Солидарность

Недели две ездил на “Октябрьское поле”, как на работу. За это время стал своим в офисе Константина, но главное – до деталей освоил процесс монтажа зданий “Астрон” и собрал все необходимые данные по стоимости комплектующих и монтажных работ.

А под занавес новый партнер повозил всю нашу команду по местам боевой славы – показал все построенные и строящиеся объекты.

Строительные работы только радовали своими темпами – у нас на глазах собрали огромный шестиметровый цеховой пролет.

– Что вы делаете?! – неожиданно взревел Костя, – Где моментный ключ?! Почему затягиваете на глазок?! – распекал он нерадивых монтажников.

– Для ускорения, – объяснил один из них, – Да мы уже насобачились тянуть от руки, – добавил он.

– Я вас насобачу! Всех выгоню! – гремел Константин.

“Молодец”, – мысленно похвалил его. Понимает дело.

Эти поездки понравились всем. В микроавтобус “Фольксваген” свободно помещались сам Константин, водитель Жора, все три полковника плюс я, а места еще оставались.

– Нам бы такой! – восторгался Теплинский.

– Можно взять в лизинг, но платить пока нечем, – охладил его пыл.

– Афанасич, почему нечем? Мы же партнеры. Я вам цеха готов строить в долг, а машина –это мелочь. Могу проявить солидарность, – намекнул он.

– Вот это да! – заголосили полковники, – А то наша “девятка” того гляди сдохнет.

– Не сдохнет! – прервал галдеж любителей халявы, – Купим на свои деньги, когда будут.

– Что значит не приняли объект?! А почему они у вас больше нормы?.. Затяните, как положено! – распекал кого-то по телефону главный инженер, в кабинете которого устроился на время в ожидании Константина.

– Вот лодыри, – пожаловался тот, повесив трубку, – Вечно у них пляска с зазорами. Не дотянут, а потом объект сдать не могут – зазоры выше нормы.

– Бардак у вас на стройке, – поделился своими впечатлениями, – Нарушают технологию, а от этого все беды.

– Ничего. Подтянут и все, – не согласился “специалист”.

Подтянули… Через полчаса снова позвонили.

– Зазор увеличился? Как он может увеличиться?! Тяните еще! – давал указания “инженер”.

– Стоп! – крикнул ему, – Немедленно прекрати все работы.

– Что случилось? – испуганно взглянул на меня хозяин кабинета.

– Если тянут, а зазор растет, это значит, “поплыли” болты. Их нельзя тянуть под нагрузкой. Когда сборка идет по правилам, отвечает “Астрон”, а за глупость ответите вы, – пояснил ему очевидное.

Послушался… А ближе к вечеру получил благодарность от Константина:

– Ну, выручил меня, Афанасич. Эти придурки чуть объект ни загубили. Вовремя остановил. Выгоню этого дурака к чертовой матери!.. В общем, Афанасич, я тут подумал, покупайте автомобиль на “Модуль”. Доверенность выпишу, и ездите, сколько надо. Это вам премия за объект.

– Спасибо – поблагодарил его, но воспользоваться его щедростью не спешил.

Подсуетились ушлые полковники.

– Сотников вчера свою лайбу продал, – подошел как-то Теплинский, – Пора Костю трясти.

– Как продал?

– Удачно. За три тысячи спихнул. Да за такие деньги иномарку можно купить.

– Вот и покупайте, – вконец расстроился я. Неспроста все это… Угадал.

– Афанасич, пойдем, мой “Мерс” посмотрим. Вчера купил, – предложил как-то Константин.

– Какой “Мерс”? – не понял я, увлеченный своими расчетами.

– “Эмэлька”, паркетник, почти что внедорожник, – с пиететом, сообщил мне обладатель технического чуда.

Вышел. Посмотрели… На следующий день все повторилось почти один в один.

– Афанасич, пойдем, ваш “Рено” посмотрим. Жора вчера купил у тебя на Ярославке.

– Какой Рено”?

– “Эспас”, микроавтобус, как ты хотел.

Вышел. Посмотрели…

– Забирайте, – протянул ключи и документы Константин.

– Куда?!

– Куда хотите.

– Афанасич, мы все продумали. У Сотникова гараж тестя освободился. Как раз почти у вашего дома на Ярославке, – подлетел вездесущий Теплинский.

– Держи, – передал все Сотникову.

Вечером мы уехали на своем транспорте. Машину “обмыли” прямо в гараже. Впервые увидел, как оперативно и с энтузиазмом работали полковники, организуя “поляну”…

– Афанасич, процесс пошел, – сообщил как-то раз Теплинский.

– Какой процесс?

– Да с вашим графом.

– Ну-ка, здесь поподробней.

– В общем, я тут на нашей традиционной встрече выпускников переговорил с Пуликовским. Он заинтересовался. Готов встретиться. Если дело стоящее, организует встречу графа с Путиным. Так что, будешь готов, поедем на Старую площадь к Пуликовскому.

– Всегда готов! – ответил ему.

Встреча с представителем Президента уж очень походила на подобную с генералом Карабановым, Главой Волоколамского района. Генералы они и в Африке генералы.

Да и полковники, как с одной матрицы.

– Костя, знакомься, Зарецкий, – представил меня Теплинский.

– Полковник? – спросил Пуликовский.

– Только по количеству звездочек, – как обычно, рассмешил эту публику.

– А командуешь полковниками, старший лейтенант. Нехорошо, – пошутил “Костя”.

– Кому нехорошо? У меня приставочка есть “инженер” и двадцать лет работы в конструкторском бюро Королева за плечами.

– Знаю. Ориентировку на тебя прочел.

– Оперативно.

– А как же! Рвешься к Президенту. Да еще с сомнительными предложениями.

– Почему с сомнительными?

– А ты документы того графа видел? Может, он и не граф, а самозванец.

– Я в его дворце был на Вилле Боргезе и в офисе в центре Рима. Соответствуют. Да и письма он всю зиму писал. Такое не сочинишь.

– А письма можно посмотреть?

– Подлинники у дочери. Они на итальянском. А переводы могу показать.

– Не надо. Похоже на правду. Хотя и верится с трудом. Ты перескажи коротенько самую суть.

– Можно и суть… Она в том, что в канун первой мировой войны его дед, президент московского банка, переправил все золотовалютные ресурсы в Великобританию – в уплату за будущие поставки оружия. Оружие в Россию так и не поступило – немцы перекрыли кислород. А там революция.

– Повезло.

– Кому?

– Деду.

– Да уж, повезло. Умер он в Лондоне, еще в войну. А бабушка с малолетней дочерью осталась в Ницце совсем без средств. Продали все, что было, перебрались в Рим. Случайно встретили друга семьи. Тот и посоветовал обратиться к английской королеве и заявить права на банковские активы.

– У бабушки губа не дура!

– Толку-то. Все российское имущество уже реквизировали в пользу британской короны.

– Ловко!

– А то! Предстояло доказать, что это частные средства. В общем, бабушка наняла адвокатов и разыскала вкладчиков банка. Благо, большинство оказалось в Европе. Но многие еще оставались в СССР.

– Да ты что! Вот кому повезло!

– “Повезло”… Тот список направили Сталину. А вождь поступил, как обычно, “нет человека – нет проблемы”.

– Что? Неужели ликвидировал?

– Всех до одного, прямо по списку вкладчиков, проживающих в СССР.

– Да… Ну и времечко! А дальше.

– Бабушка, когда узнала, застрелилась.

– Ничего себе!

– Еще бы. Сочла себя виновницей трагедии. К тому же, большинство погибших были их родственниками. И она, и муж княжеского происхождения. А у них понятие чести, сами знаете.

– Да… Нехорошая история… Ну, а дальше.

– Дочь вышла замуж за итальянского графа. Родились Андреа и его сестра – типичные итальянцы, даже по-русски не говорят. Английский, немецкий, французский, а русский лишь в перспективе.

– Забавно. А как же вы говорили?

– Через переводчика.

– И что дальше?

– Когда графиня умерла, Андреа разбирал бумаги матери и нашел всю переписку. Нанял адвокатов. Те сказали, что дело имеет перспективу. Особенно после того, как Горбачев заявил о готовности уплатить царские долги… Беда в том, что Британия не сможет вернуть столь большую сумму, в которую обратились те активы за девяносто лет. Сама сумма выросла многократно, да еще проценты и проценты на проценты.

– Ничего себе!

– Конечно, они же в экономике. Если изъять, та рухнет. В общем, Андреа понял, что в одиночку воевать с Британией не сможет. А помочь ему может только Россия.

– Ишь ты, какой!

– Он предложил нам сделку. Сказал, готов передать Родине предков права истребования долга. Взамен просит всего один процент.

– И он думает, Британия что-то вернет России?

– Он не думает, а знает. Сказал, если даже не вернут, Путин сможет влиять на Британию. Это политика и интерес Путина. Захочет помочь, поможет. А на нет и суда нет.

– Слушай, интересная история!.. В общем, я Путину перескажу, а там, как решит. Будет информация, свяжемся через Теплинского, – протянул руку полномочный представитель…

Ждать пришлось недолго.

– Костя вызывает, – сообщил через неделю Теплинский.

– Куда вызывает? – удивился я, видевший Константина минуту назад.

– Да не наш Костя, – сообразил Иваныч, – Пуликовский… Приглашает тебя одного. Я ему уже не нужен, – неожиданно обиделся он.

Пропуск в Обитель Богов был предусмотрительно заказан, и вскоре я уже сидел в знакомом генеральском кабинете.

– В общем, Анатолий, Путин проявил интерес. Сказал, дело государственной важности. Надо только, чтоб граф написал письмо на имя Президента РФ. В произвольной форме. Мне поручил написать об этом графу, чтоб подтвердить твои полномочия. Ну, а тебе лучше вручить мою писульку адресату лично. Так что, собирайся в Италию.

– Всегда готов! Есть просьба.

– Давай… Насчет визы?

– Это не проблема… Надо как-то подтолкнуть Громова. Его минэкономики ни кует, ни мелет. Полгода обещает подготовить материалы для итальянцев по потребностям в инвестициях. И никаких сдвигов.

– Слушай, Анатолий, а если в Дальний восток… Завтра же все будет у меня!

– Это обещаю обсудить. Только Московская область – их выбор.

– Понял. Переговорю. Поручи Теплинскому.

– Он этим и занимается.

– Ладно, давай, – протянул руку полномочный, – Будет готово, сообщу.

Я вдруг почувствовал, как уплотняется время. События следовали за событиями со все возрастающей скоростью.

Открылась традиционная выставка “Интеркамень”. В этот раз она впервые проходила в одном из павильонов ВВЦ, то есть совсем недалеко от дома.

Фирму “Бретон” теперь представлял целый набор специалистов во главе с Дарио Тончелли.

– Дарио теперь генеральный директор, – предупредил Паоло Прелец, русскоязычный представитель фирмы.

– Аугури, – поздравил Дарио, которого до сих пор не воспринимал иначе, как сына великого Марчелло Тончелли.

– Грацие, – ответил тот и принялся расспрашивать о “Новоиерусалимском кирпичном заводе”.

С трудом объяснил, что давно забыл о том варианте. И еще обрадовал, что не придется вписывать оборудование в существующие цеха. Поскольку будем строить, как положено, цеха под оборудование.

– Это правильно и экономически выгодно, – перевел Паоло ответ директора, – Дарио экономист и юрист, – добавил он.

Уже на следующий день Дарио и Паоло уехали в Питер. Говорить о новом проекте оказалось не с кем.

Почти без предупреждения прилетела дочь. В Москве она не была почти два с половиной года. Конечно же, сразу попала в руки мамы, бабушки и школьных подружек. Разумеется, посетили выставку, имея персонального переводчика.

Домой нас довез Сотников, а на следующий день мы всем коллективом навестили Константина.

Познакомил нашу гостью и с МихНиком, которому рассказал о своих подвижках по всем направлениям.

– Анатолий Афанасьевич, Пуликовский прав – вам пора в Рим. Хотелось бы с вами. Думаю, вдвоем мы с ними быстрей договорились, – заключил он.

– Почему вдвоем? Втроем, – присоединилась Светлана, – Мне тоже интересно, чтоб эта овца вас не надула.

– Ну, молодец! Только приехала, а уезжать надо со дня на день. Я-то два раза у вас был, а мама соскучилась.

– А я с вами туда и обратно, – предложила дочь.

Предложение было принято с энтузиазмом.

Встретились с Пуликовским. Он вручил послание для Андреа.

– Слушай, давай подъедем к Путину, – неожиданно предложил он, хватая трубку прямого провода.

– Не стоит, Костантин Борисович. Я же не скажу ему ничего нового, – остановил его благородный порыв, – Лучше, когда вернусь. Тогда хоть будет, что рассказать.

– Согласен, – положил трубку “Костя” и протянул руку, – Удачной поездки.

От Пуликовского впервые отправился в Армянский переулок, в новый офис Теплинского.

Громадный домище, занимающий целый квартал, разыскал сразу. А вот по лабиринтам подземных казематов пришлось побродить, прежде чем в полумраке отыскал единственную дверку, за которой теплилась жизнь. Меня встретили радостно:

– Держи, Афанасич, – вручил Теплинский большую пачку документов от областных министров и тощее письмо Губернатора Громова на официальном бланке.

– Ну, вы даете, господа полковники! Спасибо! Родина вас не забудет. Привезет по шкалику граппы, – пообещал им.

– Да здесь работать проще. Кремль почти рядом, – похвалился Теплинский.

– А аренда! – попытался вернуть его к реалиям бытия.

– Помещение арендует партия Глазьева, – проинформировал Анатолий Борисович.

– А вы, каким боком?

– Мы – члены, – важно заявил Сотников, готовясь выдать очередной анекдот.

– Афанасич, занимай любой стол и царствуй, – предложил Теплинский.

– Дело не в столе. Похоже, пора в Италию, – сообщил им о встрече с Пуликовским и его рекомендациях.

Уже на следующий день мы с МихНиком и Светланой, для моральной поддержки, приступили к визовому оформлению поездки…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)