Мысли о любви

Мысли о любви

1

«Дух любви витает на планете…» – Ах, как прав был Ницше, говоря: « …Сколь немногое требовалось для того, чтобы закладывать первый камень в основание возвышенных и абсолютных философских зданий,.. хватало всего какого-нибудь суеверия допотопных времён вроде «души»,.. хватало какой-нибудь игры слов, подвернувшейся под руку, соблазна со стороны грамматики…»

Как легко и охотно мы позволяем вводить себя в заблуждение. Создаётся впечатление, что мы слушаем увлекательную сказку, в которой можно без всяких опасений, что тебя поймают на перестановке слов «царевна-лягушка» в «лягушка-царевна», продолжать по-доброму обманывать слушателей.

Так что же витает на планете «любовь», или то, что осталось после неё, после того, как она скрылась неведомо куда «дух»?

Если мы говорим, что витает «дух», следовательно, «любви» как таковой уже нет, а «дух» это не сама «любовь», это лишь её призрак. «Дух» не выражает ничего, он эфемерен. Следовательно, мы можем сказать: «Ничто витает на планете». Как же это может быть?

Скорее всего, под «духом любви» подразумевается сама «любовь». Но в таком случае мы противоречим самой Природе. С самого момента зарождения жизни на Земле существовал и существует до сих пор (будет ли существовать это вопрос) закон «естественный отбор», или, выражаясь конкретней, закон «выживает сильнейший». А закон «выживает сильнейший» несёт на себе явный отпечаток Зла (если следовать общепринятой морали сегодняшнего дня), ибо как ещё назвать стремление одного выжить за счёт другого, акт пожирания одного другим? И если под этим законом подразумевать «любовь», то между нею и Злом следует поставить знак равенства. Но в таком случае мы приходим к странной и, более того, страшной формуле: Природа это воплощение Зла! Впрочем, прочь эмоции. Начинающему приоткрывать дверь дворца философии не должно быть ведомо чувство страха.

2

Какое это запутанное словечко – любовь… Любовь к родине, любовь к жизни, любовь к женщине, любовь к природе, любовь к животным… Вот далеко не полный перечень.

В сознании людей слово «любовь» появилось вместе с понятием, потому что появилась необходимость назвать отдельным словом чувство, отличающееся от других, например: от чувства влечения к пище и чувства удовлетворения её поглощением. Чем же «любовь» была до того? даже до того, как у нашего далёкого предка блеснул самый первый лучик, самая первая искорка сознания? Назовём такую любовь – «любовь-до». Принято считать, что до того, как у первых человекообразных обезьян появились зачатки сознания, они ничем не отличались по умственному укладу от других животных. Это наводит на мысль, что и другим животным была присуща «любовь-до». Затем, когда у человекообразной обезьяны появился зародыш сознания, т.е. когда человекообразная обезьяна превратилась в обезьяноподобного человека, «любовь-до» перестала быть «любовью-до». Назовём такую любовь «любовь-после». Вот мы и договорились до того, что имеем два вида «любви», и пришли к выводу, что «любовь» имеет свойство изменяться, трансформироваться. Так в чём же отличие «любви-после» от «любви-до»? Из всего сказанного можно сделать вывод, что «любовь-после» это та же «любовь-до», только украшенная цветами слов и заключённая в рамки сознания.

3

«Я тебя люблю» – нет более лицемерной фразочки, нежели эта. Сколько в ней коварства, лжи, фальши, а главное – похоти.

Чего добивался Ромео от Джульетты, когда говорил: «Люблю, навеки твой»? Чего они добивались друг от друга? Никто не знает. Их история «любви», дошедшая до нас – всего лишь поэтическая трактовка вначале итальянцем, а потом англичанином. Но даже они, поэты, не отрицают, что первое, что сделала влюблённая парочка после тайного бракосочетания, улеглась в постель (да простят меня строгие моралисты за мою фривольность!), а самый обряд бракосочетания был всего лишь фарсом, оправдывающим половую связь. В этом отношении древним было проще, они удовлетворяли свою «любовь» без всяких обрядов.

Да и что значит – «платоническая любовь»? Бесчувственные отношения? Между теми, кто на время своих отношений решил превратить себя в существа среднего пола?

Человеку дан Разум, и он должен сдерживать свои инстинкты? Можно подумать, что с появлением Разума должны исчезнуть инстинкты. Да и во что превратится человек, лишившись инстинктов?

Кто дал человеку Разум? Природа-мать. Природа его родила и приобщила к своему миру. «Сдерживать инстинкты» не значит ли это восставать против своей создательницы? А может быть, стоит сдерживать дурные инстинкты? Тогда давайте уничтожим всех животных, у них у всех дурные, «животные» инстинкты. У них нет Разума, они – животные? Тогда давайте уничтожим человека; он, обладая Разумом в противовес всему животному миру, аномален. Нужно сочетать приятное с полезным? Тогда оставим разговоры о сдерживании инстинктов!

4

Сказано: «А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём», Мф., 5, 28.

Святой апостол не рискнул вычеркнуть из этого постулата слово «кто» (что следовало бы сделать), ибо это значило бы сказать, что Иисус – единственный праведник всех времён и народов и что апостол никак не имел бы права проповедовать от имени Христа…

Вы посмотрите, как он ЕЙ улыбается, как он воздушно, вежливо-дружески поддерживает ЕЁ локоток, как манерно, чопорно подаёт ЕЙ руку. Сама идиллия, сиречь ложь, потому что его мозг и существо заполнены «любовью-до».

Однако начинает казаться, что мы склоняемся к материализации «любви», её овеществлению. И действительно, если его мозг и существо заполнены «любовью-до», не значит ли это, что он думает о ЕЁ теле, он страстно жаждет ЕЁ тела? Именно! И ОНА это знает, ОНА знает, что ему нужно не ЕЁ внутреннее «Я», не ЕЁ «душа», – что он будет делать с Ничем? а ЕЁ тело. А как бы мы назвали то качество, с помощью которого он стремится завоевать ЕЁ «любовь-тело»? Коварство. «Любовь-до» плюс «коварство» = «любовь-до-коварство». Вот вам и ещё один вид «любви». А между тем, коварство – это одна из ипостасей Зла. И вновь мы возвращаемся к началу: добро пожаловать, Любовь… Зло?

5

Любовь проявляется только среди подобных? А «любовь» к животным? Она «любит» свою Бурёнку, чтобы, когда подойдёт срок, отправить её на бойню.

Мы сидим в цирке, умиляемся послушным животным и наивно думаем, что ах! как хорошо им живётся в вольерах и клетках. Мы проявляем свою «любовь к животным» тем, что дрессируем и созерцаем, а за маской умильного созерцания в нас скрывается чудовищный тирано-завр, алчущий «хлеба и зрелищ!», алчущий повелевать и властвовать над… Природой, своей создательницей. Низкий тебе поклон, Любовь-воля к власти!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)