переписку вот только с кем? Телефон она как назло не выпускала из рук ни на секунду, так что покопаться в нём возможности не предоставлялось. А хотелось. Ох, как хотелось!

С трудом, дождавшись звонка с последнего урока, Рита выскочила из кабинета и Макс, весьма грубо сорвав со своей шеи руки Янки, бросился за ней. Сейчас ему было не до этой рыжей липучки. Сейчас его больше всего интересовало, куда это в последние дни, словно ветром сдувает Ритку.

Когда он выбежал из дверей школы, то увидел свою бывшую пассию в компании какого-то парня. Они вышли за ворота и весело что-то обсуждая, направились вниз по улице.

Вот зараза! – заскрежетал зубами Макс – Да как она посмела после меня завести роман с кем-то другим?

Макс (впрочем, как и все парни), искренне считал, что после расставания с ним девушка должна была если уж не уйти в монастырь или утопиться с горя в ближайшей речке то, по крайней мере, непременно погрузиться в жёсткий депресняк на пару-тройку лет поливая подушку слезами. Так что Рита, по его мнению, вела себя просто по хамски. Она ни только не ходила за ним хвостиком, не сводя тоскливых глаз, но и даже ни разу за три дня не попросила у него прощения и не предложила помириться. Разумеется, он бы принял её обратно, но не сразу. Вначале заставил бы её хорошенько поунижаться чтобы впредь знала как на него повышать голос и предъявлять претензии. Но она, похоже, и не думала бегать за ним, она обзавелась каким-то хмырём и этого Макс стерпеть уже не мог.

— Слушай, ты это здорово придумал с SMS-ками! – оценила Рита. – Я уже готова была кого-нибудь порвать. Так что ты сегодня спас несколько жизней.

— Обращайтесь! – улыбнулся Андрей.

— Ну-у? – испытующе протянула Рита с лукавой улыбкой – Какие у нас сегодня планы?

— Продолжить то, что начали вчера.

— В смысле ещё раз переставить мебель в моей комнате? Может не надо? Мне и так всё нравиться.

— Вообще-то я имел в виду чай, кофе, воду. Или я на них ещё не заработал?

Ты заработал на гораздо большее! – подумала Рита и лукаво улыбнулась, обводя фигуру своего спутника придирчивым взглядом. — Интересно, что у него под этой джинсовкой? — Куртку он ещё ни разу при ней не снимал, так что, в какой он физической форме Ритка могла только догадываться.

— Угостить мне тебя нечем. – предупредила она заглядывая в холодильник. — Мама ничего не приготовила, так что у меня до вечера разгрузочный день.

— А ты что сама готовить не умеешь? – удивился Андрей.

— Я? Конечно, нет!

— Тогда сейчас будем учиться.

И он начал весьма бесцеремонно шарить по полкам в кухне.

— Ты, должно быть, шутишь?! – улыбнулась Рита, но когда увидела в его руке пакет с картошкой, поняла, что он настроен серьёзно и сразу же предупредила – Я не буду её чистить. У меня маникюр и вообще…

Но картошку чистить всё же пришлось. Правда, получалось у Риты это не особенно хорошо. Больше получаса она мучила одну картофелину и в результате почистила ее, так что та стала напоминать младшую сестру фасоли.

— Круто! – оценил Андрей, наблюдавший со стороны за сим процессом – Ещё девяносто девять ведёрок и золотой ключик будет наш!

— Чем смеяться надо мной лучше бы помог. – возмутилась Рита – Я тебе что кухарка?

— Ну до кухарки тебе как до луны. – ухмыльнулся он.

— Может быть, покажешь мастер-класс?

Его губы опять растянулись в широченной улыбке:

— Не проблема!

— К армии готовишься? — с досадой спросила Рита, наблюдая за тем как быстро, а главное ловко он избавляет картофелину за картофелиной от коричневой шкурки.

— До армии ещё дожить надо. – впервые не смешно пошутил Андрей.

— А что есть перспектива не дожить? – решила развить предложенную тему Рита.

Почувствовав, что ляпнул лишнее, Андрей решил закруглить этот разговор. Менее всего ему сейчас хотелось говорить о своей жизни. Впрочем, как и всегда. Говорить о себе он бы, пожалуй, не стал, даже если бы Рита спросила его об этом, к счастью для него она не спрашивала. Её вообще не интересовало кто он, что он, и где он. С одной стороны это было немного обидно, но с другой – так было даже лучше. Врать он не хотел, а рассказывать правду было стыдно.

Он пожал плечами, мол «мало ли!», но Риту такой ответ не устроил, и она продолжила строить предположения:

— Боишься, что тебе случайно на голову кирпич упадёт?

— Кирпич случайно, никому и никогда на голову не упадёт. – глубокомысленно изрёк он и с прищуром глянул на Риту — Читала Булгакова?

— Это который «Лолиту» написал?

Услышав это, Андрей усмехнулся:

— Нет! «Лолиту» Набоков написал, а Булгаков написал «Мастер и Маргарита».

— Я знала, что ты ботан! – засмеялась Рита. Андрей отрицательно замотал головой, но она не унималась — Покажи мне свой дневник. Готова поспорить, на что угодно. Ты отличник!

— Не боишься проиграть?

— Я в тебе уверена! – и Рита хлопнула его ладонью по плечу.

— Ау! – вдруг скривился он и отшатнулся в сторону.

— Что с тобой? – испугалась Рита.

— На физ-ре с турника упал. – быстро сообразил что ответить Андрей. Обычно в школе, когда у него спрашивали, откуда синяки или где сломал руку, он говорил что упал с лестницы или подрался с кем-то во дворе. Такой ответ всех устраивал и обычно расспросы на этом прекращались. Вот и Рита вроде бы поверила.  А может ей, как и остальным было просто наплевать?!!

— Покажи! – Рита уже хотела оттянуть ворот его свитера, дабы полюбоваться на травмированное плечо, но Андрей вовремя переменил тему.

— Так на что ты готова поспорить? Мой дневник в рюкзаке.

— На что хочешь. – лукаво улыбнулась Рита. – Можно на желание.

— Ох, Маргарита, не искушай меня! – говоря это, Андрей обвёл взглядом её фигуру и глаза Риты вспыхнули лихорадочным блеском.

— Если я проиграю, — решила опередить его Рита – Я тебя поцелую.

Странное дело! Похотливой нимфоманкой Рита никогда себя не считала. О сексе она думала ровно столько же, сколько и все шестнадцатилетние девчонки. Но сейчас в данный конкретный момент все её мысли почему-то протекали исключительно в этой плоскости. Хотя пожалуй, если бы Андрей сейчас «повёлся» на её флирт и начал форсировать ситуацию, то она поспешила бы «сдать назад», заявив: «Ты хороший парень, но совсем не в моём вкусе, так что отвали!»

— По рукам! – согласился Андрей и через пару минут преподнес ей свой дневник.

— Да ладно! – поражённо вымолвила Рита, так как уже после третьей страницы её  глаза «выпрыгнули из орбит». Что-что, а узреть в дневнике своего нового знакомого ТАКИЕ оценки она никак не ожидала. От «замечаний» и «лебедей» на страницах буквально не было свободного места.

«Надо будет отксерить этот дневник и матери показать когда в следующий раз станет на меня наезжать за плохую успеваемость». – подумала Рита, а в слух сказала:

— Ну, ты даёшь! – и захлопнув дневник лукаво улыбнулась — Я проиграла. Могу, прям сейчас долг отдать.

Андрей на этот не двусмысленный намёк никак не прореагировал, чем ещё больше раззадорил Риту, и она решила действовать.

Протиснувшись между ним и столешницей, она потянулась к нему для поцелуя, но Андрей повёл себя в высшей степени странно. Он не только не поцеловал её, но и даже отклонился назад, чтобы не позволить её губам коснуться своих губ.

— Будем варить или жарить? – спросил он как-то уж совсем не к месту.

— Чего? – не поняла Рита.

— Картошку!

«Вот хам! – оскорбилась Рита – Ну и как это понимать? Я что плохо выгляжу или он просто такой стеснительный?»

Конечно же, она не собиралась всерьёз его целовать. Так чмокнула бы в губы по-детски и хватит с него. Она же порядочная девушка. А он… Он ей даже не нравиться. Буратино! Длинный нос, улыбка до ушей, что тут может нравиться?

— Без разницы! – разочарованно вздохнула Рита, делая шаг в сторону.

— Не обижайся! – состроил умильную рожицу Андрей – Я не Юлий Цезарь, я не умею совмещать сразу несколько дел. Я или чищу картошку или целую красивую девушку.

Рита не хотела его прощать, но пришлось. Когда она увидела состроенную им гримасу, то прыснула от смеха, а притворяться, оскорбленной давясь от хохота довольно глупо.

— Тебе не жарко? – предприняла она ещё одну попытку спустя некоторое время.

Андрей сдвинул брови и недоумённо посмотрел на неё. На сей раз, Рите удалось сдержать смех, хотя улыбка всё равно растянула её губы

— Свитер снять не хочешь? – пояснила она.

— Не рановато ли для эротической кулинарии? – усмехнулся Андрей.

— Только не говори мне, что у тебя под ним ничего нет? – лукаво улыбнулась Рита, и поддев пальцем край ворота оттянула его в сторону. Футболки или майки действительно не было. – Жаль! – мысленно вздохнула она – А то он бы стянул с себя эту тряпку и она, наконец-то, смогла бы оценить его данные.

— Давай я тебе помогу что ли?!! – и Рита, сняв с себя фартук, накинула его на Андрея. – Ну, хоть что-то! – вздохнула она, про себя завязывая за его спиной тесёмочки. Поправляя фартук, она провела руками по его груди и то, что ощутили её пальцы сквозь тонкий, но просторный свитер ей понравилось.

Надеяться на больше похоже не приходилось. Андрей не желал давать ей пищу для глаз. ОН даже не позволил ей подвернуть рукава своего свитера выше, чем на пару сантиметров от запястья. А когда она всё же попыталась подтянуть один рукав, чуть выше он резко сдёрнул его до самой ладони, так же он поступил и со вторым рукавом.

Грубо конечно, но с другой стороны не мог же он позволить ей увидеть ссадины и синяки на своих руках. Это бы вызвало ненужные вопросы, отвечать на которые ему совсем не хотелось.

— Тебе можно доверить порезать картошку? – спросил он.

— Рискни!

Риск конечно дело благородное, но не в конкретном случае. Так что прекрасной хозяюшке в результате было доверено ответственное задание засечь время на часах. С этим наитруднейшим занятием Рита справилась на отлично.

— А ты что не останешься? – удивилась она, после того как Андрей, приготовив ужин, засобирался уходить.

— Мне пора.

— Так не честно. – обиженно надула губки Рита – Ты всё приготовил, а сам даже не попробовал.

— Хороший повар – голодный повар! – ответил ей из прихожей Андрей.

— А как же поцелуй? – лукаво улыбнулась Рита.

— Будешь должна!

Вернувшись с работы, Ирина Алексеевна застала невероятную картину. Её дочь не зависала в Интернете, а сидела на кухне, пролистывая одну из её кулинарных книг.

— Ты часом не заболела? – на всякий случай пощупала лоб дочери Ирина Алексеевна, после того как увидела в сковородке румяную картошку.

Ещё бы! Обычно Риту сделать бутерброд не допросишься, а тут картошка, да ещё жаренная, да ещё такая вкусная…

— Так! Рита! – решила развеять свои сомнения Ирина Алексеевна — Кто это приготовил?

— Я! – решительно соврала Рита.

— А если честно?

Пришлось признаться. Причём сразу и во всём.

Ирина Алексеевна внимательно выслушала рассказ дочери, после чего заявила:

— Я хочу познакомиться с этим Андреем.

— Зачем это? – опешила Рита. С Максом её мама что-то не проявляла желания познакомиться. А тут вдруг «познакомь!»

— Ну, ты сама подумай! Ты не лупишь глаза в ящик допоздна, а читаешь классику. Бегаешь по утрам! В кой-то веке разобралась в своей комнате! А теперь ещё учишься готовить. Должна же я знать, кому ставить прижизненный памятник.

Рита колко улыбнулась. Да уж! Теперь мать точно не отвяжется пока не познакомиться с тем, кто вразумил её неразумную дочку и направил её на путь истинный.

«Приятную» новость Рита решила сообщить сразу. Так сказать до утреннего марафона.

— Моя мамаша жаждет с тобой познакомиться.

— С чего бы это? – насторожился Андрей. Знакомство с Ритиными родителями в его планы не входило. Менее всего он хотел отвечать на многочисленные расспросы её матери «о себе любимом».

— С того, что ты на меня положительно влияешь.

— Да ладно?! В таком случае ты будешь первым человеком, на которого я влияю положительно. Ну и что мне сделать, чтобы избежать этого знакомства? Может начать на тебя отрицательно влиять?

— Ах, вы только обещаете! – отмахнулась Рита. Но не успела она договорить свою снисходительно-язвительную фразу, как Андрей схватил её за руку, резко дёрнул к себе и впился губами в её губы.

Таких страстных поцелуев в жизни Риты до этой секунды ещё не было. Что там она говорила? Это она-то порочная, а он стеснительный? Фигня! Этот поцелуй расставил все точки над «i». Никакая она не порочная, она просто красная шапочка, ну а ОН — серый волк. И судя по всему как раз сейчас, ОН приступил к своей трапезе.

Сколько длился этот самый жаркий, самый безбашенный, самый дикий и самый умопомрачительный поцелуй в её жизни Рита не знала. Время, да и вообще всё пространство с посторонними шумами как-то в один миг прекратило своё существование. Она не чувствовала ни ног, ни рук, ни своего тела да что там… она не знала даже дышит она или нет. Она была полностью поглощена тем ураганом неизвестных эй доселе эмоций, которые пробудил в ней этот поцелуй. Но, увы, эта безумная эйфория закончилась так же неожиданно, как и началась. В одну секунду мощным рывком Риту сдёрнули с облаков на землю, и виною тому стала она сама. Забывшись, в порыве страстных объятий, она сдавила травмированное плечо Андрея, и в тоже мгновение он, вздрогнув, отскочил в сторону.

« Прости, прости, прости!» – следовало взмолиться Рите, но вместо этого она ошарашено вытаращила на него глаза, стараясь вспомнить, как следует складывать звуки, чтобы получились цельные слова.

Андрей же эту реакцию истолковал совсем иначе. Он подумал, что этим поцелуем перешёл проведённую Ритой черту, за которую ни в коем случае нельзя было заступать, а он заступил и теперь уже ничего не поправить. Время нельзя отмотать назад. Но если бы было можно, он бы отдал всё что угодно лишь бы не допустить эту роковую ошибку. В том, что эта ошибка была именно роковой, он не сомневался. Ведь теперь даже если Рита и простит его, то всё равно с прежним доверием относиться уже никогда не будет. Он всё испортил!

— Прости! – сказал он – Я… — но брякнуть «я не хотел» язык не повернулся. Ведь он же хотел и вместо того чтобы выяснить чего же хочет она, начал действовать. – Прости, прости! – прошептал он и, не желая дожидаться, когда на него обрушиться поток праведного гнева, бросился прочь.

Пожалуй, если бы Рита могла то остановила бы его, побежала бы следом, прокричала бы вдогонку «вернись», но, увы! Тела своего она по-прежнему не чувствовала, говорить не могла, дышать.… Нет, пожалуй, дышать всё же могла.

День пролетел как один миг. Всё что Рита делала, она делала на автопилоте. На автопилоте собиралась в школу, лишь отчасти (так сказать физически) присутствовала на уроках, даже её главный раздражитель подлец- Макс тискающий стервозу- Янку на сей раз не вывел её из равновесия.

Такая реакция его «бывшей» Максу совсем не понравилась. Мало того, что с самого утра она ходит как зомби, ничего не замечая вокруг, так ещё и щёки с губами пылают, что аж прикуривать можно. Ну а про глаза и вовсе лучше не говорить — искрятся как бенгальский огонь. Зря он дефилировал мимо неё в обнимку с Янкой, бесцельно обжимался с ней на соседней парте, мерзавка-Ритка даже не взглянула в его сторону. Вместо этого она как одержимая строчила SMS-ку за SMS-кой.

Что же она там пишет?

Как там говориться? « Любопытство сгубило кошку?» Чертовски верно подмечено. Любопытство действительно разрушительный порок. Вот и Макса оно так же очень подвело. Ибо исключительно из любопытства он сунул нос в экран Риткиного телефона, когда она, не замечая ничего, набирала очередное сообщение. Прочитанное там вышибло его из колеи.

«Всё ещё чувствую твой поцелуй». – написала Рита.

Впрочем, отправить именно эту SMS-ку она так и не решилась. Трижды она набирала её, но в последний момент удаляла. Вначале она боялась, что Андрей сочтёт её озабоченной нимфоманкой. Затем начала переживать, что он решит будто она неопытная дурочка, потерявшая голову от простого поцелуя. И в том и в другом случае эффект будет одним и тем же Андрей наверняка не захочет с ней связываться. Нет, писать надо было о чём-то другом. Например…  и Рита набрала: «Как твоё плечо? Прости, я не хотела сделать тебе больно!»

Андрей долго молчал и лишь к концу следующего урока Ритин мобильник известил о получении сообщения.

«Всё нормально! Забудь!»

Такой текст озадачил Риту. Что значит это «забудь»? Забыть про то, что она случайно сделала ему больно или про поцелуй? Про первое она уже забыла, а вот про второе она уж точно не сможет забыть.

«Забыть что?» — написала она. И на сей раз, ответа пришлось ждать очень долго целых три урока. Андрей упорно молчал, а она каждые пятнадцать минут оправляла ему всё тот же вопрос. Наконец ответ пришёл, но ясности не внес, так как содержал всего два слова: «Забудь ВСЁ!!!»

Спятил что ли? – с трудом удержалась на стуле Рита. Ей хотелось вскочить и бежать со всех ног к этому идиоту. Но сделать она этого не могла по одной простой причине. И дело было совсем не в том, что до конца урока было ещё далеко. Просто она не знала ни в какой школе он учиться, ни где живёт. А ведь у неё была возможность это узнать. Не далее чем вчера вечером она держала в руках его дневник, но даже не удосужилась остановить взгляд на обложке с фамилией и номером школы. А всё из-за чего? Да из-за того, что ей было наплевать на это! Её волновала только она сама и её переживания из-за Макса.

Странно! Впервые за эту неделю она вспомнила про Макса, и сердце в её груди не сжалось, не кольнуло, не задрожало. Ничего! Пустота! Был Макс или не был? Да какая разница? Как теперь найти Андрея вот в чём вопрос? Вдруг он по причине её глупого поведения решит раствориться за горизонтом? Что она вообще о нём знает? НИЧЕГО! Что если он сменит симку? Как она тогда его найдёт?

«Нам надо увидеться СРОЧНО!» — отправила она сообщение, но, так и не дождавшись ответа спустя сорок минут, отправила следующее: «Мне очень плохо, надо поговорить, а то сойду с ума!»

Последние два урока Рита сидела как на иголках. Ей хотелось побыстрее вырваться из душного класса и побежать к нему, но SMS-ки с подтверждением ОН так и не прислал и потому она не знала, ждёт ОН её или нет. Может, ОН и вправду решил на неё забить?

Когда прозвенел звонок, Рита с такой скоростью рванула к двери, что даже забыла захватить с собой рюкзак.

Миновав три лестничных пролёта, она ураганом пронеслась по вестибюлю и выскочила на улицу. ОН был там, стоял у ворот, ждал её.

— Что у тебя стряслось? – спросил Андрей, когда Рита подошла ближе.

— Ничего. – недоумённо пожала плечами она не в силах отвести заворожённого взгляда от его губ.

Андрей нахмурился:

— Ты же сказала, что нам срочно нужно поговорить?

— Нужно! – кивнула Рита.

— О чём?

Но вместо ответа Рита обхватила его руками за шею и прижалась губами к его губам.

— Погоди! – внезапно отстранился он и внимательно вглядываясь в её лицо, словно стараясь понять серьёзно она или прикалывается, спросил – То есть ты не против?

— Против чего? – не поняла Рита.

— Ну-у того, что я утром сделал.

— Ты издеваешься или шутишь?

— Да не, я серьёзно. – до этой минуты он и не представлял что будет так трудно сказать то что собирался. Основная трудность, конечно же, заключалась в том, что он говорил это ей прямо в лицо, а смотреть сейчас в её прекрасные голубые глаза ему было очень стыдно. – В общем, я не хочу, чтобы ты думала, что я с тобой… ну-у… Короче! Всё как у нас было раньше, меня устраивало, если тебя тоже тогда давай забудем про то, что я сделал утром.

Рита растерянно хлопала ресницами, слушая неуклюжие попытки объяснить то, что она и так уже поняла.

— Другими словами ты сожалеешь, что меня поцеловал? – уточнила она, и от осознания этого ей вдруг стало ужасно горько и обидно.

— Да! Нет! То есть…

— Так «да» или «нет»?

— Нет, я не сожалею, что тебя поцеловал, я этого хотел, но… — он запнулся и, отведя взгляд в сторону, чуть слышно произнёс — Но я сожалею, что испортил наши отношения. Ты мне очень нравишься, и я не хочу тебя потерять.

Эти слова в один миг вернули Риту к жизни. Она так обрадовалась, что едва сдержалась, чтобы не запрыгать от счастья.

— Ты меня не потеряешь. – сказала она обнимая его за шею – И ты ничего не испортил. Ты просто перевёл наши отношения на новый уровень. – она приблизилась губами к его губам и шепнула — Я весь день думала только о тебе.

Макс не особенно спешил вернуть забывчивой «бывшей» её рюкзак ведь это был прекрасный повод зайти к ней домой. И там в интимной обстановке наконец расставить всё по своим местам. Он уже знал, как начнёт этот разговор, знал, чем он закончиться. В конце концов, что бы там между ними не происходило, он был уверен, что Ритка его любит. Да конечно она начнёт кивать на Янку. Ничего он и на это знал что ответить. «Я мужчина, детка! А мужчина не может обойтись без женщины». В любом случае чтобы он ей не сказал, и чтобы она ему не ответила, финал будет таким же, как и всегда. Ритка его простит!

Но думал он так только до того момента пока не вышел за дверь школы. Когда он увидел Ритку в объятьях какого-то типа его уверенность, мягко говоря, притухла.

Не торопясь, вразвалочку, он подошёл к целующейся парочке и громко кашлянул, дабы привлечь их внимание, но не тут-то было. Они и не подумали прерваться.

— Эй! – гаркнул Макс, чуть ли не на ухо своей «бывшей», но Ритка похоже оглохла, а вот её приятель отвлёкся.

Менее всего Андрей ожидал такого поворота. Он с горечью глянул на Риту — Умная девочка! Сообразила, как использовать сложившуюся ситуацию себе на пользу. А он то кретин повёлся на такую старую разводку!

— Ты забыла! – недовольно пробурчал Макс, протягивая Рите её рюкзак.

— Спасибо! – натянуто улыбнулась она – Ты, кажется, куда-то шёл. Ну, так и иди!

Макс окинул их мрачным взглядом и, ухмыльнувшись, неспешно зашагал в сторону автобусной остановки.

— На чём мы там остановились? – лукаво улыбнулась Рита, но возобновить их страстное общение Андрей не пожелал.

Нет, ну конечно он мог бы продолжить наслаждаться процессом не заморачиваясь о том, что его тупо используют, дабы пробудить в ком-то ревность. Мог бы! Но только не сейчас.

Сейчас ему было слишком больно. Горькая правда, точно железным прессом, придавила его к земле. А ведь он мог так ничего и не узнать. Если бы этот Макс не подошёл к ним, если бы он просто прошёл мимо….  И что тогда? Тогда Рита продолжала бы притворяться, что испытывает к нему какие-то чувства. Фарс! А она оказалась талантливой актрисой. ОН ей поверил.

— Что с тобой? – наконец не выдержала его безразличия Рита. – На тебя напал столбняк?

— Он ушёл.

— Кто ушёл?

— Тот ради кого ты устроила этот спектакль.

— Какой спектакль? Ты о чём? – опешила Рита. Она действительно не понимала что происходит? Почему Андрей так резко переменился?

Она вновь попыталась его поцеловать, но он отвернулся:

— Не надо! — и довольно грубо стянув со своей шеи её руки, добавил — Он уже ушёл и не увидит.

Лишь в это мгновение Рита, наконец, поняла, в чём дело. Андрей решил, что она подстроила этот поцелуй, для того чтобы Макс их увидел и приревновал её.

— Да мне плевать на него. – попыталась оправдаться она – Я и не думала что он может нас увидеть.

— Ну да конечно! – горько усмехнулся Андрей.

— Я правду говорю. Зачем мне врать?

— Больше незачем! Ты добилась, чего хотела. Ни сегодня так завтра он обязательно вернётся к тебе. Больше я тебе не нужен? – голос его предательски дрогнул, так как впервые с того момента как мир обрушился ему на голову, он взглянул на неё. В её прекрасных голубых глазах он увидел своё отражение, и ему стало противно. Ну что он, в самом деле, скулит как побитый щенок? Ну, использовала его девчонка, ну наплевать ей на его чувства. И что это повод так унижаться?

— Ты совсем спятил или…? — закричала от досады и отчаянья Рита. Хотя сейчас ей хотелось хорошенько долбануть его по голове, чтобы вышибить из неё весь этот бред. Впрочем, пожалуй, даже такие жёсткие меры не возымели бы действия. Андрей был уверен, абсолютно уверен в своей правоте и эта уверенность причиняла ему боль, она видела это в его глазах. – Я не хочу быть с ним, — предприняла последнюю попытку убедить его Рита – Я хочу быть с тобой.

— Знаешь что… — вспыхнул Андрей, но тут же с силой стиснул губы, чтобы не дать обиде вырваться наружу. Сказать он хотел многое, но в результате ограничился  всего одной фразой, после которой развернулся и зашагал прочь — Идите вы оба!

— Сам иди! – в сердцах крикнула ему в спину Рита.

Три дня Андрей упорно игнорировал её звонки и SMS-ки, три дня она ждала, что он объявиться. Даже в ванной она не расставалась с мобильником. После уроков она подолгу задерживалась в школе, сидела в вестибюле на лавочке и смотрела в окно, но Андрей так ни разу и не объявился. Зато Макс как назло активизировался и не давал прохода. За эти три дня она уже использовала все известные ей нормативные способы донести до этого придурка, что она не желает быть его девушкой, что между ними всё кончено и уже никогда больше ничего не будет.

— Ну а твой то, что «ноги сделал»? – решил однажды подколоть её Макс и ему очень повезло, что в этот момент под рукой у Риты не было ничего тяжёлого иначе она бы не сдержалась и звезданула бы этим «тяжёлым» по его наглой роже. От мысли, что из-за этого идиота она потеряла Андрея ей хотелось кричать. А ведь всего неделю назад она была готова отдать всё что угодно, чтобы вернуть этого болвана. И вот, пожалуйста! Желание исполнилось, правда, теперь ей это было уже не нужно.

Трясясь в полупустом автобусе, Рита в очередной раз набрала SMS-ку: «Ты сказал, что не хочешь меня потерять. Ты врал тогда? Тебе плевать на меня?»

— Ну, ответь же! – взмолилась она, поднося мобильник к губам — Ну что тебе стоит?

Но ответа не было и вместо долгожданного сигнала сотового, извещавшего о получении сообщения она вдруг увидела ЕГО.

Бросив случайный взгляд в окно, она чуть не выронила из рук телефон. По тротуару шагал Андрей. Она хотела  забарабанить ладонями в стекло, чтобы привлечь его внимание, но вовремя сообразила, что он этого не услышит, да и автобус не будет стоять на месте и уже через несколько секунд умчит её вдаль и она опять ЕГО потеряет. Так что, не тратя время на размышления, Рита бросилась к кнопке «остановки по требованию» и принялась нервно тыкать в неё пальцем.

— Вы что там делаете? – прокричал водитель – Скоро будет остановка.

— Остановите сейчас, мне здесь надо выйти. – закричала Рита продолжая давить пальцем на кнопку.

— Здесь остановка запрещена.

— Откройте эту чёртову дверь. – вскричала Рита и принялась бить рюкзаком по сомкнутым дверцам.

— Ненормальная какая-то. – послышался ропот пассажиров.

— Откройте! – продолжала вопить Рита, избивая рюкзаком муниципальную собственность. Она так вошла в раж, что не заметила, как автобус притормозил, и едва не вылетела на улицу, когда дверцы раскрылись.

Вырвавшись на свободу, она бросилась со всех ног туда, где несколько минут назад увидела ЕГО. Андрей, как ни в чём небывало шагал по тротуару ни на кого, не обращая внимания. И, пожалуй, если бы ещё пару минут прошествовал в том же направлении, то неминуемо бы столкнулся с бежавшей со всех ног ему навстречу Ритой, но за несколько  метров до столкновения он вдруг свернул во двор одного из домов. К счастью Рита была уже довольно близко от него и смогла увидеть этот манёвр.

Так быстро она ещё никогда не бегала. Пожалуй, если бы сейчас проводили спринтерский забег, то она бы взяла первый приз, но всё равно догнать неспешно шагавшего в известном лишь ему направлении Андрея так и не смогла. ОН куда-то сворачивал, то скрывался из вида, то появлялся вновь и вот, наконец, зашёл в один из подъездов пятиэтажной хрущёвки. Собрав оставшиеся силы, Рита бросилась за ним.

По-прежнему не подозревая о слежке, Андрей поднялся на второй этаж и отпер старую обшарпанную дверь.

Ну, вот теперь можно и дух перевести! – решила Рита. Больше бежать никуда не надо. Теперь он уж точно никуда не денется.

Минут десять она постояла на лестничной площадке, пока её дыхание не пришло в норму. Всё же такие забеги вредны для её хрупкого, совершено неспортивного организма. Хорошо хоть сегодня она надела туфли на низком каблуке, а то на её любимых  шпильках особо не побегаешь.

Так! Как я выгляжу? – Рита достала из рюкзака зеркальце. Выглядела она, как всегда прекрасно разве что слегка разрумянилась из-за долгого забега, ну да это её ничуть не портило. – Что ж! Пора на штурм Зимнего!

Но дверь с покосившейся табличкой «56» после продолжительных звонков открыл вовсе не Андрей. За порог, дыхнув на Риту перегаром, вывалился здоровенный мужик килограмм под сто пятьдесят в грязной, просаленной майке и заляпанных разношенных джинсах.

— Те чо надо? – с трудом сфокусировав на ней пьяные глаза, буркнул мужик.

— Я… — растерялась от увиденного Рита – Мне… Я…

— Чо ты блеешь коза?

— Я наверно дверью ошиблась. Мне ваш сосед нужен Андрей.

— Какой сосед Андрей? – прищурил пьяные зенки едва стоявший на ногах мужик – Тут только один Андрей — это я. Значит ты ко мне. – и не успела Рита отскочить в сторону как огромная волосатая лапа стиснула её руку и словно тряпичную куклу вдёрнула её в квартиру. И напрасно она кричала и упиралась, хватаясь за обшарпанные косяки, вырвать твою руку из его стальной пятерни ей никак не удавалось.

— Эй, а ну отпусти её! – раздался голос и в следующее мгновение между ними возник Андрей. Высвободив запястье Риты, он как мог, оттолкнул в сторону пьяного мужика и, обернувшись к перепуганной девушке, прокричал — Вали отсюда, живо!

Услышав это, Рита разом очнулась от шока и опрометью ринулась к выходу. Такого дикого страха она ещё никогда не испытывала. Не помня себя от ужаса, практически не видя пути, она сбежала вниз по лестнице и бросилась прочь от этого жуткого дома. Ей казалось, что если она хотя бы на секунду остановиться перевести дух, то этот монстр догонит её и затащит обратно в свою вонючую берлогу.

Андрей выскочил следом и уже через несколько минут смог догнать Риту. Но удержать её оказалось гораздо труднее.

— Рита, подожди, дай мне объяснить.

— Объяснить что? – вскричала Рита, отталкивая его руки. – Кто это был?

Услышав этот вопрос, Андрей побледнел. Больше всего на свете он боялся, что Рита когда-нибудь задаст этот вопрос. И вот она его задала. Надо было решать. Лгать или сказать правду? Лож в данном случае была его спасательным кругом, правда – якорем, утягивающим на дно.

— Это мой отец. – сказал Андрей. От стыда за эту ужасную правду ему хотелось провалиться под землю. Конечно, он понимал, что рано или поздно Рита об этом узнает, просто он надеялся, что это произойдет не так и у него всё же будет шанс.

Получить такой удар от судьбы Рита никак не ожидала. Она была готова смириться с тем, что этот пьяный урод сожитель его матери, что какой-то дальний родственник, что просто сосед по коммунальной квартире, что квартирант, наконец, но то, что Андрей был родным сыном этого чудовища Рита принять не могла. Ей вдруг стало так мерзко и противно, к горлу подступила тошнота.

Она подняла глаза на побелевшее и вытянувшееся от досады лицо Андрея, но вдруг увидела рожу его отца и залепила ему звонкую пощёчину.

— Никогда больше не смей до меня дотрагиваться! – прокричала она и бросилась прочь.

Лишь дома заперев дверь сразу на оба замка, она наконец-то почувствовала себя в безопасности. Забравшись под душ, она несколько часов скребла свою кожу губкой пытаясь смыть с себя запах этой ужасной квартиры, который как ей казалось, пропитал её кожу и волосы.

Следующие два дня Рита старательно внушала себе, что ничего страшного не произошло. Что она поступила абсолютно верно, порвав с Андреем, что пройдёт время, и она забудет о том, что он вообще когда-то был в её жизни, что без него ей будет лучше, что ей не нужен парень с такой наследственностью, что…. Но проблема заключалась в том, что лучше ей не становилось. А тут ещё мать подливала масла, в огонь, допытываясь, что такое ужасное сделал Андрей, раз Рита решила с ним расстаться?

Что сделал, что сделал? Да ничего он не сделал! И именно в этом ответе заключалась основная Ритина проблема. Он ничего плохого не сделал. Просто родился не в той семье, не у тех родителей. Но он же в этом не виноват. Он же их не выбирал и уж точно не он их спаивал. Тогда какого же чёрта она на него наехала? За что съездила ему по фэйсу? За то, что он не оказался сыном интеллигентных родителей? Ну, в таком случае ей можно съездить по роже за то, что она безотцовщина.

Бред! – Рита тряхнула своей белокурой головкой, пытаясь отогнать эти мысли. — В конце концов, это нельзя сравнивать. Её отец хоть и подонок, но всё же не алкаш, так что никаких наследственных отклонений и патологий у неё, слава богу, быть не может. А у Андрея? Наверно есть раз у него такой папаша. Яблоко от яблони не далеко падает! А значит нафиг ей нужно это яблоко от такой яблони.

Но принять решение было гораздо проще, чем притворить его в жизнь. Поскольку Андрей прочно обосновался в её мыслях, и убираться оттуда не собирался. Ему надо было помочь, и Рита знала, как это сделать. Конечно, Макс уже давно перестал быть пределом её мечтаний, но, в конце концов, мутила же она с ним когда-то. Почему бы не вернуть всё назад?

С каждым днём Рита всё глубже погружалась в бездну жесточайшей депрессии. Возобновление отношений с Максом как она и предчувствовала, закончилось фиаско. Ей не хотелось быть с ним. Ей не хотелось отвечать на его поцелуи. Ей были неприятны его объятья. Её начал раздражать его голос и его похабные шутки. Всё решительно всё в Максе теперь вызывало в ней отторжение, неприязнь.

Вечерами она вновь и вновь пролистывала SMS-ки Андрея и каждый раз обещала себе, что читает их в последний раз, а потом обязательно удалит. Но удалить их она не решалась. Ей было одиноко, тоскливо, скучно, плохо. И никто не мог ей помочь. Мама? Нет, для неё Рита всё ещё ребенок, а значит все её проблемы ерунда. Макс? С ним давно всё ясно, он любит только себя, и ему нет дела до чужих переживаний. Чем дольше Рита размышляла над своей жизнью, тем отчётливее понимала, что лишь один человек по настоящему понимал её. Андрей! Только он поддерживал ее, когда ей была нужна поддержка. Только он был ей настоящим другом. А каким другом оказалась она? Она совершенно ничего о нём не знала. И не потому, что он не хотел рассказывать, просто ей было не интересно, её интересовали только её проблемы, только её страдания и переживания. Она даже ни разу не поинтересовалась, как он живёт, всё ли у него в порядке, не нужна ли ему помощь? Ей было всё равно. Она не хотела грузить себя его проблемами. Его проблемы должны были оставаться лишь его проблемами, а её проблемы они должны были решать вместе. Вернее это он должен был находить для неё решение, и он находил, он постоянно спасал её, даже в тот последний день. Если бы он не вмешался и не вырвал её из лап этого пьяного чудовища, то ей бы худо пришлось. А что сделала она, вместо того чтобы сказать хотя бы «спасибо»?

Вспомнив про пощечину, Рита обречённо опустила голову на руки:

— Какая же я дрянь!

Менее всего Андрей рассчитывал ещё когда-нибудь увидеть Риту. Нет, ну на улице, конечно, они могли бы когда-нибудь пересечься (как никак жили в одном городе) но это была бы случайность. И он ни за что не стал бы, увидев её махать руками и бросаться к ней с восклицанием «Привет, подруга, помнишь дни золотые?» Или как там обычно начинают разговор с человеком, которого не видели тысячу лет? Зачем напоминать ей о том о чём она предпочла бы забыть? Зачем заставлять её притворяться, что она тоже рада этой встрече? Рита достаточно ясно дала ему понять, что не желает иметь с ним ничего общего. Но в таком случае, зачем она пришла? – Андрей горько усмехнулся – Наверно хочет попросить его никому не рассказывать о том, что они были знакомы. Зачем ей портить свою репутацию таким фактом своей биографии? Что ж для этого ей совсем не обязательно было приходить. Могла бы просто позвонить. Хотя! Она наверняка уже удалила его номер, да и все его сообщения наверняка стёрла. Зачем ей такой компромат?

Он тоже пару раз порывался удалить и её номер и её SMS-ки, но так и не смог этого сделать. Он хотел оставить себе хоть что-то на память о ней. Но, похоже, этим поздним осенним вечером она пришла, для того чтобы забрать у него и это. Она наверняка потребует, чтобы он удалил её сообщения. Что ж! Пусть удаляет! Он даже отдаст ей свой телефон, чтобы удалила их собственными руками и не боялась, что он оставит хотя бы одно.

Минут пять он простоял на углу дома, наблюдая за Ритой. У него ещё оставалась  слабая надежда, что ей вот-вот надоест поджидать его у подъезда, и она отправиться домой. Он глянул на часы. Начало двенадцатого! В принципе торопиться ему некуда. Можно и подождать.

Рита вытащила из кармана сотовый и, глянув на время высветившееся, на экране присвистнула. Хорошо хоть мама сегодня уехала к бабушке и не знает о том, где её любимое чадо торчит в столь поздний час.

В этот двор Рита пришла сразу после школы, подниматься в квартиру она понятное дело побоялась и решила подождать во дворе. Даже если Андрей дома, то должен же он когда-нибудь выйти на улицу, а если не дома, то должен когда-нибудь вернуться. Хотя она бы в такую квартиру да ещё в такую компанию возвращаться уж точно не торопилась.

Надо было надеть пуховик и джинсы! – подумала Рита, поёжившись от холода. Ветровка особого тепла не давала, а уж про мини юбку и вообще говорить не стоило.

Она встала с развороченной детской карусели и начала прохаживаться, взад-вперёд похлопывая себя по плечам. Теплее от этого, к сожалению не становилось.

Так! Всё! – решила Рита – Жду ещё час, потом ухожу. – и словно в подтверждение этого чихнула. – Точно!

Увидев это, Андрей обречённо закатил глаза. Только этого ему не хватало. Ещё простудиться по его вине.

И накинув на голову капюшон толстовки, он направился к своему подъезду. Идти напрямую к ней он не хотел. Пусть думает, что он только что подошёл и не видел её. А то ещё возомнит себе, что он трусит с ней встречаться.

Она окликнула его, он остановился. Но дожидаться пока она подбежит к нему, не стал и сам направился в её сторону. Сделал он это специально, так как у подъезда стоял фонарный столб, а сейчас ему менее всего хотелось, чтобы она любовалась на его рожу. Так что в качестве самого оптимального места для предстоящего разговора им была выбрана раздолбанная детская площадка. Здесь, по крайней мере, было темно.

— Что ты здесь делаешь? – спросил он мрачно.

— Тебя жду.

— Ты меня дождалась. Зачем ждёшь?

— Я хотела поговорить.

— Хотела – говори!

— Я хотела попросить прощения за то, что сделала и сказала ТОГДА!

— Зачем? Ты сказала то, что думала и сделала то, что хотела.

— Да но… — она не знала, что сказать себе в оправдание кроме «я испугалась и не понимала что творю», но Андрей не дал ей договорить.

— Рит, если ты боишься, что я буду ходить за тобой и позорить тебя перед твоими друзьями, то успокойся. Никто ничего не узнает. – ему было очень тяжело говорить эти слова. Так горько и обидно ему ещё никогда не было. Хорошо хоть Рита не могла видеть выражение его лица в эти минуты. — Можешь считать, что мы не знакомы. Так что при случайной встрече на улице я не стану обращаться к тебе, и… Короче не парься! Забудь обо всём! Не было ничего!

Совсем не такие слова Рита ожидала от него услышать. Она готовила себя к выяснению отношений с репликами типа «Ты не благодарная свинья. Я столько времени на тебя потратил, а ты забила на меня, как только узнала кто мой отец!» Она планировала начать с ним спорить, говоря «Поставь себя на моё место, как бы ты отреагировал?» или что-то в этом роде. Но вот так просто встать перед уже вынесенным вердиктом «Забудь!», она была не готова.

— Слушай, может тебе и легко всё забыть, — возмутилась Рита – А мне нет. Я не хочу ничего забывать. Я хочу, чтобы ты меня простил, и чтобы у нас всё было по-прежнему.

Андрей горько усмехнулся:

— Ты что опять поссорилась с Максом?

— При чём тут Макс?

— Ты опять с ним поссорилась и хочешь, чтобы он тебя приревновал. – развил свою мысль Андрей — И только поэтому ты здесь. Тебе нужен тот, к кому он может тебя приревновать.

— Слушай, у тебя в роду параноиков не было? Что ты зациклился на Максе? Я тебе уже сто раз сказала, что он мне не нужен.

— Нет, параноиков у меня в роду не было, а вот алкоголики есть, так что если ты думаешь, что я поверю…

Но Рита не дала ему договорить. Слова на него не действовали, он их просто не слышал, и тогда она решила привести последний имевшийся в запасе аргумент. Обхватив его за шею, она с жадностью впилась губами в его губы.

До этого мгновения она и не представляла себе, как сильно соскучилась по его губам, по его крепким объятьям, по тем чувствам, которые в это мгновение накрывали её с головой. Ей так хотелось передать через свой поцелуй всё то, что она испытывала к нему. Объяснить, как сильно она в нём нуждается. Как он ей дорог и как ей хочется быть с ним и только с ним. Он должен был ей поверить, должен был вернуться в её жизнь. Иначе.… Зачем вообще жить?

— Я хочу быть с тобой! – прошептала она когда, наконец, смогла найти в себе силы оторваться от его губ – Я хочу быть твоей девушкой. Мне никто кроме тебя не нужен.

— Ты уверена? – спросил он и впервые пожалел, что выбрал для их объяснений лишённую освещения детскую площадку. Сейчас ему было просто необходимо увидеть её глаза и понять серьёзно она это говорит или опять хочет его использовать. Он хотел ей верить. Хотел, чтобы все, что она говорила, было, правдой.

Рита отстранилась от него и, зажав его руку в своих ладонях, потянула за собой:

— Пойдём!

— Куда? – насторожился он, но всё же последовал за ней.

— Проводи меня домой. Уже поздно, мне одной идти страшно.

Она вытащила его из темноты детской площадки и лишь в этот момент увидела, что у него рассечена бровь, а на скуле довольно большая ссадина.

— Ой, это что? – вздрогнула Рита.

— Ничего. – Андрей опустил голову, чтобы избавить её от созерцания своей физиономии. – На дверь налетел.

— Ты был у врача?

— Зачем? Не нужен мне врач у меня всё в порядке.

— Дай я посмотрю. – Рита стянула с него капюшон и прикоснулась пальцами к его щеке.

— Не надо. – он взял её ладонь и отстранил от своего лица – Правда всё в порядке. Уже почти всё зажило. Пойдём лучше, а то автобус придётся долго ждать.

Автобус пришлось ждать не долго, по крайней мере, так показалось Рите, поскольку всё время ожидания они страстно целовались. Когда же автобус, наконец, подошел, они устроились на задних сидениях и продолжили целоваться из-за чего чуть не проехали нужную остановку.

По дороге к дому они то и дело останавливались, чтобы обменяться поцелуями, а когда, наконец, подошли к Риткиному подъезду минут десять не могли оторваться друг от друга.

— А ты знаешь у меня сегодня день рождения. – как бы между прочим сказала Рита.

— Да? – удивлённо вздёрнул брови Андрей – В таком случае поздравляю. С меня подарок!

— Зайдёшь ко мне?

— Я думаю, не стоит злить твою маму.

— Мамы нет дома, она у бабушки. Приедет только завтра. Пошли! – она опять взяла его за руку и потянула за собой, он хотел что-то возразить, но она опередила его – У меня сегодня день рождения. А имениннице нельзя отказывать.

На самом деле никакого дня рождения сегодня у Риты не было. Она родилась двадцать пятого октября, так что до знаменательной даты оставалась ещё целая неделя. Просто ей очень хотелось, чтобы эту ночь Андрей провёл с ней, а лучшего повода заманить его в квартиру она так и не придумала. В конце концов, не могла же она просто так взять и сказать: «Я тебя хочу!» Хотя почему бы и нет? Ведь это была чистая правда.

— Между прочим, я потихоньку осваиваю кулинарную книгу. – похвалилась Рита когда они уже зашли в квартиру. – Так что если ты голодный, то я могу тебя покормить.

Андрей посмотрел на неё с прищуром и Рита, улыбнувшись, сказала:

— Не волнуйся! Не отравишься! Я уже проверила на маме. Она прекрасно себя чувствует. Кстати где тебя так долго носило, я чуть не околела?

— На работе.

— Ты что работаешь? – немного зависла Рита.

— Ну, надо же на что-то жить.

— И давно?

— Всегда.

— Слушай я, конечно, понимаю, что это не моё дело, но зачем ты живёшь с отцом? Если ты от него материально не зависишь, ты можешь снять квартиру и…

— Я несовершеннолетний, так что у меня пока два варианта либо жить там, где живу, либо отправляться в детский дом.

— А сколько тебе лет? – решила, наконец, выяснить Рита.

— Пока шестнадцать.

— Да ладно! – не поверила она – Я думала ты меня старше.

Он пожал плечами и глянул на часы:

— Уже поздно.

— Ну и что? Завтра же суббота.

— Мне к семи на работу.

Ну, уж нет, и не надейся. Я тебя не отпущу! – подумала Рита и, подойдя ближе, положила руки ему на плечи.

— В таком случае – сказала она — тебе лучше остаться. Пока ты доберёшься домой, будет уже совсем поздно.

— Рит, я не… — он хотел отступить назад, но она прижалась к нему и поцеловала.

В её комнату они добрались, не выпуская друг друга из объятий. Рита привычным движением провела рукой по стене, и в комнате вспыхнул свет, впрочем, уже в следующую минуту Андрей щёлкнул выключателем и свет погас. Рита опять зажгла свет, но Андрей снова его выключил.

Боже! Неужели он такой скромный? – усмехнулась про себя Рита – А по поцелуям так не скажешь.

Несколько минут они играли с выключателем. Люстра под потолком то вспыхивала, то гасла пока, наконец, Рита не смогла оторваться от его губ, чтобы сказать:

— Не бойся, шторы задёрнуты.

— Я вижу.

— Тогда зачем ты выключаешь свет? Неужели ты не хочешь посмотреть на меня без одежды?

Услышав упоминание об одежде, которую придётся снимать, Андрей разом поостыл.

— Я лучше пойду.

Получить такую оплеуху от судьбы Рита никак не ожидала. Ей стало так больно и обидно, что на глаза навернулись слёзы:

— Андрей, не надо со мной так. – попросила она – Я не шлюха. Я не привожу к себе в комнату каждого встречного. Я тебе клянусь, у меня до тебя только один парень был.

Ну, вот и как ему было ей объяснить, что дело совсем не в ней? Хотя почему не в ней? Как раз именно в ней. В том, что не мог он при ней снять толстовку. Одно дело в темноте. Она бы ничего не увидела, а так…

В таком идиотском положении Рита ещё не оказывалась. Ну, разумеется, скромницей она никогда не была, но и шлюхой тоже. За свою жизнь она встречалась всего с двумя парнями и лишь с одним из них (с Максом) у неё были интимные отношения. Не то чтобы ей ЭТОГО в то время очень хотелось, просто Макс иначе бы не стал с ней встречаться, так что пришлось принять его условия. Но сейчас то ей хотелось близости, впервые в жизни по настоящему хотелось, а её так жестоко и грубо отталкивали.

— За что ты так со мной? – спросила Рита чуть слышно. Такого стыда она ещё не испытывала. Она попыталась выйти из комнаты, но Андрей преградил ей путь.

— Подожди. – попросил он. Ему не хотелось делать то, что он собирался, но иначе поступить было уже нельзя. Рита неправильно истолковала сложившуюся ситуацию, и если бы он сейчас вот так просто ушёл, то никакого «потом» у них бы уже не было. – Я не хотел, чтобы ты это видела, но раз по-другому не получается, тогда…

Он стянул с себя толстовку и у Риты округлились глаза. Увидеть ТАКОЕ она совсем не ожидала.

Повсюду на его плечах, руках, груди, рёбрах были следы побоев: старые уже зажившие и совсем свежие ссадины, синяки, шрамы, отметины от ожогов сигаретных и не только.

— Это твой отец сделал? – поражённо произнесла Рита не в силах оторвать взгляда от этой жуткой картины. – Он что избивает тебя?

— Раньше. Теперь уже нет. С тех пор как я впервые дал ему сдачи он поутих. – полуправда была лучшим выходом из сложившейся ситуации. Отец не поутих. Просто теперь, когда он понял, что сын может за себя постоять, он больше не надеялся на свои кулаки. Теперь он хватался за чугунную сковородку, за табуретку, за отвёртку и прочие предметы, которые подворачивались ему под руку.

— Ты кому-нибудь об этом рассказывал?

Андрей горько усмехнулся:

— Однажды рассказал.

— И?

— Моего отца вызвали в школу, провели с ним беседу, так сказать выполнили свой гражданский долг, а потом дома отец меня так отходил ремнем, что чуть кожа со спины не слезла.

— Он что тебя давно бьёт?

— Всегда. Сколько себя помню. Но раньше он почти не пил, так что удар у него был сильнее. Он начал бухать с тех пор как его попёрли с работы.

— Подожди. А твоя мама? Почему она ничего не сделает?

— Она сбежала от него, когда мне было шесть лет. Я её понимаю. Я бы тоже сбежал если бы мог. – здесь он опять не договаривал. Свою мать он не понимал, вернее, понимал, конечно, почему она сбежала, но не понимал, почему она не взяла его с собой. Чего она боялась преследований мужа или того, что сын будет мешать ей в её новой жизни?

— Я пойду. – сказал Андрей натягивая на себя толстовку. Хватит с Риты на сегодня впечатлений.

Но она его остановила. Забрав из его рук толстовку, она швырнула её на стул и погасила свет.

Утром ей пришлось отпустить его на работу. Хотя больше всего Рите хотелось, чтобы он остался с ней. Мама должна была приехать лишь к вечеру, так что у них был в запасе целый день. День, который они могли бы посвятить друг другу.

— Ну ты же можешь прогулять один день. – канючила Рита наблюдая за тем как он одевается – Скажи что заболел. Ты же можешь заболеть?

— Могу. Но не сегодня. Меня некому подменить. – он присел рядом с кроватью и состроил умоляющую рожицу – Ну не дуйся. Я, правда, не могу остаться.

Рита до последнего старалась держать на лице маску глубокой обиды, но, увидев умильную гримасу Андрея, улыбнулась и смилостивилась:

— Ладно. Иди на свою работу.

Андрей чмокнул её по-детски в губы и выбежал из комнаты.

Все выходные они обменивались SMS-ками и телефонными звонками. И лишь в понедельник утром, наконец, смогли увидеться. Правда вместо пробежки они почти целый час простояли у подъезда, сжимая друг друга в крепких объятьях и обмениваясь страстными поцелуями.

— Я всё придумала. – сказала Рита переведя дыхание после очередного поцелуя – Ты будешь приходить по ночам, забираться в мою комнату через окно, а утром уходить и моя мама ничего не узнает.

— Не искушай меня, — лукаво прищурился Андрей — я могу и согласиться.

— На это и рассчитываю.

— Ты мне так и не сказала, что ты хочешь на день рождения?

— Тебя!

— Я у тебя уже есть. А что ещё?

Рита пожала плечами:

— Не знаю. Придумай что-нибудь эдакое. Удиви меня.

— Эдакое? – притворился, что задумался Андрей – Чтобы мне эдакое придумать? Ну, разве что… — и он вытащил из заднего кармана джинсов сложенный в два раза конверт. – Это тебе.

— Это мой подарок? – глаза Риты заблестели от любопытства.

— В некотором роде. Только пока не открывай. Пообещай, что вскроешь его двадцать пятого числа в свой день рождения.

Рита удивлённо округлила глаза. Он что же с самого начала знал, что она его обманула? Но откуда?

— Как ты узнал?

— Ты мне сама сказала. Помнишь, когда мы познакомились? Мы сидели в кафе и долго разговаривали.

— Обо мне! – подтвердила Рита печально – Всегда обо мне. Я никогда не спрашивала о тебе. Не спрашивала, нужна ли тебе моя помощь. Прости меня. Я наверно законченная эгоистка.

— Ты не эгоистка. На самом деле ты мне очень помогла. В день, когда мы познакомились, я не просто так пришёл на мост. Меня всё так задолбало к тому времени. Никакого просвета. Так что если бы я тебя не встретил, то… Можно сказать ты спасла мне жизнь. Помогая тебе, я помогал себе. Когда решаешь чужие заморочки на своих не так зацикливаешься. — он потёрся кончиком носа о её курносый носик — Не грусти. У тебя такая красивая улыбка. – он поцеловал её и Рита улыбнулась.

Последний раз она виделась с Андреем утром в среду. Как всегда ровно в шесть часов он стоял под её окном. Последнюю SMS-ку с пожеланием удачного дня она получила от него в половине восьмого.

Она отправляла ему сообщение за сообщением, звонила и долго слушала длинные гудки.

— Может, он забыл телефон дома? Нет, он не мог его забыть.

Страшные предчувствия начали терзать её душу, тревожно защемило сердце. Она знала, с ним что-то случилось.

Нервы сдали прямо посреди урока, она вскочила из-за парты и, не обращая внимания на оклик учителя, выбежала из класса.

Автобус ужасно медленно (как ей показалось) полз от остановки к остановке, так что она уже успела ни однократно пожалеть о своём решении, воспользоваться услугами этой муниципальной «железной черепахи». Но вот, наконец, на горизонте появился знакомый дом. Теперь ей надо было пробежать в глубь двора, свернуть за угол и…

Во дворе дома рядом с газелью скорой помощи толпились жильцы и активно обсуждали произошедшее.

— Что стряслось то? – сквозь звон в ушах долетел до Риты голос какого-то соглядатая.

— Андрюха из пятьдесят шестой сына зарезал. – ответили ему и Рита отчётливо ощутила как сердце в её груди замерло, потом ухнуло куда-то вниз и затихло. — Кровищи там…. – продолжал вещать сквозь звон в её ушах голос более осведомлённого соглядатая — Весь пол залит. Врач сказал, что ранение не смертельное было. Если бы сразу скорую вызвали, то спасли бы парня. А так… Кровью истёк.

Уже ничего, не соображая, Рита подошла к санитарам, которые пытались запихнуть носилки в газель, и онемевшей рукой сдёрнула край белого покрывала.

Двадцать пятого октября в свой день рождения Рита, как и обещала, вскрыла конверт оставленный Андреем. На листе сложенном пополам были написаны следующие строки:

Когда я умру

А это случиться однажды

Поскольку все смертны и никому

Не придётся прожить эту жизнь дважды.

Прошу об одном

Хоть тело моё землёю укроют

Позволь мне остаться в сердце твоём

Лишь это душу мою успокоит.

Когда я умру

А это случиться однажды

Ты знай, что тебя я люблю

А смерть или жизнь — это, в общем, не важно.

____________________

(2005 год).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)