С чистого листа…

С чистого листа…

Часть 1.

Понимаешь, друг, время такая штука, то оно несется, так, что дни и недели кажутся мгновеньем. А бывает, тянется, так, что минуты и часы никак не могут закончиться, растягиваясь в дни. Да, друг, я ждал ответа о приеме на работу, после собеседования, о приеме на работу которую я хотел всей своей душой, друг, и всем телом. Я ждал, слоняясь по комнате, по телику показывали что-то, но я не понимал, что и про что, картинки менялись, не откладываясь в голове. Я пробовал читать, друг, но больше двух строчек прочесть не мог. Я выходил из дома, друг, и блуждал по улицам города, не замечая лиц людей проходящих мимо, не замечая домов, квартал сменял квартал, а я все шел и шел.

Пару раз, переходя  дорогу, чуть не попал под машину, мне сигналили, на меня кричали водители,  но я  едва слышал, что-то отвечал, не помню, что, друг.

Мне нужна эта работа, друг, у меня денег осталось совсем не много, у меня скоро платежи по квартире и я хочу эту работу, друг. Я сотни раз в день проверяю телефон, не пропустил ли звонка, я смотрю на него с мольбой, позвони.., позвони…

Знаешь, друг, я был благополучным мужчиной, я имел престижную работу, квартиру в престижном районе, хороший автомобиль. У меня была семья, друг. Красавица жена, и милая дочка. У меня были друзья, друг. Я  думал, что у меня есть друзья. Все изменилось в один час, друг. Просто был неудачный год, друг, благополучная фирма, где я работал, разорилась в одно мгновенье, никто не понял, как это получилось. Позже разобрались.

Мой приятель, он же заместитель главного по финансам, оформил кредит в банке, большой кредит, друг,  очень большой. Устанешь писать нули, друг. А деньги, через оффшоры, увел, и сам исчез, исчез без следа, растворился в этом ждущем его и его денег мире. Кто-то в банке помогал ему, но дело так и не раскрутили. А банк забрал все активы фирмы и 250 человек оказались на улице. Да, друг, а ведь я еще имел долю в своей фирме, и буквально за месяц вложил в нее еще денег, большую часть своих накоплений, к стати, мой приятель, тот который разорил нашу фирму, и уговорил меня увеличить свою долю в фирме. Вот так, друг, никогда не можешь быть уверенным ни в ком, никогда не можешь быть уверенным в завтрашнем дне. У меня оставались кое-какие запасы. Я не торопился с поисками работы, нет, я не лежал на диване и не плевал в потолок, друг, я смотрел вакансии,  поближе к дому, смотрел фирму посильнее. Ничего интересного не попадалось, в отрасли спад, рабочие места везде сокращают, не лучшее время, друг для поисков работы. Да и наша фирма развалилась с треском, с судебными тяжбами, со скандалами. Я ходил на собеседования, но когда читали о месте последней работы, отводили глаза и говорили,  нет. И сам понимаешь, друг, нам пришлось немного зажаться. Автомобиль похуже, переехали в квартиру по проще и в другом районе. От машины жены пришлось отказаться, от части сервисов жены пришлось отказаться. А когда дочь  пришлось перевести из платной, престижной школы в обычную,  все  и началось…

Нет, друг, жена у меня хорошая, она не скандалила, она просто молчала, молчала целыми днями… Да и я был в это время не подарок, забывал побриться, может быть и мылся не каждый день, секса тоже никакого, друг, да друг, когда бьют по карману очень плохо. Но когда бьют по всей твоей налаженной жизни – это тоже что бьют по голове, видимых следов от удара, конечно,  нет, но последствия страшные. Нет, друг.  Я не опустил руки, я не пьянствовал и не кололся, но как-то все не складывалось, и я уже не был прежний я. Через два месяца жена уехала к родителям, забрав дочь.

Я был плохим мужем и отцом последнее время, Друг. Еще через месяц мы развелись,

Я дал ей развод, и отдал почти все деньги, да, квартиру тоже оставил жене и дочери. Оставил себе денег примерно на два месяца. Живу в съемной комнате. Хожу пешком.

Да, Друг, пять дней назад, мне позвонили и предложили прийти на собеседование, профиль работы такой же, как был у меня.

Я ходил, Друг, беседовал, побрился и надел костюм и чистую  белую рубашку.

Мне сорок пять, друг, но, говорят я еще ничего, не распустился, всегда держал себя в форме, спорт зал, бег и активный образ жизни. Я мог себе это позволить, Друг, и я никогда не пил, даже сейчас – пить – это не для меня, Друг.

Нет, я конечно не жесткий трезвенник, бокал вина, шампанского на праздники или Дни рождения, не часто, Друг, не часто.

Симпатичная молодая девушка в белой блузке и темной юбке ниже колена  с разрезом, представляешь, Друг я увидел, разглядел и запомнил ее, она не прошла серым пятном, не оставляющем в памяти следа, мимо, рассказала мне о вакансии. Задавала мне вопросы. Я заполнил какую-то анкету. Она сказала мне подумать о вознаграждении, которое я хотел бы получать за свою работу, и сказала ждать. Она улыбалась мне, прощаясь, улыбалась приветливо и обнадеживающе, или это я себе придумал, Друг? Ждать, друг, а что мне еще остается. Ждать, а время растягивается в вечность, когда ждешь. Смотришь на часы, а стрелка все там же, стоит неподвижно, и, кажется, что часы сломались и остановились, но нет вот она медленно, со скрипом сдвигается, еще минута прошла, друг, целая минута — всего минута…

Да, Друг, жизнь такая штука, сегодня ты на коне,  а завтра у тебя только подстилка из соломы, которую жевал твой конь. Да, Друг, я ждал. Я вышел на улицу, потому что не мог больше быть в комнате, один, в чужой комнате, Друг. Я не плачу, друг, нет, я плачу, невидимые слезы текут из моих глаз, неслышимый крик издает моя душа. Я выпал из жизни, Друг. Мои приятели перестали меня замечать, знакомые отводили глаза, нет Друг, я понимаю, это не их вина, это не они изменились – это я стал другой. Мне было тоскливо, я хотел видеть жену и дочь. Я скучал по ним, я любил их, ноги сами привели меня к школе, где училась дочь. Занятия должны были скоро закончиться, я сел на лавочку стоящую почти напротив выхода из школы, через дорогу, деревья на разделительной полосе почти не закрывали выход из школы. Я мог наблюдать за школой, оставаясь почти невидимым. Вскоре начали выбегать дети, я искал глазами дочь, надеясь увидеть ее, и не зная, решусь ли подойти. И тут Друг, я увидел свою жену, кто-нибудь из нас всегда встречал дочь из школы, но Друг, она была не одна. Респектабельный симпатичный мужчина шел с ней под руку, они разговаривали и улыбались друг-другу. Я узнал его, это был ее сокурсник по институту, жена рассказывала, что она нравилась ему и он даже звал ее замуж, когда они учились. Друг, пять месяцев не такой большой срок, хотя для меня он был вечностью, и мне стало больно Друг, хотя я уже начал привыкать к боли. Но это была еще не вся боль. Показалась дочь, она радостно подбежала к жене поцеловала ее, и Друг,  она поцеловала его, сама, с детской искренностью и непосредственностью. Друг,  я как-то дошел до дома, друг я как-то лег на диван.  Друг, когда ты ревнуешь женщину-это одно, но когда ты ревнуешь ребенка, когда ты видишь, что она целует и обнимает чужого дядьку, и думаешь, что возможно называет его отцом…  Друг, две недели выпали из моей памяти, потом я опять начал выходить на прогулки, тупое безразличие наполняло меня. Я ел, пил, мылся, даже убирал в квартире, ходил в магазин, денег почти не тратил, скудная еда, коммуналка, квартира были оплачены вперед, денег было мало, но они пока были. И я почти не думал про будущее. На автомате, просматривал газеты, куда-то звонил, разговаривал о работе, отвечал на вопросы. Жизнь автомата. Отсутствие интересов, веры в перспективу. Отсутствие желаний и целей.

Очередной раз я шел по улице, уже почти забыв про работу, не надеясь на звонке о работе, но телефон зазвонил, заиграла моя любимая мелодия Поля Мореа, я застыл, и не мог нажать на прием, Друг, я боялся услышать нет, я боялся услышать да.

Я ответил, Друг, голос мой был скрипучий, так как в горле пересохло.

-Здравствуйте – я услышал знакомый мягкий, бархатный голос, — это была девушка, проводившая собеседование.

-Добрый день.

-Я беспокою Вас по поводу проведенного собеседования.

Друг, мое сердце выпрыгивало, дыхание остановилось на мгновенье, я все еще хотел работу, хотя начал уже забывать про это. Я с трудом ответил.

-Да, я слушаю Вас.

-Вы не волнуйтесь, окончательное решение о приеме вас на работу пока не принято. Но я хотела бы еще встретится с Вами в неформальной обстановке и задать некоторые вопросы, можно сегодня или если Вам не удобно то завтра.

-Да, давайте сегодня.

-Ок, я жду Вас через час в торговом центре, в кафе «Буше» рядом с нашим офисом, знаете?

-Да, буду через час в кафе «Буше». До встречи

-До встречи.

Работы пока нет, Друг. Вот так. Встреча в неформальной обстановке, Друг.

Как-то это странно, я сам в свое время проводил собеседования, набирая людей в свой отдел, но никогда не встречались в неформальной обстановке. Наверное, я отстал, Друг, молодые работают по-другому.

Друг, опять надежда, Друг, я опять чувствую себя живым. У меня не горит огонь, но дымок уже появился, пусть на него подует ветер, пусть разгорится…

Забежал домой, принял душ, переоделся. Костюм одевать не стал, джинсы, рубашка, кофта. Глянул в зеркало, вид не лучший, Друг, но побрит, причесан, похудел. Две продольные морщинки проявились на лице, придав ему суровости, могло быть и хуже.

Всегда скептически относился к своей внешности, но меня когда-то любила красавица жена, да и другим женщинам до нее,  кажется,  я нравился. Что-то я не про то думаю, Друг. Это потому, Друг, что из большого количества теней встречаемых  мною ежедневно,  я запомнил, только ее, девушку на собеседовании. Возможно это оттого, что от ее решения зависело мое будущее, а может,  и нет. Она была одной из тех женщин,  мимо которых не пройдешь равнодушно, от нее веяло чем-то неуловимым, Друг. Прагматики скажут – это феромоны, романтики – это душа, я думаю  это смесь внешности, выражения лица, фигуры, осанки. Это открытый к тебе навстречу взгляд, это кошачье, мягкое движение, сексуальность.

Да, Друг об этом я размышлял по пути в кафе, да, Друг, я впервые за последнее время, думал, и я не думал о работе.

Проверил деньги в кармане, на ужин вдвоем хватит, но бюджет следующих дней придется урезать. Мы подошли к кафе одновременно, поздоровались. До чего же она хороша, Друг,

красивая фигура, тонкие лодыжки, довольно развитые, сильные ноги, изгиб спины в пояснице, небольшая красивая грудь подчеркнутая мягкой, облегающей тканью тонкого  свитера, да Друг. Жизнь странная штука и люди странные существа, но не один же я такой. Два часа назад не думал ни о чем, час назад думал только о работе, никто и ничто не лезло в голову, а сейчас, я еще думаю и о ней. Она прошла к столику в углу кафе и села спиной к светильнику, я сел напротив, освещение в зале было довольно тусклым, и мне плохо было видно ее лицо, ей мое было видно, так как свет был направлен на меня.

Я попробовал пошутить, Друг, сказал о том, что, наверное, она хотела посмотреть как я ем, в стародавние времена так принимали на работу, если хорошо и быстро ест, значит и работник хороший, она улыбнулась. Сказала, что я могу называть ее по имени, Лана.

Да, Друг, и имя ее мне нравилось. Мы заказали по чашке кофе, Лана сказала, что не хочет есть, я не люблю есть в одиночку, когда нахожусь в компании, нет, Друг, я конечно могу есть и один, но я не за этим сюда пришел, Друг, кофе так кофе. Да и разговаривать так удобнее. Она спросила о семье, про мою жизнь сейчас, спросила мягко и тактично, Друг, и я рассказал, рассказал все, даже то, в чем не мог признаться себе, то, что жизнь потеряла смысл. Нет, друг.  Жизнь потеряла смысл не из-за отсутствия работы, у меня разрушились последние идеалы, то последнее во что я верил в свои сорок пять. Дружба, любовь, честное слово, вера в людей… Нет, друг я не наивный мальчик, только что закончивший школу и радужно смотрящий на мир,  да я таким и никогда не был. Я понимал, что всего этого так мало вокруг, но это было, было в моем ближайшем окружении и я в этом жил, Друг. Я в этом жил и не замечал этого, пока все не пошло прахом. Я рассказал ей все, хотя всегда любил больше слушать, чем говорить, но толи я долго молчал, перемалывая в своей голове эти мысли,  то-ли Лана расположила меня к разговору, она умела слушать, и мне было комфортно с ней, Друг. Знаешь, бывают люди, с которыми тяжело, ни разговор не складывается и молчать не ловко, пытаешься и так и эдак, и никак, а бывают те с кем легко, кто раскрывается тебе на встречу, с кем можно просто поболтать, с кем комфортно работать рядом, да и помолчать тоже можно. Лана была из них. Для меня  точно, друг.

Она спрашивала о моей прошлой работе, о людях, с которыми я работал, о клиентах.

Ее особенно интересовал один мой клиент, руководитель и совладелец одной очень крупной компании. Особый ее интерес вызвало то, что я был с ним лично знаком, то, что мы несколько раз встречались в неформальной обстановке и я даже был у него дома и был знаком с его семьей. Знаешь, Друг, а я уже подумывал о том, что у Ланы личный интерес ко мне. Уж больно она внимательно слушала, кивала, смотрела, как мне казалось, ласково, вот только мне почти не видны были ее глаза, может быть в них я смог бы прочесть правильный ответ,… Конечно, Друг, ее интересовала только работа. Она задавала вопросы,  еще вопросы, я отвечал. Мои отношения с интересующим Лану клиентом были почти дружеские, правда, последний год он почти отошел от руководства фирмой, но свой приличный пакет акций не продал, и свое влияние на фирму сохранил. Мы встречались иногда в спортзале и у общих знакомых,  до того времени пока наша фирма не развалилась. После этого я ни с кем не общался. Лана спросила, мог бы я возобновить с ним свои отношения, и я ответил, что в статусе безработного вряд ли, я не готов отвечать на его вопросы о своем теперешнем положении, а он, наверняка спросит. Да мне и нечего сказать. Сложно признаться кому-то, что ты неудачник. Да, Друг, я так и сказал,  нельзя так говорить, когда ищешь работу, но я сказал. Меня немнго разозлило, то, что Лана так заряжена на работу, что она решает свои задачи, хотя я и понимал, что не могу быть сейчас интересен молодой, красивой и успешной женщине. Она уловила интонацию и поинтересовалась, что не так? И посмотрела внимательно и с тревогой, я разглядел ее взгляд, над соседним столиком включили лампу  и она, осветила ее лицо, я видел ее глаза, и я утонул в них, Друг, и я верил им и их хозяйке. А еще она сказала, что я не прав, что в нашем мире с каждым может случиться такое, и что это убивает слабых людей, а сильных делает еще сильнее.

И, что она считает меня сильным человеком и поэтому встречается со мной. И, Друг, она положила свою руку на мою и слегка сжала ее. Друг, мне было приятно, приятны ее слова, приятно ее ободряющее прикосновение, ее все понимающий взгляд. Друг, попроси она меня в этот момент прыгнуть с 20 этажа, и я бы прыгнул. Я сказал, что да, я встречусь с ним, но какую цель мы преследуем, к чему мне подвести наш разговор. Она не ответила сразу.

Чуть помолчав Лана сказала, что руководство фирмы специально выдержало срок, и не принимало решение, что они хотели посмотреть не сломаюсь ли я, что они наблюдали за мной, наводили справки, что они знали, что моя жена вышла замуж, это жестоко, но для предстоящей работы им нужен сильный человек, готовый ко всему. Она сказала, что сегодняшняя встреча формальность, что ей просто нужно было поговорить со мной и еще раз убедиться, что я тот, кто им нужен.

Она раскрыла сумочку и, как волшебница, достала от туда, шикарную визитницу с десятком визиток на мое имя. Я прочитал, Друг, там было написано, что я заместитель генерального директора компании «ТРИЛ». Далее она достала ключи с брелоком Ауди, и сказала, что это служебный автомобиль А8 и он в моем пользовании с сегодняшнего дня и, что она проводит меня к месту его стоянки. Это не все друг, она дала мне конверт, сказав, что это аванс, толстый конверт, с крупными купюрами, они были видны через прозрачное окно конверта для адреса. Сказав, что мне нужно снять хорошее жилье, как можно быстрее и дала пару адресов для просмотра и телефон агента. Еще отметила, что на мою карту перечислена крупная сумма, на расходы по предстоящему делу. Еще она дала свою визитку с двумя своими телефонами, и добавила, что я могу звонить в любое время.

Я сидел с глупым видом, думаю, Друг, точно с глупым, т.к. Лана улыбнулась, и сказала чтобы я очнулся, и что мне завтра к девяти на работу, где я подпишу контракт и получу инструкции по моим задачам. Друг, а еще она добавила, что если я не возражаю, она поможет мне выбрать квартиру, и переехать. Я не возражал, Друг, как я мог возразить женщине, которая была мне симпатична и которая не только принесла радостную весть, но и осыпала меня дарами, пусть и авансом. Я оплатил кофе, и мы пошли, пошли к моей новой жизни. Меня покупали, Друг, но покупатель был хорош, и я был готов продаться.

Друг, продаться не за деньги, не за шикарную машину и роскошную квартиру — без этого я могу обойтись, я продавался за уверенность в завтрашнем дне, за возможность не думать о деньгах, за возможность чувствовать себя мужчиной рядом с любимой женщиной, наконец, за возможность обучать ребенка в той школе, которую выбрал. Хотя ни любимой женщины, ни ребенка у меня не было, моя любимая женщина давно называет своим мужчиной не меня, а моя любимая дочь, называет отцом чужого.

Друг, когда утром я проснулся в новой квартире, я не верил своим глазам. Мне казалось, что это сон, и когда рядом я увидел прекраснейшую из всех женщин, смотрящую на меня счастливыми, чуть лукавыми и бесконечно красивыми глазами, я потряс головой, поморгал глазами, и, дотронувшись до нее, понял, что это не сон. Лана рассмеялась, и спросила — все ли в порядке, Друг, что я мог ответить? – Более чем…

Без четверти  девять мы были возле работы, зашли в большие стеклянные двери, прошли через большой холл, покрытый полированным гранитом, трех цветов, поднялись в лифте на 3 этаж, Лана проводила меня к кабинету, мы поздоровались с секретарем, Лана сказала, что мне нужно подождать 15-20 минут, и вернулась к лифту. Секретарь сообщила, что меня пригласят, и предложила кофе, Друг, кофе-это то, что мне было нужно, в новой квартире еще ничего не было,  и мы не позавтракали. Я сказал, что с удовольствием попью, и попросил большую кружку. Через две минуты ароматный кофе, и несколько печенюшек и кексов были предо мной. Я поблагодарил,

-вы спасает меня от голодной смерти и от жажды, теперь я ваш должник,  а это не опасно быть должником такой красивой девушки, как вы?

Она улыбнулась.

— думаю не опасно, рада сделать это для вас, если захотите что-нибудь еще, обращайтесь.

Друг, мир опять стал полон любезных и приятных людей, и меня снова окружали не тени,  реальность возвращалась, и я наслаждался ей. Волнения не было, рука с чашкой кофе не дрожала, Друг, я сам себе удивлялся и не понимал, почему не волнуюсь, я не знал предстоящей мне работы, я не понимал свалившихся на меня благ, но это меня пока и не волновало, я опять жил, Друг, я был готов ко всему. И от меня этого ждали.

-входите, Вас ждут- голос секретаря вывел меня из задумчивости, я поднял глаза которые до этого, не видя, смотрели на ее красивые колени и  встал с дивана.

Через шикарную дверь я вошел в довольно простой кабинет, Друг, здесь не было ни стола из дорогих сортов дерева, ни музейных кресел. Все просто, в стиле хайтэк, стекло, металл, пластик-все просто, но подобрано с большим вкусом и явно все не дешевое.

-входите,- мужчина, сидящий за столом,  повторил слова секретаря

-как Вам здесь,- он явно заметил мой взгляд, пробежавший по кабинету

-Здравствуйте, у Вас не так как я себе представлял, разглядывая входную дверь, но просто, со вкусом и очень красиво.

Он встал, вышел из-за стола и протянул мне руку. Крепкое рукопожатие, сорокалетнего мужчины, явно спортсмена, внимательный, жесткий взгляд умных и проницательных глаз.

-Садитесь. Дверь-часть приемной, а кабинет – часть меня.

Я сел. Казавшееся  жестким,  кресло, приняло меня, как принимают ноги домашние тапочки. Друг, мне здесь нравилось.

-Я ознакомился с вашими характеристиками, Лана, несмотря на свою молодость, отличный специалист, она говорит, что вы подходите для работы, и я надеюсь это так и будет.

Задача, которую мы перед Вами ставим, не простая, по возможности все будем делать по закону, но Вы сами понимаете, что большие деньги всегда стоят над законами, над законами государства и нравственности. – он посмотрел на меня, давая вставить реплику.

— меня сейчас ничего не сдерживает, и я готов к любой работе, уверен, что Вы не заставите меня стрелять в людей.

Он рассмеялся.

-Хорошо, стрелять точно не придется, хотя некоторые вещи могут убить не хуже пули. Иногда физическая смерть легче душевных страданий. Вы должны это знать.

Что я мог сказать, Друг? Я это знал. Я молчал.

-наша фирма занимается покупкой и продажей различных бизнесов, сами понимаете, покупать мы хотим, как можно дешевле, а продавать за максимальные деньги, которые нам даст покупатель. Увеличить продажную стоимость бизнеса можно, но довольно сложно, поэтому мы стараемся максимально уменьшить стоимость наших покупок.

Вашей первой задачей, вашим испытанием, и будет задача уменьшение стоимости (для нас) фирмы, которую мы планируем приобрести: купить, либо поглотить.

Я давно в бизнесе, Друг, и я знаю про рейдерские захваты, но сам никогда не участвовал, хотя разорение моей фирмы было сродни рейдерству. Раньше я сразу бы сказал нет, Друг, теперь понятия нравственности сместились и я,  стал не такой щепетильный.

-что нужно делать мне? Я так понимаю, дело касается фирмы моего знакомого, Лана интересовалась им, думаю неспроста.

-Вы правильно понимаете и думаете, Ваша задача восстановить дружеские отношения с вашим знакомым, объяснить ему, что дела его фирмы идут не очень хорошо и порекомендовать продать часть или все свои акции, а мы поможем Вам информационно и, если этого будет не достаточно, то другими способами. Информационную атаку мы ведем уже около трех месяцев, наши люди раскачивают рынок акций в их отрасли, мы уже вложили довольно много денег в этом направлении, отступать поздно, да и  мы всегда идем до конца. У вас будет 60 дней. Подробные инструкции и контракт вы получите у Ланы, если Вас ничто не останавливает. Вы вправе отказаться, но это не в ваших интересах, Вы уже кое-что нам должны…

-Вы можете не давить на меня, я согласен, меня ничто не останавливает.

-Прекрасно, такой ответ я и надеялся получить. Лана ждет Вас в приемной, до свидания, я жду от Вас плодотворной работы.

-До свидания, я справлюсь.

Я вышел, прекрасная женщина ждала меня в приемной, но Друг, я не думал о ней, я думал о работе, вот так, Друг, опять все поменялось: я, жизнь вокруг, мои понятия, мои установки. Кажется, что я не знаю про жизнь ничего, и все нужно начинать сначала, с чистого листа.

-Как тебе босс?

-умный, жесткий, конкретный, сильный, если идеи интерьера кабинета его, то у него еще и хороший вкус — это пока все, что я о нем  понял.

-Для начала, и это не мало. Посиди пять минут, я к боссу, нужно бумаги отдать.

Друг, у нее действительно была какая-то папка в руке, но думаю, она зашла обсудить меня. Она зашла не постучав, не предупредив через секретаршу, как к себе домой, Друг, я думаю, она не просто отличный специалист, она больше похожа на равного Боссу партнера, скачки покажут, Друг, кто она, и кто в этом забеге я.

Лана вышла ровно через пять минут. Мы прошли к ее кабинету, ее приемная была один в один с приемной босса, только на месте секретаря сидел здоровенный громила, под два метра ростом и килограмм 130 весом, он встал и  поприветствовал нас.

-Алекс, это наш новый сотрудник, документы для него ты готовил. Ко мне никого не пускай, я буду занята, примерно два часа. Принеси пожалуйста чай и воду, что-нибудь перекусить, и закажи обед на двенадцать тридцать. На двоих.

Он кивнул. А мы вошли в кабинет.

Кабинет  был чуть меньше, чем у босса, но имел вторую дверь. Стиль был похож, но больше плавных линий. Овальный журнальный столик и два низких кресла рядом. И рабочий стол не такой длинный и не прямоугольный, а с талией в середине. И еще огромное окно в пол,  тонированное и без занавесок и жалюзи.

Почти за нами вошел Алекс, поставил на журнальный столик поднос с чашками чая и воду, а еще тарелку с бутербродами. Не смотря на свои размеры, и мышцы пытающиеся разорвать белую рубашку он управлялся со всем довольно ловко и даже грациозно.

-Спасибо.

Он кивнул и вышел.

-Где ты такого гиганта раздобыла?

— ты удивишься, в Кембридже, один из лучших студентов, но был отчислен на втором курсе, влепил пощечину преподавателю за то, что тот сказал, что качки тупые и им не место в Кембридже. Секретарь – это не основная его обязанность, он отличный переговорщик.

-да, он может убедить в своей правоте одним своим видом, рассмеялся я.

-ты не смейся, он не только очень сильный, он еще и очень умный, и работник незаменимый. Мы вытащили его из тюрьмы, своей пощечиной он сломал челюсть преподавателю, пару ребер  и сделал сотрясение мозга, и немного испортил казенное имущество, стол, окно, стул. Нам пришлось надавить на суде на заявителя, собрав кое-какой компромат. И он снял свои обвинения. А юноша отделался штрафом и мы его приютили.

-вы всех подбираете?

-нет, только самых лучших.

Мы сели за журнальный   стол, опустившись в удобные низкие кресла,

-пока я введу тебя в курс дела, попьем чаю и … Лана, что-то говорила, Друг, но я слышал ее голос, но не то, что она говорит.

Опять я вспомнил, что рядом красивая женщина, Друг. Ее колени вызывающе смотрели на меня, а я не мог оторвать взгляд от них, и думал опять не о работе. Лана заметила мой взгляд

— не отвлекайся, на работе мы работаем и только работаем — она сказала это так, что я забыл про колени и даже пожалел, что отвлекся.

-да, извини, я слушаю.

-Наша компания занимается покупкой и продажей  бизнесов, компаний, идей, изобретений, людей и всего, что может принести прибыль. Зачастую, чтобы уменьшить стоимость покупки мы идем на значительные затраты, надеясь многократно отбить их при продаже. Иногда, если покупка приносит хорошие дивиденды, мы придерживаем ее у себя, на год или два, она приносит нам прибыль, мы  рекламируем это в прессе, интернете, телевидении  и другими путями, делая ее дороже и дороже, но потом, все равно продаем.

В нашем бизнесе задействовано много людей, с кем-то ты познакомишься. Но большинство из тех, кто будет работать над твоим проектом останется невидимыми тебе, и нет необходимости знать их, главное понимать, что ты работаешь в команде и команда, будет помогать тебе решать возникающие проблемы, а они будут, можешь не сомневаться. Наш бизнес интересный, но не простой. Ты будешь верхушкой пирамиды, и должен помнить, что основание ее – это люди нашей компании, на них нужно опираться, они помогут. Координировать проект и осуществлять общее управление буду я, с возникающими вопросами обращайся ко мне, а я поставлю задачу по их решению тому, в чьей компетенции будет вопрос. Теперь перейдем конкретно к твоей задаче.

Предприятие твоего знакомого является акционерным обществом, акции разбросанные не равномерно между несколькими владельцами не большими пакетами, и это хорошо для нас, но большая часть акций, контрольный пакет, 54 процента принадлежит твоему приятелю, и это не очень хорошо. Мы можем скупить часть акций у акционеров компании, но контрольно го пакета не получим, можно создать параллельное структуру управления обществом, и его решением провести необходимое нам в жизнь, но для этого нужно привлекать властные и контролирующие структуры на свою сторону, а это всегда очень дорого и не надежно. Твоя задача убедить своего знакомого продать нам контрольный пакет за деньги которые мы будем согласны заплатить, мы подготовили тебе информацию якобы из правительственных структур от известного чиновника, об изменении законодательства, которое сделает менее выгодным работу фирмы твоего приятеля, предполагаемое уменьшение прибыли 35-45 % , в прессе уже была аналогичная информация и будет еще. Месяц тебе дается на восстановление знакомства, повод- женитьба дочери, ты будешь приглашен на свадьбу женихом. Не удивляйся, мы готовим и не такие вещи. За следующие тридцать дней ты должен убедить приятеля продать свою долю, если не удастся мы применил более жесткие меры, жизнь его дочери будет платой за акции.

— так жестко?

— да, но это в крайнем случае. Надеюсь до этого не дойдет.

Параллельно будет некоторое давление на организацию со стороны контролирующих органов, проверки и штрафы, дестабилизация работы. Мы уже скупили часть долговых обязательств этой организации, долги как известно есть у всех, и они не малые, мы готовы их предъявить причем все одновременно, выплатить все сразу будет довольно сложно, даже для такой сильной организации и мы выдвигаем судебные требования об оплате и через суд заморозим счета, предприятие не сможет работать нормально какое-то время, они справятся, но ты получишь дополнительные аргументы для давления и уменьшения цены. Главное вовремя сделать предложение. Вопросы?

— мне нужно время все обдумать, вопросы будут завтра, сегодня только один,, когда свадьба?

— свадьба через три дня.

— да, вы мощно подготовились, интересно поработать в такой команде.

Да , Друг, я влезал в то, что никогда не делал, мне это и интересно и , в тоже время мне это не нравится, особенно слова Ланы об угрозе жизни дочери моего знакомого. Но я уже просунул голову в дверь и останавливаться поздно, я вхожу туда весь, Друг и будь, что будет. Мне нечего терять, Друг. И я всегда могу сделать все по своему, хотя противостоять такой структуре, смерти подобно.

— хорошо, подумай, у тебя день, звони если будут вопросы, пойдем пообедаем, Алекс заказал обед, ресторан рядом.

Мы пообедали и я сел в машину и поехал прокатиться, за рулем мне всегда хорошо думалось, но не сегодня, сказалось долгое отсутствие практики вождения  и довольно плотное движение. Я оставил затею с автомобилем и вернулся домой. По дороге к дому я заехал в магазин, купил продуктов.

Возле своего дома я неожиданно увидел секретаря босса, она не спеша шла в том же направлении, что и я, и я догнал ее и поприветствовал

-здравствуйте,  моя спасительница! Ваш рабочий день сегодня закончился рано, или Вы, как и я взяли работу на дом?

-здравствуйте, — она улыбнулась- шеф уехал на весь день, я свои дела сделала, иду домой. А вы, я вижу, подготовились к ужину,- она кивнула на сумки.

— я только переехал, дома хоть шаром покати, заехал в магазин, может составите мне компанию, и я отблагодарю вас за утренний кофе.

— даже не знаю, у нас не приветствуются отношения сотрудников после работы.

— легкий ужин- это еще не отношения, — скажем так, вы не в формальной обстановке ознакомите меня с вашей организацией.

— ок, все равно меня дома никто не ждет, почти никто, вы я так понимаю, живете в этом доме?-

-Да, в 13 квартире.

— а я в соседнем, через дорогу. Я схожу к себе, выведу собаку погулять и через пол часа буду у вас, вот моя визитка с телефоном, звоните если чего- нибудь будет не хватать, я принесу.

— отлично, спасибо, если хотите приходите с собакой ее тоже чем- нибудь покормим.

— она у меня не очень компанейская, долго к чужим привыкает.

— знаете, а меня собаки любят, и даже самые злые не рычат и не кусают, от собаки всегда знаешь, что ожидать, они не люди, они всегда искренние в своих чувствах и действиях.

— да, и я пожалуй, собакам доверяю больше, чем людям. Я подумаю, до скорой встречи.

Да, Друг, я поднимался по лестнице на свой второй этаж и думал о приятной девушке, которую только-что позвал в гости, о Лане, красивой, хищной, жесткой и опасной, но которая тоже может быть мягкой и внимательной, думал о том, что обе девушки очень привлекательны, но такие разные, думал о предстоящей работе и о том, что жизнь моя в один момент из пустой, превратилась в наполненную людьми и событиями, но, Друг, в ней по-прежнему не было цели, если не принимать за цель саму жизнь. Я не заметил, как оказался в квартире, видно на автомате открыл дверь, скинул обувь в прихожей, я очнулся на кухне, когда выгружал содержимое пакетов на стол и в холодильник. Холостяцкий  ужин- это одно, постругал всего, поджарил мясо и готово, но у меня будет гостья, очаровательная гостья, нужно, что-нибудь придумать интересное. Но кулинарного вдохновения не было и я помыл и порезал овощи, отбил два больших куска мяса, обвалял их в яйце и панировке, осталось только поджарить,  вино в холодильнике, тарелки и бокалы на столе, все просто, Друг, никакой киношной романтики, свечей, цветов, просто дружеский ужин, просто коллеги встретились после работы обсудить текущие дела. Но, Друг, я почему-то слегка волновался, я хотел простой человеческой встречи, без тайных задач, без нацеленности на работу. Я стал, подозрительным, Друг. Я пререстал верить в случайность встречь, но я хотел в это верить.

— Алекс, ау…

Из прихожей послышался знакомый голос, и я вышел ему на встречу.

— у вас не работает звонок, на стук Вы не реагируете, дверь не закрыта и я вошла.

Мира стояла в прихожей, темные волосы собранные в высокий пучок, открывали лоб и шею, не высокая, стройная, джинсы, футболка с короткии рукавами, легкая куртка в руках. Красивая и какая-то домашняя, близкая, уютная.

-проходите, давайте куртку, а где же ваш зверь?

— зверь сказал, что не пойдет к незнакомым людям и останется дома.

— так и сказал?

— примерно.

Мы прошли в гостиную.

— садитесь, а я поставлю мясо жариться, оно быстро приготовится, вы мясо едите?

— да я все ем, и на диете не сижу, хотя питаюсь более менее правильно.

— мясо с овощами- это правильно?

— это замечательно, я сегодня не успела пообедать, так что теперь вы спасаете меня от голодной смерти.

Я прошел на кухню, Мира почти сразу вошла за мной,

— можно я с вами побуду, люблю смотреть как готовят, если это вас не смущает?

— я буду рад, меня уже ничто не может смутить, мне так кажется.

— у вас красивая квартира, только не очень обжитая

— я второй день здесь живу, еще даже ориентируюсь плохо, могу вместо ванны в туалет зайти, вместо спальни в гостиную, а на террасе вообще еще не был

— день хороший, если хотите можем там поужинать.

— сходите на разведку, посмотрите как там и что там есть, хотя я с вами, мясо может само пожариться некоторое время, главное про него не забыть, а то оно обидится  и высохнет от обиды.

Мы прошли через гостиную на террасу,  она  была метров двадцать — двадцать пять по площади, открыта с одной стороны и смотрела этой стороной на парк.

— отличный вид- сказала Мира, и я согласился с ней, вид действительно был превосходный- давайте здесь поедим, стол и стулья есть, у вас тряпка найдется? Я протру все на всякий случай.

— должна быть, сейчас на кухне посмотрим.

Тряпка нашлась, Мира пошла наводить порядки, перенесла посуду и принадлежности из гостиной на террасу, я готовил мясо. Друг, с ней было легко и уютно, она была как старая знакомая, все понимала с первого слова и без слов, никакого напряжения, только легкое волнение, когда она проходила мимо, наслонялась к столу, поднимала с пола упавшую салфетку, ее движения были мягкие и красивые, голос не громкий и приятный, Друг, она мне нравилась, не так, как Лана, от которой шел сексуальный призыв, по другому, по домашнему, по семейному, и очень волнующе.

Часть 2.   Грязные деньги

Понимаешь Друг, жизнь такая штука, то она тянется как прилипшая к подошве ботинка жвачка, то летит как выпущенная стрела. У меня все есть Друг, работа, квартира, машина, денег хватает, я встречаюсь с женщиной, которая нравиться мне и которой, кажется нравлюсь я, и еще одна женщина встречается со мной, именно так , Друг, она говорит, когда придет. Она всегда назначает встречу, а я не могу, а может и не хочу отказаться. Друг, я хотел работу, хотел всем сердцем всем разумом, но сейчас, когда она у меня есть, она не нравится мне. Я думал, Друг, что стал другим, и я стал другим, но что-то осталось во мне от меня прежнего, и этот прежний говорил, нет он вопил, прекрати, не делай этого, так нельзя, остановись.

Я делал все, что от меня хотели. Я восстановил знакомство со своим приятелем Генрихом, все прошло как по маслу, мы даже стали дружнее, чем были. Мы встречались по выходным, ходили вместе в спортзал и в сауну, я бывал у него дома, и Друг, он слушал мои советы. Я и статьи в прессе и интернет, и биржа все убеждало его, что для его предприятия наступили тяжкие дни, что оно может разориться, и что он может потерять все. Но, знаешь, Друг,  Генрих не соглашался продавать свои акции, ни одной, и сказал мне, что если его предприятие пойдет ко дну, то он пойдет ко дну вместе с ним, и будь, что будет. Знаешь, Друг, он всегда был мне симпатичен, этот правильный и подрядочный человек, и сейчас он мне нравился еще больше. Друг, я не хотел быть против него, я не хотел нести ему беду и неприятности. И я понимал, что неприятности реальны и близки. Я убеждал всех на своей работе, и Лану и шефа, что вот-вот и он сдасться, что он скоро начнет продавать свои акции, но я сам понимал, что этого не случиться, и я помнил о том, что дальше будут крутые меры убеждения, и я боялся и не хотел этого.  Нужно было что- то делать,  Друг,  и в голове моей постепенно складывалась картинка. У меня хорошие отношения с секретарем босса, более чем хорошие, Друг, и она хороший человек, она мне поможет. И я начал действовать, друг, хотя и понимал, что могу потерять свободу, а возможно и жизнь. И я начал рейдерский захват фирмы которая занимается рейдерством, о таком я еще не слышал, но последний месяц меня плотно обучали этому делу, и обучали хорошие учителя, теперь посмотрим хорошим ли я был учеником, Друг.

Мира рассказывала мне, что давно бы ушла с работы, но она слишком много знает и ее просто так не отпустят. Друг, она готова мне помогать, она сказала, что давно пора развалить это змеиное гнездо, и что она готова рискнуть даже жизнью но попробовать сделать это. Друг, у нее был доступ ко всем документам и ко всем печатям, она могла отправлять деньги с помощью программы банк-клиент, и имела доступ к любой банковской информации, а я уже знал, что делать. Основная идея, Друг, купить контрольный пакет предприятия за их же деньги, мы начали готовить бумаги и через две недели должны были начать и финансовую часть операции. Но, Друг, жизнь вносит свои коррективы, так было и сейчас. Пропала дочь Генриха. Вышла из дома и не вернулась. А Генриху пришел мэил с требованием не обращаться в полицию если хочет увидеть дочь живой, и больше ничего, только приказ ждать дальнейших указаний. Мы не знали, что делать, меня руководство не предупредило о крутых мерах, они начали свою игру без меня.

Нам опять помогла Мира, Друг она услышала часть разговора Алекса и Ланы, сразу она ничего не поняла, но когда пропала девушка, все разлеглось по полочкам. Похищение организовывал Алекс, помогал ему муж девушки, и Алекс не появлялся на работе уже два дня. Мы решили- найдем Алекса найдем и девушку. Мира знала, что за городом есть гостевой дом организации, она никогда не была там, но один раз с шефом проезжала мимо и он забегал туда на несколько минут.

Друг, нам надо спасать девушку, но как школьникам драться с отборной шпаной, даже не со шпаной, а с профессиональными бойцами, не знаю, Друг, но буду. Я решил идти до конца.

Выезд спланировали на вечер. Дом нашли легко. У Миры была отличная память. Он был обнесен высоким забором. Ворота основного входа были закрыты и охранялись. Охранники сидели в небольшом доме примыкавшим  к воротам. Друг, идти напролом, не для нас, у меня был пистолет,  у приятеля ружье, у Миры электрошок, но мы никогда не стреляли в людей, и я не был уверен, что смогу это сделать.  Мира предложила поискать второй вход. Пошли вдоль забора, метров через пятьсот забор был слегка завален и мы пролезли в щель между секциями. Внутренний двор порос небольшими деревьями, они хотя и не очень, но все же прикрывали нас. Мы шли по направлению к дому, к задней его части. Друг, пока все складывалось хорошо, но мы и предположить не могли что случится дальше. Подойдя к дому мы увидели дверь, она оказалась не запертой. Вошли внутрь. И тут началось, Друг. Только мы прошли небольшую комнату и вышли на лестничную площадку, как с верху и снизу на нас выбежали два охранника. Один ударил меня и я на секунду отключился, второй схватил Мира и начал выкручивать ей руку, я еще плохо соображал, а Генрих  двинул прикладом обидчика Мира и тот отключился, второй охранник достал пистолет, но выстрелить не успел, Генрих выстрелил первым. Охранник сполз на пол. Из живота текла кровь. Друг мы не убийцы и приятель мой, лихо расправившийся с двумя охранниками, растерянно опустил ружье и сел на пол. Мира подошла к нему, я думал, Друг, чтобы поддержать, но нет, она приставила к его шее электрошок и нажала на кнопку. Генрих дернулся и без сознания упал на пол. С лестницы сбежали еще несколько охранников.

— вяжите их.

Друг, я ничего не понимаю в этой жизни, Мира, мягкая, интеллигентная, скромная — командовала жестко и так же жестко улыбалась.

— слабаки, вас не сложно было провести. Генрих сядет за убийство, а ты за попытку грабежа и за принуждение меня, и за угрозой для моей жизни, или еще за что- нибудь. Все снято на камеру.

И уже не нам

— вызовите полицию.

Да, Друг, школьнику сложно драться с отборной шпаной, и мы проиграли, проиграли эту партию да похоже и жизнь, тоже.

Я не знаю, что делать, Друг, я не могу больше бороться, я еще живой, но не уверен. Что рад этому.

Нас с приятелем заперли в погребе, он очнулся и непонимающим взглядом смотрел на меня. Он вспомнил, что стрелял в человека и схватился за голову.

— я убил его?

— не знаю, думаю ранил. Он шевелился. Ты как?

— нормально.

Я рассказал, что произошло, пока он был в отключке.

— бедная дочь, кто ей теперь поможет? Что делать?

— не знаю, нас посадят и на долго, они разыграли все, как по нотам, и все снято на камеру.

Разговаривать не хотелось, да и о чем?

Просидели молча где-то пол часа. Дверь открылась и Мира, два полицейских и охранник вошли к нам.

— у вас есть комната побольше и посветлее, нам надо допросить их пока тепленькие.

— да пойдёмте, я провожу.

Мира отвела нас в комнату на первом этаже, большой стол, стулья.

Нас посадили на стулья, один полицейский сел за стол, второй встал у нас за спиной, охранник и Мира устроились на диване в углу комнаты.

— вы обвиняетесь в покушении на убийство, попытке ограбления и захвате заложника. У нас есть свидетели, записи видеокамер и потерпевшие и вы задержаны на месте преступления. В общем- то от вас нам ничего и не нужно, только формальное признание в содеянном. Здесь на листке все изложено вам остается только прочитать и подписать протокол.

— они захватили и прячут мою дочь, мы пытались освободить ее.

— не говорите глупостей, а то мы вызовем врачей и проверим вашу вменяемость. Подписывать будете?

— сейчас ничего подписывать не будем, нам нужен адвокат.

— не хотите помогать следствию и тем самым облегчить свою участь, как хотите. Даю пять минут подумать, содействие следствию облегчает вину, потом везем в КПЗ у нас на вас и так улик предостаточно

— сколько нам дадут?

— лет 12 минимум, каждому.

— оставьте нас на эти пять минут, я хочу переговорить с ними, убедить подписать…- вмешалась Мира

Хорошо, полицейский проверил наручники на наших руках

— бежать не пытайтесь, во дворе наши люди!

Остались мы и Мира.

— Я могу забрать заявление, и решить все с полицией, вас отпустят, только Генриху нужно подписать бумаги по продаже своих акций, да, дочь вашу тоже отпустим.

-давайте бумаги, я подпишу и продам вам все свои акции

— Генрих, может не надо?

— извини, я больше ничего не хочу, все-равно тюрьма, пусть дочь отпустят.

— подпишите бумаги — тюрьмы не будет

-подпишу.

Мира вышла и через минуту вернулась с бумагами и нотариусом. Подписание заняло пять минут.

Когда нотариус вышел, Генрих спросил:

— как человек, в которого я стрелял?

-Он в порядке, вся охрана в бронежилетах.

— он же залил пол кровью?

-в кино тоже заливают пол и даже стены кровью, а актеры живут и дальше. Мы стараемся без необходимости не жертвовать людьми и идти на грани законов не переступая за. Не плохой спектакль получился.

Да, Друг, они переиграли нас, просчитали  все шаги, подвели нас к нужному им финалу. Да, Друг, добро не всегда побеждает, зло побеждает чаще. Зло победившее нас было даже гуманно, они отпустили дочь Генриха, Генриху перевели на счёт деньги за акции, не столько сколько они должны стоить,  десятую часть, но перевели. И главное  все живы.

Я, Друг, опять остался без всего, почти без всего, немного денег, квартира, оплаченная на месяц, новый опыт. Было грустно, друг, от поражения. А еще от обмана, казалось хорошей и доброй женщины. Но пришло и облегчение от того, что все закончилось.

Друг, жизнь такая штука… Начинаю привыкать к резким переменам. Опять все с нуля, опять все с чистого листа…

Хотя нет, Друг, какой там чистый лист. Как бы не хотелось начать жизнь открыв чистый лист он все-равно оказывается заполненным несколькими строчками твоих прожитых лет, а из под тонкой страницы проглядывают предыдущие, да и ложится эта страница на толстую пачку исписанных твоей  жизнью листов. И никуда от этого не деться. А может это не плохо, Друг, когда новые истории, опускаются  на фундамент старых, и мы пишем книгу своей жизни, и она кирпичиком закладывается в здание общей истории…

01.02.2015

Е. Павлов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)