ПОЧТИ ИНДИЙСКОЕ КИНО…

— Это что? — и Лика кинула на стол Розе стопку газет «Воскресные развлечения».
— Где? —  спросила удивленная Роза. — Желтая пресса, я так понимаю…
— А ты посмотри на развороте, — весело воскликнула подруга и падчерица в одном лице.
Роза развернула одну из газет и первое, что ей бросилось в глаза, набранный крупным шрифтом заголовок: » Королева цветов Роза Осташкова решила выполнить условие завещания своего умершего мужа? Кто он — этот счастливчик?», а рядом несколько больших цветных фотографий почти на половину страницы, где она и совсем неизвестный мужчина сидят за столиком и пьют кофе, он  держит ее за руку… Роза  быстро пробежала глазами по статье и улыбнулась.
— Подумаешь… Это было три дня назад. У меня сломалась машина прямо на бензоколонке, а он мне помог. Я его не знаю совсем… И все, что пишут абсолютная ложь.
— Рассказывай сказки! Он так нежно держит твою руку… И машина вдруг сломалась в нужном месте и в нужный час… И тут же вдруг оказался бородатый Робин Гуд… Он протянул беспомощной женщине руку помощи… — ерничала Лика.
— Ну и что? — опять удивилась Роза. — Просто помог, а от денег отказался… Мне же надо было его хоть как-то отблагодарить, а он предложил составить ему компанию и выпить по чашечке кофе.
— Как — что? А репутация, а имидж, и вообще все это? — воскликнула, разведя руками Анжелика. — Я помню про особое условие  завещания  отца, но не с таким же… Он больше похож на бомжа или геолога!
— Да плевать мне на все это вместе с имиджем и на завещание. Мне некогда заниматься этими пустяками… — ответила Роза и опять  улыбнулась.
— Улыбаешься, да? А то, что ты в течении года должна была выйти замуж по любви… Иначе все вот это отойдет какому-то «Альянсу» из какого-то Верхнерыбинска. И это тебя не волнует?  — продолжала возмущаться Анжелика. — А ты хоть знаешь в какой дыре находится этот город? Я надеялась, что ты выберешь себе достойного мужчину из нашего круга. И почему папа делал упор на любовь, не пойму.
— Из вашего круга… Какая разница, Николай не уточнял кем  должен быть мой избранник, но только брак должен быть заключен по-любви и точка. И если помнишь, то за пятнадцать прожитых лет с твоим отцом, я ни разу не дала повода усомниться в своей порядочности и верности, только, как негр на плантации, вкалывала в магазинах, продавая цветы…
— Ясно, ты его не любила! Как была продавщицей цветов, так и осталась, — притворно вздохнув, сказала Лика. — У тебя в запасе  всего два месяца на выполнение этого условия, или все, что отец с таким трудом нажил пойдет с молотка. И далась эта любовь моему папаше! Тоже мне, романтик с большой дороги…
— Знать судьба такая… Я не виновата, что мне никто не нравится, и я не могу влюбиться, — в тон Лике ответила Роза, рассматривая на фотографии бородатого мужчину. — А ты знаешь, как твой отец заставил меня выйти за него замуж?
— Нет… Да и особо не хочу знать, — честно ответила Лика. — Но если не хочешь думать о себе, то хоть капельку подумай обо мне…
— Если бы не болезнь моего отца, то у меня была бы совсем другая история… Теперь, когда не стало Николая, я могу  рассказать… Думаю, пришло время сказать правду…  Ты же  считаешь, что я вышла за него замуж только из-за  денег… Хотя, и деньги в этом случае сыграли свою роль, — вздохнула Роза.
— Да что ты? Я думала все просто: выскочила  замуж, как это делают все молоденькие девушки, если вдруг встречают богатого папика, которому седина в бороду, а бес так и норовит ударить в ребро, как юноше. И он забывает, что уже далеко не молод  — вот и вся история!- раздраженно воскликнула Лика.
— Все совсем было не так! Мне было двадцать два, только закончила институт… Кому я была нужна без опыта? Диплом — обычный кусок картона , который можно было  купить в любом переходе метро… С трудом  удалось устроиться в один из магазинов твоего отца цветочницей, где мы и познакомились с ним… Он был старше меня на тридцать лет. Я тогда была влюблена, но не в него…
— Хм… А в кого? — Лика присела напротив и машинально стала перебирать газеты.
— Это были удивительные отношения, почти как в кино. Его звали Илья Ковалевский… Мы с ним учились в одном институте, собирались пожениться, а тут эта беда — заболел отец, нужны были деньги. Николай начал за мной ухаживать, а  я ему много раз объясняла, что не люблю его и между нами ничего не может быть…
— Вот прямо вот так вот и отказывалась от всего? — ухмыльнулась в ответ Лика.
— Ты зря иронизируешь, — грустно улыбнулась Роза. —  Тебя тогда носил ветер странствий или противоречий… Ты была замужем то ли за поляком, то ли за чехом во второй раз и ничего не могла знать.
— За Станиславом… поляком.
— Ты и сейчас больше вне страны живешь…  Для нашей семьи та сумма, которую назвали врачи, была просто не подъемной, а Николай вдруг предложил ее, но с условием, что я выйду за него замуж.
— Значит, вот как получилось… Он тебя купил, а ты согласилась выйти за него замуж только из-за денег,- пробормотала Лика. — Но это дало твоей семье безбедно жить. Он же заботился о твоих родителях.
— Да, и благодаря Николаю, мой отец прожил еще десять счастливых лет! Для моих родителей он стал воплощением всего самого лучшего и доброго  на земле… А ради них я готова была терпеть все. Только никто не знает, как мне с ним жилось…
— Не говори, что тебе было плохо! Он тебя одевал, обувал, дарил драгоценности, выводил в свет… Он из тебя сделал икону стиля, официальное лицо своей… нашей компании.
— Но ты забыла главное… Я вкалывала до потери сил… Ладно, оставим этот разговор… Все уже в прошлом, и нечего его ворошить. И, вообще,     что ты завелась сегодня? — попыталась остановить этот разговор Роза. — Мы  с тобой лет десять назад зарыли топор войны и стали подругами…Что произошло? Если это из-за статьи, то плюнуть на это и забыть, — Роза сгребла газеты со стола и выбросила в корзину для мусора.
— Меня просто взбесило, что эти журналюги опять лезут в нашу жизнь и смеют трепать имя отца… Он был… Он был…
— Но тут,  кажется, фантазии на тему меня, — улыбнулась Роза.
— Все равно, ты носишь нашу фамилию!
— Анжелика, я не знаю этого человека, что на снимке и его больше никогда не увижу. Что со мной случилось в тот день, не пойму до сих пор… Меня, как к магниту потянуло… У него такой голос… такой голос, а когда прикоснулся к руке, то будто искра пробежала, а потом  мне показалось, что знаю его тысячу лет… Просто какое-то наваждение…
— Будешь тут любезным, когда у дамы хорошая дорогая машина…
—  Нет, я была на стареньком «Порше», на котором училась водить… Правда там начинка не хуже… Он сразу понял это… — улыбнулась Роза. — Так что он не знает, кто я.
— Я думала, что «Порше» уже давно отдыхает на свалке! А ты уверена, что он не знал? Может все было подстроено? И журналист оказался в нужном месте и в нужный час, и мужчина…  — воскликнула Лика. — Странные какие-то совпадения.
— Не думаю… Да и «Альянсу» выгоднее, чтобы все оставалось, как есть. И не хочу я замуж!
— В огород полоть сорняки, значит, хочешь! А я рядом с тобой на грядку! Не получится! — и Анжелика выдернула из мусорного ведра одну газету. — Придется мне заняться этим делом… Так говоришь, на какой заправке ты его встретила?
— На тридцатом километре московского шоссе…Лика, что ты задумала?..
— Потом спасибо скажешь! — и она быстро направилась к выходу. — Магнит… голос… Чушь собачья!
— Что ты там бормочешь?.. Не смей! — крикнула ей вслед Роза, когда до нее дошел смысл сказанного,  но та уже захлопнула за собой дверь. — Ну вот зачем лезть в чужую жизнь, а?..
Через час Анжелика была на той злополучной заправке, на которой Розу и незнакомца сфотографировал удачливый журналист «Воскресных развлечений». Она первым делом подошла к стойке кафе и без всяких прелюдий сунула под нос  бармену газету.
— Это кто такой? — строго спросила она.
— Это… это… — растерялся бармен. — А собственно в чем дело? Вы, что из полиции?
— Хуже… Ты его знаешь? — настаивала она. Бармен без слов кивнул головой. — Так кто это, и где я могу его найти? — сыпала вопрос за вопросом Лика. Парень за стойкой неопределенно махнул рукой куда-то себе за спину. — Ты не мямли, а четко скажи, где я могу его найти? Дело есть.
— Я сейчас позову, — наконец выйдя из ступора, ответил бармен и исчез в за дверью.
Через пять минут он вернулся и сказал:
— Подождите, к вам сейчас выйдут… Кофе? Чай?
— Нет! Тут не до кофе с карамелькой! — воскликнула Лика. Было душно и она стала, как веером, махать злополучной газетой. — Ни кондиционера, но вентилятора… Жарища… Не заправка, а дыра какая-то, — бурчала она себе под нос,  разглядывая витрину, что и  заметила, как к ней подошел мужчина.
— Вы меня хотели видеть?
— Ой!..- вздрогнула от неожиданности она. — Нельзя же так подкрадываться со спины и пугать …
— Извините! Так что вы хотели?
— Вот! — и она протянула ему газету.
— Ну и что? С этой женщиной что-то случилось? — удивился он.
— Нет, но случиться. Давайте отойдем, и я вам все расскажу. У меня есть предложение от которого вы, конечно, можете отказаться, но лучше бы согласились…
— Интересно… Кофе? Чай?
— Нет. А вот сто грамм бы коньячку, но нельзя… Я за рулем,  — и Анжелика удобно расположилась за одним  из столиков. — Короче, так… Это вдова моего отца… Как он на ней женился — это длинная история и совсем не важно, но…
— Простите, я тут при чем? — удивился мужчина.
— Вы женаты? — спросила без обиняков Анжелика.
— Нет, но, собственно, в чем дело, и что за неуместные вопросы?
— Никаких но! Я сейчас вам расскажу саму суть, а уж вам решать. Вы хотите заработать денег? Судя по всему вы человек небогатый…
— Хм… — ухмыльнулся он.-  Кто же не хочет их заработать!
— Ну так вот! Мой отец оставил все свое имущество движимое и недвижимое своей жене… Вот этой вот даме, — и Анжелика ткнула пальцем на фото. — Сами видите, что женщина она привлекательная…
— Я бы сказал, что даже красивая, — поправил он, разглядывая снимок..
— Пусть будет красивая, но это не суть… Я о наследстве! В нем есть и моя часть, но получить его могу, только тогда, когда Роза выйдет замуж…
— Так в чем же дело? Да у нее женихов должно быть пруд пруди!
— Да… Только главное условие завещания — она должна выйти замуж по любви, а она ни в кого за этот год так и не влюбилась… Говорит, не хочу и не могу!
— Так, я чем могу вам помочь? — удивился мужчина.
— Вы должны постараться влюбить ее в себя… Вот!
— Что? — возмутился уже мужчина.- Нашли мне, секс символ… Я не Том Круз, и не Бред Пит… А обычный… обычный рабочий на бензоколонке…
— А это не важно! Вы должны ее влюбить в себя, потом жениться. Условие завещания будет соблюдено, а потом разведетесь и получите свои проценты, которых хватит на довольно безбедную жизнь. Вот и вся услуга.
— Вы меня за альфонса приняли? — рассердился он.
— Нет, ну что вы… Какой же вы альфонс? Вы — рабочий бензоколонки, — улыбнулась Анжелика. — Я вас приняла за порядочного мужчину.
— А зачем вы мне тогда делаете такое предложение? Вы хотите насолить своей мачехе…
— Вы не поняли! Мы с ней подруги, но если  поможете мне, то  я помогу вам. Вот и все! — воскликнула Анжелика. — Так называемые бартерные отношения… Да и заодно спасу семейный бизнес.
— А вы подумали…  о как ее там?
— О Розе… Конечно подумала. Она останется богатой и совсем независимой… «Альянс» умоется горькими слезами… Все просто, как дважды два!
— А в чем моя выгода? — спросил мужчина.
— Какой вы, однако, глупый… Или прикидываетесь дурачком? Я составлю договор, в нем будут прописаны все условия, а вы этот договор подпишете… В случае благоприятного исхода, получаете комиссионные, которых  хватит, конечно, не на всю оставшуюся жизнь, но  на пару — тройку лет это точно… А я получу свою долю наследства и исчезну из вашей жизни… Все просто!
— А если я расскажу вашей Розе, что вы задумали? — в упор посмотрев на нее, спросил он.
— Хм… Она вам не поверит! Да и что я такого плохого задумала? Каждый получит свой подарок и будет счастлив! Разве это плохо? И вообще, она занята только своими цветами… Столько сил вложено и все отдать на растерзание какого-то проходимца? Директор «Альянса», как стервятник расправил крылья и от удовольствия потирает руки…
— У стервятников нет рук, — сострил мужчина.
— Не важно! Я даже не уверена получится ли у вас ее влюбить в себя… Хотя вы ей понравились при встрече, но это при первой встрече… — ухмыльнулась Лика. — Не согласитесь вы…
— Вы найдете другого… Правильно я вас понял?
— Правильно! И не факт, что он будет лучше, порядочнее вас, — притворно улыбнулась она. — Ну, что, по рукам?
— Я в такие игры не играю, — ответил он.
— Не хотите и не надо… Найдутся те, кто сыграют.  Осталось всего два месяца до окончания оговоренного в завещании срока… — ответила Анжелика. — Но если вы вдруг передумаете… Если вы решите принять мое предложение, то приезжайте завтра… ну, например, к колоннаде в центральном парке часика в три…
— Ночи?.. — улыбнувшись,  просил он.
— Дня… — недовольная его сарказмом, ответила Лика. —  А там все дело случая… Да, кстати, я так и не спросила, как вас звать. Я — Анжелика… Можно просто Лика!
— Маркиза ангелов, — улыбнулся он. — Илья… можно без отчества….
— Вот и чудненько… Илья, только бороду придется сбрить, она как-то совсем не комильфо… Или подстригите… что ли покороче. Она, мне кажется,  вам идет! И приоденьтесь, как… — улыбнулась она.
— Как — кто? — переспросил Илья, разглядывая носки своих пыльных туфель.
— Может быть у вас нет денег? — и Лика открыла кошелек, но он остановил ее руку.
— Я не дал своего согласия… — буркнул он.- И гусары денег в долг у дам не берут…
— Это не деньги, а спонсорская помощь. Так соглашайтесь… Я знаю людей, уж поверьте… Когда на горизонте маячат халявные деньги, то даже кремень дает трещину, — криво ухмыльнулась Лика и вышла.
— Странно чем ей моя борода не понравилась… Если только подравнять… Ну да, — остановившись у зеркала,  сам себе сказал  Илья.- Н-да… История. А ведь согласится же какой-нибудь проходимец…
На следующий день Анжелика с самого утра заехала к Розе и приступила к реализации своего плана.
— Вот ты сидишь здесь и ничегошеньки не знаешь! — начала она, попивая кофе и разглядывая интерьер офиса, будто видела все в первый раз.
— А что я должна знать? — удивилась Роза.
— А то, что в центральном парке организуется выставка цветов и букетов… через две недели. Сейчас там ведется регистрация желающих принять участие. Вот смотри, — и Анжелика выложила перед ней буклет  с условиями выставки. — Там даже призы какие-то будут от спонсоров за первое, второе и так далее место. Мы должны в ней участвовать!
— Некогда мне этим заниматься… Тут поставщики цветов ерунду какую-то пишут в ответных факсах на мои запросы… Голова кругом!
— Конечно, будут писать… Время — то идет. Два месяца осталось, а кому охота заниматься делами с фирмой, которая скоро того…
— Почему того? У нас все хорошо! — воскликнула Роза. — Ведь раньше они не отказывались от новых договоров…
— Это раньше! Все же знают о завещании… А тут осталось всего ничего, а там да здравствует «Альянс» фиг знает что, который просто пустит «Цветочный вальс» с молотка. И получится —  амуры и земфиры все распроданы по одиночке… — присвистнула Анжелика. — Так что собирайся и поехали в парк… Так сказать, устроим прощальный бал…
— Неужели ничего нельзя сделать? Оспорить, например, завещание или еще чего-нибудь… — умоляюще посмотрела на Лику Роза.
— Ничего! Только выйти замуж по любви! Вот…
— Ну почему -я?
— А я уже замужем! — ухмыльнулась Анжелика. — И в этот раз очень даже счастлива! Михаил удивительный человек, и тебе такого же желаю…
— Давай я откажусь в твою пользу и все останется, как есть!
— Увы, птица! Ничего нельзя изменить… Так что собирайся и едем в парк! Заодно развеешься… Сегодня жарко, а там озеро, цветы. Красота жуткая!
— Вот как может быть красота жуткой?! — воскликнула Роза.
— Может! Собирайся!
— Я сейчас не могу… Надо оформить договор с «Резедой»…
— Но к трем ты успеешь в администрацию парка? — Лика пристально посмотрела на Розу, которая  кивнув  головой в знак согласия,  опять занялась бумагами. — Обещаешь?
— Да… да… — будто стараясь отвязаться от приставшей Лике, пообещала та.
Анжелика не была уверена, что Илья согласился и  принял ее предложение, но внутренний голос ей почему-то  нашептывал: «Все будет хорошо. Он придет. Обещанное вознаграждение того стоит… Это его зацепило! Я же разбираюсь в людях, а особенно в тех у которых ничего нет, а хочется… А ему хочется! По глазам было видно… Эх, человеческая натура!» Уговорив Розу  принять участие в выставке цветов, Анжелика с чувством выполненного долга удалилась, напевая себе под нос «На вернисаже как-то раз случайно встретила я вас… Вы не со мной… Вы не со мной… Какой пассаж…»
Роза подъехала к парку чуть раньше, но ждать Лику не стала, а прошла в администрацию парка, и написав заявку на участие в выставке, вышла, где прямо у колоннады столкнулась нос к носу с тем самым мужчиной, что помог ей на бензоколонке. Если бы  он не остановил ее, то  она прошла мимо него, даже не обратив внимания. Он остановил ее своим неожиданно радостным возгласом:
— Здравствуйте!
— Здравствуйте… — неуверенно ответила она. – А мы разве с вами знакомы?
— Правду говорят, что у женщин девичья память, — притворно вздохнул он. – Помните бензоколонку, у вас еще машина сломалась? Мы потом  пили кофе…
— Аааа… Простите, я вас не узнала. Вы… Вы очень изменились, — смутившись, стала оправдываться Роза.
— Ну да… Просто хотите сказать, что отмылся от мазута, — улыбнулся он, нисколько не смутившись. – Я не всегда бываю чумазым, как черт…
После его слов, между ними повисло неловкое молчание. Он  улыбаясь смотрел на нее, а она нервно накручивала на палец конец тонкого шифонового шарфа.
— Рада была вас увидеть…- прервав неловкое молчание, начала было прощаться Роза, но в этот момент ее прервал веселый возглас Анжелики:
— Вот ты где! А я уже с ног сбилась тебя искать!
— Мы же с тобой договорились здесь встретиться, — опять стала оправдываться Роза.
— Значит я забыла… Склероз  посетил меня внезапно… — пошутила Анжелика. – Заявку подала?
— Да! А раньше ты на память не жаловалась, — заметила Роза и собралась уходить.
— Ты куда! Может быть, познакомишь меня со своим приятелем, — весело воскликнула Лика. – Аааа… Постойте, постойте! Я вас узнала!  Вы знаете, — уже обратившись к мужчине, защебетала она, —  о вас написали в газете… Вы самая большая загадка, нет, сенсация этого сезона…
— Лика, перестань, — покраснев, остановила ее Роза.
— Так, кто же вы, мистер Икс?  Я – Анжелика, или как меня зовет Роза, Лика. Называйте меня так и вы, — она протянула ему руку.
Он слегка пожал ее пальцы, вместо того, что бы поцеловать, на что, видимо,  надеялась Лика, и ответил, глядя на Розу:
— Илья… А мы с вами тогда даже не познакомились, — будто сожалея проговорил он, протягивая уже  руку Розе. Она была вынуждена ему протянуть свою. Он взял  осторожно ее за пальцы  и поцеловал. – А я желтой прессой не интересуюсь…
— Да вы знаете… как-то в тот раз… мы говорили… утро было чудесное… А машина вдруг взяла и сломалась… — смущаясь начала она. – Господи, я сегодня несу какую-то чушь … Это, наверное, от жары…
— Так давайте немного прогуляемся. Там в аллеях прохлада и тень… — вдруг предложил он, не выпуская ее руку из своей.
— Так, голубки… — вдруг проворковала Лика. – У меня дела… Рада была бы прогуляться с вами по парку, но, увы, труба зовет…Мне еще надо успеть в спа… Роза, а ты можешь прогуляться, в такую жару  в офисе нечего делать! Пока-пока!.. – она помахала им своей  изящной ручкой и внезапно, как и появилась, быстро растворилась в толпе.
Они постояли еще несколько минут. Илья вдруг облегченно вздохнул и сказал:
— В вашей подруге столько темперамента! Просто вулкан…
— Лика моя падчерица, хотя это и громко сказано. Она сама может быть мамочкой для кого угодно… — с каким-то внутренним сожалением ответила Роза. – Дочь моего мужа от первого брака. А потом уж подруга.
— Постойте, но вы, кажется ровесницы… И как быть мачехой для…
— Давайте, Илья, эту тему трогать не будем, — перебила его Роза. —  У нас с ней заключен пакт о ненападении и сотрудничестве. Мы уживаемся мирно…
— Хорошо! Прогуляемся?
— Идемте… Давно не была в этом парке. А когда — то мне, казалось, что  знаю все его аллеи… За пятнадцать лет здесь наверное все изменилось…
— Вы сожалеете о том времени? – спросил Илья и внимательно посмотрел на Розу.
— Сожалею?.. В прошлое не вернуться и ничего там не исправить. Так что стоит ли жалеть о том, что не случилось? – ответила она и остановилась у старого дуба. – Привет! Ты жив… Сколько же лет ты стоишь на этом месте? Многое видел, многое помнишь…И я помню…- Заметив удивленный взгляд Ильи, Роза вдруг смутилась. – Не подумайте, я не сумасшедшая, что разговариваю с деревом… Просто много лет назад, кажется, что это было не в этой жизни, я встречалась с одним юношей… странно, его тоже звали Ильей…
— Вы его любили? – в его вопросе вдруг почувствовалось  какое-то волнение, а голос зазвучал так, как – будто  внезапно запершило в горле.
— Я? Раньше знала… А теперь не знаю, да и давно это было… Идемте… — и Роза медленно пошла по аллее.
Вдруг где-то вдалеке послышалась испанская мелодия, будто легкий ветерок принес ее на своих крыльях. Она была едва различима среди шума листвы. Роза оглянулась на Илью. Он отстал на несколько шагов и медленно брел за ней следом, опустив голову. «У него, наверное, с этим парком связаны тоже какие-то воспоминания,»- подумала она. Илья вдруг поднял голову и грустно улыбнулся:
— Эта аллея ведет к открытой арене, на которой раньше играл то духовой оркестр, то танцевали какие-то детские группы…
— Вы слышите? – спросила она.
— Что?
— Прислушайтесь… Слышите?.. Там и сейчас играет музыка… —  Роза ускорила шаг. Илья догнал ее и пошел рядом.
Аллея закончилась и вывела их к небольшой  площадке с  полотняным навесом вместо крыши, под которым стояли несколько рядов скамеек и стульев. Кое-где сидели люди и смотрели на сцену. Там танцевала пара – девочка и мальчик под аккомпанемент испанской гитары. На юной девушке было ярко красное с воланами платье, в темные волосы была воткнута алая роза.  Руки танцоров летали, как крылья птиц, а в них самих было столько юношеского задора и темперамента, что казалось, еще немного, и они действительно взлетят, как птицы в небо. Юноша изображал тореро. Он был одет в черный костюм и белую рубашку. Казалось, под звуки гитары на сцене сошлось в какой-то неистовой борьбе черное и красное. Роза задумчиво стояла и смотрела на этот танец страсти и огня, незаметно для себя притопывая в такт  мелодии.
— Ты и раньше любила испанскую музыку… — вдруг очень тихо сказал Илья.
— Что? – не расслышав его слова, переспросила Роза.
— Вы любите испанскую музыку? – уже громче спросил он.
— Да…
— А хотели бы сходить на концерт? Через неделю в концертном зале выступает Сандра Гойя. Хотите?
— Очень бы хотела, но времени катастрофически на отдых не хватает.
— Отдыхать от работы тоже надо. И я вас приглашаю. Пожалуйста, не отказывайтесь сразу, — заметив ее протестующий жест, попытался уговорить Илья. – Я слышал, что у нее программа просто грандиозная – удивительная музыка и красиво поставленные танцы.
— Я подумаю, — ответила Роза. – Только не знаю, получится ли.
— Оставьте на один вечер вашу работу, забудьте о ней и позвольте себе отдохнуть…
— Хорошо, я подумаю над вашим предложением, — удивившись его настойчивости, ответила она.
— А как я узнаю? Вы не дадите мне номер вашего телефона?
Она достала цветную визитку с надписью «Фирма «Цветочный вальс» Осташкова Роза»
— Спасибо. Я вам обязательно позвоню…
Но он не успел договорить, как Роза взглянула на часы и заспешила:
— Извините… Я совсем забыла, что у меня назначена очень важная  встреча.
— Вас подвезти?, — предложил он.
— Не стоит! Я на машине. Прощайте! – она, не оглядываясь, поспешила по дорожке, ведущей к выходу из парка.
Вечером, когда Лика заехала к Розе, то увидела странную картину: та сидела в кабинете Николая  среди разбросанных на полу бумаг и плакала.
— Роза, что случилась, — воскликнула, ничего не понимая, Лика.
— Нет… ты представляешь…что я нашла в ящике письменного стола Николая, — всхлипывая и вытирая слезы, ответила Роза.
— И что ты там нашла такого страшного?
— Я после его смерти редко заходила сюда…
— И какого лешего тебя  сейчас занесло? Не заходила и не заходила… Что сейчас-то вдруг понадобилось? – обняв ее, как маленького ребенка, промурлыкала Лика.
— Я… я хотела понять, почему Николай поставил в своем завещании этот пункт о наследстве и откуда  этот «Альянс» взялся.
— И?..
— Я нашла письма… старые письма…
— И от кого же эти письма, что они тебя так расстроили? –  вытирая носовым платком  растекшуюся тушь со щеки Розы, спросила Лика.
— Да, что ты со мной, как с маленькой?.. Это письма… письма… от… от… – не договорив Роза  опять залилась слезами. – Они десять лет лежали в его столе, а я и не знала, что он мне писал… Он мне писал на старый адрес… Я знаю, это мама отдавала их Николаю…
— Так! Возьми себя в руки и успокойся! Кто писал? Но самое главное то,  что было десять лет назад, то уже прошло и не вернешь! Забудь! – погладив по плечу рыдающую Розу, Лика стала собирать разбросанные по полу бумаги.
— Как забудь?! Как?! Он мне писал целых пять лет… Он писал, что любит меня… Все, что произошло – это неправильно… Я была самой красивой невестой, но не его… Он видел меня… Он пришел тогда к дому… Понимаешь, а я его не видела… Я его не видела!.. – продолжала, всхлипывая, Роза.
-Да кто – он, забодай тебя комар!..
— И…ик… Илья…ик… Ковалевский… ик… он не понял почему я вышла замуж за Николая… ик…
— А что должен был понять? Ты ему все рассказала? – строго спросила Лика.
— Нет… я не успела. Он завербовался и уехал  на Север…
— Ну и что бы изменилось? Ты бы увидела его и что? Сбежала? А твой отец? Ты же из-за него вышла замуж за моего отца… Ты бы бросила все и сбежала с ним?..- Лика присела рядом на пол. – Ну все, все… И глазки у нас покраснели, и носик – то распух… Слезами горю не поможешь, так что хватит рыдать… Давай-ка, подруга, выпьем по пять капель…
— У меня нет ничего, — ответила Роза и стала складывать стопкой  недочитанные письма, поглаживая руками каждый конверт. – Это все, что у меня осталось от прошлого…
— Думаю, в баре у Николая что-то да осталось, если ты не выбросила, — не слушая Розу, Лика открыла большой глобус и вытащила из его недр бутылку дорогого коньяка. – Вот…сейчас и выпьем за прошлое, настоящее и, главное, будущее!
— Нет у меня никакого будущего…
— Есть! А как тебе этот товарищ Илья?.. Да, кстати, и имя у него, как у того… из прошлой жизни. Совпадение, однако.
— Он странный… Я думала, что таких уже больше нет…- призналась Роза. – Он меня пригласил на концерт  фламенко…
— И?
— Не знаю… Не могу… Я боюсь.
— И чего ты боишься? – удивилась Лика. – Ты ведешь себя, как неопытный подросток. А товарищ-то оказался с секретом.
— Не поняла…- почти простонала Роза.
— И какой мужик нынче поведет даму на концерт фламенко, а не в ресторан и… Точно ископаемое!
— Лика, я не знаю, что происходит… Он притягивает, но я сама сопротивляюсь этому притяжению. Я глупая, да? Знаешь,  я когда-то подрабатывала по вечерам в гардеробе дома культуры,  мы там и познакомились с Ильей. Он приводил свою младшую сестру в какой-то детский  кружок танцев, а потом выяснилось, что мы с ним учимся в одном институте…
— Не живи прошлым, дорогая! Здесь и сейчас – самое лучшее время. А  твой новый знакомый – это, как  прыжок с большой высоты. Ты просто боишься новых отношений, вот и все! Надо собраться и прыгнуть, как, например, с парашютом. Отпусти себя внутри! Тебе тридцать семь, а не семнадцать. Хватит оглядываться на прошлое. И надо подумать о фирме… Ты нашла что-нибудь про «Альянс»?
— Да, но только ничего не  поняла из всего этого, — и она протянула Лике два листа машинописного текста. – Странные такие бумаги. Я ничего не понимаю.Какие-то черновики…
Лика взяла бумаги и внимательно прочитала, а потом перечитала еще раз и еще.
— Ничего не понимаю! У него, что в момент составления этих бумаг было тихое помешательство?! Как можно было в здравом уме такое придумать и написать… — Лика нервно заходила по комнате из угла в угол. Потом налила в бокал немного коньяка и залпом выпила. – Фантазер, однако, был мой отец, а я и не знала…Роза, а если тебе выйти замуж за…
— Нет… — остановила она Лику.
— Не будь упрямой… Этот товарищ из парка, вроде как не плохой экземпляр, — вдруг выпалила Лика и усмехнулась.
— Вот именно, экземпляр… Тебе за руль нельзя, так что остаешься у меня.
— А Михаил?
— Звони мужу, и пойдем спать. Твоя комната всегда ждет тебя, — ответила Роза и стала подниматься по лестнице на второй этаж.
— Нет, ну надо же такое придумать…Но кто-то же на это и согласился… А Розе, чтобы сохранить этот дом придется еще и работать в этой фирме, если она не выйдет замуж в течении года, чтобы не оказаться совсем на улице… Да, однако, папуля повеселился… — включив свет в своей комнате и продолжая ходить из угла в угол, бормотала Лика. – Что же ты тогда задумал, дорогой папочка, понять бы… Задал же  ребус – кроксворд…
На следующий день утром Лика поспешила домой, чтобы оправдаться перед мужем  за свое отсутствие ночью в супружеской постели, а Роза поехала в офис «Цветочного вальса». Как только она зашла в кабинет, то посыпались звонки один за другим. Она шутила в перерывах между ними, что телефон скоро раскалится и покраснеет от перегруза, но к обеду поток звонков резко уменьшился и наступила долгожданная тишина. Только она облегченно вздохнула, как он опять зазвонил настойчиво и требовательно. Номер был незнаком, но она ответила и услышала веселый голос Ильи:
— Здравствуйте, Роза!
— Добрый день… Я не думала, что вы позвоните…
— Честно? Я соскучился! Вы пойдете на концерт Сандры?
— Я не знаю…
— Роза, даже если вы еще не решили, то знайте, я буду вас все равно ждать завтра у «Юбилейного» в семь… Пожалуйста, приходите!
— Но я… — замялась Роза.
— Мое приглашение вас ни к чему не обязывает, но я буду все равно ждать! До встречи! — и не дав ей ответить, он отключил телефон.
Роза несколько раз пыталась до него дозвониться, чтобы отказаться, но  слышала в ответ только долгие телефонные гудки. Так и не решив, пойдет ли  на этот концерт, она в полном смятении вернулась вечером домой. А ночью ей приснился странный цветной сон, похожий на веселый фильм. Ее разбудил звонок телефона. Роза с трудом открыла глаза, не желая прощаться с тем чудным состоянием гармонии и веселья, царившее в неведомых далях, по которым бродила ее сонная душа… Она нашарила неистово орущий телефон, а в это время солнечный луч, пробившись в комнату через неплотно прикрытые шторы, добрался до большого зеркала и рассыпался на тысячи маленьких солнечных зайчиков.
— Я слушаю… — сонным голосом ответила она.
— Привет, соня! — весело закричала Лика.
— Что-то случилась? Ты где? — встрепенулась Роза.
— Ничего не случилось! Я стою под твоими окнами! Выгляни в окно, соня!
— Так заходи! И чего я там не видела… — еще не совсем проснувшись, потягиваясь ответила она.
— Этого ты не видела точно! — восторженно кричала в трубку Лика.
Роза подошла к окну и широко раздвинула шторы. То, что она увидела за окном ее поразило до глубины души: вся дорожка вдоль дома была заставлена алыми розами… От неожиданности Роза опустилась в кресло, совсем не слушая то, о чем вещала Лика. Через минуту та влетела к ней в комнату и уселась напротив:
— Слушай, это потрясающе! Ну прямо как в песне… Миллион. миллион алых роз… Интересно, и какой же  бедный художник здесь чудил?.. Не просветишь случайно?
— Я в шоке… — только и смогла ответить Роза.
— Н-да… С каждым днем все интересней и веселее становится жить… Просто индийское кино какое-то! — веселилась Лика.
— Лика, я тебя умаляю… Он простой рабочий с бензоколонки… — сделав протестующий жест, ответила Роза.
— А что… Заложил бензоколонку шефа и пустил все деньги на цветы! Как романтично! — пошутила Лика.
— Не говори ерунды…
— Да, кстати, ты идешь с ним на концерт? —
— Вот теперь пойду, только для того, чтобы спросить он это сделал или не он…
— А если он? — спросила Лика.
— Узнаю где он взял на все это деньги… Вот! — твердо произнесла Роза.
— А надо?
— Надо… Это безрассудный поступок… Все это стоит кучу денег…
— Роза, человек сделал от души… Прямо, как долина роз в Болгарии… Красота! Разве можно все оценивать в денежном эквиваленте?
— Я не хочу, чтобы у него из-за меня были неприятности, — воскликнула Роза.
— Нет, ты не права!
— Он знал, что делал, — ухмыльнулась Лика. — И вообще пойдем пить кофе.  До назначенного срока осталось всего полтора месяца… Надо что-то срочно делать!
— Да помню, я помню… Еще целых полтора месяца! — и Роза вышла из комнаты.
До самого вечера Розе не давала покоя мысль о «море цветов»  и том,  кто это все мог устроить. Перебрав мысленно всех своих знакомых и придя к выводу, что ни один из них не способен на такой безумно расточительный поступок по отношению к ней, Роза решила, что это мог сделать только он, Илья, но что это ему стоило. Она решила пойти на концерт и там добиться от него правды — зачем он это сделал и что ему нужно.
Перед «Юбилейным» за час до начала концерта Сандры Гойя было очень людно и шумно. Роза не сразу заметила Илью. Он стоял на верху почти у самого входа во дворец, но заметив ее, помахал рукой и стал спускаться по ступеням. В руках он держал небольшой букет фиалок. Протянув его ей, Илья предвосхитил ее вопрос:
— Представляете, я  не смог  найти алых роз…
— Я кажется знаю где они, — любуясь цветами, ответила она и посмотрела ему в глаза. — А не вы ли все это устроили?
— Что именно? — не понял он.
— Розы… Розы, алые розы… Вы скупили их и…
— Я?… — и он вдруг захохотал.
— Честно не вы?
— Роза, да что случилось? Вы сегодня говорите загадками.
— Сегодня утром у меня дома, вся дорожка была уставлена букетами алых роз… Это не вы сделали?
— У вас есть богатый поклонник? Тогда мои шансы равны нулю… Роза, если бы я мог, то сделал бы обязательно! Вы достойны этого! — с сожалением, которое Розе показалось притворным, произнес Илья. Потом он взял ее за руку и потянул за собой. — Идемте… Сейчас вы услышите великолепную музыку и увидите, как танцует Сандра Гойя.
Дальше они молча заняли свои места, а потом стало совсем не до разговоров — раздвинулся занавес и началось завораживающее действо, сочетающее соединение ритма, движения и голоса.
Зазвучала зажигательная музыка, раздался чуть хрипловатый голос певца, послышался стук каблучков. В луче белого света появилась Сандра Гойя с розой в зубах. Танцовщица делает резкий поворот, от которого взметнулась  и обвилась вокруг ног струящаяся красная с черным  юбка, огненный взор, руки — крылья. Раздается дробь кастаньет, похожая на стоны раненного изменой  сердца, молящего о мести…. Голос певца завораживал не меньше, чем движения танцовщицы.Чуть слышно зазвучал перевод песен, но мало кто на него обратил внимание: о печальной и трагичной любви мужчины к непокорной гордой женщине. Роза когда-то читала, что   фламенко в самом начале исполняли только мужчины, ритмично, отбивая удары   каблуками и подошвами ботинок по полу. Она смотрела на то, что происходило на сцене, и вдруг поняла, что в природе нет таких чувств, которые неспособен передать этот танец, соединивший в одно целое  песню, танец и музыку. После концерта Илья хотел проводить ее домой, но она категорически отказалась, быстро попрощалась и уехала на такси.
А дальше? Дальше, она стала встречать Илью то в супермаркете, то в кафе и  все, якобы, случайно… В конце концов ее терпение лопнуло и, встретив его на открытии выставки цветов, она не выдержала и спросила:
— Илья, вы такой большой любитель цветов, что пришли сюда? Я вижу очень мало  мужчин, которые с интересом в глазах рассматривают цветочные композиции. Здесь все больше женщин с детьми…
— А почему бы и нет? что в этом странного? Цветы — это прекрасно! И ваша композиция из них просто восхитительна. Название «Вечная любовь» ей очень подходит…
— Зачем вы преследуете меня? — воскликнула Роза.
— Я?.. — удивился он.
— Да, вы.
— Роза, мне все интересно, что касается вас… — ответил он. — Я хотел спросить — вы когда составляли букет, думали о ком-то? Ведь  не просто появилось это название.
— Не просто! — с вызовом ответила она. — Много лет назад я любила одного человека… Когда мы с ним расстались, он наверное подумал, что я его предала, предала нашу любовь…
— А где он сейчас? — пристально глядя Розе в глаза, вдруг спросил Илья.
— Не знаю… Да мы с ним даже не попрощались… Так получилось… Он уехал, а я вышла замуж… Мы с ним даже не объяснились… — с грустью ответила она. — А сейчас я знаю, что все это время любила и люблю его одного, но поезд ушел… Да, что я вам все это рассказываю! — вдруг взмахнув руками, будто отгоняя наваждение, воскликнула Роза.
Илья схватил ее за руку и вдруг потащил за собой, не говоря ни слова. Она, не понимая ничего, что происходит, вынуждена была почти бежать за ним, а он расталкивая людей, как расталкивает ледокол льдины,  со словами «простите, извините» вел ее за собой. Наконец Илья остановился рядом с машиной и почти скомандовал:
— Садись!
— Я никуда с вами не поеду! — запротестовала она. — И вообще, что это такое? Кто вам позволил?
— Поедешь! — и он почти с силой втолкнул ее в салон автомобиля.
— Что вы себе позволяете? Я вас не знаю!
— Сейчас узнаешь! — эта фраза прозвучала как-то угрожающе, что Роза вдруг испугалась и попыталась выйти из машины, но было поздно. Автомобиль стремительно тронулся.
— Это похищение? — почему-то  успокоившись, спросила она и стала рыться в сумочке, пытаясь найти телефон.
— Похищение… Похищение века! И звонить никому не надо… сейчас,- улыбаясь ответил Илья.
Роза замолчала и отвернулась от него. Через несколько минут, она поняла, что машина свернула на широкое шоссе и они едут куда-то за город.
— Куда вы меня везете? — спросила она.
— Сейчас узнаешь… Еще десять минут, — ответил он и увеличил скорость.
— Зачем вы это делаете? — Роза попыталась схватиться за руль, но он бережно отстранил ее руки.
— Посиди десять минут спокойно! Я ничего не сделаю  плохого, только…
— Что — только? И вообще, мы уже перешли на ты? — перебила она, возмущаясь.
— Мы давно на ты!.. Вот! — и машина резко остановилась чуть не доезжая до кромки береговой линии небольшого озера.
Роза откинулась на спинку сиденья и удивленно посмотрела на Илью. Он вышел из машины и открыл ей дверь. Она  ничего не говоря пошла к берегу по едва заметной тропинке, потом оглянулась и спросила:
— Откуда ты знаешь это место?
Илья хотел взять ее за руку, но она не позволила этого сделать, оттолкнув его руку.
— Это мое любимое место… Здесь я лет пятнадцать назад попросил выйти за меня замуж одну девушку …
— И что? Она вышла за вас? — спросила Роза.
— Роза, ты уже выбери, как мы будем говорить на ты или вы… Нет… Предпочла другого… Богатого старика… — глядя прямо в глаза ей чуть слышно ответил он. — Деньги…
— А может быть у нее были другие причины? — будто о чем-то догадываясь, прошептала Роза.
— Теперь я знаю… — но Илья не договорил, не раздеваясь вошел в воду и поплыл .
Роза стояла на берегу, ничего не понимая, и твердила:
— Что ты делаешь… Что ты делаешь…
Илья вылез из воды через несколько минут. С его одежды стекала ручьем вода, а в руках он держал белую лилию… Он молча протянул ее Розе, которая с  ужасом и восхищением одновременно смотрела на него…
— Илья… — и она вдруг заплакала.- Так было и тогда… Ты достал мне лилию, а потом…
Он не дал ей договорить,обнял ее и прижал к себе. Она почувствовала, как ее платье тут же промокло, но ей было  все-равно. Она плакала, а Илья гладил ее по голове и шептал:
— Не плачь… Не плачь… Теперь у нас все будет хорошо… Мне надо было еще тогда тебя просто украсть со свадьбы и все в нашей жизни было бы по другому, совсем по другому…
— Я не могла…
— Я знаю… Я теперь все знаю… Не плачь!
Роза еще сильнее прижалась к нему, обхватив его руками.
— Почему ты мне сразу не сказал еще там, на бензоколонке? — вдруг спросила она.
—  Я не мог… Не знал, как ты к этому отнесешься…-
— Ты знал кто я и не сказал… — вдруг отстранившись от него, начала было она.
— Я не знал, как ты к этому отнесешься, — поправил он.
— К чему? Ведь розы это твоя работа? Да? — вдруг спросила она. Илья молча кивнул. — Но они стоят море денег…
— Море, но не океан, — довольно ухмыльнулся он. — Все не так просто. Года полтора назад меня нашел твой муж Николай. Он уже тогда знал, что смертельно болен. Мы с ним встретились и очень долго говорили о тебе. Знаешь, а он тебя очень сильно любил… Очень переживал, что ты его не любишь, а в знак благодарности за спасение отца только терпишь и стараешься быть хорошей женой. Он просил меня исправить его ошибку и все вернуть на круги своя…- Роза хотела что-то сказать, но Илья нежно закрыл ей рот ладонью и продолжил. — Но я не верил, что ты через столько лет все еще меня любишь… Я приехал сюда, купил…
— Что купил? — переспросила она.
— Не важно… Я видел тебя почти каждый раз, когда ты заезжала заправить свою машину, но не знал как подойти к тебе. Боялся, что ты встретишь меня, как старого друга, с которым когда-то в детском саду играла в песочнице, — шутя, продолжил он.
— Но мы с тобой не играли в песочнице… И в детский сад не ходили, — перебила она его монолог.
— Так говориться… Да и вся жизнь — это одна большая песочница, в которой люди чему-то учатся, строят замки из песка, которые потом рушатся, а они опять их строят… Я видел тебя, и каждый раз понимал, что люблю  и любил только тебя одну… Сколько раз хотел к тебе подойти и сказать, но ты чаще всего была не одна… То твоя Лика, то еще кто-нибудь всегда были рядом… — он наклонился и вдруг поцеловал ее где-то у уха, потом в щеку, в губы…
Роза вдруг почувствовала, что просто растворяется в этом поцелуе и ей хочется, чтобы он длился вечно.
Можно было бы сказать:»Вот и сказке конец, дорогие читатели! Все в духе индийского кино, правда без центральной драки в конце фильма, где главный герой спасает свою возлюбленную из грязных лап какого-нибудь злобного бандита. Но это и не важно, главное, что герои счастливы! Осталось только написать, как Роза и Илья на белом лимузине отправятся в ЗАГС, и вот он хеппи энд! Ура!» Да, так бы и случилось, наверное, но  это не про наших героев. Хотя, и сшилось платье белое свадебное, и гости были приглашены, и Лика ликовала, что все так удачно получилось не без ее участия, но…
Наступил день, когда Роза и Илья должны были соединить свои судьбы, и, казалось, вот оно  счастье на блюдечке с золотой каемочкой преподнесено им самой судьбой в подарок за их терпение, взаимопонимание и умение прощать друг друга. С самого утра в доме Розы царила предсвадебная суматоха. Больше всех суетилась Лика, но она больше мешала, чем помогала. Дом был украшен цветами и воздушными шарами, во дворе стояли под тентами несколько столиков, подъезжали машины из ресторана Михаила. Роза решила, что в такую прекрасную погоду не стоит устраивать торжество в душном помещении, а лучше всего сделать его во дворе  дома. Роза и Илья решили, что свадьба будет тихой без  «нужных» людей, только самые близкие друзья и родные, которых набралось в общем человек пятнадцать.  Илья вот — вот должен был заехать за ней.  Наконец у ворот дома остановилась машина, и из нее выскочил счастливый жених. Илья стал торопить невесту, что пора выезжать, чтобы где-нибудь не застрять, но как они не спешили, им пришлось собрать все городские пробки. И стоя в одной из них случилось совсем непредвиденное: проезжающий мимо мотоциклист вдруг кинул в салон автомобиля газету, которая упала Розе на колени. Она хотела ее убрать, но внимание привлек заголовок, набранный огромными жирными буквами, который сам собой бросался в глаза:»Журналистское расследование. Свадьба цветочной королевы Розы Осташковой. Пикантный поворот!!!»
На снимках были Илья и Лика, которая передавала ему какой — то толстый конверт, вот они о чем-то беседуют, вот Илья целует Розу, чуть приобняв за плечи… Роза стала читать статью, где было черным по белому написано, что редакция «Воскресных развлечений» провела независимое расследование и установила, что Анжелика, дочь от первого брака покойного ныне Николая Осташкова, чтобы сохранить семейный бизнес просто купила своей так называемой мачехе жениха Илью Ковалевского, ничем не примечательного рабочего местной бензоколонки. От прочитанного у Розы закружилась голова, сердце было готово выскочить из груди, но до нее еще не совсем доходил смысл прочитанного. Она  не могла  поверить, что Лика  платила Илье за то, что он изображал влюбленного в нее мужчину… Когда до нее окончательно дошел смысл прочитанного, это было похоже на гром среди ясного неба…
Машина в этот момент в очередной раз остановилась, зажатая с двух сторон другими автомобилями. Роза охрипшим голосом вдруг сказала:
— Читай! Свадьбы не будет… Расслабься! Я понимаю, что месть блюдо — острое, и его подают холодным…  — она вышла из машины, громко хлопнув дверью.
Илья только мельком взглянул на брошенную ему газету и все   сразу понял, что произошло. Он хотел остановить и объяснить, но  не успел выскочить следом за Розой, которая пошла прямо по разделительной полосе.   Поток машин  пришел в движение, а многочисленные автомобильные гудки сзади заставили его тронуться и двигаться вперед. Когда ему с большим трудом удалось выбраться из пробки и припарковаться на обочине, Розы уже не было на дороге. Лика, сидящая в машине тоже ничего не понимая, пыталась дозвониться до нее, но телефон был отключен. Тогда она взяла газету и стала читать, бормоча себе под нос: «Вот сволочи! Но ведь это не так… Никаких денег не было! Это же документы на «Цветочный вальс»… Я никого не покупала… Да, был дурацкий разговор о деньгах, но я не знала, что Илья тот самый Илья… И ему они не нужны… Все придумал папа… Какая же я дура… Роза не простит меня…» Илья какое-то время сидел в машине молча, закрыв глаза, но Лика вывела его из ступора.
— Надо поехать и все ей объяснить, рассказать, — кричала она.
— Что ей объяснить? Что? — устало спросил Илья.
— То, что в газете написана неправда, вернее, совсем чуть чуть правды, а все остальное ложь чистой воды…
— Я убью этого писаку, — вдруг выдохнул Илья. — И того, кто ему все это наплел.
— Давай обойдемся без жертв. Она тебя любит, а значит должна выслушать! Понимаешь, она должна нас выслушать! Поехали! — вопила Лика.
— Куда поехали?
— К ней! Скорей! Скорей! — но видя его бездействие, Лика закричала: — Ты, что опять решил ее отдать без боя? За любовь надо бороться! Нам надо было  еще перед свадьбой рассказать.  Эх, это мы во всем виноваты…
— Кто ж знал, что все примет такой оборот… Ладно, поехали, но боюсь, что она нас слушать не захочет, — вздохнул Илья.
— Захочит, не захочет… Попытка не пытка! Надо было давно все в этой истории поставить на свои места. Заигрались, мы с тобой, друг мой Илья… Артисты, блин, с погорелого театра! — продолжала бурчать себе под нос Лика.
Роза не захотела их слушать ни в этот раз, ни в последующие. Она просто не пустила Илью и Лику даже на порог дома. Илья несколько месяцев метался между Верхнерыбинском и Питером, но встретиться с Розой ему не удалось. Она категорически отказывалась его видеть. Лике пришлось по-неволе заняться делами «Цветочного вальса». Чем занималась Роза, этого никто не знал. Она стала просто затворницей в своем доме. Домработница сообщала Лике, что Роза жива, здорова, много читает, но никому не говорит о своих планах на будущее. В конце концов Лика не выдержала, и как-то утром ворвалась в дом Розы.
— Все, я так больше не могу! — с этими словами Лика уселась в кресло и посмотрела на Розу. — Я виновата… Можешь меня выгнать, но я все равно не уйду, пока ты меня не выслушаешь.
— Зачем? — мрачно посмотрев на Лику, очень тихо спросила та. — Ничего уже не вернуть…
— Все, что было написано в газете, это неправда! Да, я предлагала Илье деньги, но это было в самую первую встречу, когда думала,  что он простой рабочий бензоколонки… Я же видела по тебе, что он понравился. Ты когда говорила о нем, начинала светиться изнутри… Роза, прости!
— Какая разница, богач, бедняк… Главное, что ты хотела…
-Я ничего не хотела плохого! Хотела, чтобы ты была счастлива… Нет, прости, сначала думала, что так спасу компанию отца, а Илья оказался совладельцем этого самого «Альянса». Отец нашел его…
— Мне Илья об этом говорил, — вздохнула Роза. — Но я не думала, что он и глава «Альянса» одно лицо…
— А еще там на фотографии не деньги в конверте, как написали в статье, а документы на «Цветочный вальс» — они оформлены на твое имя… Илья отказался от каких-либо прав в любом случае, выйдешь ты замуж или нет, и хотел вернуть их тебе… Вот! Это был его свадебный подарок…- и Лика кинула на стол папку с документами.- И вообще освободи ты меня от этих дел, ты же знаешь, что я птица вольная, а здесь сижу, как привязанная к этому офису… Розочка, я устала… Умаляю, прости нас… Илья любит тебя по-настоящему! И ты его любишь! Почему бы вам не начать все сначала?  Я хочу, чтобы у нас с тобой все было, как раньше… Да, я взбалмошная, иногда делаю поступки, о которых потом жалею, но в этот раз я так хотела, чтобы ты стала счастливой… Прости, Роза,- и Лика глубоко вздохнула, и пошла к двери, где остановилась, оглянувшись на Розу, которая молча стояла и смотрела в окно. — Он в Верхнерыбинске… Все три месяца мотался сюда чуть ли не через день, надеясь с тобой поговорить, но ты была, как скала…
Лика опять вздохнула и вышла. После этого откровения Лики, Роза не спала всю ночь, а утром она  уехала в аэропорт. Через пять часов она была в Верхнерыбинске. Когда Роза вошла в офис «Альянса», то ее остановил строгий охранник и совершенно бесстрастно объявил, что Илья Александрович на переговорах, а когда вернется никто не знает и вежливо поинтересовался:
— Может ему что-то передать?
— Нет, спасибо! Значит не судьба… да, не судьба, — грустно улыбнулась Роза и вышла.
Она сидела в кафе аэропорта, до ее рейса оставалось всего пара часов. «Вот и все! В одну воду дважды не войти, а я захотела трижды… Так не бывает, — с грустью думала она, машинально помешивая ложечкой остывший кофе. — Через несколько часов я буду дома… Освобожу Лику от внезапно свалившейся на нее работы… Теперь мы с Ильей расстались навсегда…»
— Роза, какое счастье, что я успел…
Она подняла глаза и увидела, что перед ней стоит Илья. Он сел напротив.
— Илья, я приехала, но мне сказали, что ты… Я хотела…- растерялась от неожиданности Роза.
— Не надо ничего говорить. Я сам все запутал в этой жизни…
— Я тоже, — согласилась с ним она.- А Лика помогла…
— Роза, я люблю тебя! И если ты здесь, то смею надеяться, что мое положение не совсем безнадежно.
— Совсем не безнадежно… Я тебя тоже люблю. Лика мне рассказала, как все было на самом деле.
«Приглашаются на регистрацию пассажиры рейса 43-56 Верхнерыбинск — Санкт-Петербург,» — равнодушно объявил диктор. Илья внимательно посмотрел на Розу.
— Мой рейс…- смущенно сказала она.
— Я прошу- не уезжай… Останься!
— А как же Лика? Она просила меня освободить от…
— Лика справится и без нас. Это фирма ее отца, так что пусть она ей и занимается, а у нас есть дела поинтереснее, — вдруг пошутил он.
— И какие?
— Чтобы ты от меня больше просто так не сбежала, мы едем в одно место, где наконец ты станешь моей женой.
— Но…
— Никаких но! В нашем Верхнерыбинске все гораздо проще, чем в Питере, — опять пошутил он.- И никаких пробок, а самое главное, нет назойливых журналистов с их «Воскресными развлечениями» и журналистскими расследованиями. Ты согласна?
— С чем? Поехать в то место или по поводу журналистов? — лукаво посмотрев на Илью, задала вопрос Роза.
— Конечно же поехать! Только, смотри, это на долго, да еще и в горе,и в радости…
— Согласна! И в горе, и в радости и на много, много лет!
Послесловие.
Роза осталась жить с Ильей в Верхнерыбинске, а через девять месяцев их семья пополнилась двумя очаровательными двойняшками. Анжелике все-таки пришлось заняться делами фирмы «Цветочный вальс», которая  перешла в полное ее владение, так как Роза от нее отказалась окончательно и бесповоротно. Лика сначала возмущалась, что ей связали крылья, а потом увлеклась и у нее все стало получаться. Муж Лики тоже не остался в стороне. Он продал свой ресторан и с головой залез в «цветочные» дела… И теперь я с уверенностью могу написать:»Вот и сказки конец, кто слушал — тот молодец. Да и сама я там была, мед пиво пила… но в меру!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)