Звонок судьбы

Эпилог.

Для тех, кто не любит читать про любовь и долгие книжки, лучше просто удалить эту книгу или выкинуть. Я не думаю, что это произведение будет хитом и может быть станет популярной, как хотелось бы мне, но я всё же пишу. Пишу больше для себя, чем для других. Кто всё же до сих пор не выкинул книгу, начнем нашу историю.

Глава 1.

Переезжать с одного места на другое— паршиво. Только привыкаешь ко всему, как вдруг, заново собираешь монатки и уезжаешь. Благодаря отцу, у меня нет друзей, только знакомые, которых я называю «подруги», да и зачем их заводить, если они на время. Стоит отдать должное этому, у меня всегда было время почитать. Читать книги перейти на сайт и переживать истории других людей—в этом вся я. Что сказать о любви, то о ней я наслышана от «подруг», которые ревели после расставания с очередным бойфрендом, ну и из романов. Никогда  не любила и не влюблялась, никогда не замечала намеков от парней или бурной любви ко мне, из-за этого я получила прозвище «счастливчик». На самом деле я—счастливчик, у меня нет проблем с учебой и с родителями, никаких забот, ну разве только брат. Ему сейчас 12, честно говоря, я ему завидую. От него ничего не требуют родители, так как знают, что он не справится с этим.

Мои родители прожили в браке 17 лет, теперь с легкостью вычтем 1 и так мне 16. Всегда и во всем слушаюсь родителей и от этого мне погано. Из-за матери, которая вечно выбирает мне одежду, я похожа на ребенка. Строгость моих родителей — это кошмар. Никакой косметики, никаких вечеринок (хотя я сама их особо не люблю), никаких глупых поступков. Кстати, говоря о них, я обладаю сильной мечтой совершить глупый поступок. Нет, не в смысле напиться и натворить что-то неприличное. Чего я хочу сама особо не знаю, но это точно должен быть глупый поступок. Поступок, от которого я получу удовольствие и мне будет чуть-чуть стыдно перед родителями.

Я люблю рисовать, хотя не считаю, что у меня к этому дар. Помимо чтения,иногда мне приходится сбегать из дома, чтобы найти место, где можно будет порисовать. Никого шума, только покой. Музыка в наушниках, на полную громкость, в руках карандаш и альбом на коленках, а дальше я сливаюсь с музыкой в одно единое, и моя фантазия по полной начинает издеваться над бумагой. Эти минуты незабываемы, именно в это время я полностью ощущаю свободу от внешнего мира. Пока не приходит мама и не начинает ругать. Я ее люблю, но ее сильная забота обо мне порой доводит меня.

Итак, я еду в новое место. В штат

Мэн. Звучит не очень. Да, и воображение мое не может связать название и природу. Родители говорят, что там очень красиво и для моего кругозора, это будет шикарное место. Я не уверенна, что там так чудесно, как они говорят.

Едем 3 час. Честно говоря, устала смотреть в окно. Поэтому включаю музыку и мечтаю. Мечтаю завести НАСТОЯЩИХ ДРУЗЕЙ и, как все подростки проводить все время с ними: гулять, ходить в кофешки, устраивать вечеринки, ночевки с подругами,ходить по магазинам, списывать уроки или делать их вместе, придумать общие шутки и смеяться над ними, ездить во всякие поездки. Я особо не знаю,что еще делают друзья. Но мечтаю узнать в скором времени. Вдруг, слышу, как кто-то зовет меня. Снимаю наушники и поднимаю голову. Это папа:

-Лэсси, наконец-то ты меня меня слышишь. Итак, ты рада нашему переезду?

Меня бесил этот вопрос при каждом переезде, отец считал своим долгом это спросить. На этот раз, я не выдержала и сказала:

— Если бы мы уехали из этой страны, и ты устроился на нормальную работу, на которой не нужно было каждый раз уезжать, то я была бы самой счастливой.

Папа был в шоке от ответа. Я молчала, мне стало стыдно за мои слова. Ведь его можно понять, он ради нас работает, чтобы мы на улице не были. Долго сидели в тишине, у меня в голове вертелось одно: «Извинись, извинись, извинись! Он твоей отец!». И вправду, я это сделала:

-Пап, прости, пожалуйста. Я не хотела тебя задеть. Просто дорога меня утомила.

-Ничего, Лэсси. Ты права. Мы слишком много переезжаем. Я обещаю, что это будет последним разом. Я постараюсь.

-Спасибо, пап.

Больше всего, меня поразило, что мама молчит. Обычно этого не бывает. Она всегда меня ругает за грубые слова к старшим. И тут я приблизилась к ней, и увидела, что мама в наушниках читает книгу. Наверно, Любовь к книгам — это у нас семейное. По мне, мама умеет творить невероятное — это читать в наушниках. При этом, она слушает музыку и понимает,что читает. Как? Этот вопрос мучает меня много лет. Я не умею так. Все по отдельности. Сколько бы я не пробовала слушать музыку и читать, в итоге я либо закрывала книгу, либо отключала музыку. Именно поэтому, я на всю жизнь решила, что люди умеющие совмещать эти виды занятий, уже безупречны.

Что сказать о брате,то он целую дорогу, практически спал и играл в свой планшет. Альберт(это его имя) никогда особо не лез в семейные дела. У него был собственный мир. И порой нам приходилось вытаскивать его оттуда. В этом мире главным был Альберт. Он считал себя воином, выполняющим какую-то миссию на планете Земля. Я в этом— тормоз, не разбираюсь. Но в одном я уверена, у него были друзья и каждый раз, когда мы уезжали, он с болью в душе отпускал их. Мне было жалко его, и одновременно я ему завидовала, он имел друзей и в самом деле Настоящих. Его способность с легкостью заводить знакомства, поражала меня и поражает по сей день. Нет, у меня так не получалось. Я не умела первой подойти в чью-нибудь компанию и сказать: «Привет. Как тебя зовут?». Это было для меня слишком глупым.

Мы с ним не такие уж и разные. Но ужиться вместе не можем. В прошлом доме у нас была одна общая комната. Именно благодаря этому, в нашем доме не было ни дня, когда мы с ним бы не ссорились. Порой доходило до того, что он выбегал из комнаты с криками:»Господи,да,как она меня достала со своей чистотой! Лучше бы научилась общаться с людьми!». Сказать,что эти слова меня не задевали—глупо. Они задевали меня и доходили до сердца. Альберт прав. Я не умею говорить с людьми. Я не знаю,когда надо язвить, а когда надо отвечать спокойно. Это хуже, чем математика. Ей можно научиться. А этому нет…

Мысли мои метались в скором времени, я задумалась о новой жизни. Каждый переезд—новая книга моей жизни. Я устала все начинать заново,но другого выхода у меня просто нет. Я-писатель,который не может дописать свой рассказ, и каждый раз начинает все заново. Все спят, кроме нас с отцом,он водит. Мое внимание привлекло, как люди за окном бегут куда-то, и мы едем в том же направлении. Немного погодя, я заметила,что в руках у них ведра с водой. В голове пробежало: «Пожар». Действительно, там был пожар. И увидев это,я закричала:

-Пожар,пап.

Папа остановил машину. Мама и Альберт проснулись от моего крика. Мы с папой выбежали. Впереди нас, где — то метров 40, горела машина. Люди спешили с водой. Пожарной пока что не было. Я еще не среагировала,как папа побежал за водой. Через минуты 2. Я решила побежать за ним,взяв ведро из багажника машины. Мы бежали до пруда, набрали воду и обратно. Глаза мои метались. Добежав до горевшей машины, я опрокинула воду. И тут мой взгляд остановил ребенок, он был в горящей машине. Я не долго думая, открыла горящую дверь, опустилась вниз. Дотянуться до малыша у меня не получалось, тогда я решила еще глубже войти в машину. Сзади доносился крик отца:

-Лэсси!!!Лэсси,выходи. Лэсси.

Я сделала вид,что не замечаю. И тут я дотянулась до малыша,он потянулся ко мне и обнял. Теперь главной нашей задачей было выбраться из горящей машины. У нас было 2 выхода: либо сгореть заживо, либо рискнуть пройти через огонь. Умирать нам не хотелось, особенно мне. Ведь я еще ничего не успела сделать в жизни. И я рискнула, крепко прижав ребенка, мы выпрыгнули из машины.

Отец и скорая помощь, приехавшая  к тому времени, поспешили к нам. Пожарные тщательно пытались потушить огонь. Малыш был жив, и я жива. Мы справились со своей задачей. Пока я пыталась очнутся из состояния, не понимая,что я сделала. Врач осмотрел меня и ребенка. И спросил:

-Вы мать ребенка?

-Нет,я просто вытащила его из машины.

Он долго смотрел на меня, пытаясь понять, сколько мне лет. И в конечном итоге, заблудившись в своих мыслях, он решил спросить меня:

-Сколько вам лет?

-Мне 16.

Он пристально посмотрел на меня, думая, как могу я быть столь юной. Выгляжу я, конечно, чуть старше 16. Худая, ноги, как спички, русые волосы, голубые глаза и пухлые губы. Но вернемся к тому, что случилось. Ко мне подошел пожарный и сказал:

-Вы большая умница. Спасибо, что спасли ребенка.

Я засмущалась. Честно,не считаю себя героем. Так поступил бы каждый добрый человек. На что я ответила:

-Не за что.

Папа говорил с врачом и выяснял все ли со мной хорошо. Он подошел ко мне, обнял и поцеловал в голову-это самая приятная похвала от отца. Его улыбка меня радовала:

-Лесси,ты большая умница. Я горжусь тобой.

В ответ я обняла папу, и мы подошли к машине. Мама и Альберт все видели. Они обняли меня, особенно мама, я чуть не задохнулась в ее объятиях. В ее глазах было полно слез, и она заплакала. Я понимала ее, ведь еще час назад она могла потерять дочь. Прожить больше,чем твое продолжение,твои дети— это страшно. Я обняла ее сильно, и мы ревели вместе. Она поцеловала меня в лоб и прошептала:

-Я сильно тебя люблю и горжусь тобой.

— И я тебя,мам.

Мы сели в машину и поехали,будто ничего и не было. Будто все это был сон. Кстати, о ребенке: приехала полиция с родителями малыша, они, оказывается, выбрались из машины и убежали,оставив малыша. Это не укладывалось у меня в голове. Как можно забыть свою кровинку?! Как?! В итоге, они меня поблагодарили и уехали в гостиницу. Больше я не слышала о малыше,но я надеюсь,что он жив и здоров.

С этого началась моя новая жизнь, новая глава книги. И я рада этому началу, значит меня ждут приключения и всякие беды, которые оставляли меня в стороне до этого дня. Я счастлива.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)