ПОСЛЕДНИЙ ШТРИХ К РИСУНКУ О ЛЮБВИ ДЛЯ ДВОИХ…

После трехнедельной жары вдруг разверзлись небеса, и, на  покрытую засохшей  коркой землю, как водопад, вылилось столько воды, что, казалось, все дороги превратились в русла рек, по которым не катили, а плыли машины. По шоссе еще было ничего, но только стоило свернуть машине на грунтовую дорогу, как она сразу попадала в капкан большой и глубокой лужи, из которой уже нельзя было выбраться без посторонней помощи. Вот в одной такой луже и застрял по самые пороги седан непонятно какой марки и какого цвета. Он был по самую крышу заляпан жирной дорожной грязью. За его рулем была женщина лет тридцати пяти. Она очень нервничала и несколько раз с кем-то разговаривала по телефону, но поняв, что все попытки бесполезны в сердцах бросила его  на заднее сиденье. Она просидела в этой луже уже пару часов и надеялась только на чудо, которое появилось на дороге в виде трактора-шассика, чихающего черным дымом из выхлопной трубы и безбожно тарахтящего так, что, казалось, слышала вся округа вплоть до небес. Шассик прополз по обочине, окатив машину волной грязной воды и остановился. Из него вылез парень лет двадцати, подтянув сапоги — болотники, подошел к машине и постучал костяшками пальцев в окно:
— Э, там есть кто-нибудь?
— Есть, — ответила женщина.
— Вы куда направляетесь? — с любопытством оглядев женщину, спросил он.
— В Островки… Знаете такое село, километров двадцать по этой дороге…- уточнила она.
— Островки? Да, знаю, — махнул рукой парень. — Я сам оттуда родом. В гости?
— Домой, — тихо ответила женщина.
— Да?.. А чьих будете?.. — поинтересовался он. — Я Серега Востриков.
— Каренина Анна… Востриковы?.. Это те, что на Заводской живут?
— Хм… Каренина?.. Я таких в нашем селе и не знаю… Не, это те, что на Звенигородской…
— Может быть и не знаешь…   Мой  дом в Малом переулке…
— А!.. — воскликнул Серега. — Знаю… Знаю… Там самые лучшие яблоки в саду у Громовых были… Я с пацанами в детстве к ним в сад лазил яблоки воровать.
— Да, у них в саду самые вкусные яблоки…  — подтвердила Анна и мечтательно улыбнулась.
—  Трос есть? — спросил парень.
Анна хотела по привычке выйти из машины, но только открыла дверь, как вспомнила, что она не на шоссе, а в глубокой луже.
— Есть, только, как подать? В багажнике… Сейчас открою…
— Сидите-сидите, а то утонете в своих туфельках… — усмехнулся он и подошел к багажнику седана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)