пусть общим памятником будет…

ПУСТЬ ОБЩИМ ПАМЯТНИКОМ БУДЕТ…

(Письма Станислава Лема переводчику Дмитрию Брускину)

«Правильно- вольтметр, а не амперметр»-

из переписки 1965 года

СЛУЧИЛОСЬ

Однажды я набрел на сайт bvi.rusf.ru и обнаружил неточности в датах жизни и ухода из неё известного переводчика Брускина Дмитрия Михайловича. Таким образом состоялась приведенная ниже переписка.

25 авг. 2012 в 3:46:08 AM

В целях уточнения Вашей «фантастической базы данных»

сообщаю о дате смерти Брускина Дмитрия Михайловича:

04.12.1993.

Здравствуйте, Виктор! Спасибо!

А дату рождения Вы не знаете? Я знаю только год — 1936.

А фотографию бы! Не поможете?

Ваш Влад

— 🙂

Закономерности не бывают плохими или хорошими, они вне морали. Но

я-то не вне морали.

Кандид

Здравствуйте, Владимир!

27 авг. 2012 в 12:02:58 AM

1.БДМ родился 26.08.1934 в с.Благодарное Отрадненского р-она

Краснодарского края.

2.Помогаю с фотографией-см.в прикр.файле.

Спасибо большое! Если о писателях всё-таки часто можно найти какие-то

подробности, то с переводчиками или художниками это иногда становится

сложной задачей. А Дмитрий Михайлович заслужил, чтобы его помнили. Ваш Влад.

—:)

Спорьте, заблуждайтесь, ошибайтесь, но, ради бога, размышляйте, и

хотя криво, да сами.

Готхольд Эфраим Лессинг

А недавно я в поисковике обнаружил ту самую фотографию, которую переслал своему  собеседнику. Для почитателей фантастики, подумал я, было бы небезынтересно узнать о каких-то сторонах  жизни этого переводчика. А так как у меня сохранились письма Станислава Лема переводчику Дмитрию Брускину, то эти письма я решил представить в прозе.ру.

ПИСЬМА К ПЕРЕВОДЧИКУ

Наверное, мало кто знает, что Станислав Лем неплохо знал русский язык. В одном из писем, написанном на польском языке, он с некоторой кокетливостью сообщал, что не является экспертом в русском языке.

А это письмо написано на русском языке:

Москва,15.11.Вечером.62

Многоуважаемый Дима, вот я и в Москве. Приехал по расписанию, но, конечно, комнаты в Пекине не было. Спасло меня наше посольство,- да подождал там весь день, затем в конце концов устроили в Пекине. Комната пока 732, но может быть придется её менять, не знаю. Попросите Травинского послать мне справку о гонораре все же в номер 732,- надеюсь, что дойдет. Узнал, наконец, что с известиями. Корреспондент этот, который рассказ заказывал, уже не в Польше, и конечно никто ничего не знает. Таким образом, рассказ за Вами, и послал бы его сейчас, но…конверта большого у меня нет, а почту Пекин не имеет, придется Вам подождать. Много уже дел: Шкловский мне звонил, да бесконечное число других-Ефремов, к сожалению, не в Москве- болен. Посольство машинки с польским шрифтом как-то свободной не имеет- вот это плохо. Не знаю, что с этой статьей для Дмитриевского будет. Теперь главное. Передайте самые искренние мои пожелания всего лучшего (—) , её мужу, Дмитриевскому да всем другим и скажите им, что их слова, их отношение ко мне взволновали меня так, как давно ничто не трогало, и что я этих наших встреч и разговоров не то, что не забуду, но память о всем этом будет мне самой истинной поддержкой в работе, так как и подсознательно буду иметь их ввиду, пиша в будущем: а хотя очень уже схематично это все звучит, что поделать, если правда. Пишу по-русски, т.к. польский забываю, да довольно быстро. Кажется мне, что довольно много здесь будет очень уж отрицательного, но нет выхода. Уеду домой, наверное, 26-27.11.Как-нибудь рассказ пошлю Вам, если не завтра, так может быть послезавтра. Насчет статьи ничего пока не обещаю, потому только без машинки прямо писать не в состоянии. Союз Писателей так обо мне заботится, как папа римский, да и меньше. Говорят, по крайней мере, папа за нас всех молится, чего уж о Союзе Писателей не скажешь. Пробовали сегодня же в изд. Иностранной лит. (не журнала) уговорить, чтобы обещал прислать новые вещи, я же не сказал ничего про этот рассказ, потому что присутствовали два моих переводчика, один довольно симпатичный, математик по профессии, не глуп, но рассказ этот  перевести должны Вы. Они же собственных переводчиков на штатах имеют, и конечно рекомендовать Вас я в этой обстановке не мог. Дальнейшие переводческие атаки  обратились в бегство (не мое, конечно). Мало, к сожалению, знакомой мне жене Вашей привет. Не помню уже, кому «Summa Technologie» обещал- Звезде или Неве? Кажется ,Звезде? Пока, как быть с планами нашими насчет Вашего приезда, право не знаю. Переводите, пишите да, вообще, печатайте как можете больше (да не всё, конечно, что попадет), а таким образом построится стартовая площадка, а дальше уж видно будет. Пожмите руку обоим Варшавским. Рассказы старшего лучше всего, что целая московская дивизия (—) да (—) пишет. Молодой же так интересен, что только удивляешься. Серьезно я это говорю. Но главное в (—), т.к. без переделки теперешнего никакого вообще будущего, ни хорошего, ни мрачного не будет, разве только максимум энтропии. Таким образом, должна она писать: хотелось бы пробы такие, как она и у нас действовала. Спасибо за все, да напишите, что нового в Ленинграде!

Ваш    С.Лем

Примечания:

1.Травинский В.М.- ответственный секретарь ленинградского журнала «Звезда».

2. Дмитриевский Владимир Иванович(1908-1978) писатель, публицист, исследователь фантастики.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)