АИСТ ПО ЗАКАЗУ.

-Ну, что я тебе могу сказать, подруга… — Нина поправила очки на носу, полистав медицинскую карту и просмотрев результаты последних анализов Наташи, — Твое лечение в Германии ничего не изменило. Гормональный фон падает, и у тебя осталось месяцев восемь, максимум год, чтобы родить ребенка.
-Нина, это точно? — поникшим голосом спросила Наташа.
-Точнее не бывает, — констатировала факт подруга.
-И что же делать теперь?
-Попробовать успеть забеременеть за это время… И не смотри на меня, как на икону. Я просто врач.. Пусть и хороший, но не мать Мария… Многое могу, но пойми, я не всесильная. Вот что тебе не рожалось пятнадцать лет назад от твоего Князева? Было бы все замечательно… Ребенку четырнадцать и все счастливы…
-Егор не хотел. Ты же знаешь, что он был тогда глубоко женат и у него было двое детей…
-Он не хотел… Главное, ты хотела! Ты же за него замуж не собиралась!
-Не собиралась, а может… Он не хотел иметь еще детей. Князев боялся, что узнает жена, а весь бизнес ее… И ты знаешь, что тогда не было ничего — ни этого шляпного салона, даже крыши над головой не было. Съемная комната в коммуналке с кучей соседей и грошовая зарплата подмастерья театрального художника по костюмам.
-И так далее, и тому подобное… — язвительно заметила Нина. — А теперь ты сидишь передо мной и страдаешь…
-Нина, не сыпь мне соль на рану, она и так болит…
-Соль… Это ты верно сказала… Сейчас у тебя все есть — дом в занавесочках и рюшах, деньги, машина, шляпный салон, названный в твою честь, а счастья нет…
-А что такое счастье?
-Смех детей в доме и верный надежный муж…
-Как твой Вознесенский,- вздохнула Наташа.
-Да хоть бы и так, — чуть смутившись, ответила подруга. — И ты забыла один момент — двое чудных детей — Машка и Сашка.
-Вот и я хочу, чтобы в моем доме смеялся хотя бы один ребенок, — прошептала Наташа.
-Я тебя предупреждала, подруга, что настанет момент, когда это может оказаться поздно, а ты будешь жалеть о своем поступке. Была уверена, что все успеешь, ан нет. Карьера главное, чтобы потом у ребенка все было… Знаешь, подруга, снявши голову, по волосам не плачут.
-Ты была права, Нина…
-А сейчас, что мы имеем в активе? Красивые ноги? Да. Хорошо сохранившаяся фигура? Да… Ухоженная физиономия? Тоже да! Шмотки, благосостояние? И это есть. Только нет главного — радости всему этому.
-Нинка, хватит издеваться, — воскликнула Наташа.
-Я не издеваюсь, а констатирую факт. А что у нас в пассиве? Твои тридцать семь лет… Как бы хорошо не выглядела, соревноваться с двадцатилетними Феломенами тебе, увы, не по зубам. Ты стала мало выходить в люди, а если и выходишь, то кажешься белой вороной…
-Все так… Все так…- вздохнула Наташа. — Не рви душу…
-Да еще крутятся вокруг тебя парочка альфонсов. Наташа, надо думать головой… А помнишь, Вознесенский предлагал тебя познакомить со своим партнером? Между прочим, неплохой мужик… Голова! Так нет, ты уперлась. Что ты своей головой тогда думала?
-Как ты представляла своего мужа в роли свахи? Смешно, Нина. А головой своей думаю я, думаю,-воскликнула Наташа. — Только придумать ничего не могу.
-Да, беда… Надо тебе завести мужчину и не просто, а настоящего… Сильного, спортивного, чтобы ребенок родился красивым и здоровым. Вот! Только ты знакомиться отказываешься, когда тебе предлагают. А он между прочим до сих пор свободен…
-Если свободен, то значит есть причина… Мужчины не тараканы и просто так не заводятся, — съехидничала Наташа.- Ты сама же сказала, что мой пассив перетягивает актив.
-Ну не на столько, чтобы совсем поставить на мечте крест. Ты давно была в отпуске?
-Не помню… Кажется три года… а может четыре назад, если не считать последнюю поездку в Германию…
-Это был не отпуск, а необходимое лечение… Нет, я имею ввиду, когда ты ничего не делала, а просто отдыхала и забыла совсем о работе?
-Нет, такого давно не было. Мой друг ноут всегда со мной, и я могу…
-А вот этого не надо!..
Нина не успела договорить, что надо, как в дверь кабинета настойчиво постучали:
-Простите, вы уже целый час принимаете одну пациентку, а мы здесь, как дуры сидим и ждем. Может, вы уснули?
-Следующая, заходите. Ладно, Наташа, иди и очень хорошо подумай об отпуске!
-Не могу я в отпуск, сейчас начался шляпный сезон…
-Эх, боярыня Морозова… Подумай все равно! И помни, детей в наше время в капусте или картошке не находят. Пока!
-Пока!
Наташа вышла в коридор, где на нее уставилось с десяток пар недовольных глаз пациенток ее подруги Нины. Она вышла на крыльцо клиники, постояла несколько минут, зажмурившись и подставив лицо теплым лучам летнего солнца, поправила шарф и легкой походкой направилась к машине, оставленной на стоянке.
Наташа любила свою машину и называла ее не иначе, как «моя ласточка». Казалось, что Мазда чувствовала ее любовь и платила ей той же монетой. Да, сейчас она могла себе позволить купить эту машину и построить небольшой, но очень уютный дом у пруда среди яблоневого сада в тихом пригороде. О том времени, когда ей приходилось учиться днем, вечером помогать одевать актеров к спектаклю, а ночами придумывать шляпки для своих однокурсниц, Наташа не любила вспоминать. И в то время она сделала самую большую ошибку в своей жизни — она испугалась родить ребенка. Она старалась успокоить себя, что на тот поступок ее толкнула сотня причин, которые стали препятствием для его появления на свет. Сейчас же понимала, что именно тогда и был ее единственный шанс стать счастливой матерью, но она сама от него отказалась. «Да, снявши голову, по волосам не плачут…» — почему-то вдруг произнесла она вслух, остановив машину перед своим салоном, своим детищем. Огромная витрина, в которой были выставлены единственные экземпляры шляпок, сделанных по ее эскизам, и яркая вывеска «Шляпный салон «Боярыня Морозова» радовали глаза, но в душе почему-то оставалось пусто и тоскливо.
Ей повезло в этой жизни во многом. Родительница одной студентки, заметив изящную шляпку у своей дочери, поинтересовалась, где та взяла эту вещицу, и узнав, что такие чудные вещи из обычного ширпотреба делает сокурсница, захотела себе такую же. Наташа сделала, а матрона осталась очень довольна. Вдруг посыпались заказы от ее подруг. Был момент, что увлекшись работой над шляпками, Наташа чуть не бросила учебу, но вовремя остановилась. Потом были пять лет работы в модельном агентстве мадам Князевой, когда и случился тот роман с Егором, и она забеременела, но… Вот тогда случай свел с Ниной, ставшей впоследствии ее лучшей подругой. После этого Наташа рассталась с Князевым, вернее он оставил ее ради новой любовницы. Через пять лет, Наташа смогла открыть маленькую мастерскую по ремонту и изготовлению шляп. И здесь ей помог случай. Опять на горизонте появился бывший любовник, но в этот раз он предложил партнерство. После внезапной смерти жены Егор получил в наследство весь ее бизнес, и в знак примирения открыл для Наташи этот салон, сделав ее управляющей, модельером и прочая, прочая… В ее дела не лез, но занимался раскруткой салона и оказывал всякую помощь, имея при этом неплохую прибыль. Тогда Князев совсем неожиданно сделал Наташе предложение выйти за него замуж, но она поняла, что нет у нее к нему ничего, что даже отдаленно можно было назвать любовью. Егор долго не переживал и скоро утешился, женившись на своей секретарше. Наташа вкалывала, как проклятая, и спустя пять лет она могла позволить себе многое, но все так же продолжала корпеть над эскизами и шляпки делала сама, хотя в мастерской уже трудилось десяток мастериц.
…Пробыв в салоне почти до позднего вечера, Наташа вернулась в свой дом. Когда она въехала во двор, то ее встретила громким радостным лаем верная овчарка Марта и приблудившийся несколько месяцев назад рыжий кот Плюшка. Удивительно, но котяра почему-то сразу стал откликаться на эту кличку и уже никуда на долго не уходил. С Мартой он подружился очень быстро, а та, когда Наташа задерживалась, даже пускала его в свою будку поспать. Когда он иногда совал свою толстую усатую морду в миску с ее едой, даже не реагировала, разрешая спереть несколько кусочков мяса.
Едва Наташа успела поужинать, как раздался телефонный звонок. Звонила Нина.
-Я придумала! Наташка, я все придумала!- радостно закричала она.
-И что ты придумала? — удивилась Наташа, слыша радостные вопли подруги в динамике телефонной трубки.
-Здесь тебя многие знают. Ты у нас «очень загадочная мадам Морозова». И если все случиться здесь, то желтая пресса тебе несколько потрепет нервы, журналюги придумают несколько неправдоподобных историй. Если тебе пиар нужен или такая «желтая» слава, то…
-Мне такая слава не нужна. Я бы хотела осуществлять свои мечты тихо без шума и пыли, как говорил известный персонаж в одной известной комедии.
-Вот, и я о том же. Короче, судя по твоим анализам у тебя сейчас самое лучшее время. Так что бери отпуск, собирайся и едем в Белый Остров.
-Какой Остров?- ничего не понимая переспросила Наташа.
-Едем ко мне на малую родину. Я там сто лет не была.
-Ты что, у меня очень важный заказ… Я не могу!-попыталась отказаться Наташа.
-Не поняла! Тебе ребенок нужен? Какой к черту заказ?! Ты хочешь упустить свой шанс?
-Нет, не хочу.
-Аисты только в сказках детей приносят… Поэтому тебе нужен нормальный, здоровый кровь с молоком мужик из местности близкой к сельской, где воздух не отравлен выхлопными газами и прочей химией. Белый Остров как раз подходит. Небольшой городишко, кругом березовые рощи, озера, чистый воздух, поля, голубое небе и никакого смога.
-Прямо идиллия. В таких местах обычно мужиков не осталось. Они либо спились, либо уехали, — фыркнула Наташа.
-Для нас один может быть и найдется, — парировала Нина.
-Как же тебя твой Вознесенский одну отпускает?
-Как одну? Он отпускает меня, если ты поедешь со мной в качестве дуэньи, — и Нина весело рассмеялась в трубку.
-Нина, я честно не могу… У меня заказ от…
-Не интересует от кого. Ты берешь завтра отпуск на две недели, и мы едем, а иначе…И твоя Елена Прекрасная с заказом справится без твоего участия…
-Но…-попробовала не согласиться Наташа, но в таких случаях про Нину говорили «ее понесло». Та даже слушать ничего не хотела и в конце разговора твердо сказала:
-Завтра мы едем в Белый Остров. Гостиницу я заказала… Два номера. Билеты заказаны… Едем! Отказ не принимается! Спокойной ночи, подруга!
Нина отключила телефон. Наташа смотрела на замолчавшую Нокию, будто не могла понять что это было — тайфун, цунами, землетрясение, но зная подругу много лет, понимала, что сейчас с той спорить совершенно бесполезно — она, как лошадь, закусила удила и уже не отступится от своей идеи.
«Что ж Белый Остров, так Белый… Нину не переспоришь, а Лена действительно справится с заказом… Талантливая девочка…»- подумала Наташа, потрепав по загривку кота, прыгнувшего к ней на колени во время разговора, прилегла на подушку и уже через минуту ее сморил внезапно навалившийся сон.
Утром Наташа на час заехала в шляпный салон и, дав несколько распоряжений по поводу заказа свадебных шляпок для невесты и ее подруг, весело попрощалась с Еленой, пошутив, что едет не на Ямайку или Гоа, а в маленький тихий городок средней полосы России на берегу речки Калиновки, неспешно бегущей среди бескрайних полей и березовых рощ.
Потом поехала к Нине. Та увидев ее, воскликнула:
-Наташка, это что за прикид?
-А что не так? — удивилась та.
-Ты в костюме от Гучи собираешься покорять Белое Озеро и его мужчин?
-Да им без разницы Гучи или из подвала в Апрашке, — воскликнула Наташа.
-У тебя в чемодане все в таком душе?
-Да. Я не пойму, что не так?
-Мы сейчас отправимся покорять своей щедростью ближайший рынок.
-Зачем нужен весь этот маскарад?
-Пока не знаю, но в этом точно ехать не следует,- констатировала Нина, потрепав подругу по рукаву делового пиджака.
-Чем тебе не нравится моя одежда, не пойму, — фыркнула Наташа.
-Знаешь, для Питера это все естественно, а вот в Белом Острове ты будешь выглядеть, как белая ворона… Ты пойми, маленький тихий городок, глухая провинция… И тут ты вся в белом от Гучи или Кардена… Представляешь? Ты напугаешь местных мужичков, и они будут обходить тебя стороной, а этого нам совсем не надо. Тебе надо, чтобы они наоборот на тебя обратили внимание. Будь проще и люди к тебе сами потянутся, — хихикнула Нина.
-Хм… Я просто не представляю…- задумчиво произнесла Наташа.-Я думала…
-Ой, подруга, это раньше считалось, что все девушки принцессы, а мужчины отважные рыцари… Сейчас все наоборот… Мужики стали принцессами…
-Тоже скажешь…- скептически посмотрев на подругу, произнесла Наташа.
-Каждый, даже самый плохонький мужичонка, считает себя, если он свободен, достоянием республики.
-А твой Вознесенский…
-Он исключение. И не переводи стрелки. Поехали!
Через пять минут они подъехали к рынку, над входом которого красовалась потрепанный временем поблекший плакат «Добро пожаловать!» Нина ловко маневрируя среди толпы привела Наташу к большой палатке, на которой красовалась надпись: «Модная женская одежда всех размеров!» Нина уверенно вошла в палатку. За небольшим столиком сидела большая краснощекая тетка в цветастом платке и стеганной кацавейке с меховой оторочкой не смотря на жаркую погоду, установившуюся с начала июня. Перед ней стояла большая кружка горячего чая. Она наливала его в блюдце больше похожее на суповую тарелку и с громким шипением дула, а потом, отпив несколько маленьких глотков, вздыхала. Наташа огляделась и посмотрела на женщину. Она почему-то вдруг напомнила ей кустодиевскую «Купчиху за чаем». Нина деловито посмотрела на торговку и весело с ней поздоровалась:
-Здравствуйте, Мариана Ивановна!
-Ниночка, здравствуйте!- воскликнула «купчиха» и отставила в сторону свое блюдце. — Каким судьбами?
-Да вот надо подругу у вас приодеть. Только пожалуйста не из этого, -Нина обвела взглядом вывешенные на продажу вещи. — Я знаю, что у вас всегда припрятано для знакомых пара — тройка симпатичных вещиц.
-Точно так, — качнула головой Марианна и полезла куда-то под прилавок. В этот момент какая-то женщина попыталась войти в палатку, но «купчиха» грозно произнесла не поднимая головы:
-Бутик закрыт на спецобслуживание!
Наташу это начинало несколько веселить. Нина взяла весь ворох одежды с прилавка и, протянув Наташе, отправив ее в примерочную. В итоге, Марианна не ошиблась с размером и все было упаковано в два больших пакета. Она лихорадочно подсчитывала на калькуляторе стоимость купленных вещей, вытирая выступившие от волнения на лбу бисеринки пота. Такой удачи, да прямо с самого утра, еще никогда не было. Нина и Наташа уже собрались уходить, как Марианна несмотря на свой вес вдруг опять с легкостью нырнула под прилавок и вытащила симпатичную вязанную белую шляпку:
-Вот… Это подарок от фирмы! — Воскликнула она. — Носите с удовольствием.
-Спасибо!-улыбнулась Наташа.- Сколько она стоит?
-Нет, что вы, это бонус за покупку, — ответила «купчиха». — Не обижайте!
-Спасибо! — повторила Наташа.
-Это вам спасибо! За час почти недельная выручка!- сказала Марианна и мечтательно улыбнулась. — Заходите еще!
-Спасибо, Марианна Ивановна! Обязательно… — ответила Нина и вышла из палатки.
-Я не понимаю, зачем мы все это купили?!- воскликнула Наташа. — Это же, это…
-Это то, что носят в Белом Острове, подруга. Я понимаю, что ты не привыкла к таким вещам…
-Нет, просто я отвыкла и забыла…-грустно произнесла Наташа.
-Так! Вещи в чемодан и поехали, поехали, а то на поезд опоздаем.
Через два часа они уже сидели в вагоне и смотрели в окно на перрон, где разгуливала разношерстная толпа пассажиров и провожающих. Грузчики быстро катили перед собой тележки с чемоданами и сумками, а за ними вприпрыжку, едва успевая, бежали их владельцы. Эта дорожная кутерьма вскоре заняла все мысли Наташи, и она с большим любопытством смотрела на все то, что происходило за стеклом. Через несколько минут по вагону прошла проводница, предупредив, что еще минута, и поезд тронется. В купе к подругам до самого Белого Озера так никто и не подсел. Пока не стемнело они сидели, глядя на мелькающие за окном пейзажи, а потом долго не могли заснуть под стук колес. Наташа вдруг спросила:
-Нина, скажи, почему именно Белый остров, а не Сочи или Анапа?
Та несколько минут помолчала, а потом ответила:
-Знаешь, я сама там не была сто лет, после того, как родители переехали в Питер. В памяти остались какие-то сказочные воспоминания об этом месте. Мы жили на Рябиновой улице… Маленькие аккуратные домики, в палисадниках цвела по весне рябина… Загадочное озеро с плавающими островками, на которых растут тонюсенькие березки… Мне тогда очень хотелось узнать, почему эти островки летом ветер гоняет по озеру, а к зиме они прибиваются к берегу, а не замерзают где придется… Мы ведь с Вознесенским знакомы с детства. Он с родителями жил в соседнем доме. Это потом его родители подались в след за моей семьей… Мы с ним встретились на какой-то студенческой дискотеке и получилось, как в песне: «Ты меня любишь? Люблю. Ты со мной будешь? Буду!» Так что еду вспоминать детство, ну и тебе надо…
-А может не стоит?
-Не дрейф, подруга! Не перевелись еще богатыри на земле Русской…-смеясь, ответила Нина. — Все, хватит болтать! Давай спать. Утро вечера мудренее.
-Давай,- вздохнула Наташа и, натянув до самого подбородка одеяло, повернулась лицом к стене.
На следующее утро в десять часов они сошли с поезда на станции «Белый остров, железнодорожная». Оглядевшись вокруг, они прошли по перрону, поднялись и спустились по виадуку, оказавшись на небольшой привокзальной площади. Постояв минуту, будто что-то припоминая, Нина уверенно повела подругу в сторону серого двухэтажного здания с надписью на парапете «Гостиница». Она уверенно взялась за ручку двери, как та сама распахнулась перед ней. На пороге появился мужчина лет сорока, чуть выше среднего роста. Русые волосы были коротко стрижены, но это нисколько не портило, а наоборот подчеркивало его настоящую мужскую красоту. Белая футболка плотно обтягивала плечи, подчеркивая спортивный склад его фигуры. Но не это поразило в нем Наташу. Его глаза были бездонно синими. В такие глаза, глянув один раз, можно было утонуть на веки. Он посторонился, пропустив женщин в холл, а потом вышел, закрыв дверь.
За стойкой ресепшн стояла молодая девушка и, мечтательно улыбаясь, смотрела мужчине в след.
-Здравствуйте! — обратилась к ней Нина.
Девушка, будто опустившись с облаков на землю, не понимающе посмотрела на Нину и пролепетала, оставаясь еще где-то там в прошлом:
-Здравствуйте,- запинаясь, произнесла она. — Что вы желаете?
-У нас заказано два номера на имя Вознесенской и Морозовой.
-А… Вы из Санкт-Петербурга?.. Да, да… Вот ключи!
-Спасибо, -ответила Нина и взяла ключи.- Этот мужчина, что сейчас вышел, он живет здесь?
-Нет… Это мой жених,- опять мечтательно улыбнулась девушка.
-Жених — это серьезно, — с непонятной иронией ответила Нина.
-Как там в Санкт-Петербурге?
-Стоит,..-просто ответила Нина и протянула один ключ Наташе.- Стоит…
-Вот поженимся с Андреем и в свадебное путешествие обязательно поедем в Питер. Никогда там не была,- промурлыкала дежурная, поправляя волосы.- Вам на второй этаж.
На удивление, номера оказались, конечно, не люкс, но для города, который не избалован потоком туристов и отдыхающих, даже очень приличными. Комнаты были светлыми и чистыми с окнами в легких занавесках из голубого шифона, большими мягкими коврами цвета кофе на полу, а из кранов, что не мало важно, текла горячая и холодная вода. Наташа только успела принять душ, как в номер вошла Нина.
-У меня предложение,- и она таинственно посмотрела на Наташу.
-Какое?- поинтересовалась Наташа.
-Ты же не собираешься умереть с голоду?- и не дожидаясь ответа, продолжила: — Вечером пойдем в ресторан ужинать. Я помню, что недалеко от сюда был ресторан…
-Да ну… Когда это было? Сто лет назад. Может все поменялось,- ответила Наташа. — Пойдем в магазин и купим что-нибудь поесть.
-Нет, идем в ресторан. Должен же здесь быть хоть один ресторан. Все-таки город. Ладно, отдыхай, а я пойду все разузнаю у нашей милой невесты — дежурной,- сказала Нина и вышла в коридор.
Наташа сама не заметила, как заснула, проспав почти до самого вечера. Ее разбудил настойчивый стук в дверь и громкий голос подруги:
-Эй, соня, просыпайся! Уже солнце пошло на закат.
Наташа нехотя встала и открыла. Та, как вихрь влетела в комнату и, подхватив ее под руки, закружила в темпе вальса, что-то напевая себе под нос типа:
-Там-там-тара-там… Там — пам — тара-пам…!
-Нина, отпусти меня. Голова закружилась, — пробубнила Наташа.
-Просыпайся! Я все узнала! Ресторан «Садко», как был на месте сто лет назад, так там и стоит. Вот! И наша девушка очень хвалила его кухню. Так что просыпайся. Умывайся, одевайся…
-А может не надо?
-Надо, муля, надо!
-И в чем я пойду? Твоими стараниями вся моя приличная одежда осталась у тебя в квартире, а это…-Наташа открыла створки шифоньера и развела руками.
-Сейчас мы тебя приоденем и в пир, и в мир, и в добрые люди, -улыбнулась Нина.
-Тебе смешно, а мне не очень,- продолжала бурчать она.
-Конечно не Шанель, но очень даже симпатичное…-и Нина вытащила из шкафа темно-синее, почти черное, в белый горошек прямое с двойной легкой оборкой по низу платье. — Надевай.! Оно тебе очень идет, поверь мне на слово.
Наташа недоверчиво покосилась на платье, потом на улыбающуюся Нину. Выбора не было, весь привычный гардероб остался за несколько сотен километров, а на безрыбье, как говориться, и рак рыба. Посмотрев на себя в зеркало, Наташа вдруг поняла, что подруга права, и платье на ней сидит, как влитое, подчеркивая все изгибы ее фигуры.
Нина, напевая себе поднос слова: «Наташка красавица, она мне нравится…», уложив ее непослушные русые волосы в легкую незамысловатую прическу, воскликнула:
-Богиня, просто богиня…
-Нина, все шутишь…
-Я не шучу! Вот теперь можно идти.
Наташа достала из глубины чемодана свои любимые черные лодочки на шпильке и, надев их, ответила:
-Вот теперь можно идти.
Улицы в большом городе безлюдными не бывают даже летним вечером, когда половина его обитателей отбывает на дачи, курорты и прочие всевозможные места отдыха. На их смену приезжает разномастная толпа туристов из разных городов и весей родной страны, а так же со всех уголков мира. В толпе можно встретить шумных французов и итальянцев, степенных немцев и вечно улыбающихся японцев. Кого только не выносит теплым летним вечером на улицы и в парки больших городов. В Белом Острове все было наоборот… Жизнь текла размеренно и спокойно днем, а к вечеру, казалось, замирала совсем. Наташа и Нина на протяжении всей дороги от гостиницы до центральной площади города не встретили ни одного человека. Только там у небольшого фонтана они заметили несколько пар пожилых и молодых людей, сидящих на скамейках.
-Я помню этот ресторан! — вдруг воскликнула Нина. — Он и раньше назывался «Садко»! Только не было фонтана на площади…
-Подсветки не хватает…-задумчиво произнесла Наташа.
-Как я проголодалась! Кажется, сейчас могу съесть корову, — пошутила подруга.
—Я тоже…-улыбнулась Наташа.
Фойе ресторана было отделано под сени русской избы, а у входа на широкой лавке сидел, склонив голову на бок, парень в русской вышитой косоворотке. В его обязанности, видимо, входило встречать посетителей, но работы в этот вечер было не так много, что он задремал от безделья. Подруги тихо прошли мимо, не разбудив спящего, и оказались в зале ресторана. Перед ними, как из под земли, вдруг появилась девушка в русском костюме и с улыбкой Моны Лизы проводила к свободному столику у окна. Потом к ним подошел молодой официант и предложил посмотреть меню. Сделав заказ, Наташа и Нина, наконец оглядели зал. На его стенах были лубочные росписи на тему былин о богатырях, крепкие под дуб столы, официанты в русских народных костюмах, небольшая эстрада и барная стойка. Вроде бы и все, ничего примечательного, но вот на эстраду вышла молоденькая девушка в сопровождении трех музыкантов. Находящиеся в зале посетители оживились и зааплодировали, но потом притихли, будто в ожидании чуда. Певица пела о любви, мечтах и о том, что все сбудется, надо только верить в чудо. Наташе вдруг стало грустно, и она предложила Нине уйти, но та остановила подругу:
-Давай еще немного посидим… Душевно поет девчушка… Давно такого не слышала…
-Хорошо,- согласилась та. — Давай посидим. Смотри, здесь не только слушают музыку, но под нее и танцуют..- она посмотрела на загадочно улыбающуюся Нину.
-Разрешите пригласить вас на танец? — вдруг раздался приятный мужской голос.
Наташа подняла глаза и растерялась от неожиданности. Перед ней стоял тот самый мужчина, с которым они столкнулись в фойе гостиницы. Он, улыбаясь, протянул ей руку. Она смутилась и, помедлив мгновение, вложила в его ладонь свою. Он вывел ее из-за стола и, чуть приобняв за талию, уверенно повел в танце. Они танцевали молча, глядя друг другу в глаза. В какой-то момент Наташе показалось, что вокруг все исчезло, и они остались вдвоем в зале. Когда он проводил ее к столику, у нее едва хватило духу прошептать:
-Спасибо…
-Ну вот и мущщина, — с каким-то сарказмом сказала Нина, глядя ему в след.
-Что ты там бормочешь? — переспросила Наташа.
-Я так понимаю, что это тот самый жених,- хмыкнула подруга. — Пока невеста на работе, он сидит в ресторане… Кошка из дома, мышки в пляс…
-Какие мышки, какой пляс… Это их дело! — смутилась Наташа.
-Вот, и я о том же. Чем не кандидат?
-Я тебя умаляю, какой кандидат?
-Я же видела, как он на тебя смотрел,- ухмыльнулась Нина. — Как кот на сметану. Ты ему явно понравилась.
-Не говори глупости! — фыркнула Наташа.
-А давай поспорим, что этим дело не закончится! — воскликнула Нина и предложила:- Если я права, то ты мне подаришь ту самую шляпку с витрины…
-Какую?
-С вуалью и розами… Она такая романтичная,- мечтательно произнесла подруга.
-Хорошо, а если я права, что это первый и последний…
-Нууу…-задумалась Нина.- Тогда… Я даже не знаю, что тогда… У тебя все есть… Я отдам китайскую вазочку династии Цинь, которая тебе так нравится!-воскликнула Нина.
-Хорошо! — согласилась Наташа.- Только у него есть невеста, и я бы не хотела разрушать чужое счастье, на этом своего точно не построишь.
-Уймись… Он не мальчик, чтобы не соображать, что делает. Да и какая невеста, я тебя умаляю, девчонка совсем… Он ей в отцы годится. Может у них дружеские отношения и никто никого не ревнует. А может, она просто вбила себе в голову, что он ее жених. Бывает и такое, она думает, а он даже не подозревает… Если он здесь, а она там — это о чем-то говорит. Он же не сидит дома и не ждет, когда девушка вернется с работы… В этом вся суть мужиков,-вздохнула Нина.
-И Вознесенского тоже? — улыбнулась Наташа.
-Он исключение из правил! — воскликнула подруга.-Ты хоть узнала, как его зовут?
-Нет, — беспечно ответила Наташа.
-Ну и зря… Надо ковать железо, пока горячо. Я же вижу, что тебе он понравился.
-Не говори глупостей!- отмахнулась Наташа.- И уже поздно. Давай вернемся в гостиницу. Что-то я спать захотела.
Наташа долго не могла уснуть. Она очень устала, но сон почему-то сбежал от нее. С темного неба в окно светила огромная яркая луна. Казалось, стоит протянуть руку и можно до нее дотронуться. Только под утро ее сморил сон, в котором она бежала по огромному полю ромашек и где-то на его середине, раскинув руки, падала в траву и смотрела в бездонно голубое небо. Вдруг раздался гром… От его раскатов она стала просыпаться, но еще не могла до конца понять откуда он взялся… Грохот усиливался. Когда она, скинув остатки сна, открыла глаза, то поняла, что это не гром, а стук в дверь. Накинув халат, она открыла ее и очень удивилась, увидев на пороге номера Нину в дорожной одежде:
-Что случилось?
-Наташа, я должна вернуться. Звонил Вознесенский. Сашка заболел.
-Подожди пару минут… Я с тобой!
-Нет! Ты остаешься и продолжаешь отдыхать. У тебя отпуск,- запротестовала Нина.- И продолжишь знакомство с тем таинственным мужчиной…
-Но я…
-Ты, что боишься остаться одна?
-Нет, но мы же приехали вместе. А вдруг тебе понадобится помощь?
-Моя дорогая, я со всем справлюсь сама. А тебе, как минимум, надо пару недель отдохнуть. Ты совсем забыла, зачем сюда приехала? Времени осталось совсем мало…-покачала головой Нина.- Все, пока! Через пол часа поезд. Я здесь набросала планчик, куда тебе обязательно надо сходить… И ужинай в ресторане. Может тот мужчина появится снова и…
-Нииина…
-Я уже сорок лет Нина,- улыбнулась подруга. — Все, пока! И самое главное — не дай себе засохнуть!
-Выпей спрайт…-с иронией ответила Наташа.
-Я позвоню, когда доеду.- Нина чмокнула Наташу в щеку.- И провожать не надо.
-Счастливого пути! Пока.
-И смотри у меня…- Нина пригрозила ей пальчиком и закрыла за собой дверь.
Наташа, позавтракав в маленьком кафе у вокзала, пошла бродить по городу. Сначала она шла по центральной улице, но потом свернула в боковой переулок и оказалась совсем в другом, как ей показалось, мире. Домики были небольшими, с резными ставнями, крытые не шифером или железом, а дранкой, поросшей мхом, да еще лепились к друг другу, как грибы в лесу. В палисадниках на аккуратных клумбочках росли цветы. Буйно разросшийся жасмин затенял окна, а мирно кружащиеся над его едва распустившимися бутонами рои пчел и разноцветных бабочек дополняли не по-городскому сказочную картину. Наташа присела на скамейку, стоящую под огромным старым дубом и закрыла глаза. Она давно не испытывала такого блаженства и умиротворения от окружающего ее мира, что ей захотелось здесь остаться и никуда не уходить.
-Привет!- откуда-то сверху неожиданно раздался мужской голос.
Она не сразу поняла, что это было сказано ей, а когда открыла глаза, то сначала увидела контуры фигуры, стоящего перед ней человека, и только через несколько мгновений смогла его разглядеть полностью. Удивительно, но это был тот самый мужчина, с которым она танцевала накануне вечером в ресторане. Она смутилась, но ответила:
-Здравствуйте…
-Андрей,- но увидев ее удивленный взгляд, повторил:- Меня зовут Андрей.
-Наташа…
-Как вы здесь оказались?
-Гуляла… Здесь, как в сказке,-тихо ответила она.
-Если хотите, я вам покажу одно место, которое совсем похоже на сказку. Давайте руку, тут недалеко. Не бойтесь, я вам не сделаю ничего плохого. Идемте!-настаивал он.
Наташа вдруг почему-то ему поверила и протянула руку. Его ладонь была твердой и прохладной. Он слегка сжал ее руку, помог встать со скамейки и решительно повел за собой. Они шли по извилистой узкой улочке, которая все не кончалась. Вдруг она вывела их к широкому ромашковому полю, раскинувшемуся до самого горизонта, обозначенного там вдалеке бело-синей тонкой полоской… Все было как во сне. Миллионы распустившихся ромашек от легкого дуновения ветра качали своими белыми головками, и от этого казалось, что колышется море, и вот вот на его горизонте появится сказочный корабль. Наташа сначала опешила от увиденной красоты, а потом сделала неуверенный шаг в это ромашковое море, потом другой, третий… Она оглянулась на Андрея, рассмеялась и побежала. Он догнал ее. Ей было легко и свободно, будто она вернулась в то беззаботное время, которое называю детством. Они сначала побежали на перегонки, потом шли взявшись за руки. Где-то на середине поля упали в ромашки и долго лежали голова к голов, глядя в высокое ярко голубое небо, по которому проплывали, похожие на воздушные замки и диковинных зверей, облака. Потом между ними произошло то, что уже вечером, сидя у окна в гостиничном номере, глядя на бесстрастную холодную луну, Наташа посчитала верхом неблагоразумия и опрометчивости. На следующее утро она пошла на вокзал, чтобы купить билет, но у гостиницы ее встретил Андрей и не дал никуда уехать. Он протянул ей руку, а она, как загипнотизированная, пошла за ним. Он привел ее к странному озеру, по которому, гонимые ветром, плавали небольшие острова с тонкими березами. Наташа зачарованно и восхищенно смотрела на это чудо природы, забыв, что она уже не маленькая девочка, а взрослая умудренная жизнью женщина… Поздно вечером они вернулись в город. Андрей поцеловал Наташу на прощанье у входа в гостиницу, дождался, когда она зайдет в холл и после этого ушел. Она только вошла, как к ней неожиданно подбежала девушка с ресепшн и закричала с ненавистью:
-Я не позволю… Я не позволю… Как ты смеешь лезть в чужую жизнь… Ты через неделю уедешь, а я останусь…И он будет моим… Моим, слышишь!
-Простите, но я ничего не понимаю. Почему вы на меня кричите?
-Не прикидывайся овечкой!- воскликнула девушка.- Он мой и только мой!
-Кто? Я не понимаю, что вы хотите.
-Андрей… Андрей, он мой жених, и я никому его не отдам… И нечего к нему липнуть…
-Вы наверное на солнце перегрелись,- съязвила Наташа.- Я ни к кому не липну… Остыньте, девушка…
-Я не отдам тебе, старая кошелка, Андрея… Убирайся из этого города… Он мой! Мы с ним поженимся!
-Не надо так нервничать… Конечно, поженитесь… Только я на вашем месте получше смотрела за своим женихом, если…
-А я бы на твоем месте, собрала свои вещички и валила отсюда домой в свой Питер,- закричала фальцетом девушка.
-А мне здесь нравится отдыхать, — улыбнулась Наташа. — Наверное, домик куплю и буду жить. Вы случайно не знаете, цены на недвижимость в вашем городке?
-Андрей любит только меня, а ты для него просто случайная тетка… Он же мужчина… Это у мужчин в крови, им всегда хочется чего-то новенького, свежего для разнообразия… А у нас любовь!
-Странное понятие любви, -ухмыльнулась Наташа. — Просто фри лав какая-то…
Девушка вдруг поперхнулась и закашлялась, а Наташа, воспользовавшись моментом, поднялась в свой номер. Она долго ходила по комнате от окна к кровати и обратно, пытаясь успокоиться после этой сцены в холле гостиницы. Наташа ругала себя за свое легкомыслие, понимая, что лукавит. В конце концов она призналась себе, что Андрей ей нравится, но никак не могла понять, в какой момент это произошло, ведь так не бывает в реальной жизни. Проведя бессонную ночь, Наташа решила, что должна уехать и уехать, как можно быстрее, чтобы не увязнуть в этих отношениях. Андрей, прощаясь, предложил завтра поужинать вместе и обещал зайти за ней вечером в гостиницу. Утром она собрала свои вещи и покинула номер. Ей повезло. Через час она уже заняла место в вагоне скорого поезда, остановившегося на станции Белый остров всего на одну минуту. Она со смешанным чувством покидала этот город, похожий на сказку, где, возможно, оставила свою любовь. Подумав об этом, Наташа вдруг одернула себя, напомнив, что любви с первого взгляда не бывает, и она об этом знает наверняка, а все, что произошло просто похоже на временное сумасшествие, с которым пора кончать…
Ее неожиданное появление в салоне удивило всех, а на неудобные вопросы отвечала фразой «надоело сидеть без дела», положив тем самым конец, начавшимся пересудам и кривотолкам. Вскоре она получила заказ на несколько шляпок для дефиле на неделе высокой моды в Париже от Князева, что совсем ушла в работу с головой, иногда забывая даже поесть, в итоге доведя себя до полного нервного истощения.
Придя в себя после обморока на больничной койке, первой, кого она увидела, была Нина. Заметив, что Наташа пришла в себя, та шепотом произнесла:
-Привет! С возвращением!
-Где я, и что произошло?- тихо спросила Наташа.
-Ты в больнице…
-Мне нельзя здесь оставаться… Коллекция… Надо собираться. Где моя одежда?
-Лежи и не двигайся,-приказала Нина.- С твоими шляпками справятся без тебя. Тебе сейчас нужен покой.
-Какой к черту покой!- воскликнула Наташа.- Через две недели показ, я не могу никого подвести, а у нас еще не все готово. Позови врача, я хочу уйти отсюда.
-Никуда ты не пойдешь! Ты чуть ребенка не потеряла.
-Какого ребенка?- не поняла она.
-Обыкновенного… Еще маленького… Довела себя до обморока. Ему стрессы сейчас совсем не нужны, так что лежи и не дергайся. У тебя получилось, — улыбнулась Нина и погладила Наташу по руке. — Меня раздирает любопытство- кто его отец, но сейчас тебе вредно много разговаривать, и об этом ты расскажешь потом… Хотя я догадываюсь, кто он.
-Можешь забрать свою шляпку с розами…- прошептала Наташа и едва заметно улыбнулась.
-Ну ты и звезда! Месяц назад вернулась и ни слова, ни полслова не сказала, а еще подруга! Ладно, я пойду, но обещаю, что вернусь, и ты мне все-все расскажешь.
-Да нечего рассказывать,- устало ответила она.
-От нечего дети не появляются,- пошутила Нина.- Отдыхай, побольше спи и ешь витамины, они тебе сейчас ой как нужны. Пока!
Нина ушла. Наташа долго лежала глядя в потолок, а потом вдруг осознав, что теперь не одна, и у нее все получилось, рассмеялась. От мысли, что внутри нее теперь живет совсем маленький, крошечный человечек, который через несколько месяцев заявит во весь голос о своем появлении на свет, ей вдруг стало весело. Она почувствовала себя самой счастливой женщиной в мире. Через неделю, выписавшись из больницы, вернулась в салон, и теперь она занималась работой, но уже без фанатизма и упертости, давая больше свободы помощнице Леночке. Наташа полюбила одиночество, совсем перестала встречаться с друзьями, проводя все свободное время в своем доме, часто прогуливаясь с собакой Мартой в сопровождении кота Плюшки по поселку. Нина обижалась, но никакие уговоры не могли подействовать на подругу, которая отговаривалась, что очень устает на работе «в связи со своим положением» и поэтому старается много отдыхать дома. Дела салона процветали, тем более участие в дефиле, принесло свои плоды, и заказы посыпались, как из рога изобилия. Князев, являвшийся фактическим владельцем салона, был очень доволен возросшими доходами, радостно потирал руки. «Интересное положение» становилось все заметнее, и некоторые умы стала мучить мысль: «А папа кто?», но Наташа только загадочно улыбалась и очень ловко уходила от ответа на прямые, а иногда и не очень, вопросы, если кто-то вдруг решался их задать. Ходила масса слухов и кривотолков, но ни один из них не был правдой. Наташу это сначала раздражало, но потом стало даже веселить.
Так прошло лето. И в один прекрасный день сентября, придя на очередной осмотр к Нине в кабинет, Наташа услышала:
-Ты заметила, что последнее время мы с тобой встречаемся только в моем кабинете? Совсем нас забыла, а между прочим, Машка и Сашка меня замучили вопросом: «Почему тетя Наташа больше не приходит?»
-Нина, прости, но мне хочется побыть одной…
-Так нельзя. Ты стала настоящей затворницей, а тебе нужны положительные эмоции. Это же радость — ждать ребенка, которого ты так хотела.
-Я и радуюсь…- улыбнулась Наташа.
-Вижу,- ухмыльнулась подруга.- Только как-то печально радуешься… Может не можешь забыть его отца?
-Знаешь, если бы все могло быть иначе и у меня было время…
-Ты хотела бы, чтобы он узнал о ребенке?-вдруг спросила подруга.
-Нет! Ему знать об этом не надо, да я и о нем, собственно, ничего не знаю, только…- осеклась Наташа.
-Что только? Уж не влюбилась ли ты в него?
-Не знаю… Мне было с ним так хорошо… Но я была уверена, что только в киношных мелодрамах такое может случиться- встретились, посмотрели в глаза и влюбились… Нет, Нина, это не тот вариант… Если бы я ему была нужна, то он меня нашел бы.
-Как?
-Не знаю, но придумал бы что-нибудь… Он так не похож на Князева…
-А эту историю уже давно пора списать в архив за давность лет,- фыркнула подруга.- Вы сейчас в какой-то степени партнеры, хотя, мне кажется, что он твой талант эксплуатирует и зарабатывает на твоем имени деньги.
-И у него такие глаза… Я в них просто утонула….
-У кого? У Князева?..-переспросила Нина.
-Какой, к черту, Князев…
-Ты мне так ничего не рассказала, почему так быстро вернулась из Белого острова…
-А там нечего рассказывать,- тихо сказала она. — Ты же сама говорила, что возраст мой большой пассив и мне не тягаться с молодыми… А та девушка с ресепшн, Мила, действительно оказалась его невестой… Ты же знаешь, что на чужом несчастье своего счастья не построишь. Вот я и уехала, чтобы не портить им отношения, понимаешь.
-А он тебе сам сказал, что она его невеста?-переспросила Нина.
-Нет, но она была очень настроена за него воевать до последней капли крови,- грустно пошутила Наташа.
-Теперь вижу, что ты в него влюбилась…
-Какая ерунда!- отмахнулась она.- Ну, может чуточку…
-Мне ты можешь не рассказывать, я же вижу!
-Так, тему закрыли… Я больше не хочу о нем говорить.
-Хорошо. Наташа, через неделю день рождения Маши и мы тебя ждем. И попробуй не приди!- сказала Нина.
-Нина, я не могу… Будут люди, а я в таком состоянии, возникнуть опять вопросы… Я не могу, нет!
-Чужих не будет, только свои… Тесный семейный круг. И Машка тебя очень ждет! А если не придешь, то к тебе приедет Вознесенский, на руках вытащит из твоего укрытия и все равно привезет к нам. Вот! У него для тебя есть сюрприз.
Поняв, что с Ниной спорить бесполезно, она согласилась и обещала быть.
В назначенный день Наташа приехала к Вознесенским. Она только вошла, как на ее руках с радостным криком и визгом повисли Машка и Сашка. Нина, успокоив детей, отправила в детскую разбираться с подарки, что привезла Наташа. Казалось, все уже были в сборе, но почему-то Нина не спешила приглашать за стол гостей. Вознесенский периодически поглядывал на настенные часы и почему-то качал головой.
-Нина, вы еще кого-то ждете? Ты же говорила, что будут только свои, — сказала Наташа.
-Не переживай, будут, как и обещала, только свои,- улыбнулась подруга.
В это время вдруг раздался звонок в дверь. Вознесенский оживился и сам пошел открывать. Когда хозяин и гость появились на пороге зала, Наташа почувствовала себя, как после ледяного душа. Ей стало совсем не по себе- рядом с ним стоял Андрей из Белого острова.
-Кто не знает, прошу знакомиться! Мой друг, товарищ и партнер — Андрей Корнеев. Прошу любить и жаловать.
-Партнер?..-прошептала Наташа и вопросительно посмотрела на Нину. — Ты все знала?
-Наташа, прости… Он давно хотел с тобой познакомиться, но ты же уперлась и никак не хотела…
-Ты все знала! Вы это подстроили?.. Вы… Вы… — у нее перехватило горло, и она закашлялась. Нина протянула ей стакан с водой, но Наташа решительно его отстранила.- Как вы могли, так поступить… Разыграли спектакль… А я-то, дура, поверила, что все случайно получилось…
-Наташа, успокойся, тебе нельзя волноваться,- Нина попыталась ее усадить, но та отстранила ее руку.- Я сама только вчера узнала. Вознесенский…
-Как вы могли… как вы могли… Друзья, называется,- воскликнула Наташа и хотела уйти.
-Хотели, как лучше, а получилось, как всегда, — вдруг буркнул Вознесенский. — Наташенька, пойми, мы не хотели ничего плохого. Что в этом плохого, если достойный мужчина познакомиться с достойной женщиной…
-Как вы могли?.. И ты тоже, устроила цирк с переодеванием, Белый остров, Белый остров… Значит вы все это подстроили?
-Наташа, но что оставалось делать? Андрей давно хотел с тобой познакомиться, а ты ни в какую, — начал оправдываться Вознесенский.- Вот мы и придумали это ход… Только Нина совсем ни при чем. Я использовал удобный момент, и, думаю, получилось все довольно хорошо.
Андрей подошел к Наташе и хотел взять за руку, но она ее отдернула, с презрением посмотрев на него.
-Зачем ты уехала? — спросил он.
-Как поживает твоя невеста?- Наташа криво улыбнулась.
-Какая невеста? — не понял он.
-Какая? Мила из гостиницы..
-Мила?.. У нас с ней ничего не было… Послушай меня, пожалуйста.
-Конечно…- вдруг с улыбкой ответила Наташа. — А знаете, что я вам скажу… Мне надоел этот балаган… Спасибо, что посодействовали. Каждый получил, что хотел: я — ребенка, а ты — Милу, которая спит и видит, как выходит за тебя замуж. Или надеялся получить что-то другое?
-Это бред. Или ты ревнуешь? — прервал ее речь Андрей. — Никогда не хотел на ней жениться… Я ее знаю с пеленок, она для меня, как дочь… Я просил Вознесенского познакомить меня с тобой, но ты упорно отказывалась…
-А сам… сам не мог подойти…
-Где?
-Ну, не знаю, где-нибудь…- ответила ему Наташа.
-В твоем шляпном салоне, да? — съязвил Андрей.
-А хотя бы и там… Если вы так все хорошо придумали, то отчего появилось желание встретиться именно сейчас через четыре месяца, а не сразу…- фыркнула Наташа.
-Прости, но у меня времени не было по салонам ходить… Я был очень занят, если бы мог раньше…
-Ну да, ну да…
-Наташа, понимаешь так получилось… наши зарубежные партнеры… — встрял в их разговор Вознесенский.
-Знаете, я больше ничего не хочу слушать…- она вдруг погрозила пальчиком. — Не хочу вас больше видеть, а тебя, Андрей, в особенности…
-Не получится меня не видеть…- улыбнулся он. — Я хочу, чтобы мой сын знал — его отец не какой-то абстрактный летчик или полярник… Я хочу принимать участие в его воспитании…
-Ты знаешь, что будет сын? — Наташа с осуждением посмотрела на молчащую Нину. — Ты ему сказала…
-Я ему ничего не говорила, поверь! — воскликнула Нина.
-Теперь я понимаю, почему он появился через четыре месяца! Ты ему сказала, но я же говорила, этот ребенок только мой. Ну так вот, господин Корнеев, теперь я поняла, почему вы появились. Вы узнали про ребенка и испугались, что могу предъявить претензии, но можете спать спокойно. Никаких претензий! У моего ребенка и без вашего участия будет все.
-Я ему ничего не говорила, — твердила шепотом Нина.
-Нина здесь действительно ни при чем. Она сказала мне, а я, каюсь, виноват. Мужская солидарность, — начал Вознесенский.
-Какая изощренная фантазия, — опять улыбнулся Андрей, посмотрев Наташе в глаза. — А тебе не приходила в голову мысль, что я мог влюбиться в тебя с первого взгляда, но ты отгородила себя такой Китайской стеной, что было не подступиться. Несколько раз мы сталкивались с тобой, а ты даже не заметила… Ты меня не вспомнила. Да где уж там, когда рядом стоял молодой красавчик… «Хотите шампанского, Наташенька?» Пожалуйста… Ты же боярыня Морозова! — и он изобразил лакея с подносом. -Вам нравятся тридцатилетние? — заметив ее усмешку, продолжил: — Куда уж мне быть замеченным с пьедестала… Только в Белом острове ты мне показалась настоящей, живой…
-Любил безмолвно, безнадежно, то робостью, то ревностью томим… — с пафосом процитировала она. — Вы, господин Корнеев, найдите себе другую дурочку, которой запудрите мозги о любви с первого взгляда… Хорошо играете, браво. Вы мне не нравитесь, и я не хочу вас больше видеть. А еще, не люблю, когда меня обманывают…- сказала Наташа и ушла, громко хлопнув дверью.
Она, сев в машину, вдруг расплакалась. В этот момент те ромашки и плавающие острова на озере показались ей красивой декорацией к спектаклю, в котором не было самого главного — правды. Там было придумано и разыграно по нотам, а она во все это поверила, как в его величество случай, да еще и влюбилась в главного героя.
Прошло три дня. Утром по дороге к салону, машина Наташи, застряла в утренней пробке на въезде в город. Сегодня пробка была длиннее, чем обычно и со скоростью черепахи еле ползла по шоссе . Водители нервно поглядывали на часы, сигналили и что-то кричали зазевавшимся сотоварищам по пробке. Наташа только собралась позвонить своей помощнице Леночке, как она позвонила сама:
-Наталья Дмитриевна, когда вы будете?
-Скоро, минут через двадцать, только из пробки на светофоре выберусь. Что-то случилось? — спросила она.
-Я даже не знаю, как сказать,- замялась Леночка.
-Говори, как есть.
-Вас ждет господин Князев.
-Подождет!
-Только он закрыл салон и сказал, что…
-Как закрыл?… Только этого не хватало!.. Леночка, скажи ему, что я уже скоро буду,- крикнула в трубку Наташа, ничего не понимая. Этого от Князева она не ожидала, да и никаких видимых причин не было для закрытия салона.
Как только машине удалось выбраться из пробки, через десять минут, на сколько позволяло ее положение, Наташа стремительно вошла в свой кабинет. Князев удобно расположился в ее кресле и спокойно попивал кофе.
-Наконец-то… -он недовольно посмотрел на часы. — Опаздываете, Наталья Дмитриевна.
-Что случилось?- взволнованно спросила она.
-Ничего. Я решил свернуть свой бизнес… Понимаешь, надоело. Хочется спокойной счастливой жизни где-нибудь на берегу теплого океана, по утрам пить свежий фреш, не ломать голову, как обойти конкурентов, чем удивить зажравшуюся публику… А еще я снова женюсь, можешь меня поздравить!
-В пятый раз, — воскликнула Наташа.
-Да, но до этого было все не то! Сейчас я потерял голову от любви. Я, понимаешь, влюбился и готов бросить к ногам Киры весь мир. Тем более за это помещение и агентство дают хорошие деньги. Хватит на дом у моря и прочие маленькие радости жизни.
-Но наш договор…
-А что договор? По нему ты получаешь то, что получаешь. Да, твою марку «Морозова» я тоже продал.
-Не поняла. Какое ты имел право? — возмутилась Наташа.
-Единоличное, как владелец,- ухмыльнулся Князев.
-Но ты говорил, что в любом случае, она остается у меня.
-Значит обманул… Поверь, ничего личного, только бизнес,- сказал Князев и кинул на стол пачку денег.- Это твоя неустойка. На первое время тебе хватит. Я же не какой-нибудь монстр, оставлять беременную женщину без средств к существованию. У тебя для решения всех оставшихся проблем есть неделя.
-Князев, как ты мог так поступить? — тихо спросила Наташа.
-Я влюблен и готов сделать все, чтобы моя птичка жила в золотой клетке… Я предлагал тебе, помнишь, восемь лет назад выйти за меня замуж, но ты выбрала партнерские отношения… Теперь получи и распишись.
-Какой же ты…-воскликнула она.
-Какой есть! Хочу, чтобы через неделю здесь никого не было. Все свободны. И прикажи, чтобы вывеску сняли. Нет больше «Боярыни Морозовой» — продана,- и насвистывая какой-то веселый мотивчик, Князев удалился.
Как только он ушел, в кабинет Наташи тихо зашли растерянные от полученного известия сотрудницы. Некоторые из них работали у нее с самого основания еще той маленькой мастерской по изготовлению и ремонту шляп.
-Я не знаю, что вам сказать, но кажется, нас закрыли,- не весело сказала Наташа.- У нас осталась неделя для решения наших проблем… Надо разобраться с заказами…
-Если он нас закрывает, то пусть и разбирается сам, — кто-то крикнул из толпы.
-Расчет он обещал выплатить завтра.
Наташа целый день занималась бумагами, приводя все дела в порядок. Слухи о том, что «Боярыня Морозова» закрывается разлетелась почти мгновенно. Телефон не смолкал и секретарша Катюша не успевала отвечать на звонки. Казалось, что еще немного и телефонный аппарат раскалится до красна и взорвется. Дамы взволнованно интересовались будут ли выполнены их заказы, журналисты пытались договориться об эксклюзивном интервью, поставщики об оплате долгов за материалы… А ближе к вечеру пришли рабочие и демонтировали вывеску. В этот момент стало всем ясно, что Князев не пошутил и действительно решил продать свой бизнес. Вечером Наташа только успела выйти, как к ней подбежала молоденькая девушка и стала задавать вопросы:
-Здравствуйте! Программа «Модное время». Вы можете ответить на несколько вопросов?
-Нет, — резко ответила Наташа.
-Почему господин Князев решил продать свой бизнес?
-Без комментариев…
-Какая кошка пробежала между вами, госпожа Морозова?
-Белая,- отшутилась Наташа.
-Почему вы не вышли в свое время за господина Князева замуж?-настаивала журналистка.
-Без комментариев…
-Скажите, вы ждете ребенка… Господин Князев имеет к нему какое-то отношение?
-Не ваше дело…
-Значит все-таки имеет,- радостно констатировала девушка.
-Не вводите людей в заблуждение… Господин Князев никакого отношения не имеет.
-Но мы же знаем, что непорочное зачатие возможно только в легендах, а в наше время все происходит естественным путем. Откройте тайну — кто отец вашего ребенка.
-Любопытной Варваре на базаре нос оторвали,- и Наташа села в машину, захлопнув дверь перед самым носом девушки.
-Да меня зовут Варвара… Откуда Вы знаете?.. — растерялась она, глядя в след удаляющейся Мазде.
На следующее утро Наташа, будто ничего не произошло, приехала в салон. Ее встретила расстроенная Леночка, которая беспомощно разведя руками в опустевшем холле, громко вздохнула и расплакалась. Еще день назад в нем с самого открытия сидело несколько дамочек, беседующих о природе, погоде и прочих житейских мелочах. Наташа подозревала, что многие постоянные посетительницы приходили сюда, чтобы не просто сделать заказ, а пообщаться, обсудив за чашкой крепкого кофе все светские новости. Им не хватало общения, а где еще можно было просто поговорить с приятельницами, не чувствуя, что время проводится зря, как не в ожидании шляпного мастера. Наташа не успела ничего сказать Леночке, как звякнул колокольчик на входной двери, а на пороге появился Андрей. Она хотела убежать, но зацепилась ногой за край ковра, и если бы он не подхватил ее на руки, то упала бы. Он прошептав ей на ухо:
-Осторожно, тебе нельзя бегать…
-Отпусти меня. Зачем ты пришел? Мы с тобой все обсудили…
-Господи, ну что ты за человек? Я тебя люблю и больше никуда не отпущу. Почему ты мне не веришь?
-Верю каждому зверю… Поставь меня на пол, — потребовала Наташа. — Андрей, давай не будем ворошить прошлое. Пусть все останется, как есть. У тебя своя дорога к Миле, а у меня…
-Далась тебе Мила! Она все придумала, что я женюсь на ней. Не знаю, как эта мысль пришла в ее красивую головку. Знаешь, если бы ты осталась и не уехала, я бы тебе все рассказал еще там, в Белом острове.
-Не надо ничего объяснять и оправдываться, Андрей. Это никчемное занятие…
-Прости… Но ты тоже была со мной не во всем честна. Я же тебе не предъявляю претензий. Просто хочу воспитывать месте с тобой твоего… нашего ребенка.
Андрей осторожно, как драгоценную фарфоровую статую, поставил ее на пол, взял за руку, и они одновременно поняли, что сейчас слова совершенно не нужны. Они почувствовали себя не просто рядом, а опять вместе, как на том ромашковом поле. Наташа вдруг испугалась нахлынувших воспоминаний и чувств, несколько отстранилась от него.
-Пусти, Андрей, — потребовала она, стараясь высвободить свою руку.
-Почему? Наташа, зачем ты притворяешься, ты же меня тоже любишь…
Она не ответила ему и, наклонив голову, стала рассматривать острый носок своего правого сапога. Потом подняла глаза на Андрея и прошептала:
-Откуда ты знаешь?
-Я чувствую. Какие у тебя красивые волосы… -Он провел рукой по ее волосам. — Какая же ты красивая.
-Постой! Знаешь, мне сейчас совсем не до твоих комплиментов… Голова идет кругом.
-Я все знаю и очень хочу тебе помочь.
-Мне не нужна твоя помощь, как-нибудь справлюсь сама… Бывало и хуже.
-Наташа, не будь такой упрямой, как тот стойкий оловянный солдатик. Ты помнишь, что с ним произошло? — он с улыбкой посмотрел ей в глаза. — Солдатик растаял в огне…
-Тогда уж лучше быть той самой бумажной танцовщицей, которая сгорела с ним в огне камина,- почему-то ответила она ему.
-Ты помнишь, во что он превратился?
-Андрей, ты пришел сюда чтобы устроить опрос: помню ли я сказку…
-Нет, я к тому, что ты такая же упрямая… Умру, но помощь просить не буду. Он превратился в маленькое оловянное сердечко…
-Что? — не поняла она.
-Ты меня простишь? — спросил он будто не услышал ее вопрос, и, смешно наморщив лоб, посмотрел опять на нее.
Ее глаза от удивления расширились, а губы тронула едва заметная улыбка. «Родная…Родная моя…» — произнес он про себя, и от этой мысли у него вдруг сжалось сердце. За всю свою сорокалетнюю жизни, которая в принципе была хоть и трудной, но вполне благополучной, он ни к кому не испытывал таких чувств и никого так не любил, как эту упрямую и гордую женщину. Андрей понял, что как бы она его не гнала, он никуда от нее не уйдет и никогда не оставит. Она ему нужна, и только она, и их ребенок…
Он, глядя ей в глаза, вдруг наклонился и поцеловал в щеку. Потом еще раз и еще… Наташа не сразу поняла, что этот первый легкий, будто касание крыльев бабочки, поцелуй растопил лед в ее сердце.
-Наташка, моя Наташка,- шептал Андрей, прижимая ее все крепче и крепче к себе. — Прости меня… Я больше так не буду…
-Просто детский сад, младшая группа…- пошутила она. — Я на тебя не сержусь…
-А твой салон мы откроем снова, ты не переживай…
-Ты думаешь, что я здесь растаяла из-за этого? — вдруг воскликнула она.- Если так, то ты лучше…
-Тихо, тихо, тихо… — он опять прижал ее к себе. — Тихо… Глупенькая, я так не думаю… Я тебя люблю и прошу стать моей женой. Ты согласна?
-Я… я… Согласна. Я тебя люблю. Никогда не верила, что с первого взгляда бывает любовь.
-Бывает, и еще как бывает, — улыбнулся Андрей.
-И аисты прилетают иногда по заказу, — Андрей и Наташа оглянулись на веселый голос Нины. Она стояла в обнимку с Вознесенским недалеко от них. — Вы так были заняты друг другом, что не заметили, как мы вошли. Я вижу, что все хорошо, и вы, наконец, помирились. Так и должно быть! Вы же любите друг друга.
-А вы как здесь оказались? — воскликнули они в один голос.
-Мы… А мы приехали, чтобы тебе все объяснить и предложить помощь. Ты же не сможешь просто так сидеть без дела и нельзя зарывать твой талант в землю. Но все хорошо, что хорошо заканчивается.
-Или начинается… Спасибо и простите меня! — воскликнула Наташа.
-Да ладно, всякое бывает, — улыбнулась Нина. — Будьте счастливы! — И она с силой ткнула локтем в бок мужа.
-Да, будьте счастливы, как мы, — улыбаясь произнес Вознесенский, а потом поцеловал жену.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)