Виктор Пирогов. Повесть. Дядя Гоша.

Вскоре они подошли к дому, весь он утопал в зарослях черёмухи и берёз, шиповника и смородины. Пройдя через нарядную калитку, оказались в уютной ограде и кругом, кругом были цветы, Кольке вспомнился снова дом, мама тоже любила их, всё свободное место занимали они.

-Ну, вот и добрались наконец-то, эй, хозяева, принимай гостей – весело он крикнул в раскрытые двери сеней и немного погодя, оттуда один за другим, вышли сначала, как понял Колька – жена его, потом сын Пашка, лет десяти и последней вышла дочь Люда – дядя Гоша уже информировал его о них.

-Вот, познакомьтесь, мой помощник, а теперь и друг, Николай, на сегодня его отпустили в увольнительную, вы не смотрите что он молодой как вроде бы для друга, ничего, в самый раз.

-Это жена моя, Коля — и обнял её – зовут Ниной, вот Пашка – сорванец, сынок, ты руку-то подай дяде.

Колька покраснел при его словах, какой он дядя в девятнадцать лет, сам салага ещё, но пожал протянутую руку – а это Люда, дочь наша, видишь какую невесту вырастили с матерью.

Теперь покраснела дочь – да ну тебя, папка, какая я ещё невеста, но с интересом взглянула на гостя, видимо он понравился ей, как и она ему.

-Так, мы пойдём в баню с матерью, а вы Николая займите чем-нибудь – наказал дядя Гоша и нырнул в предбанник такой же красивой и уютной баньки, спрятавшейся в зарослях.

Наступило неуклюжее молчание, Колька сидел на лавке, словно проглотив язык и проклиная себя, на ум ничего не шло умного и приличного, год, проведенный без девок, давал о себе знать, неловкость и даже и стыд как спеленали его.

Она тоже молчала, и наконец, нашлась и спросила – а вы давно и кем служите здесь?

-А я знаю, папка говорил, он на рации военской водителем работает – затараторил Пашка, не дав и рта раскрыть Кольке, только и разведшему руками – вот, мол, и доложил всё он.

-Уйди, не мешай взрослым разговаривать — пристрожила Люда, погрозив пальцем, но тому было нипочём и, он пристал к нему, что бы в следующий раз, он принёс ему пилотку и ремень.

-Ладно, ладно, принесу – если пригласят ещё, подумал Колька, ему здесь всё нравилось, да и как не понравится после года казармы и не особо располагающей к романтике, не шибко сладкой жизни.

-Люда, иди мыться – проговорила вышедшая вслед за мужем, тётя Нина, Колька по домашней привычке поздравил их с «лёгким паром», сказав спасибо, ушли они в дом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)