Виктор Пирогов. Рассказ Иван Сильный.

-У меня шурин-то прапором служил раньше в Абакане в полку, вот он добра этого и навозил мне цинками, сам-то я не охотник, рыбак только заядлый, ну и менял их на мясо у староверов да везде, жил как кум королю…

-Иван, может, остались у тебя ещё они, а то дай маленько, в долгу не останусь, сам знаешь – спрашивал кто-нибудь из мужиков, но так, для хохмы, зная, что врёт он и про патроны и про всё.

-Роздал, дорогой, всё пароздал — вздыхал Сильный без видимого притворства – душа-то добрая, один просит, другой дай да дай Иван, вот и всё, кончились, да и было-то кого их там, так, с десяток цинков, ну полтора.

…Дополняли его ансамбль полярника великолепные заводские унты — зима же, морозы вон под сорок жмут, и о которых он до сих пор жалеет, что сбросил он их, плывя подо льдом, месяца не проходил в них.

Мужики в этом месте — это кто раньше слышал, замирали от такого резкого поворота событий, ведь всё было иначе, но Иван говорил уже по-другому и они с нетерпением ждали его неторопливый рассказ.

Он красовался собой в эти минуты и желал видимо её, той мнимой действительности, где ходил хотя и в мечтах, но в унтах как настоящий лётчик, а не в подшитых как сейчас валенках, а летом постоянно в пыльных сапогах.

Находясь в мечтах в не своей, не очень удачной и счастливой жизни и в этом он, вероятно, находил душевный покой и утешение, его грело такое состояние и, чувствовал себя он превосходно.

-Володя, налей-ка мине ишшо маленько, а то чиво-то не разбило путём – зная, что сейчас ему не откажут, ну просто не имеют права, и подставил Шипорезу стакан, стоявший пока без дела на краю верстака.

Тот крутнул лысой головой, но ничего не сказав, плеснул ещё, Иван, крякнув, выпил и шумно выдохнув, продолжил.

-Плыву я подо льдом, значитца, полушубок сбросил с унтами, эх, хорошие были оне, мне сват из Казани привёз их, прямо на фабрике брал за сорок рублей, носу им не было, три зимы относил и им хоть бы хны.

Забыв, что только, что, говорил, будто им и месяца не было, но никто не обратил внимания на такую мелочь, а кто и вник, не стал «мелочиться», рассказ становился всё более нереальным и мелочь эта ничего не стоила.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)