«Знаешь, как хочется жить…»

1.Вечный странник.

По дороге на огромной скорости с ревом несся мотоцикл. Человек, сидевший на нем, в продолговатом белом шлеме с ярко синими молниями больше походил на инопланетянина, чем на землянина. Стоявшие вдоль дороги зрители замерли в немом молчании, затаив дыхание… За мотоциклом на расстоянии, но с приличной скоростью, гналась машина с сиреной. Расстояние между ними стало сокращаться, и автомобиль вот-вот должен был догнать удирающего мотоциклиста. А это должно было непременно случиться, так как в метрах ста мост, соединяющий два скалистых берега, не очень глубокой, но быстрой речки со странным названием Грезы, был разобран до середины, а дорогу перегораживали куски бетонных паребриков…Но мотоциклист перед препятствием не остановил своего железного коня, а только прибавил газу и, будто оттолкнувшись от земли, взлетел вверх, пролетел над разобранной часть моста и должен был приземлиться на противоположной стороне. Режиссер, уже вытерев пот со лба, готов был закричать: «Снято!», и все бы тут же ожили, заговорили, задвигались. Это был дубль последних кадров заключительной серии первого сезона фильма «Мой любимый гонщик». Мотоцикл благополучно коснулся полотна моста, а режиссер вдохнул и прокричал:
-Сня…
Тут что-то произошло с мотоциклом: его замотало из стороны в сторону, подбросило вверх, несколько раз перевернуло в воздухе и с силой отбросило назад на прибрежные камни… Из груди видевших это от неожиданности вырвалось:
-Ах…- потом наступила гробовая тишина, а режиссер так и замер с поднятой вверх рукой и открытым ртом, не успев докричать до конца свою любимую фразу: «Снято! Всем спасибо!»
Вдруг эту тишину разорвал, леденящий душу, женский крик:
-Леша… Леша… Помогите! Что вы все стоите, помогите… Он же живой… Помогите.
Этот крик будто разбудил толпу. Все бросились, толкаясь и перебивая друг друга, к обрыву. Зрелище было не для слабонервных. Несколько впечатлительных статисток и молоденьких актрис упали в обморок… Мужчины растерялись, увидев стольких дам без сознания, а потом кинулись оказывать им первую помощь, будто забыли об упавшем вниз мотоциклисте. Кто-то догадался позвонить в скорую помощь, требуя прислать реанимацию, но через двадцать минут приехала обычная машина, а из нее выскочил молодой доктор и, увидев картину происшествия, спустившись вниз по камням к месту, где лежал разбившийся каскадер, развел руками:
-Его нельзя трогать… Надо вызывать спасателей…
-Делайте хоть что-нибудь!..- вдруг закричала на него молодая женщина, стоявшая на коленях рядом с лежащим мужчиной, но тут же забыв о докторе, стала причитать: — Потерпи, потерпи, тебе сейчас помогут… Лешенька, только не уходи, только не уходи… Я не смогу жить без тебя… Я тебя люблю… Что же я скажу Сашке… Только не уходи, ты обещал быть со мной всегда… Ты обещал…
Мужчина был в сознании. Он хотел улыбнуться, но его рот скривился от боли, и он прошептал:
-Наташка, не шуми… Я хочу сказать… я не изменял тебе тогда со Светланой…
-Я знаю… Только не уходи…
-Поэтому ты молчала… Я не знал, как тебе все объяснить…
-Не говори… Побереги силы… Леша, что я скажу Сашке? Он же еще…
-Все будет хорошо, — опять попытался улыбнуться Алексей.-Ты мне веришь, любимая?
-Я всегда тебе верила, -прошептала Наташа. -Потерпи…
-Кто-то с берега крикнул:
-Сюда… Сюда… Он там лежит…
Появились спасатели, соорудив специальный подъемник, опустили его вниз. Под руководством доктора, аккуратно уложили Алексея в люльку и подняли на верх, где его тут же отправили в скорую помощь. Наташа следом залезла в машину, но доктор строго посмотрел на нее и спросил:
-Вы кем ему приходитесь?
-Жена…
-Раз жена — значит можно… Филиппыч, трогай!
Машина плавно тронулась, включив сирену, понеслась по шоссе.
-Леша, Леша, не уходи… Слушай меня… Открой глаза… Смотри, — шептала Наташа, не отпуская его руку.-Ты же обещал всегда быть с нами… Леша…
-Знаешь, как хочется жить… Я так много не успел сделать…
-Значит надо жить, чтобы сделать все, что хотел…
-Я всегда буду с тобой рядом, даже если стану вечным странником…
-Лешка, живи, прошу тебя, живи… Доктор, доктор…
Доктор измерил ему давление, но оно неумолимо падало, ставил какие-то уколы, но это совсем не помогало. Он обреченно качал головой и шептал:
-Я бессилен… У него внутреннее кровотечение… Я ничего здесь сделать не могу. У меня ничего нет… Потерпи, друг, еще пять минут и мы приедем… Потерпи…
Алексей пытался улыбнуться, но боль была невыносимой, и он только кривил губы. Потом он посмотрел на Наташу и прошептал:
-Прости меня за все… Я всегда буду с тобой…
-Что? Что ты говоришь? — она наклонилась к нему близко близко.-Что ты сказал?
-Я всегда буду с то…- Алексей закрыл глаза и замолк.
-Он… Он, что умер?.. Нет! Нет! — закричала Наташа.
Доктор отодвинул ее и начал делать искусственное дыхание. Он продолжал его делать даже тогда, когда машина остановилась у приемного покоя, и дверь распахнулась. Носилки с Алексеем два здоровенных санитара бегом покатили куда-то вглубь длинного коридора. Наташа бежала за ними, но ее остановили и силой усадили на скамейку перед закрывшимися дверями, куда закатили каталку с безжизненным телом Алексея. Ей показалось, что прошла целая вечность, когда открылась дверь, и к ней вышел пожилой с усталым лицом доктор. Он снял маску и не глядя на нее вдруг обреченно покачал головой. Наташа поняла, что Алексея больше нет. Она как-то обмякла, съехала по стене и оказалась на холодном полу. Доктор подошел к ней, помог встать и усадил на скамейку.
-Простите, но… Нам удалось два раза запустить сердце, но… Повреждения были несовместимы с жизнью и сильное внутреннее кровотечение… У него сердце очень сильное, организм молодой, поэтому он еще прожил столько времени… Простите, я не волшебник, а всего лишь человек… Знаете, сейчас в Москве в одной из клиник может умереть молодой мужчина… Я не знаю, как вам это сказать… Сердце вашего мужа ему подходит идеально… Если вы дадите согласие, то вы можете спасти жизнь этого человека.
Она молча посмотрела на него, встала и, держась рукой за стену, пошла по длинному больничному коридору… Доктор догнал ее и пошел рядом. Она остановилась и посмотрела на него, не понимая, что ему еще надо от нее:
-Что еще?
-Сердце еще можно…
-А…
-Вы можете спасти человеческую жизнь, если дадите свое согласие.
-Мой муж погиб… Он умер… Оставьте меня в покое…
-Поймите, вы спасете жизнь другого человека… Такое совпадение — это просто чудо… На моей практике первый раз… Помогите…
Она махнула рукой и тихо произнесла:
-Спасайте…
-Надо пописать бумаги, что вы разрешаете. Пройдите в ординаторскую. Понимаю, что вам сейчас трудно, но эта формальность просто необходима.
Наташа на автопилоте прошла в ординаторскую, где что-то подписала, а потом потеряла сознание. Она пришла в себя от резкого запаха нашатыря.
На похороны пришли все друзья Алексея — каскадеры и байкеры. Они прощались с ним молча без пафосных речей о вечной памяти и «каким он парнем был»… Наташа уже не плакала, только выдавали глаза покрасневшие и с каким-то лихорадочным блеском, что смерть Алексея для нее несоизмеримое горе. Слез не было. Она их выплакала все за эти три дня и ночи в подушку, чтобы не слышал сын. Сашке она не смогла сказать, что его отец умер, а когда сын спросил, когда вернется папа, она ответила:
-Знаешь, Сашка, иногда так случается, что люди отправляются в путешествие…
-Папа отправился в путешествие? — удивился сын.- Он обещал взять меня на рыбалку… Он всегда выполняет свои обещания… Но он же все равно вернется когда-нибудь?
-Боюсь, что у него это путешествие будет очень долгим…
-А он отправился в путешествие на мотоцикле?
-Да.
-На самом лучшем… О котором он мечтал.
-На «Харлее»? Папа мечтал когда-нибудь купить настоящего «Харлея»… Он на него деньги копил… — Сашка вдруг сорвался с места и подбежал к книжной полке. Встав на стул, осторожно снял с полки большущую книгу и открыл ее, но осторожно не получилось, и из нее на пол посыпались денежные купюры…-Интересно, — задумчиво произнес сын.-На что он купил себе мотоцикл, если все деньги здесь?!
-А ты откуда знал, что он…
-А…-Сашка махнул рукой. — Это была наша тайна. Он говорил, что ты не должна об этом знать, потому что это сюрприз.
Наташа вдруг вспомнила, что Алексей последнее время соглашался на любую работу и на самые рискованные трюки. Она его ругала, что он перестал бывать дома, забросил ребенка, с утра до позднего вечера пропадал на съемках, выполняя за главных героев почти смертельные трюки… Вот тайна и открылась. Наташа была против съемок в этом фильме, но у Алексея был упрямый характер — все, что не задумает, то должен был в точности выполнить. Такой уж он был… «Был… Как это странно произносить… Еще неделю назад смеялся, был рядом… Целовал… Катал Сашку на плечах… Говорил, что съемки через неделю закончатся, и они поедут отдыхать к морю всей семьей… Меня держит Сашка, если бы его не было, то с я бы уже умерла…»- подумала Наташа и отвернулась к окну, чтобы сын не заметил, как по щеке поползла не прошенная слеза.
-Мама, ты плачешь? — удивился Сашка.
-Нет… Это пылинка в глаз попала…
-Мама, я вот думаю, думаю и никак не придумаю, почему папа уехал так быстро… Утром говорил, что мы с ним поедем на рыбалку на озера, а потом вдруг уехал… Странно это, странно…
-Он стал вечным странником, — прошептала Наташа.-Иди Сашка умывайся и ложись спать.
-А ты мне расскажешь сказку про вечного странника?
-Я же тебе ее уже много раз рассказывала.
-Ну и что? Она мне нравится, — сказал Сашка и побежал умываться.
Он заснул, когда Наташа рассказывала, как Вечный странник на своем чудо «Харлее» мчался через горы и поля в тридевятое царство, чтобы спасти маленького принца, попавшего в руки злой колдуньи.
-Но, как мой папа…-пробормотал засыпая Сашка.
-Да, как твой папа, — погладив по голове сына, прошептала Наташа.
Месяц она жила, как во сне. Только сын заставлял ее жить, думать и что-то делать. На телефонные звонки не отвечала и, как можно реже, старалась выходить из дома, только по острой необходимости. Телефон звонил редко, а последнюю неделю молчал вовсе, но в этот вечер зазвонил совершенно неожиданно. Наташа посмотрела на его экран. Лизавета… Опять начнет доказывать, что «хватит сидеть дома и пора выходить на работу, пока Евгения Максимовна, хозяйка магазина «Элитная дамская одежда» понимая ее горе, не берет никого на свободное место, но это будет не вечно…» Опять будет говорить, что желает ей добра… Наташа отложила звонивший мобильник, не собираясь отвечать на этот звонок, чтобы не наговорить подруге кучу неприятных слов, но он трезвонил и трезвонил, не умолкая. «Придется ответить, а то Лизавета еще сюда придет…»-подумала Наташа. Нет, она любила подругу за ее прямоту и простоту, даже где-то наивность, но сейчас ей просто не хотелось с кем-то разговаривать или кого-то видеть.
-Здравствуй, Лиза, — Наташа постаралась ответить ровным голосом без тени горя и печали.
-Что у тебя с голосом? Ты заболела? Как хорошо, что я до тебя дозвонилась! Ты не брала трубку, я звонила, звонила…-взволнованно тараторила Лиза.
-Я просто не хочу ни с кем разговаривать, понимаешь? Понимаете вы все?
-Наталья, спокойней, не кричи… Я хочу сказать, что тебе пора выходить на работу. Хватит сидеть. Алексея не вернешь, а сына кормить, поить, одевать, учить еще надо. Подумай о нем. А Евгения тебя ждет…
-Я так и знала, что ты будешь…
-Наташка, давай выходи, в коллективе все же будет легче, чем сидеть в своей берлоге и переживать в одиночестве. Да, так получилось, что Алексея больше нет, но ты есть, и ты жива, а значит надо жить…
-Но он меня обманул, он обещал быть со мной рядом всегда…- разрыдалась Наташа. — Все Лиза, извини… Не звони, не надо пока, а Евгении Максимовне передай пусть берет…- и отключила телефон.
Но проведя почти бессонную ночь, Наташа решила выйти на работу, потому что это будет правильно и именно то, что сейчас нужно — отвлечься от печальных мыслей. Утром, проснувшись, как по будильнику, она приготовила завтрак, накормила Сашку и позвонила маме.
-Мамуля, привет!
-Доброе утро, доча. Что-то случилось?
-Случилось… Я решила выйти на работу.
-Правильно, милая, правильно… Надо жить. Алексея не вернешь…
-Мам, давай не будем причитать… Я хочу попросить тебя посидеть с Сашкой несколько дней, пока я няню ему не найду…
-Какую няню? Ты что с ума сошла, чтобы с моим внуком сидела какая-то чужая тетка! У тебя совсем совести нет! Так обижаешь свою мать. Я его бабушка и, к твоему сведению, совершенно свободная. Пенсия… Есть такой момент в жизни тех, кому за. Так что веди и пусть у меня живет… Да и ты перебирайся ко мне, — быстро говорила в трубку Анна Степановна, будто боялась, что дочь сейчас отключит телефон, как это уже было.
-Мама, я подумаю, но пока ты посиди с ним.
-Конечно, конечно, птичка моя. Веди, а сама иди на работу. А мы с Сашкой будем учиться читать. Вот и будет мне занятие, а ему это пригодиться, ведь в этом году в школу.
-Все мама, пока. Скоро будем.
Когда Наташа вошла в магазин, то тут же столкнулась с ее хозяйкой Евгенией Максимовной. Та увидев ее, радостно воскликнула:
-Наташенька, солнце мое, ты решила выйти на работу или?..
-Доброе утро, Евгения Максимовна! Я решила выйти на работу…
-Вот и умница! Иди переодевайся и занимай свое место! Я очень рада, что ты так решила. Как Саша?
-У бабушки остался. Мама решила с ним заниматься…
-Вот и славно! Ты вышла вовремя. Девочки тоже будут рады. У нас сегодня день премьеры — новая коллекция. Посетителей ожидается очень много, как завсегдатаев, так и новых…

2.Сердце гонщика.
Незаметно прошло три года. Сашка окончил третий класс с отличием. Анна Степановна была очень довольна его успехами. У него обнаружились способности к иностранным языкам. Внук с большим удовольствием занимался с ней английским и испанским. Анна Степановна этими языками владела в совершенстве, будучи в прошлом школьным учителем иностранного языка, имеющего практику живого общения многие годы с англичанами и испанцами. Был в ее жизни такой момент, когда она жила с мужем то в Англии, то в Испании из-за его работы в дипломатическом корпусе… Она прожила за границей около пятнадцати лет, но потом муж был вызван на Родину и направлен на работу в МИД, где познакомился с Анжеликой, ставшей впоследствии его новой женой. Он развелся с Анной Степановной, попросил прощение у дочери и, оставив все имущество семье, ушел к Анжелике. Прошло чуть больше двадцати лет… Сейчас у него было все хорошо: двое взрослых сыновей, все еще работал в МИДе. Первую семью он не забывал, иногда звонил Анне и разговаривал с ней, как со старой подружкой из прошлого. Она же больше не вышла замуж, воспитала дочь, а теперь помогала ей растить внука. Наташа работала в магазине Евгении Максимовны, ее все устраивало. Она не стремилась делать карьеру. Время помогло смириться с гибелью мужа, но все так же часто Наташа ходила к нему на могилу, когда становилось грустно, или, вдруг нахлынувшая, печаль не давала уснуть. Она присаживалась на скамейку и начинала с ним разговаривать, а Алексей, как ей казалось, тихо присаживался рядом с ней, слушая ее рассказ… Сашка уже знал о гибели отца, спасибо доброхотным старушкам, вечно сидящим на скамейках у парадных, пожалевших в слух бедного сиротку. Он очень долго плакал. Наташа сводила его на кладбище, где Сашка постоял молча, а потом обхватив мать руками, опять расплакался. Он как-то сознался, что верит будто там высоко-высоко, невидимый глазу живых людей, отец стал странствующим мотоциклистом на своем волшебном Харлее. Наташа в глубине души радовалась, что сын увлекся иностранными языками и совсем не думает о технике, особенно о мотоциклах.
Рабочий день подходил к концу, когда на Наташин мобильник позвонила мама. Она последнее время пыталась устроить личную жизнь дочери, которой уже исполнилось тридцать шесть. Мама считала, что ей пора было подумать о новом замужестве, ведь Алексея не вернешь, а жизнь продолжается. Сашка должен вырасти настоящим мужчиной, а для этого ему все-таки нужна твердая мужская рука, направляющая и воспитывающая.
-Наташенька! Ты сегодня ко мне после работы зайди.
-Мамуля, что ты опять придумала? Не надо меня ни с кем знакомить, я же тебя просила! — воскликнула Наташа.
-Я ничего не придумала, просто ты должна ко мне приехать вот и все.
Наташа знала свою мать, которая если что-то себе вбила в голову, то не успокоится пока не доведет до логического завершения. Этим она была очень похожа на Алексея. -Мы с Сашкой будем тебя ждать. Пока — пока!- и она отключила телефон, не дослушав дочь
-Хорошо, я приеду после… Кому я говорю?- поняв, что ее уже никто не слушает.
Вечером Наташа поехала к маме. Когда она вошла в ее квартиру, открыв дверь своим ключом, услышала тихий голос мамы и еще чей-то. Это был мужской баритон с небольшой хрипотцой, именно такие мужские голоса нравились Наташе, и именно такой голос был у Алексея… Она прошла на кухню:
-Всем здравствуйте… -и улыбка слетела с ее губ. За столом на кухне сидел мужчина лет сорока, высокий, широкоплечий, его светлые волосы были коротко подстрижены, а в правом ухе едва заметно поблескивала небольшая круглая серьга. Он встал, глянул на нее с верху вниз и смущенно улыбнулся, а Наташа вдруг поймала себя на мысли, что он очень похож на Алексея: глаза, нос, улыбка и ямочка на правой щеке… Анна Степановна тоже встала и вдруг засуетилась — на столе появился чайник, чашки, печенье.
-Наташенька… Я… Мы… не слышали, как ты пришла… Знаешь, я сегодня шла с магазина, споткнулась в этой яме, что у арки, а этот молодой человек мне помог, не дал упасть, а потом он любезно помог мне донести сумку…
-И…
-И выяснилось, что он… Никита живет, вернее несколько дней назад переехал в наш дом… Я его пригласила к нам выпить чашку чая. Он любезно не отказал старой женщине…
-Ну что вы, Анна Степановна, какая же вы старая, -воскликнул Никита.- Вы замечательная…
-Кукушка хвалит петуха, за то что хвалит он кукушку, — съязвила вдруг Наташа.
-Что? — спросили в один голос Анна Степановна и Никита.
-Ничего… Крылов… Басня.
-Присаживайся, Наташенька, с нами пить чай…-опять засуетилась Анна Степановна.
-Нет, спасибо, я не хочу… Мам, зачем ты меня звала? Я очень устала и мне надо домой… Там Сашка.
-Сашка у меня. Я его забрала сегодня пораньше, а Никита принес ему какую-то новую игрушку и его от компьютера не оторвать…
-Наш пострел везде поспел…- опять съязвила Наташа.
-Наташа, что происходит? Я не понимаю. Разве ты не можешь посидеть с нами и выпить чаю? Человек оказал мне любезность помог…
-И этого человека надо было сразу пускать в дом? Ты же его, мама совсем не знаешь… Сейчас к посторонним надо относиться очень осторожно… А то они в дом войдут, а потом ограбят, хорошо если в живых оставят, — глядя с вызовом на Никиту, заявила Наташа.
-Наташа, не надо быть такой циничной, — заметила Анна Степановна.
-Я пожалуй пойду, — сказал Никита.
-Ну, что вы, а как же чай, Никита?
-Вот-вот, за чай большое спасибо, — он поцеловал руку Анне Степановне. — До свидание, Наташа…
-Нас, кажется, не знакомили, -ответила она.
-Н-да, не успели…- согласился он. — А что мешает познакомиться сейчас?.. Никита Рязанов, живу в этом доме, и даже в этой парадной…
-Это мне не интересно, — буркнула Наташа и вышла из кухни. Она слышала, как за ним закрылась дверь. Через минуту в комнату вошла мама:
-И что это было? Ты как с цепи сорвалась, Наташка.
-Мама зачем ты его позвала… Ты его не знаешь.
-Не надо начинать, а то поругаемся, — ответила Анна Степановна. — Что с тобой?
-Мама, ты не заметила, он похож на Алексея.
-Не говори глупости! Он совсем не похож на него.
-Он даже улыбается, как Алексей, мама.
-Наташка, мне кажется, начинаешь сходить с ума. Он совсем не похож на него.
-А эта серьга в ухе? Это тоже не похоже? Я такую подарила Алексею на последний день его рождения…
-Ай, не говори глупости… -возмутилась мама.
-Мы поехали домой. С Сашкой завтра в зоопарк идем.
-А, вообще, ты сегодня обидела хорошего человека и даже не заметила,- вздохнула Анна Степановна.
-Мама, я тебя просила больше не надо меня ни с кем знакомить. Я вполне самодостаточная личность и если захочу, то устрою свою жизнь самостоятельно.
-И, вообще, что ты взъелась на него? Он не сделал ничего плохого. Симпатичный молодой человек, -будто не слыша, что говорит дочь, продолжила свою мысль Анна Степановна.
-Мама, он похож на Алексея… Его нет, а этот у пожилых женщин чаи распивает и очень хорошо себя чувствует, — огрызнулась Наташа.
-Но это глупо с твоей стороны так рассуждать. Он ни в чем не виноват перед Алексеем… Так что ты зря кипишь, как чайник со свистком.
-Чайник-то при чем?-удивилась Наташа.
-Так, к слову, — улыбнулась Анна Степановна.
Вечером в воскресенье, когда Наташа привезла к маме Сашку, то застала ее прогуливающейся под руку с Никитой по аллее у дома. Анна Степановна держала в руках небольшой букетик каких-то цветов и о чем-то с упоением разговаривала со своим кавалером. Наташа стала за ними наблюдать и вдруг поняла, что им интересно друг с другом. Наташу будто заклинило: ее пожилая мама и этот пижон… Это уже слишком.
Она вышла из-за укрытия и почти столкнулась с ними:
-Я, конечно извиняюсь, что прерываю вашу интересную беседу, мне надо поговорить с мамой.
-Анна Степановна, спасибо за такую интересную прогулку, — поблагодарил Никита и опять поцеловал ей руку. — Мне надо идти. Дела…- он слегка в знак прощания кивнул в сторону Наташи и исчез в проеме парадной.
-Мама, что все это значит? — возмутилась Наташа.
-Что — что?-удивилась она.
-Цветы, прогулка… Как это понимать?
-Наташенька, все получилось случайно… Ты не подумай ничего такого…
-Какого?
-Я вышла погулять, думала дождусь тебя на улице, погода чудесная, а тут Никитушка…
-А, он уже Никитушка, — возмутилась Наташа.
-Он просто вышел из парадной и тоже хотел прогуляться… Он там что-то такое серьезное делает, надо было голову проветрить… Вот, а потом слово за слово, мы разговорились…
-А цветы?
-Просто… Что здесь такого! Букет без всяких намеков и значений, но очень приятно! — улыбнулась Анна Степановна.
-Мама, ты сама не заметишь, как он вотрется тебе в доверие, а потом…- стала убеждать мать Наташа.
-А что потом?
-Не знаю… Он может быть альфонсом или каким-нибудь аферистом, — вспылила Наташа.
-Это глупо. Он очень хороший мужчина.
-Тогда почему он один в таком возрасте? Где дети, жена?.. Их у него нет! Это уже наводит на мысль…
-Наташа, когда четыре года назад Никита заболел, жена бросила его и уехала с другим человеком… Вот и все.
-Это он тебе рассказал сказку про белого бычка?-фыркнула Наташа.
-Я ему верю, он очень искренний…-защищала Никиту мама.
-Конечно, конечно… Все они такие, одним словом артист. Или нет, цирк уехал, а клоун остался. Мама, не будь такой легковерной… Я поехала, а Сашка гуляет на площадке. Пока, мамуля! И не сердись на меня, таковы реалии сегодняшней жизни. Не верь всему, что видишь и слышишь, -Наташа поцеловала Анну Степановну в щеку и побежала на остановку автобуса.
Уже дома прокручивая в голове сложившуюся ситуацию, Наташа подумала, а что если он просто так, без всяких мыслей о чем-то, общается с ее матерью? Ведь бывает и так! Она убеждала себя не искать потаенного смысла в общении Никиты и ее мамы. Только странно, почему мама не видит его сходства с Алексеем? Это ведь так очевидно, как белый день. На следующий день Наташа после работы заехала к маме, но на площадке увидела играющих в какую-то игру Сашку и Никиту. Сын над чем-то громко и весело смеялся, а потом вдруг повис у Никиты на шее, а тот его закружил… Она ничего не понимала в том, что происходит, но решила при удобном случае поговорить серьезно с Никитой и выяснить, что ему нужно от ее матери и сына. Случай не заставил себя долго ждать.
В пятницу вечером, Наташа, как обычно, зашла к Анне Степановне, чтобы забрать сына и у парадной столкнулась с Никитой. Он подъехал к дому на мотоцикле и только-только успел снять свой шлем. В этот момент у нее перехватило дыхание и опять показалось, что это не Никита сидит на мотоцикле, а Алексей. Он тоже так любил: снять шлем, погладить своего железного коня по баку, будто поблагодарить, что в дороге не подвел, а потом еще посидеть несколько минут… Ей удалось отогнать это наваждение, и она решительным шагом подошла к нему.
-Добрый вечер, Никита.
-Здравствуйте, Наташа! Не хотите прокатиться?-улыбнулся он. Его предложение было для нее, как холодный душ.
-Нет, не хочу. У меня нет времени разводить сантименты, — резко ответила она. — Скажите, что вам нужно от моей мамы и моего сына?
-Мне? Ничего. Мне просто очень нравится разговаривать с вашей мамой. Она очень интересный человек и великолепная рассказчица, а сын у вас просто замечательный. У меня не было детей, так получилось…
-Знаете, что не надо привязывать ребенка к себе!-возмутилась Наташа. — От него только и слышно дядя Никита — то, дядя Никита — се… Оставьте в покое мою семью! Вы сегодня здесь, а завтра уедете…
-Наташа, я никуда не собираюсь уезжать. Мне очень нравится ваш тихий, спокойный и очень уютный городишко. Никогда не думал, что мне, рожденному и выросшему в мегаполисе, вдруг захочется оттуда уехать и поселиться здесь… И, знаете, я никуда отсюда уезжать не собираюсь, даже не надейтесь. Меня сюда привело мое сердце. Может — это пафосно, но это так.
-Я вас прошу, оставьте мою семью в покое. Найдите себе девушку, познакомьтесь, женитесь, родите детей, займитесь своей личной жизнью, но только не трогайте мою семью, — настаивала Наташа.
Он весело посмотрел на не и улыбнулся:
-Хорошо, я постараюсь, но ничего обещать не могу. А девушку? Девушку я уже нашел, только она пока не знает об этом!- и он с легкостью соскочил с мотоцикла, размахивая белым шлемом с голубыми молниями по бокам, пошел к парадной. Наташа вжалась в ствол клена и подумала: «Я точно схожу с ума! У Алексея в тот роковой день был именно такой шлем… И походка у него, как у Алексея… Господи, но такого не может быть! Не бывает похожих людей, если они не близнецы. У Леши не было брата — я точно знаю…»
Прошло еще несколько дней… Наташа была на работе, когда позвонила мама.
-Наташенька, извини, что я тебя беспокою, но я очень хотела тебя попросить проводить меня в больницу…
-Зачем? Ты заболела? Что у тебя болит? — взволновалась Наташа.
-Ты не поняла, я здорова, пока здорова. Никита в больнице. В кардиологии.
-А что случилось?
-Его положили на обследование… Сердце…Надо же, такой молодой и сердце. Наташа, я очень хочу к нему съездить, но ты же знаешь как далеко находится этот центр. Ты должна мне помочь!-настаивала Анна Степановна.
-Мама, зачем ты это делаешь?
-Должен же кто-нибудь о нем позаботиться, если у него нет родных в нашем городе. Тем более он мне очень нравится. Никита замечательный молодой человек, — сказала она.
-Тоже мне молодой, -хмыкнула Наташа.
-Это тебе он почти ровесник, а для меня молодой, — парировала Анна Степановна. — С высоты моих шестидесяти пяти… Когда тебе будет столько же, то сорокалетние мужчины будут для тебя молодыми.
-Мама, ну полежит в больнице и выйдет, к чему такое беспокойство!
-Я тебя жду! Если ты не приедешь, то твоя старая мать сама поедет в этот центр за город, будет трястись в автобусе по жаре…- продолжала Анна Степановна.
-Умеешь ты убеждать. Хорошо, я постараюсь отпроситься сегодня пораньше, — согласилась Наташа, зная, что матушка не даст ей покоя и все равно своего добьется.
Когда Наташа приехала к маме, то увидела большую сумку, стоящую в коридоре. Там лежали и апельсины, и виноград, и свежеиспеченные пирожки с капустой, «Никитушкины любимые», и компот и еще много всякой всячины.
-Мамочка, ну куда ты столько наготовила?
-Пусть кушает и соседей по палате угостит… Для хорошего человека ничего не жалко.
Такси их довезло до кардиологического центра минут за сорок. В приемном покое их встретила строгая медсестра, которая выдала им халаты и заставила надеть больничные тапочки. Анна Степановна попыталась узнать, как здоровье у Никиты, но та односложно ответила: «Нормально…»
Мамин протеже выглядел не очень хорошо: несколько бледный и с кругами под глазами. Увидев Анну Степановну и Наташу растерялся, а потом заулыбался.
-Здравствуйте, Никита! — воскликнула Анна Степановна. -Что-то вы не очень хорошо выглядите… Вас здесь плохо кормят? Ничего, я вам тут витаминчиков принесла. И хватит лежать, идемте гулять! Или вам нельзя гулять?- выпалила на одном дыхании она.
-Спасибо, Анна Степановна, не стоило беспокоиться. Гулять можно…- начал Никита.
-У него сегодня была тяжелая процедура… Чужое сердце не шутка, к нему надо осторожно и с лаской-любовью относиться, — прокомментировал сосед по палате.
-У вас, Никита, чужое сердце? Ах, как это интересно, — воскликнула Анна Степановна. — Никита, вы мне не говорили.
-Анна Степановна, это не самая интересная история, -смутился Никита.
Наташа стояла молча, бесстрастно слушая все, о чем говорили Никита и ее мама, но только сосед заговорил о чужом сердце, как ее собственное почему-то сжалось и, кажется, замедлило свое биение, а потом пошло снова: «Тук, тук, тук…» Она тут же засобиралась и стала торопить Анну Степановну:
-Мама, ты же слышала, что у господина Рязанцева сегодня был трудный день, ему надо отдохнуть. На сегодня хватит, — сказала она через несколько минут. — Он устал и ему пора отдыхать.
-Какая вы строгая, Наташа!- заметил Никита.-Спасибо, что пришли проведать.
-Конечно, конечно, Никита, отдыхайте!-спохватилась Анна Степановна. — А мы к вам завтра придем. Вам что-нибудь принести?
-Анна Степановна, вот ключи… Право, мне не ловко вас затруднять… Пожалуйста привезите мне планшет. Я его на столике забыл.
-Хорошо… Может вам что-нибудь приготовить?
-Нет, спасибо, здесь хорошая кухня. Да еще вечером друзья заглянут, так что все в порядке.
-Знаю я какая кухня в больничных учреждениях… До завтра, Никита. Мы к вам завтра обязательно заглянем и планшет привезем.
Наташа улыбнулась Никите и потащила Анну Степановну к выходу.
Анна Степановна одна побоялась идти в квартиру Никиты и настояла на присутствие Наташи. Когда они вошли, то были удивлены чистотой и порядком в его мужской квартире. На тумбочке лежал в чехле планшет, но Анна Степановна не остановилась на осмотре коридора и из чистого любопытства заглянула в комнату. Сразу было видно, что здесь живет мужчина, увлекающийся мотоциклами: во всю стену висел коллаж на эту тему, на журнальном столике были разбросаны журналы, на диване лежали белый с голубыми полосами шлем и кожаная куртка, а на тумбочке стояла в рамке фотография молодой очень красивой женщины. Анна Степановна тут же сделала вывод, что это портрет его бывшей жены, которую, видимо, он до сих пор не забыл. Она ничего не стала говорить об этом Наташе, но в ее голове созрел план…
На следующий день Анна Степановна, когда Наташа приехала к ней , сказала:
-Я не могу поехать к Никите в больницу… У меня сегодня прыгает давлении, видимо, на погоду.
Наташа забеспокоилась:
-Может вызвать врача?
-Ничего страшного, обычная история- реакция на перепады давления. Есть таблетки, они мне помогут, но мне надо полежать. А ты, дочка, поезжай. Мы же обещали ему планшет передать, да я тут ему гостинцев собрала. Поезжай…
Наташа попыталась с ней поспорить, но мама стояла на своем: обещали, значит надо выполнять. Пришлось ехать в больницу. Когда Наташа подъезжала к центру, она поймала себя на мысли, что хочет увидеть Никиту и поговорить с ним о его «чужом сердце». Она не знала пока зачем ей это надо было, но была полна решимости говорить именно на эту тему и ни на какую другую.
Сегодня Никита выглядел даже очень хорошо — отдохнувшим и посвежевшим. Он обрадовался приходу Наташи. Она разложила на тумбочке все, что мама положила в сумку:
-Вот, это от мамы…
-Передайте ей привет и огромное спасибо. Простите, Наташа, а почему она не пришла?
-У нее что-то давление прыгает… А как вы себя чувствуете?
-Намного лучше… И куда она мне столько? Вчера всех соседей ее феноменальными пирожками с капустой угощал. Сразу навеяли воспоминания о детстве, когда мама и бабушка были еще живы… Она у вас очень добрая и душевная…
-Да, если что-то делает, то от всей души, по другому не умеет, — улыбнулась Наташа.- А не хотите прогуляться?
-Конечно! С вами хоть на край света! — засмеялся Никита.
Они вышли в больничный парк. Долго бродили пока наткнулись на пустую скамейку.
-Простите, Никита, я хочу вас спросить… как это жить с чужим сердцем? Как это случилось?
-Вам это интересно?- удивился Никита.
-Да… есть причина.
-А вы мне расскажете о своей причине?
-Возможно, -неопределенно ответила Наташа.
-Знаете, я понял, что как хочется жить в тридцать шесть, когда на ровном месте случился инфаркт, а потом врачи сказали, что другого я не переживу и надо делать пересадку, но в моем случае шанс найти подходящее сердце минимален… Я понял, что очень хочу жить, что многое не успел… Что я видел: школа, армия, институт, работа, работа, работа… Нина не понимала, что так, как она хочет жить, ей надо было выходить замуж за сына нефтяного магната или наследного принца… А когда ей сказали, что если не сделать операцию, я умру, а даже если мне повезет, то останусь инвалидом, она прост развелась со мной и исчезла… Я молил Бога, чтобы он мне помог выжить…
-А вы, Никита, знаете чье сердце вам досталось?
-Нет, мне сказали, что мужчина погиб, и он был моим ровесником…
-Вот и я не знаю…
-О чем?
-Так, не о чем, — отмахнулась Наташа и приготовилась слушать дальше его рассказ.
-Я лежал в больнице и ни на что не надеялся, врачи считали дни, но 13 июля 2011 года мне сообщили, что есть для меня сердце и это просто чудо — оно идеально мне подходит, как родное. После выписки я уже не смог жить так, как жил… Бросил работу в банке, стал работать на удаленке, мне вдруг надоела Москва со своей суетой и толкатней… Но самое странное, я никогда не увлекался техникой, а тут решил, что мне нужен мотоцикл, не машина, не самолет, а именно мотоцикл… Я его купил и почувствовал, что я будто бы всю свою жизнь на нем гонял… Это было странно. Потом я решил уехать из Москвы. Продал квартиру, сел на мотоцикл и поехал… Когда проезжал через ваш город, почувствовал, что хочу здесь жить. В агентстве предложили квартиру в доме, где живет ваша мама. Вот и вся история. Знаю, что с чужим сердцем я изменился и стал другим человеком… Мне кажется, что даже изменился внешне… Странно…
-Да, странно…
-И не знаю почему, но чувствую, что я в ответе за вашу матушку, Сашку и за вас, Наташа…
-Нет, это ерунда… Не может быть… Извините, Никита, мне уже пора…
-Наташа, вы еще приедете?
-Нет… Не знаю… Мама приедет, — быстро ответила она и почти побежала по дорожке между деревьями…
Анна Степановна продолжала болеть, но к врачам категорически отказывалась обращаться, говоря, что они еще ничего нового не придумали от старости… И продолжала настаивать, чтобы Наташа ездила к Никите. Наташа пыталась отказаться, но у мамы был железный аргумент:
-Наташа, разве можно бросать человека на полпути… Он же пока не может сам о себе заботиться?
-Он уже давно взрослый мальчик, — начала было Наташа.
-Ты отказываешься помогать своей матери, больной и старой… Я ведь не отказываюсь заниматься с Сашкой…
-Мама, я могу нанять няню, и ты сможешь отдохнуть, — предложила Наташа.
-Он мой внук и никаких нянь. Вот! А к Никите ты поедешь, я тебя очень прошу.
-Хорошо, — нехотя согласилась Наташа.
Она навещала Никиту почти каждый день, и совсем скоро они стали друзьями. Наташа перестала замечать в нем черты похожести с ее погибшим мужем, а это сделало их общение более непринужденным, даже интересным. Сашка несколько раз просился съездить к дяде Никите в гости. Они как-то незаметно перешли на ты. Анна Степановна каждый раз, когда отправляла дочь к нему, передавала приветы и обязательно что-нибудь вкусненькое. Никита всякий раз передавал ей свою благодарность за заботу, а однажды сказал Наташе:
-У тебя замечательная мама, а я свою почти совсем не помню, только по фотографии… Мне было шесть лет, когда она и папа разбились на машине. Дорога была скользкой, и на повороте отец не справился с управлением… Меня воспитывал старшая сестра отца, она была такой же доброй и душевной, как твоя мама. Все лучшее есть во мне — это от нее.
-Трудно без родителей, — вздохнула Наташа.
-Я могу сказать, что пока живы родители, мы еще дети, а взрослыми становимся, когда их уже нет, — грустно сказал Никита.
Его обследование подходило к концу, и врачи подтвердили, что с его новым сердцем все в порядке, а если соблюдать все правила, то можно прожить сто лет. Наташа приехала к нему за день до выписки, но была неприятно удивлена, когда застала в его палате сидящую на кровати Никиты девушку. Его в это время не было. Девушка пристально посмотрела на Наташу и сказала:
-А… это вы спасительница моего Никиты? Спасибо за заботу… Я к сожалению не могла за ним ухаживать, у меня была фотосессия для глянцевого журнала в Италии… Я думала, что вы несколько старше…
-А где Никита?- спросила Наташа.
-А он пошел за выпиской… Потом мы уезжаем в Москву для консультации у одного замечательного кардиолога. Что в этой дыре могут сказать хорошего? Ничего… Дыра и есть дыра…
-У нас не дыра, — возмутилась Наташа, но в это время открылась дверь в палату и на пороге появился Никита:
-Наташа, здравствуй! Я очень рад, что ты пришла. Познакомься — это Ольга, моя…
-Ольга, — перебила его девушка. -И по совместительству невеста Никиты.
Наташа несколько смутилась и растерянно улыбнулась.
-Очень приятно, -хотя ей было совсем неприятно. -Я рада, что у тебя все хорошо, а то мама очень беспокоилась… Ладно, я пойду… Дела, мама еще болеет, Сашка… Пока…-и не дожидаясь ответа вышла из палаты.
Эту ночь Наташа проплакала, как тогда, когда погиб Алексей. Она будто опять оплакивала его гибель… Никита выписался и на несколько дней уехал с Ольгой в Москву. Наташа понимала, что у них с Никитой совсем разные дороги, хотя в его груди бьется сердце Алексея, но он совсем не Алексей…
Сколько времени Наташа не видела Никиту, она не считала, но Анна Степановна периодически ей говорила, что видела Никиту, и он спрашивал о ней… Она делала вид, что ей это абсолютно все равно, хотя часто плакала ночами о том, что могло бы случиться, но чему, увы, не суждено быть и равнодушно спрашивала:
-Ему-то какой интерес, как я?
-Если спрашивает, значит есть интерес…Вот какая же ты глупая или упрямая… Нет, и глупая и упрямая в одном флаконе, ничего не понимаешь, что у него есть к тебе интерес,- возмущалась Анна Степановна.-Нет, я же вижу, что и ты к нему не равнодушна.
Наташа только отмахивалась и не хотела больше говорить о Никите.
В тот день Наташа должна была сдать магазин на сигнализацию. Она его закрыла, но не успела спуститься с крыльца, как столкнулась с Никитой. Он держал в руках букет белых ромашек. Наташа подумала: «Осенью и ромашки?!»
-Это тебе…- без всяких предисловий сказал он и протянул букет.
-Спасибо, — растерялась Наташа.-Как ты меня нашел?
-Твоя мама дала мне адрес магазина… Прости, что не предупредил, я очень боялся, что ты не захочешь со мной говорить…
-Но я не понимаю зачем тебе это надо, — пожала плечами Наташа.
-Знаешь, когда ты тогда ушла, я не думал, что мне будет так тяжело ждать и надеяться на случайную встречу с тобой. Я надеялся, что ты придешь к Анне Степановне, и мы встретимся случайно на улице в парадной, да где угодно. Думал, что смогу тебе все объяснить…
-Ничего объяснять не надо и так ясно. У тебя есть невеста, а я не люблю вмешиваться в чужую жизнь, мне бы в своей разобраться…
-Нет, я считаю, что надо, — сказал Никита. — Пойдем, может посидим где-нибудь… Например, вон в том кафе…
-А как же Ольга?
-Ольга осталась в Москве.
-Что сказали столичные светила?
-Все тоже самое, что и здешние… У меня все хорошо, я могу жить полноценной жизнью, как обычный человек.
-Я рада.
-Понимаешь, я чувствую себя только рядом с тобой свободно, и мне так хорошо с тобой. Я понял, что с Ольгой мы всегда разговаривали на разных языках и совершенно разные люди… И еще понял, что не могу тебя потерять.
-А что будет с Ольгой?
-С ней все в порядке. Я с ней объяснился. Сказал, что ее не люблю, да и она меня не любит… До моего отъезда в этот город, я ей казался перспективным женихом… Работа в банке, хорошая зарплата, большая квартира в центре Москвы… Все в шоколаде… Я тогда ничего не понимал, только новое сердце мне подсказало… Знаешь, как хочется жить? И жить счастливо, и только с тобой…-увидев, как изменилось ее лицо, Никита растерялся.- Я сказал какую-то глупость? Ты обиделась… Конечно… Я сейчас уйду…
-Постой Никита… Ты знаешь, у тебя в груди бьется сердце моего погибшего мужа… Его звали Алексей, и он был каскадером… Погиб на съемках фильма про мотоциклиста — гонщика… На последнем кадре… И ты очень на него похож, как брат… Я когда тебя увидела первый раз, думала, что сойду с ума…
-Теперь понимаю почему ты тогда так на меня стрела. Я до сих пор помню тот взгляд… Наверное, тогда и влюбился в тебя… Я опять сказал что-то не то… Просто хочу быть с тобой. Хочешь я стану Алексеем, гонщиком, каскадером, кем хочешь, но только с тобой…
-Я тебя полюбила не сразу, и не потому что ты похож на Алексея, нет… Потому что ты — это ты… То что вы с Алексеем разные, хотя и похожи…
-Ты меня правда любишь?!- переспросил Никита.
-Да, но я люблю в тебе не Алексея, а тебя, Никиту…
-Ты самая лучшая в мире… Я это точно знаю. Твое имя я могу повторять без конца… Наташа, Наташенька, Наташка… Я теперь боюсь даже представить, что не встретил бы тебя. Я хочу, чтобы ты стала моей женой! Почему ты молчишь? Может много прошу? Мне уйти?-растерялся Никита
-Постой! — воскликнула Наташа. — Зачем нам идти в кафе? Давай зайдем к маме… И скажем, что мы решили пожениться. Ведь это был ее главный и самый хитроумный проект…
-Так ты согласна?
-Да!
Наташа и Никита пришли к Анне Степановне. Та сделала вид, что очень удивлена, видя их вместе… Наташа заметила, как радостно заблестели мамины глаза, и она даже помолодела на глазах. Сашка, увидев Никиту, повис у него на шее, а потом пока пили чай, не слезал с его колен. Уложив сына спать, Наташа и Никита поднялись в его квартиру, где она осталась на всегда. Мама была в восторге от того, что ее план сработал, а Наташа была ей благодарна за то, что та познакомила ее с Никитой. Свадьбу сыграли через месяц, а через год в их семье случилось замечательное событие — родилась дочь… Так что у них все хорошо, и они счастливы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)