ВОЛШЕБНАЯ ЗВЕЗДА ЖЕЛАНИЙ…

Евгения редко выходила, как говориться, люди. За последние семь лет ее путь был известен, как круговорот воды в природе: работа, дом и обратно… Нет, конечно, она не всегда жила такой скучной жизнью, но в настоящее время ей приходилось жить именно так. Дочь часто ее ругала за такой образ жизни, но это не помогало. Евгения все реже и реже вспоминала о прошлом, будто все это было не с ней и совсем в другой жизни…
Когда она познакомилась с Петром, ей было всего девятнадцать лет. Они были студентами одного института, но учились на разных факультетах, и, естественно, на разных курсах. Петр был одним из лучших студентов металлургического факультета, подающим большие надежды и ему пророчили научную карьеру. Евгения и Петр поженились через полгода после знакомства, а еще через семь месяцев у них родилась Светка. Петр забросил науку, тем более, что в девяностые все разваливалось — НИИ закрывались, да и он считал себя ответственным за свою семью. Евгения все-таки закончила экономический, а Петр с другом по курсу Вячеславом занялись малым бизнесом. Они и ее приобщили к работе над проектом. Было очень трудно пробиться, но им удалось открыть сначала небольшой магазин — палатку «Конфеты -бараночки», а потом еще одну и еще… В доме лишних денег не было — все уходило в раскрутку дела. Пока дело вставало на ноги, Евгения работала бухгалтером, а потом ушла с работы, чтобы присматривать за подрастающей дочерью и создавать домашний уют. Ей очень нравилось заниматься домом, готовить, заботиться о муже и дочери. Они всегда для нее были на первом плане, и она никогда не думала о себе. Петру не очень нравилось находиться в большой толпе, но они с Евгенией, оставив Светку под присмотром гувернантки, ходили в театр, на выставки или на концерты заезжих знаменитостей. После смерти мужа Евгения вернулась на прежнее место работы и постаралась, чтобы дочь ни в чем не нуждалась. Спасибо, Славе, он помог оплатить Светкину учебу в университете, которая, как выяснилось на пользу не пошла… Поучаствовав в студенческом конкурсе красоты, а потом в городском и еще каком-то, получив везде первое место и корону, Света со скрипом закончила университет, но по профилю работать не стала, а была принята в модельное агентство «Модный стиль».
Вчера Светка принесла ей пригласительный билет на показ новой коллекции и голосом, не терпящим возражений, потребовала, чтобы «ее любимая мамулечка» завтра была на показе и, в конце концов, хоть на два часа забыла о своей серой жизни. А еще она пообещала, что там ее ждет сюрприз. Именно этими словами о сюрпризе Светка и заинтриговала Евгению, что та изменила своим правилам. С утра достала на белый свет из шкафа новое платье и туфли на шпильке, что дочь привезла ей весной из Милана, сходила в салон красоты на прическу, маникюр и макияж. Когда за ней в четыре часа дня заехала дочь, Евгения была готова к выходу из дома. Светка, увидев мать, только и смогла воскликнуть:
-Оооо!.. Превращение Золушки в принцессу! Видел бы дядя Слава!
-А при чем здесь дядя Слава? — не поняла Евгения.
-Мамуля, да я все знаю уже лет семь, что он за тобой все эти годы пытался приударить, только ты оказалась кремень. И правильно! Я тебя поддерживаю…
-Не поняла, — смутилась Евгения.
-Я все видела, как он после смерти папы за тобой ухлестывал… Вы с папой любили друг друга, но что у вас было? Вы мыкались по углам, пока он открыл свои «Конфеты -бараночки», и что? Ты думаешь, я не помню, как это было? А мне так хотелось, чтобы меня привозили и увозили из школы на машине… Я сначала не понимала, почему ты отказываешь дяде Славе, ведь он мог нас обеспечить всем… А вместо этого пошла работать к нему, туда, где папа был хозяином.
-Но мы с папой старались, как могли сделать твое детство счастливым… Возили на море…
-На Черное… К бабушке в Сочи, а Ленку родители возили отдыхать Мальту… Я была гадким утенком в нашем классе… Вы все ждали когда же вам попрет… А только поперло, как папа заболел, а потом умер… И что осталось от его бизнеса? Ничего… Его же дружок и обобрал тебя, сказав, что все папины вложения ушли на его же лечение… Спасибо, что хоть квартира осталась… А когда я училась, считала копейки…
-Света, понимаю, что я не могла дать тебе большего, но очень старалась, чтобы у тебя было самое необходимое… И Слава оплатил твою учебу.
-Вот именно — оплатил учебу, а еще хотел и тебя к рукам прибрать. Так не будем о грустном, — вдруг воскликнула Светка. — Едем! Ты сегодня королева бала. Мамочка, ты просто не представляешь, какая ты красивая. Я помню, когда был жив папа, и вы собирались в театр… Это было восхитительное зрелище. Помнишь, у тебя было платье с рисунком, как хвост павлина…
-Помню, — грустно произнесла Евгения. -Его мне папа привез даже не знаю откуда… Так, все едем, а то опоздаем.
Дом культуры, где проходило дефиле встретил Евгению музыкой, яркими огнями и большой толпой поклонников высокой моды. Светка оставила ее в зале, а сама ушла за кулисы. В свободное кресло рядом с ней почти перед самым началом дефиле уселся высокий мужчина лет сорока пяти с легкой проседью в богатой черной шевелюре. Несколько дам, заметив его, начали улыбаться, как старому знакомому, кивая головой, а потом принялись что-то яростно обсуждать шепотом, изредка поглядывая в его сторону. Несмотря на всю свою внешнюю приятность и лоск, Евгении он показался очень неприятным и высокомерным. Ей чудилось, что от его взгляда веет вселенским холодом, а ее кожа начинает покрываться невидимыми шипами, будто защищаясь от невидимого врага. Евгения постаралась отодвинуться от него на столько, на сколько позволяла ширина кресла. Она забыла о своем соседе, когда в зале погас свет, подиум засверкал какими-то космическими красками и заиграла музыка. Вышел конферансье и началось совершенно нереальное действо… Светку Евгения узнала сразу, хотя у той была сумасшедшая прическа и шикарное серебристое платье. Евгения не выдержала и воскликнула:
-Светка, доченька, какая же ты у меня красивая…
Мужчина внимательно посмотрел сначала на Светку, плывущую по дорожке из огней, потом на Евгению и, чуть наклонившись к ней, прошептал:
-У такой очаровательной мамы должна быть только такая красивая дочь.
Услышав его слова, Евгения покосилась на него, а потом вдруг ответила:
-Не ваше дело…
-Простите, я вас чем-то обидел? — услышав совсем не дружелюбный ответ, удивился мужчина и улыбнулся.
-Вы мне не нравитесь вот и все…- ответила Евгения и отвернулась, а сама подумала: «А еще улыбается. Очаровать пытается, что ли?»
-Я вообще-то не женщина, чтобы всем нравиться, -зачем-то сказал он.
-Хм… Странно было бы, если вы оказались женщиной, — с сарказмом произнесла она и ядовито улыбнулась в ответ.
-У вас такой тип лица, что вы очаровательны, когда сердитесь , но улыбка вам больше идет… даже такая, — ответил он.
Евгения молча посмотрела на него с презрением и отвернулась, дав понять, что продолжения разговора не будет, и как сильно он ей несимпатичен. Она сама не понимала откуда в ней все это взялось и почему хочет чем-то обидеть, нет, даже оскорбить, совершенно незнакомого ей мужчину. Он был такой же, как тысячи других мужчин, может даже лучше, чем многие из них, но он ей совершенно не нравился и его общество было совершенно неприятно. Она, как на иголках, досидела до конца показа и с облегчением вздохнула, когда смогла пробраться к выходу, откуда ее проводили за кулисы к дочери. Светлана уже сняла с себя все, что напоминало о ее образе Дивы на подиуме и стала опять похожа на обычную девушку с соседнего двора. Евгения увидела рядом с ней высокого молодого человека лет двадцати пяти, может чуть старше, с растрепанной прической, небольшой золотой серьгой в ухе, джинсах и какой-то футуристической футболке.
-Мама, а это мой сюрприз! — воскликнула Света и взяла парня за руку. — Это Антонио…
-Антонио?.. Если Антонио, то явно не Бандерос… Он, что итальянец?..-удивилась Евгения.
-Нет, русский…-улыбнулась дочь.
-Так кто же вы молодой человек? — строго спросила Евгения.
-Антон Березкин, — ответил, ничуть не смутившись, парень.
-Так-то лучше, — согласилась она.
-Мама, ты не понимаешь — это его псевдоним…-вмешалась Светка.
-Но я то знакомлюсь с человеком, а не с псевдонимом, — ответила Евгения.
-Мам, мы с Антонио… Антоном решили пожениться, — сказала Света и с надеждой посмотрела на мать. — Благослови, мамуля.
-Твой сюрприз удался, — положив руку на грудь, где билось сердце, простонала Евгения.
-Мама, ты не рада передать меня в добрые, нежные, заботливые руки Антона? — спросила Света и еще крепче вцепилась в него.
-Я-то рада, только такие сюрпризы так не делаются, — выдохнула Евгения.-Ладно, поживем увидим, стоит ли передавать тебя в его руки…
-Мама, не надо так грустно. Надо радоваться — твоя дочь выходит замуж!
-Я радуюсь, — просто сказала Евгения и обняла ее.
-Мамуля, сегодня буду поздно, но ты не переживай, с Антоном ничего не страшно. У него черный пояс по карате. Сейчас для тебя вызову такси, и ты поедешь домой…
-Хорошо отдохнуть, — пожелала Евгения и спустилась в холл, где неожиданно опять столкнулась со своим соседом на просмотре. Он, заметив ее, вдруг дружески помахал рукой и улыбнулся, как старой знакомой…Евгения фыркнула, передернула плечами и, гордо подняв голову, прошла мимо, успев заметить, как к нему подбежала молоденькая девушка, и они направились к другому выходу. «И почему ты решила, что он махал и улыбался тебе?» — вдруг подумала она и немного расстроилась. Светка вернулась из ночного клуба где-то под утро и была в замечательном расположении духа.
-Мамуля, ты почему не спишь? -удивилась она.
-Думаю… -ответила Евгения.
-О чем?
-О твоем Антонио и вашей предстоящей свадьбе.
-Что-то придумала интересное?
-Ты его любишь? — вдруг спросила Евгения.
-Да, мамочка, люблю. И поверь, он очень хороший.
-Лохматый, в непонятной футболке… Странный. Он случайно не…
-Мамуля, не говори ерунды. У него все так, как надо,-возмущенно воскликнула Светка.
-Это сейчас у вас много общего, тусовки, болтание по свету, красивая жизнь, а потом ему захочется покоя и уюта, детей в конце концов… Ему захочется, чтобы рядом была любящая жена…
-Да люблю я его, люблю, — как-то легкомысленно воскликнула дочь. -Он в мире моды подает большие надежды, его ценят лучшие кутюрье страны, он нарасхват…Поженимся, у нас будут деньги, ты будешь наших детей воспитывать, не будешь работать.
-Света, как-то ты к браку не очень серьезно относишься. Да и за меня все решила сама.
-Мама, нормально отношусь! Ты посмотри, как мы живем? Ты гробишь себя в этих самых «Конфетах — бараночках», где должна была быть хозяйкой… после папы, а ты там простой бухгалтер… И взяли тебя из жалости, только потому что ты Петина жена, как сказал тогда на похоронах отца его друг и соратник дядя Слава. Он нам не дал умереть с голоду, обобрав до нитки, а ты проглотила эту пилюлю… Я выйду замуж за Антона и у нас будет все! Ты больше не будешь работать у дяди Славы, поедешь в Европу, как когда-то вы мечтали с папой… У нас будет дом. Знаешь, какой достался Антону от деда дом?! — мечтательно произнесла Светка.
-Не знаю и знать не хочу. И я не простой бухгалтер, а главный,- воскликнула Евгения. — Света, прежде чем сделать этот шаг, подумай… Деньги деньгами, но счастья на них не купишь… Это, наверное, единственное, что за них нельзя купить.
-Ладно, мама, хватит философствовать… Ложись спать и спи спокойно! Я буду счастлива с Антоном, вот увидишь.
-При том, что ты так легко смотришь на семейные отношения?..-задумчиво произнесла Евгения.-Никогда…
-Поверь мне, мамочка, буду! -твердо сказала Светка.-Спокойной ночи! И не забивай себе голову ерундой.
Она ушла в свою комнату, а Евгения осталась сидеть в полутемной комнате едва освещенной бра. Сон не шел, и она никак не могла понять откуда в симпатичной головке ее дочери взялись эти мысли, ведь они с Петром воспитывали ее совершенно по — другому. Откуда взялось такое легкое отношение к браку, будто перейти улицу на зеленый свет. Промучившись в раздумьях до рассвета, она наконец заснула на пару часов, но была разбужена будильником. Выпив чашку крепкого кофе без сахара, чтобы окончательно проснуться, Евгения стала собираться на работу. Да, Света была права, после смерти мужа, его друг и партнер Вячеслав сказал, что он вывел все активы Петра и перевел в деньги, чтобы оплатить его лечение и реабилитацию в клинике, а так же оплатить ипотеку за квартиру, в которой жили Евгения и Светка. После всего этого денег не осталось и единственное, что он мог предложить раздавленной горем Евгении — это пойти работать в его, теперь уже его, компанию… У Евгении выбора не было.
Успокоившись, она отправилась на работу, где до самого вечера сводила дебит с кредитом… Евгения уже собралась уходить, как в кабинет зашел Вячеслав и кинул перед ней несколько увесистых папок с отчетами, счетами и чеками:
-Вот, Евгения Борисовна… Я попрошу тебя… вас все это перелопатить и составить один грамотный отчет, показывающий, что наши «Конфеты -бараночки» развиваются динамично и приносят прибыль… Она внимательно посмотрела на бывшего друга мужа и спросила:
-И сколько времени у меня есть?
-До пятницы… Понимаете, есть вариант, что мы сможем получить нужный нам кредит на развитие сети наших магазинчиков в области. Для этого нужно доказать инвестору, что у нас хорошая прибыль, и его вложения не улетят на ветер…
-Но четыре дня для составления отчета маловато… Да еще за три года…
-Ты делаешь отчет, а два остальных бухгалтера возьмут на это время всю твою работу.
-Но…-попытались возразить в один голос до этого момента молчавшие Анна Семеновна и Валечка.
-Это я сказал, — твердо произнес Вячеслав и строго посмотрел на них. -Кому не нравится, могут быть свободны, как фанера над Парижем.
После этой фразы, им стало ясно, что возражать бесполезно, даже чревато и опасно. Немного поворчав себе чего-то под нос, они недовольно буркнули «До свидания» и вышли, видимо, обсуждая не очень веселенькую перспективу поработать за того парня. До пятницы Евгения занималась составлением отчета, задерживаясь на работе, но как не старалась все равно не успела. Оставалось совсем немного, но Вячеслав вечером в пятницу ждать не стал и, посмотрев на часы, сказал:
-Евгения Борисовна, я крайне недоволен…
-Еще чуть- чуть осталось… Через час будет готово. Надо проверить еще кое-какие цифры, — стала оправдываться она.
-Времени у меня нет ждать… Я еду на дачу. Как только будешь готова, то привезешь его мне туда.
-Но электричкой целый час и потом… — воскликнула она.
-Ждать у меня нет времени, но отчет нужен сегодня. Я встречаюсь с инвестором вечером на моей даче, так сказать, в неофициальной обстановке. Так что будь любезна привезти… А, так как я не успел с ним ознакомиться, ответить на все его вопросы. И возьми такси. Это будет быстрее.
Где находилась дача Вячеслава, Евгения хорошо знала. Они когда-то с Петром купили два участка земли рядом под строительство дач, но в ее семье случилась беда, и этот участок был продан первым. За него были получены совсем небольшие деньги, которых едва хватило на первую операцию мужа, потом была вторая, третья, реабилитация в Германии, но это не помогло, и Петр сгорел, как свеча. Прошло после его смерти семь лет, а кажется это было вчера. Евгения помнила все… Бессонные ночи у его кровати, когда он лежал в беспамятстве от сильнодействующих уколов, снимающих боль, как приходил в себя и открывал полные муки и боли глаза… Она чувствовала своим сердцем всю его боль, плакала, когда он этого не видел и не слышал, а потом улыбалась и говорила ему, что все будет хорошо. После его смерти, душа Евгении была опустошена, и она дала себе слово никогда и никого любить, чтобы больше не переживать такое. Она была сломлена, потеряна, и если бы не Светка, то, наверное, ушла следом за Петром. Ради дочери ей надо было жить. А через полгода, когда она уже работала в бывшей фирме мужа, Вячеслав сделал ей предложение выйти за него замуж. Она отказала… После этого он еще надеялся и делал несколько раз предложение, но Евгения мягко его останавливала и отказывала раз за разом. В конце концов, как казалось ей, он все понял. У них сложились отношения в рамках начальник — подчиненный и ни на йоту больше. Закончив проверят отчет, она вызвала такси и поехала в Каменку. Обычно таксисты народ разговорчивый, но этот всю дорогу мрачно молчал, а на редкие вопросы Евгении отвечал односложно да или нет. Она поняла, что он не расположен к дорожной беседе, и прекратила всякие попытки его разговорить. Но отдать должное, вел он машину аккуратно, а чтобы ей было не скучно включил легкую музыку, хотя выражение его лица при этом совсем не поменялось. У дачи Вячеслава Евгения оказалась минут через сорок и, расплатившись с таксистом, вышла из машины. Та в тот же миг резко сорвалась с места, подняв колесами облако пыли и обдав ее выхлопными газами. Евгения прошла на участок в надежде, что этот визит не затянется, и она еще успеет на последнюю электричку. До нее уже доносились мужские голоса, но высокие кусты сирени скрывали самих говорящих, как из-за поворота ей навстречу вышел Вячеслав. Он шел так стремительно, что столкнулся с Евгенией, которая от неожиданности выронила из рук папку, раскрывшуюся от удара о землю. Из нее выпал весь финансовый отчет и разлетелся по газону..
-Вот тебе и белые кораблики… — сокрушенно произнесла она и с возмущением посмотрела на виновника столкновения.
-Извини, не заметил, — фамильярно произнес Вячеслав, тут же наклонился и стал собирать разлетевшиеся листы бумаги.
-Вся работа псу под хвост… Теперь придется разбирать часа два, все перепуталось.
-Да ладно… — ухмыльнулся он и погладил ее по руке.-Я помогу.
-Ты и так уже помог, — фыркнула Евгения. — И что теперь делать?
-Ничего…- хитро улыбнулся Вячеслав и попытался прижать ее к стволу березы.
-Не надо… Я думала, что этот вопрос уже давно решен, — отстраняя его руки, спокойно произнесла она.
-Хм, это ты так решила, а я ждал… Да, ждал удобного момента…
-Ты пьян, Слава.
-Я трезв, как никогда. Просил тебя выйти за меня замуж, но ты… Нет, скажи, что я такого сделал, чем я хуже твоего Петра?
-Я его помню и люблю… Любила. А ты? Ты, вроде бы все сделал, чтобы его спасти, но…
-А ты думаешь, мне легко видеть твои глаза с вечным укором…-и он еще сильнее прижал Евгению.
-Не делай сегодня того, о чем пожалеешь завтра… Отпусти.
-А если не отпущу? — опять ухмыльнулся Слава.
-Я закричу.
-Кричи, все равно тебя никто не услышит, — скривился в улыбке Вячеслав, ослабив хватку.-Я долго ждал.
-А гости?
-Один сидит в моем кабинете, а другие настолько заняты собой… Ладно, идем. Ты отчет на флешку не скидывала? — неожиданно перейдя на деловой тон, спросил он. Евгения утвердительно кивнула головой. -Ну вот, а ты говоришь, что делать? Сейчас распечатаем… — немного помолчав, Вячеслав вдруг сказал: — Извини, я не хотел тебя обидеть… Не знаю, что на меня нашло. Прости.
-Идем. Я еще хочу успеть на электричку, — поправив блузку ответила Евгения и грустно посмотрела на Вячеслава. -Жениться тебе надо, чтобы всякие глупые мысли не лезли в голову.
-Не на ком… Ты -то вот не хочешь…
-Мы уже давно закрыли эту тему, -ответила Евгения и пошла первой по дорожке к дому.
Войдя в кабинет, она увидела мужчину, который очень внимательно изучал какие-то бумаги и даже не обратил внимания на вошедших, но со спины показалось, что он ей знаком.
-Аркадий Александрович, мой бухгалтер привезла недостающие бумаги… То что вы просили.
Он оторвал взгляд от бумаг, поднял голову и посмотрел на Вячеслава, а потом на Евгению. От его пронзительного взгляда у нее пробежали мурашки по спине.
-Здравствуйте! — вдруг улыбнулся он. -Как удивительно тесен мир! Аркадий… Мы с вами тогда так и не познакомились… — и он протянул руку.
-Евгения Борисовна, — тихо ответила она, чувствуя, что начинает краснеть от прикосновения его руки. — Вот флешка…
Вячеслав подозрительно посмотрел на них, а потом засуетился у компьютера. Через несколько минут на гора принтер выдал отчет, который так был ему необходим. Аркадий продолжал внимательно рассматривать Евгению, от чего ей вдруг стало не по себе. Она чувствовала себя в этот момент, как подопытная бабочка под увеличительным стеклом натуралиста. Он начал листать только что отпечатанный отчет, делая какие-то пометки карандашом на полях. Пользуясь моментом, что на нее никто не обращает внимания, Евгения попыталась выскользнуть из кабинета Вячеслава и покинуть этот дом, но была остановлена Аркадием Александровичем:
-А вас, Евгения Борисовна, попрошу остаться! У меня появились вопросы.
-Но уже поздно, и я могу опоздать на последнюю электричку.
-Ничего, здесь, думаю, работы хватит до утра, и вы успеете на первую… или вторую.
-Но…-хотела возразить Евгения.
-Останься. Это важно для фирмы, -прошипел Вячеслав, одернув ее.
-А Вы, Вячеслав, можете идти… Я думаю, Евгения Борисовна, сможет ответить и без вашей помощи на мои вопросы, если, конечно она сама составляла этот отчет, а не кто-то другой.
Его тон показался Евгении таким возмутительным, что еще больше уверившись в правильности первого впечатления, она тихо ответила:
-Хорошо, я отвечу на все ваши вопросы…
-Вот и славно, а вы идите, идите, Вячеслав, там гости уже наверное заждались… Негоже гостеприимному хозяину бросать их без внимания… А мы с Евгенией Борисовной немного поработаем и присоединимся к вам.
-Вот еще…- буркнула Евгения.
-Я понимаю, что вы недовольны, но если ваша фирма хочет привлечь дополнительный капитал для дальнейшего развития, потенциального инвестора надо заинтересовать выгодностью сделки. А вы это можете, Евгения Борисовна, — Аркадий широко улыбнулся. В этот момент ей вдруг показалось, что с его лица слетела холодная маска циника, и оно оказалось каким-то по детски беззащитным и добродушным.
-Я отвечу на ваши вопросы, если они у вас появились, — согласилась она.
-И это правильно, — он опять улыбнулся и начал задавать свои их.
Так за бумагами они просидели почти до трех часов ночи… Остальные гости Вячеслава давно угомонились, да и сам Вячеслав уже спал в гамаке, натянутом между двух берез, укрывшись клетчатым пледом. Аркадий потянулся и неожиданно предложил прогуляться до озера. Евгения согласилась. Они шли по узкой тропинке, петляющей между пологим склоном большого оврага и кромкой леса. Стояла глубокая звенящая тишина. Казалось, все звуки утонули в высокой траве, и только изредка какая-нибудь беспокойная птаха неожиданно прокричав пару раз, затихала, будто устыдившись , что нарушила чей-то покой. Аркадий, глядя на звездное небо, вдруг прочитал ей несколько стихов Иосифа Бродского, а потом спел что-то из Высоцкого… Евгения не понимала, что с ним происходит, но таким он ей нравился все больше и больше. Он говорил, что она ему понравилась еще там в зале, и когда зажегся свет хотел ей представиться, как это делают все нормальные мужчины, но она исчезла, а потом… Аркадий неопределенно махнул рукой. Евгении казалось, что рядом с ней идет совершенно другой человек, вызывающий чувства и ощущения не похожие на прежние. И этот человек несет какую-то чушь, о которой не вспомнит завтра, вернее сегодня. Конечно, он не обещал на ней жениться, но очень серьезно говорил о своих намерениях продолжить это удивительное знакомство… Ярко сверкали звезды, отражающиеся на глади черного озера, казавшегося обломком упавшего на землю кусочка неба, шелестела галька под ногами… Она осталась на берегу, а он решил искупаться в озере. Вода была теплой, как парное молоко. Он смеялся и звал ее, чтобы она искупалась среди звезд. Ведь когда еще удастся это сделать, но Евгения качала головой. Тогда Аркадий поплыл к другому берегу, а когда вернулся и вышел из воды, то в руке у него была кувшинка. Он протянул ее ей и вдруг прочитал в ее глазах немой вопрос: «Это мне?» Он улыбнулся… Ей давно уже никто не дарил цветы просто так, а дни рождения и восьмое марта в это мгновение были совсем не в счет. Она с осторожностью взяла в ладони хрупкий цветок и поднесла к лицу. От него пахло озером, тиной, но сквозь эти запахи едва пробивался тонкий аромат самого цветка. В это мгновение наверное в душе и сердце Евгении зародилась новая любовь, о которой она не то чтобы не думала, но даже запретила мечтать…
С волос Аркадия стекала вода, он смешно тряс головой и брызги разлетались в разные стороны. Он смеялся, заражая ее своим смехом. Потом он воскликнул:
-Смотри, видишь звезду?
-Где? — и она посмотрела ввысь.
-Вон та, справа, самая яркая — это Альфа Гончих псов… Двойная звезда, между прочим. Помнишь у Асадова: «Мимо созвездия Девы, Созвездий Льва и Весов Несется по темному небу Созвездие Гончих Псов…» Их не всегда можно увидеть, а если увидишь, то надо обязательно загадать желание, и оно исполнится.
-Шутишь? — спросила Евгения. Она даже не заметила, когда они перешли на ты.
-Нет, я сейчас совершенно серьезен, -ответил Аркадий.
-Хорошо, — и она не отрывая глаз от сверкающей звезды, произнесла: — Альфа Гончих Псов…
-Я тоже загадал желание,- улыбнулся он.
-Еще несколько часов назад я думала, что ты человек -айсберг, но сейчас понимаю, что уже тогда в зале так сильно ошибалась, — прошептала она.
-Бывает… когда ты зашла с Вячеславом, я очень удивился, что произошла эта встреча. В этой жизни ничего зря не бывает… Ты, наверное, думаешь, что я веду себя сейчас, как великовозрастный мальчишка, но в душе каждого человека, каким бы он деловым и серьезным не был, живет маленький ребенок. Не все их показывают, боятся, что над ним будут смеяться. Я не знаю, почему рядом с тобой мне захотелось, чтобы ты увидела меня без маски… Мне легко и просто рядом с тобой, Женя… Так хорошо мне уже давно не было…Я долгие годы жил по принципу: «Чем лучше узнаю людей, тем больше люблю собак». И у меня есть собака — я его взял из потеряшки. Он обычный дворянин, но предан, как может быть предан только пес… Люди так не умеют любить…
-Я не знаю, что у тебя произошло в жизни, но хочу тебе сказать, что люди тоже могут любить вопреки всему и до самого донышка, до последней капли крови…-возразила Евгения.
-Видимо мне повезло меньше, чем твоему мужу…-вздохнул Аркадий. -Уже светает… Идем.
-Мой муж умер у меня на руках семь лет назад. Жаль, что все хорошее в этой жизни заканчивается, — ответила она и взялась за его протянутую руку.
Они возвращались по той же самой тропинке, по которой шли несколько часов назад. Он уже не читал стихи, да и Евгения молчала. Они держали друг друга за руки и считали, что слова были лишними. Потом он обнял ее и вдруг пообещал, что бросит к ее ногам весь мир и все звезды Млечного Пути. Она почему-то печально улыбнулась и сказала:
-О, это обещание будет очень трудно выполнить… Оно фактически не выполнимо…
Он засмеялся и ответил:
-Меня учил мой отец, что нельзя экономить на обещаниях, но если обещаешь, то должен выполнить непременно.
-Я не буду требовать выполнения этого обещания… Это слишком большой подарок для мало знакомой женщины… Аркадий, приберегите его для другой женщины, например, для той, с которой ушли…
-Ты все-таки видела… Но там ничего нет и не может быть… Это моя племянница. Она вытащила меня на это мероприятие, но так как трех мест рядом не было, то ваш покорный слуга оказался рядом с Вами… Там ты была очаровательна…
-А сейчас, старая, помятая, не выспавшаяся, с растрепанными волосами…
-Не говори так, — остановил он ее. — Ты прекрасна…- и он поцеловал ее.
Евгения подумала, отвечая на его поцелуй: «Нет, я точно сошла с ума… Совсем недавно, он мне казался чуть ли не исчадием ада, а сейчас я с ним целуюсь, и мне это нравится, как ни странно… Нет, я точно…»Далее она потеряла нить своей мысли, и ее сознание полностью растворилось в поцелуе и его ощущениях… Когда они вернулись на дачу Вячеслава, там еще все спали. Она поднялась на верх, нашла свою сумочку и достала расписание электричек. До станции всего минут десять ходьбы и можно было успеть на ближайший поезд. Она постояла немного и вдруг подумала: «Ну вот и все! Сказка закончилась, а звезда желаний погасла в лучах утреннего солнца. Почему-то оно всегда ставит все точки над и… Хорошее всегда заканчивается быстро, даже очень быстро. Одно мгновение и вот, его уже нет… Аркадий сегодня уже пожалеет, что наговорил, и чтобы он не чувствовал себя неловко, надо сматываться… А еще перед Светкой объясняться, почему дома не ночевала…» Она спустилась вниз и никем не замеченная покинула дачу Вячеслава.
Когда она добралась домой, было уже часов одиннадцать. Евгения боялась увидеть встревоженную ее отсутствием дочь и объяснений с ней, потому что на телефоне обнаружила десять пропущенных звонков от нее. Войдя на цыпочках в квартиру, она увидела, что рядом с туфлями ее дочери стоят потрепанные кроссовки сорок пятого размера, а из кухни доносился аромат сваренного кофе. Евгения хотела прошмыгнуть незамеченной мимо, как услышала:
-Мамуля, ты могла позвонить и сказать, что не придешь ночевать?
-Света, привет! Так получилось, я была занята отчетом, а потом уже было поздно возвращаться, но как электрички пошли я сразу… Я сразу…
-Мама, это нормально и не надо оправдываться. Я уже большая девочка.
-Нет, ты не подумай, там ничего не было…- уверила ее Евгения.
-А даже если бы и было… Только надеюсь, что это был не дядя Слава…
-Света, ничего не было и не может быть ни с ним, ни с кем другим…
-Ты не права, мамочка! Почему красивая, умная и очень привлекательная женщина не хочет быть с кем-то, а желает оставаться одна. Нет, мамочка, «одиночество — сволочь, одиночество — …» Мама, я выйду замуж, ты останешься одна и если что, тьфу, тьфу, тьфу, а рядом с тобой никого не будет, даже стакан воды подать некому, — вещала Светка.
-Вот что, еще неизвестно, захочется ли мне воды…
И тут на пороге Светкиной комнаты появился Антон. Дочь смутилась.
-Мама, я так за тебя волновалась, что Антон любезно согласился… А потом он отремонтировал нам посудомоечную машину, а еще перевесил шкафчик и заменил предохранитель, а еще… — затараторила Светка.
Евгения махнула рукой и улыбнулась:
-Я тоже очень большая девочка… Теперь знаю, что ты с ним не пропадешь и готова отдать тебя в его добрые руки. Я спать…
Прошло несколько дней. Аркадий ничем не проявлял свою заинтересованность, и Евгения решила, что это был обычный треп на фоне прекрасной погоды и романтической ночной прогулки на озеро. Нет, они еще пару раз встречались , но к тому ночному разговору не возвращались, а только обсуждали ее отчет. Евгения видела перед собой опять не человека, а холодный айсберг, готовый пробить борт «Титаника». Вячеслав ходил весь таинственный и о ходе заключения сделки по кредиту ничего никому не говорил, но потом неожиданно предложил Евгении уйти в отпуск. Она воспользовалась его предложением, но ее жизнь от этого совсем не изменилась и шла своим чередом. Светка вдруг уехала с Антоном отдыхать на берег какого-то теплого моря и это перед самой-то свадьбой. Евгения только вздыхала, что у современной молодежи все наоборот, и где-то в глубине души соглашалась с дочерью, что жизнь — это здесь и сейчас, а прошлое надо просто простить и отпустить. Евгения пользовалась на полную катушку, если можно было так сказать, своей свободой. Она полюбила гулять летними вечерами по улицам города, порой забредая туда, где никогда не бывала и даже не подозревала, что существуют такие места. Но две недели пролетели очень быстро, и она вернулась на работу, где была неприятно поражена тем, что Вячеслав продал сеть магазинов «Конфеты -бараночки», а сам уехал в неизвестном направлении. Сотрудники головного офиса, и не только его, были очень обеспокоены и напоминали растревоженный улей. Все боялись, что с появлением нового хозяина, им придется искать новую работу. Вечером Евгения задержалась на работе, разбирая и приводя в порядок накопившуюся документацию, а когда вышла из офиса, вдруг пошел дождь, да такой, что казалось разверзлись все хляби небесные. Она заскочила в первую попавшуюся беседку на детской площадке и остолбенела от страха. На скамейке сидел мужчина с низко надвинутым на лицо капюшоном. Сначала ей показалось, что он спит, но когда сверкнула молния, а потом раздался гром, он пошевелился. Евгения от страха была готова выскочить под дождь, но он вдруг резко встал и схватил ее за руку. Ее крик заглушил очередной раскат грома и только потом она услышала:
-Не кричи… Я не хотел тебя пугать. Ты появилась так неожиданно из дождя… — он снял капюшон, и она узнала в человеке, напугавшем ее, Аркадия. — Я ждал тебя…
-Зачем? — удивилась она.
-Если скажу, что соскучился, все равно не поверишь…
-Не поверю…
-Знаешь, я не могу забыть той ночи на берегу озера. Тогда мне выпал шанс почувствовать себя прежним… Я не привык открывать душу первому встречному, вернее, встречной, но с тобой мне было так легко, что я даже пел… Смешно, взрослый мужик, а вел себя, как пацан…
-А что в этом плохого?
-Просто, я давно не чувствовал себя молодым и свободным от дел, а ты мне дала эту возможность…
-Почувствовал? Вот и замечательно… Мне надо идти.
-Там дождь, а зонтика у тебя нет, — ухмыльнулся он. — Подожди немного, я сейчас позвоню и за нами приедут. Я тебя отвезу…
-Не стоит беспокоиться, господин Айсберг, — сказала она и сделала шаг навстречу бушевавшему ливню, но Аркадий удержал ее за руку. — Не обижайся…
-Не обижаюсь.
-Ты вела себя так, будто все, что произошло между нами тогда ночью, тебе неприятно…Ты была холодна и вздрагивала от любого случайного прикосновения. И я решил, что все, что было — это просто игра с твоей стороны.
-А между нами что-то произошло? — удивилась она.
-Да. Я это понял сразу… — он посмотрел на Евгению и ласково улыбнулся. В этот миг его улыбка в очередной раз покорила ее сердце.
-Знаешь, я до сих пор не знаю кто ты, — воскликнула она. — Какие-то непонятные тайны… После вашей проверки отчета, Вячеслав вдруг продал сеть магазинов, хотя я точно знаю, что он совсем не хотел их продавать… Ты налоговый инспектор?.. Нет?.. Менеджер инвестора?.. И дал плохое заключение, что Вячеславу отказали в кредите?..
Она смотрела на улыбающегося Аркадия и ничего не понимала.
-Просто ему сделали предложение, от которого он не смог отказаться, вот и все, — ответил он, и в это время подъехал большой черный джип. — Карета подана, мадам.
Из машины выскочил с большущим зонтом водитель и раскрыл его над головой Аркадия, но тот крепко взял за руку Евгению и почти силой втащил под него. Он усадил ее на заднее сидение, а сам сел рядом с водителем.
-Это твоя машина? — почему-то спросила она.
-Как бы… — отшутился он и что-то сказал водителю. Машина тронулась.
В кабине было уютно и тепло, но главное сухо, когда на улице поливал, как из ведра дождь, а ветер раскачивал из стороны в сторону огромные деревья, и казалось, что они стонут от боли. Только когда машина остановилась у ее подъезда, Евгения поняла, что он даже не спросил, где она живет. Дождь, как внезапно начался, так и внезапно закончился. Она вышла из машины, он выскочил следом и подошел к ней.
-Ты знаешь, где я живу. Откуда? — спросила она.
Он загадочно улыбнулся:
-Я должен знать, где живет каждый мой… — но не закончив фразу, вдруг наклонился и поцеловал.
-Так, это лишнее… -отстранилась она.
-Почему? — удивился он.
-Пока не знаю почему, но…
-Вот когда будешь знать, то скажешь, — и он поцеловал ее еще раз. Она вырвалась и, не прощаясь, убежала в подъезд.
А следующее утро принесло известие, что именно сегодня сотрудники увидят своего нового босса. Стоял жуткий переполох — кто-то суетливо поправлял макияж, а кто-то пил корвалол, боясь за свою дальнейшую судьбу. Кто-то стоял у окон и ждал, когда же он приедет. Его появление было совершенно неожиданным. Он шел стремительно по коридору к кабинету, который когда-то занимал Вячеслав, кивая в знак приветствия всем, кто встречался на его пути. Потом он стал вызывать всех сотрудников по одному к себе в кабинет. Через несколько минут народная молва разнесла, что новый хозяин совсем не стар и привлекателен, как мужчина, но с чертовски скверным характером. Когда очередь дошла до Евгении, она совершенно без какого-то внутреннего трепета вошла в кабинет. Мужчина стоял к ней спиной и смотрел в окно:
-Ведерникова Евгения Борисовна… — ее слова повисли в воздухе. — Главный бухгалтер…
-Знаю, — весело ответил он и повернулся. — Удивлена? Да, так получилось, извини, не хотел тебе говорить…
-Удивили, Аркадий Александрович, удивили, — ответила она. — И что теперь?
-Теперь все будет хорошо, — усмехнулся он и прижал ее к себе. -Веришь, я очень соскучился. Не знаю, чем ты приворожила… Глаза закрою, вижу твои глаза, когда долго тебя не вижу, то скучаю по твоему голосу… Только не говори, что ты не хочешь меня видеть…
-Не скажу. Я тоже думала о тебе…- улыбнулась Евгения.
-А можно узнать, что ты думала?
-Я тебя не понимаю. Ты человек настроения…
-Прости, если тебя обидел. Давай сегодня поужинаем вместе. Я так давно не был наедине с тобой.
-Хорошо. Я хочу тебя попросить об одной вещи.
-Проси.
-Я не хочу, чтобы здесь знали, что мы с тобой знакомы, — выпалила на одном дыхании Евгения.
-Почему? — удивился он.
-Просто не хочу лишних разговоров.
-Хорошо… — задумчиво произнес Аркадий. — Но мы сегодня поужинаем вместе?
-Да, конечно, — согласилась она и вышла из кабинета.
То, что Аркадий ухаживает за Евгенией, как бы они это не скрывали, стало известно всем сотрудникам через пару месяцев. Кто-то их видел вместе в ресторане, кто-то прогуливающимися по набережной… Короче, шило легче в мешке утаить, чем скрыть служебный роман, и по офису поползли слухи. Женщин более молодые, и как они считали, более красивые, чем Евгения, завидовали ей: кто явно, а кто тайно. Дошло до того, что кто-то подсунул ему анонимное письмо, где в ярких красках был расписан ее несуществующий роман с Вячеславом, с которым она была, судя по записке, только ради денег. Аркадий в это не поверил и продолжал ухаживать за Евгенией. Одна из подруг Евгении стала нашептывать ей, что Аркадий не способен на длительные отношения и обязательно бросит ее, как только получит свое, потому что женат и у него есть ребенок. Это, будто бы, стало ей известно из достоверных источников. Постепенно накапливаясь, недомолвки, сплетни и слухи переполнило чашу терпения, а Евгения решила поговорить с Аркадием. Спокойно выслушав ее, он сказал:
-Женя, не надо слушать никого. Да, я был женат, обрати внимание на время сова «был», у меня есть сын семи лет, и он живет со мной, чтобы тебе не говорила твоя подруга. Я не говорил тебе о нем, потому что не знал, как ты к этому отнесешься. Мы развелись с Ангелиной сразу же после рождения ребенка, правда какое-то время жили вместе. Я надеялся, что она полюбит сына. Он же не виноват, что родился не таким, как все. Но Ангелина считала, что ей такой ребенок не нужен. Она ушла сначала к одному мужчине, потом к другому, а сейчас уехала в Штаты и чем занимается не знаю. Тим «солнечный ребенок», он уже научился говорить, хорошо рисует, пусть он не такой, как все, но я люблю его и никогда не отдам в интернат, как это хотела сделать она. Да, вел себя с тобой иногда глупо, может даже нелогично, но я боялся рассказать тебе о нем, боялся, что ты отвернешься от меня. Он не виноват, что родился таким. Пытался запретить себе любить тебя, старался оборвать те нити, что стали нас связывать практически после нашей первой встречи, но это оказалось напрасно. Я больше всего боялся, что узнав о Тиме, ты отвернешься от меня.
-Аркадий, ты можешь познакомить с ним?-вдруг спросила Евгения.
-Ты правда этого хочешь? — удивился он.
-Да, хочу.
На появлении Евгении в доме Аркадия, Тим отреагировал очень спокойно, а когда она уходила, то протянул рисунок, который они нарисовали вместе.
После знакомства с Тимом, отношения между Аркадием и Евгенией изменились-стали более открытыми, и теперь их связывали крепкие невидимые серебряные нити, опутывая их души и сердца. Евгении было уже совершенно все равно, что о ней говорят бывшие подруги. Она все сильнее и сильнее влюблялась в Аркадия, а знакомство с его сыном их сблизило еще больше. Аркадий смотрел на нее с любовью, а она читала в его глазах огромную доброту, затаенную боль и какую-то нереальную нежность. Они теперь гуляли по городу втроем, когда этого хотел Тим. Он сильно привязался к Евгении и, когда она долго к ним не заходила, начинал скучать и капризничать.
Однажды, они втроем гуляли по парку. Тим вдруг остановился и сказал:
-Ты моя ма-ма.
От неожиданности Евгения расплакалась, прижала его к себе, а Аркадий остановился в растерянности от слов сына. Когда он пришел в себя, то сказал:
-Женя, я давно хотел сказать, что очень тебя люблю и попросить стать не только мамой моему сыну, но и выйти за меня замуж. Я не знаю, согласишься ли ты на это, но если нет, то я на тебя пойму… Любовь любовью, а ребенок…
-Я люблю Тима… и тебя. И уже не представляю, как бы жила без вас, — ответила она.
-Женя, ты выйдешь за меня замуж?..
-Я согласна, — не раздумывая ответила она.
-Тимка, Женя согласилась стать твоей мамой, — Аркадий подхватил на руки сына и закружил.-А мне женой!
-Тихо, тихо, ему же нельзя, -взмолилась Евгения.
Когда Аркадий остановился, то Тимка посмотрел на Евгению и сказал по — слогам:
-Ма-ма!Ты моя ма-ма!
-Помнишь звезду Альфа из созвездия Гончих Псов? -вдруг спросил Аркадий. — А ведь желания сбываются. Я тогда попросил у звезды, чтобы ты вышла за меня замуж…
-А я попросила, чтобы ты мне сделал это предложение, — смутилась Евгения и обняла Тимку и Аркадия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)