ЛЕКАРСТВО ОТ ПРОШЛОГО

1. ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
Эта история началась не здесь и сейчас, а лет десять назад.  Произошла она в большом городе N. Рассказывая ее вам, я не думаю, что открываю Америку в человеческих чувствах и отношениях. Как же люди часто ошибаются, оценивая  в других только внешнюю красоту, не думая, что есть еще и внутренняя,  не лежащая на поверхности. Находясь  глубоко, она не сразу открывается людям, но не каждому дано ее почувствовать, да и не у каждого есть желание ее понять. А зачем? Нам всегда легче оценить картину, чем ломать голову над тем, что двигало художником, какие муки творчества он прошел до  того момента, когда оставил на полотне последний мазок своей кисти. Так и природа почему-то одним дает красоту души, которую с первого раза  не разглядишь, а другим  яркую внешнюю, бросающуюся всем в глаза, как цветастая ширма в павлинах, закрывающая пустоту внутри. Погнавшись за красотой и добившись ее, только через несколько лет начинают понимать, что пропустили в своей жизни что-то главное, еле уловимое, но важное — любовь. Со мной могут поспорить и сказать, что я ошибаюсь. Не буду спорить и скажу, что согласна — бывает и такое, когда внешняя в том виде, в котором ее понимают, и душевная красота встречаются вместе в одном человеке, но это бывает  редко, что скорее можно назвать фантазией природы, ее экспериментом. Хотя, если пристальнее присмотреться к любому человеку, даже к горбуну из Нотердама, можно найти именно те черты, которые откроют его совершенно с другой стороны и окажется, что он очень красив.  Так, ладно, вернемся к нашей истории.
В комнате одного женского общежития при институте жили две девушки: Ольга и Жанна. Они обе приехали из провинции, сдали экзамены успешно и поступили на первый курс. По воле случая их поселили вместе. Ольга была скромна и не выделялась среди однокурсниц броской  красотой: русые волосы, черты лица были не очень правильными, худенькая, издали ее можно было принять за подростка. В общем, обычная внешность, только ее ярко серые глаза обращали на себя внимание, в них при пытливом взгляде можно было разглядеть ум, доброту, сострадание и любовь ко всему живому. Но в купе это не давало такой яркой картины, на которую можно было обратить внимание, заметить и запомнить. Жанна, напротив, была высока, стройна, роскошные каштановые волосы, выразительные черты лица. Она была единственной дочерью в  семье, и отец ничего не жалел для своего чада. Ей с детства внушили, что она красавица и рядом с ней может быть только принц, и не меньше. Конечно, ей могли снять квартиру недалеко от общежития, но у Жанны на то, чтобы жить в общежитии, были свои соображения. И так в одной вазе оказались совершенно несовместимые цветы — степной василек и алая с острыми шипами роза. Я не скажу, что Жанна была совсем испорченной девушкой, но она привыкла получать от жизни все, что захочет, и в этом ей помогал изворотливый, острый ум.. Не даром же говорят , что охота пуще неволи. А если Жанна чего-то хотела, то тут она уже не обращала внимание на желания окружающих, потому что  хотела и должна иметь это любой ценой. К третьему курсу Ольга получала повышенную стипендию, училась на отлично, а Жанна закружилась в водовороте бурной городской жизни,  считаясь самой красивой студенткой в институте, за которой пытался ухаживать чуть ли ни каждый первый студент. И если бы не помощь Ольги, то наверное где-то в конце первого курса ее просто отчислили за неуспеваемость. Были они подругами или нет, но Жанна в какой-то степени покровительствовала этой серой мышке Ольге, как она ее называла. Но к концу третьего курса Ольга стала замечать такую вещь — стоило только кому-то из сокурсников проявить к ней интерес или пригласить на свидание, как через какое-то время он тут же переключался на  ухаживания за Жанной. Ольгу это не очень беспокоило, так как у нее была цель — закончить институт, устроится на работу и вытащить из умирающей сибирской деревни свою маму и младшего брата. В ее планы любовь не входила на данном этапе, но человек предполагает, а бог располагает.
Ольга шла в ректорскую и только хотела открыть дверь, как та с шумом распахнулась, и из нее выбежал парень. Он  почти сбил  девушку с ног, и она, наверное, упала бы, но он успел поймать Ольгу за руки.
— Стой, Птица, не падай, — сказал парень, ставя ее на ноги.
— Смотреть надо! — ответила она, оправившись от  шока.
—  Извини, я не хотел… Я нечаянно, — начал он оправдываться, глядя на нее сверху. Она подняла голову и посмотрела на него своими серыми глазищами. Парень глянул в ее глаза и вдруг понял, что  утонул в них окончательно и бесповоротно.
— Ладно, проехали. Извиняю, — ответила она и зашла в ректорскую, а он побежал дальше вниз по лестнице.
Скорей всего на этом большинство историй и заканчиваются. Два человека случайно встретились и разошлись, как в море корабли разными курсами, которые больше никогда на карте жизни не пересекутся, но это не в нашей истории. Когда вечером Ольга вышла из здания института, то ее кто-то весело  окликнул:
— Эй, Птица!..
Она огляделась и заметила на скамейке у старого клена того  парня — торопыгу. Он встал и подошел к ней:
— Привет!
— Привет! Ты что здесь делаешь? — удивилась она.
— Тебя жду.  Меня Иван зовут…
— Ольга. Зачем ты меня ждешь?
— Ты мне понравилась… — не смущаясь ответил Иван и посмотрел ей в глаза.
— Ты у нас учишься? Я тебя никогда раньше не видела…
— Нет, я учусь в военном училище…
— А у нас что делал?
— К отцу заходил… Профессор Зимин мой отец.
— Зимин? — переспросила она.
— Ну да, а что не похож?
— Если честно, то не очень, — улыбнулась она.- А где твоя форма?
— Дома осталась. Мне дали увольнительную по просьбе отца… У меня очень больна мама, и врачи уже не делают никаких прогнозов. Говорят сколько проживет, столько проживет…
— Сочувствую… У меня мама далеко… В Свияшихе.
— А это где? Даже не слышал, — сказал он и посмотрел на Ольгу.
— А это в Сибири… Среди тайги… Бывший зверосовхоз, но он сейчас умирает, и жителей там осталось совсем мало… — с сожалением в голосе ответила она.
Они в это время шли по гранитной  набережной, в которую была закована быстрая и холодная река. Порывы ветра пригоршнями бросали в ее воды желтые и красные кленовые листья, которые попадая на волны, вдруг превращались в разноцветные кораблики, которые тут же уносились течением в свое последнее плаванье.  Разговор между Ольгой и Иваном не очень клеился, то они о чем-то весело болтали, то замолкали и шли молча, но тем не менее их это молчание не тяготило нисколько. Так они дошли до ее общежития. Прощаясь, Иван спросил:
— Когда я смогу тебя увидеть снова?
— Но ты же тоже учишься, — пожала она плечами и задумчиво посмотрела вдаль.
— Учусь. У тебя есть телефон?
— Есть. Ты хочешь попросить номер? — опередила его вопрос Ольга.
— Ты проницательная Птица. Хочу, а ты мне его дашь? Только, пожалуйста не говори нет, — улыбнулся он.
— Пиши,- и она продиктовала ему номер. — Пока, но мне надо идти.
— Время еще детское. Давай погуляем, — попросил он, но Ольга покачала головой, что означало «нет». — Почему?
— Не могу, просто не могу, — Ольга не хотела ему говорить, что через два часа ей нужно было идти в детскую больницу, где она подрабатывала ночной нянечкой.
— Хорошо… Ладно, иди, — согласился он. — Я могу тебе звонить?
— Можешь, только не звони, пожалуйста после одиннадцати вечера и до восьми утра. Хорошо?
— Хорошо. Пока,- он, засунув руки в карманы куртки и  насвистывая какую-то мелодию, побрел в сторону остановки.
Иван, когда мог встречал Ольгу  у института и провожал до общежития, иногда они встречались в выходные и уезжали за город. Прошло несколько месяцев и Ольга поняла, что влюбилась… Любовь поистине волшебная сила. Не зная причины произошедших перемен, многие заметили, что она за последнее время очень сильно изменилась и похорошела. Казалось, что Ольга  светится изнутри, будто какой-то невидимый огонек горит у нее в сердце.  И первой это заметила Жанна. Она старалась узнать с кем же встречается эта серая мышка — ее соседка по комнате. Такого еще не было, чтобы та не делилась с ней своими переживаниями и не просила совета.  Но тайное всегда становится явным, как бы это не скрывали. Однажды Жанна увидела, как у выхода из института Ольгу встретил высокий очень симпатичный парень в курсантской форме и, проходя мимо, она их окликнула. Ольге ничего не оставалось, как познакомить Ивана и свою соседку. Это была самая  большая  ошибка, повлекшая за собой изменение не только течения ее жизни, но и других участников этой истории.  Вскоре Жанна стала бессменной спутницей почти всех их прогулок и походов в театр, на концерты, дискотеки… Она говорила Ольге, что испытывает к Ивану только дружеские чувства и ничего более, потому что военные ее не интересуют, да и он сам не в ее вкусе — слишком правильный. Когда Ольга не могла куда-нибудь с ним пойти, Жанна с удовольствием шла с Иваном. Его друзья, видя Жанну рядом с ним, откровенно ему завидовали, а он был горд тем, что рядом  находится одна из самых красивых девушек города , но самое главное — она его большой друг. Жанна умела быть интересной, выказывая свое умение поддержать беседу, она живо интересовалась всем тем, что было интересно Ивану. Он и не заметил, как она постепенно стала вытеснять из его жизни Ольгу. Из-за болезни матери и благодаря связям отца после окончания  училища Иван получил назначение для прохождения службы при штабе округа. Конечно, это было не то, о чем он мечтал. Отец умалял его послушаться здравого рассудка и  остаться служить здесь, скрасив последние месяцы жизни матери.
После окончания первого семестра пятого курса, Ольга улетела на каникулы домой. Ее звала к себе мать, жалуясь, что им с Сашенькой живется трудно, и они очень соскучились по ней. Две недели каникул пролетели совсем незаметно, но Ольга не могла найти себе места от беспокойства и, не выдержав, поменяла билет,  вернулась на два дня раньше. Она звонила несколько раз Ивану, но его телефон молчал. Ольга очень беспокоилась и поспешила в общежитие в надежде узнать у Жанны, что случилось с ним. Когда она открыла дверь в комнату, то увиденная картина была для нее равносильна грому с ясного неба. Ольга застала Ивана и Жанну вместе. Они целовались, Жанна была полураздета… От неожиданности они молча смотрели на Ольгу, а потом  Иван начал  лепетать что-то невразумительное:
— Оля, Олечка не подумай… Это не то, что ты думаешь…
— Конечно… Это не то что я думаю… Это то, что я вижу. Иван, ты предатель. Ты предал все, о чем мы с тобой мечтали, о чем думали… Ты предатель!
— Оля, прости… Я не знаю, как это произошло… — виновато произнес Иван и хотел дотронуться до руки Ольги.
-Не трогай меня… Ты уже не маленький мальчик, а взрослый мужчина и должен отвечать за свои поступки. Уходи!
— Ты не знаешь, как это произошло? — вдруг возмутилась до этого молчавшая Жанна. — А кто полчаса назад говорил, что мы поженимся? И это умопомрачение, да?
— Жениться… Это уже серьезно, — горько усмехнулась Ольга.
— Да, — торжествуя, воскликнула Жанна.
— Иван, уходи…  Я не могу тебя больше видеть. Иди, не стой над душой…
— Оля, не слушай ее… Оля, но мы же с тобой говорили о нашем будущем. Я люблю тебя. Я тебя…
— Не ври. Теперь я знаю… видела, как ты меня любишь. Ничего у нас с тобой не было и не могло быть. Уходи.
— Оля, я приду завтра…
— Нет! Никогда не приходи…
— Иван, а я… Как же я? Я не могу с ней оставаться в одной комнате, —  Жанна повисла на руке Ивана и побежала за ним  к двери.
Уходя, она оглянулась, и Ольга увидела, как та улыбается торжествуя.
Жанна жила уже несколько дней в доме родителей Ивана и старалась им понравиться: ухаживала за больной матерью, готовила еду для отца. В итоги все были очарованы ей и одобряли выбор Ивана, который еще надеялся поговорить с Ольгой, найдя оправдание своему поступку. Он несколько раз пытался остановить ее у входа в институт и приходил в общежитие, но она категорически отказывалась с ним встречаться. В конце концов Иван не выдержал и однажды просто вломился в ее комнату.
— Ольга, ты можешь сейчас вызвать милицию, охрану, но пока я с тобой не поговорю, я отсюда не уйду.
— Хорошо, ты хочешь поговорить — давай поговорим,  хотя я не вижу, о чем нам надо говорить. И так все ясно, как белый день.
— Оля, мы же любили друг друга… — почти кричал он
— Вот именно, любили, — холодно ответила она.
— Оля, не говори таким голосом… У меня от него мурашки по коже…
— Я очень верила тебе, очень… Понимаешь? Верила. Но сейчас не могу понять, за что ты так поступил со мной?
— Оля, я не знаю, как это получилось… Временное помутнение рассудка… Оля, прошу тебя…
Ольга стояла, как каменная, только качала головой.
— Уходи!
— Оля, ну хочешь, я встану перед тобой на колени… Прости… Я люблю тебя! — Иван протянул руки и  прижал ее к себе, но она оттолкнула его и отбежала к окну.
— Уходи. Если ты сейчас не уйдешь, я просто выпрыгну из окна.
— Значит не простишь? Я люблю тебя! И во имя нашей любви… Оля.
— У нас с тобой нет ничего нашего… Понимаешь? Все наше осталось где-то далеко — далеко. Уходи…
— Ну и черт с тобой! — выкрикнул Иван и вышел, громко хлопнув дверью.
Ольга заперлась в комнате и проплакала до утра. Было больно, ныло сердце, вернее, то место, где оно находилось. Ей казалось, что его просто вынули и растоптали.
Через несколько дней по общежитию пронеслась новость, которую обсуждали в каждой комнате с первого по десятый этаж: Жанна увела у Ольги профессорского сынка и выходит за него замуж. Отзвучал вальс Мендельсона в самом красивом Дворце бракосочетания, был лимузин и все, как положено. Жанна в свадебном наряде блистала своей красотой, очаровывая гостей, только жених был совсем не весел, понимая, что совершает свою самую большую ошибку в жизни. Надо было дать Ольге время понять и простить, но было уже поздно, когда к нему пришла эта мысль.  С этого момента  дороги Жанны, Ивана и Ольги разошлись почти на десять лет.

2. ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

— Э, сосед! — Жанна стояла перед плотно закрытой дверью и громко в нее стучала железной пепельницей. — Блин, Зимин, черт тебя дери, ты там  совсем оглох или умер, может быть? Зимин, тебя к телефону. А, ну тебя… Сколько раз говорить, чтобы тебе на домашний не звонили… Все бестолку, — она  подошла к телефону и только успела взять трубку, как дверь распахнулась и на пороге появился Иван. Жанна кинула трубку и ушла, громко хлопнув дверью.
— Да, слушаю!.. Нет, трубка разрядилась…  Есть!.. Уже выхожу! — и он быстро вернулся в комнату, в которую следом зашла Жанна.
— Фу, Зимин… Какой бардак ты развел…
— Это не бардак… Это оловянные солдатики… И вообще тебя это не касается уже лет пять…
— Зимин, ты уходишь? На долго?
— А тебе-то какое дело, радость моя? — с сарказмом произнес он, глядя на свою бывшую жену.
— Мне? А я сегодня гостей жду? Ты не против?
— Жанна, я уже давно не против, если ты помнишь… Мы, как пять лет в разводе. Ты давно свободная и независимая.
— Зимин, давай разменяем квартиру, ну пожалуйста! Сколько так можно жить? Зимин, ну не будь упрямцем…
— Знаешь, для меня , большая загадка, за что мой отец сделал такой подарок — подарил половину квартиры…
— Зимин, ты дурак или тебе, как в детском саду все объяснять надо? — хихикнула Жанна. — Ты на долго уходишь?
— Не знаю! И отстань от меня!
— Отстань, опять отстань… Ха-ха-ха… Ну, ладно, пока — пока, сосед, — помахав ручкой, промурлыкала Жанна, поправляя на груди  китайское кимоно.
Он ехал на базу, где его ждали, чтобы начать операцию по спасению заложников, а голова была занята совсем другими мыслями — воспоминанием прошлого… Мама умерла через месяц после его женитьбы на Жанне, а отец, очень тяжело перенесший эту утрату, пережил ее всего на два года. После его смерти он написал рапорт и попросил о переводе в регулярную часть. После нескольких командировок в горячие точки и  ранение, он оказался в спецподразделении. Жанне это абсолютно не нравилось, хотя ее даже очень устраивали его долгие  командировки. Тихой семейной жизни у Ивана с Жанной не получилось. К тридцати годам она еще больше похорошела и расцвела, ей всегда было мало денег, а зарплаты Ивана на все ее хочу не хватало. Отец Жанны вдруг перестал потакать ее прихотям, потому что сам женился на молоденькой вертихвостке, стало совсем не до нее. Жанна предложила Ивану взять кредит в банке и открыть ЧОП. Он не захотел увольняться из армии и заниматься бизнесом. После этого Жанна потребовала развода с воплями: «Я самые лучшие свои годы потратила, на тебя, солдафон… Неблагодарный…» Хотя, их семейная лодка начала терпеть крушение почти сразу после смерти мамы. Пока она была жива, Ивану еще как-то удавалось  сдерживать яростные нападки молодой  жены, но после ее смерти Жанна, как с цепи сорвалась. После развода выяснилось, что отец подарил половину квартиры невестке. Последние пять лет они жили, как соседи в коммунальной квартире, хотя его практически никогда не было дома, и Жанна вытворяла в ней все, что хотела — устраивала шумные вечера, приглашала любовников, которых меняла, как перчатки. Их квартиру соседи стали называть нехорошей и часами мыли косточки Жанне, жалея умерших хозяев и заодно Ивана, которого угораздило жениться на этой змее  подколодной.  В последние годы Иван пытался разыскать Ольгу, но она будто  канула в воду. Он знал зачем ее ищет и что скажет, если найдет, но чувство вины не давало ему покоя, ело изнутри и так хотелось услышать от нее, что она его простила, а еще он хотел сказать, что очень ее любит.  Когда он ее вспоминал, то казалось,  теплые солнечные лучики проникают в его сердце и греют, греют… Иван думал,  что у нее есть семья, муж, дети, может даже и собака… Она когда-то говорила, что  у них будет обязательно добродушный лабрадор.  Иван  искал ее в соцсетях, но нигде не встречал упоминания о ней, будто был человек и исчез, канул в Лету. Он находил в интернете ее однокурсников, но были все, кроме Ольги…
— Товарищ подполковник, майор Зимин при… — начал было доклад, но Васин махнул рукой. — Что случилось?
— Извини, но пришлось выдернуть тебя и твоих ребят, Зимин,- ответил  подполковник. — Захват заложников в отделении банка на окраине. Место выбрали тихое… Мы уже связывались с банком. Три кассира, охранник и трое или четверо посетителей. Кассир успела нажать кнопку вызова, за что получила пулю… Охранника они убили сразу. Видно на записи — грабителей трое. Потом они вырубили камеры… Все находятся в зале. Скорей всего, дилетанты, но подготовились — в масках и с оружием. Похоже о черном входе не знают. Так что действуй, майор.
—  Что требуют?
— Машину, полный бак бензина, свободную дорогу  и выезд из страны.
— Разберемся. Разрешите выполнять?
— Действуй.
Второй вход в банк действительно никто не охранял, а налетчики даже не предполагали, что он имеется. Вход был из парадной и на первый взгляд это была дверь в обычную квартиру, на ней даже имелся номер. Операция прошла почти молнееносно — ребята Зимина сработали профессионално. Бандиты  не успели даже понять, что происходит, как были обезоружены, а на из руках защелкнулись наручники. Иван попробовал нащупать пульс у лежащего охранника, но тот был мертв. Женщине кассиру повезло больше, хоть она и потеряла много крови, но была жива. Девушка  лежала навзничь, ее лица не было видно, а вокруг растеклась лужа крови. Пульс еле-еле прощупывался на сонной артерии. Зимин поднял ее на руки, как пушинку, с  криком «Врача…» вынес на улицу, шепча: «Ты, птица, живи, только живи.. Не умирай, птица…» Когда он положил ее на носилки и рассмотрел, первое, что бросилось в глаза — это  маленькая  родинка над губой, которая черной точкой выделялась на белом, как мрамор,  лице девушки. Он сначала решил, что обознался, но санитары засунули ее в скорую помощь, тут же сорвавшуюся с громким воем сирены и полетевшую по шоссе… Единственное, что он понял — ее увезли во вторую клиническую больницу. Эта родинка над губой не давала ему покоя, до тех пор пока не подошел к одной из испуганных сотрудниц банка, беседующей с  психологом.
— Простите, можно задать вопрос? — обратился он и получив согласие, спросил,- Скажите, как зовут вашу сотрудницу, которая нажала тревожную кнопку?
— Это старший кассир Оля… Ольга Евгеньевна Репина.
— Оля Репина?  Это точно?
— Да.
— И вы ничего не путаете?
— Товарищ, я ее  хорошо знаю уже лет десять … — возмутилась женщина.
— Простите, а она замужем?
— Слушайте, что вы пристали, как банный лист… Не видите со мной психолог работает, а вы мешаете, — повысив голос, воскликнула женщина. — Не замужем и никогда не была. Все, идите и не мешайте…
Случай или судьба, а может все вместе, в этой совсем непростой ситуации опять свели их вместе.
Иван только к вечеру смог попасть в  больницу, а когда уставший врач  вышел к нему, он смотрел на него с  немым вопросом в глазах. Тот снял маску  и сказал:
— Все хорошо… Операция прошла успешно. Она просто в рубашке родилась. Вы кем ей приходитесь, молодой человек?
— Знакомый…
Но тут в приемный покой вбежала испуганная женщина и стала требовать, чтобы ей сказали, что с Ольгой Репиной, как она себя чувствует.
— Милочка, а вы кем ей приходитесь? Не кричите, она сейчас в реанимации, но прогноз хороший и операция прошла успешно.
— Я ее подруга. Мы живем в одном доме… У нее никого нет… Только брат, но он в армии… Я не знаю, что делать с ее собакой, которая воет сегодня с утра, соседи ругаются…
— Собака — лабрадор? — вдруг спросил Иван.
Женщина несколько опешила и ответила запинаясь:
— Да, а вы откуда знаете?
— Знаю… Она всегда хотела собаку этой породы. И даже знаю, как она ее назвала.
Женщина удивленно посмотрела на него :
— Но я вас никогда не видела. И как же зовут собаку?
— Байрон.
— Да… Но я не знаю, что с ним делать. Он не может сидеть все время в квартире и выть.
— А знаете, давайте я его возьму на время, пока Ольга в больнице.
— Правда? И без шуток?
— Конечно… Доктор, а к ней можно?
— Ну, что вы, она сейчас спит и в реанимацию нельзя. Вот переведем в общую палату, тогда и приходите, — назидательно произнес доктор и скрылся за дверями отделения.
…Когда Иван появился дома с собакой, то Жанна встретив  в коридоре, возмутилась:
-Зимин, какого лешего ты припер в дом эту тварь? Ты, что все  делаешь мне назло? Но даже не надейся, что  сможешь меня отсюда выжить! Нет , ты сволочь, Зимин, зная, что у меня аллергия на кошек и собак, тащишь в дом эту тварюгу, — и она топнула ногой.
Что Байрону очень не понравилось. Он поднял морду и угрожающе зарычал.
— Спокойно, Байрон, спокойно! А ты не ори на него. Мы сейчас уедем на дачу.
— Ну, наконец-то! Хоть немного отдохну от твоего присутствия, сосед…
— Знаешь, а я Ольгу всретил…- тихо сказал Иван.
— Что?.. И как она? Все такая же серая, да и откуда ей быть…
— Она в больнице,  ее чуть не убили бандиты…
— Насмерть?
— Ты что говоришь, дура? — вдруг закричал Иван.
— А что? Чуть не бывает. Хотя… Вы с ней чем-то похожи. Оба малохольных…  Получилась бы хорошая пара… Упрямый  осел и серая мышь… Брррр…
— Слушай, Жанна, за что ты ее ненавидишь все эти годы? Ведь это ты…
— Ах, теперь скажи, что я виновата во всем! А ты такой белый и пушистый… Да, я знала, что она приедет в тот день и специально все это сделала… Я тебя старалась затащить в постель, что впрочем, оказалось не так сложно… Дурак, ты, Зимин… Я ее ненавижу за то, что ты ее любишь все эти годы, — заламывая руки, кричала Жанна. — Ты даже перед свадьбой бегал к ней, стоял на коленях… И если бы она простила тебя, то ты все бросил бы…
— Только не пойму, зачем тебе все это надо было?
— Зачем? Ты думаешь, легко устроить свою жизнь девушке из провинции, даже если она и красива? Все стараются затащить в постель и больше ничего не обещают… А тут ты весь такой правильный, папа профессор, квартира, машина… И все ей, этой серой мышке. Нет…
— Театрального таланта у тебя не отнять! Мои аплодисменты… Да, мужики женятся на красавицах, а разводятся с дурами…
— Сам ты дурак, Зимин…
— Знаю. Я поживу на даче. Можешь искать варианты размена… — и он вышел, хлопнув дверью.
Теперь он разрывался между службой, дачей, на которую надо было обязательно заезжать, потому что там его ждал лабрадор Байрон и больницей. К Ольге еще никого не пускали, но однажды поздно вечером заехав в больницу, чтобы   узнать, как она себя чувствует, врач его обрадовал. Ольгу  перевели из реанимации в общую палату. Иван выпросил у него разрешение, хоть пять пять минут побыть с ней, а остался на целую ночь… Он так и заснул, положив голову на руки с краю тумбочки, а проснулся от тихого шепота похожего на шелест: «Пить…» Сестра милсердия с него получилась совсе никудышная, расплескав часть воды от волнения, он поднес к губам Ольги стакан с водой.
— Иван?.. Ты как здесь оказался? — прошептала она. — Зачем ты здесь? Уходи…
— Оль, не гони меня, пожалуйста… И молчи, тебе нельзя волноваться… А Байрон шлет тебе свой привет.
— При чем здесь Байрон?
— Он живет у меня на даче.
— Почему?
— Собака должна гулять, а не сидеть взаперти, я его взял к себе, пока ты тут…
— Но Жанна…
— Не надо о ней. Она уже сделала все, что могла, а теперь…
— Уходи. Я не хочу тебя видеть…
— Оля, ты меня так и не простила?
— Нет, — твердо, будто отрезала, сказала она и закрыла глаза.
— Я не уйду сейчас, и буду приходить сюда каждый день, пока ты не простишь меня. Я был дураком…
— И не только им, — прошептала она.
— Не проходило дня за эти десять лет, чтобы я не просил у тебя прощение…
— Я тебя прощаю… Если тебе хочется это услышать. Только уходи. Слышиь, уходи, устало прошептала она.
— Я сейчас уйду, — посмотрев на часы сказал Иван. — Уже утро. Мне надо заехать на дачу и покормить Байрона, а вечером я вернусь.
— А Жанна? Ты не забыл, что женат на ней.
— Нет, не забыл, что развелся пять лет назад… — и он наклонился над Ольгой и осторожно поцеловал в щеку, а выходя из палаты, оглянулся и задорно улыбнулся, как мальчишка.
Ольга лежала и изучала потолок, а в голове роились мысли об Иване, которые, как она не старалась, не могла погнать. Ее размышления прервало появление в палате пожилой нянечки.
— Ну с добрым утром, красавица. Как ты себя чувствуешь?
— Доброе утро? Уже лучше… — прошептала Ольга.
— Если лучше, то почему так грустно? Радоваться надо… К тебе такой мужчина приходит… Он каждый день здесь был, только доктор его  не пускал… Настойчивый… Говорят, что он тебя и вытащил из этой проклятой сберкассы, а тех бандитов арестовали…
— Кто вам сказал, что он меня вытащил?
— Доктор, а доктору следователь, который к тебе приходил, но ты была еще плоха совсем…
— Он меня…
— А еще он тебе свою кровь сдавал. Теперь вы с ним одной крови… Вот, — ворковала няня.
— Лучше не надо  было ему это делать, — сказала Ольга.
— Почему, детонька? — удивилась та.
— Он меня много лет назад предал… я не могу ему простить. Хочу, но не могу… Во мне течет кровь этого предателя…
— А ты попробуй его простить. Самой легче станет. А  он уже, наверное, сам покаялся в своих ошибках… Ты попробуй, дочка… Попробуй.
— Он женился на моей подруге, вернее я так считала, что она моя подруга… Но самое ужасное, что я его люблю, но не могу простить. Он для меня самый дорогой человек, но…
— Ради любви и попробуй. Говорит  Господь, что посылает к нам Ангелов в белых одеждах,  а мы их уже сами рядим в те одежды, которые считаем нужно… Любовь, дорогая моя девочка, — это самое лучшее лекарство от прошлого. Поверь мне. Я прожила долгую жизнь и потеряла много дорогих сердцу людей… Не дай своей прошлой обиде убить настоящее. А он тебя любит, это видно невооруженным глазом… Подумай, не спеши.
А вечером Иван появился в палате опять и принес с собой большой букет полевых цветов.
— Вот… Правда это не розы, но я помню, что ты любила именно эти цветы.
— Ты не забыл… — тихо сказала Ольга.
— Я ничего не забыл. Оля, давай попробуем сначала… Помнишь? Девушка можно с вами познакомиться? Меня Иван зовут.
— Ольга…  — и она первый раз тихо засмеялась и едва заметным движением руки коснулась руки Ивана.
— Оля, я может быть слишком тороплюсь, но если тебе будет нужно время подумать… Хотя, Байрон вчера на мой вопрос: «Одобряет ли он мое предложение?» прогавкал утвердительно… — и у Ивана вдруг перехватило дыхание. Помолчав несколько секунд, он вдруг выпалил, — Я прошу тебя стать моей женой…
Сказал и замер, будто испугался, что услышит сейчас в ответ «нет». Ольга посмотрела ему в глаза и ответила:
— Я согласна. Да, Ванечка, да…
P. S. После этого дня, Ольга быстро пошла на поправку. Через два месяца Ольга и Иван поженились. Свадьба была скромной без лимузина с кольцами и куклами на капоте, без шикарного банкета в ресторане. На бракосочетании присутствовали только самые близкие их друзья и сослуживцы. После ЗАГСа, Ольга и Иван  заехали в маленькую церквушку на окраине города, где пожилой батюшка их и обвенчал… Через год в семье Зиминых родилась девочка, которую назвали Надеждой…

ЛЕКАРСТВО ОТ ПРОШЛОГО: 3 комментария

  1. Мне понравилось это произведение. Любовь может творить чудеса и человек, благодаря её, преображается. А вот подруги бывают разными и даже подлыми. Казалось бы, зачем нужно было Жанне переходить дорогу Ольге, отбивать парня. Ведь у неё к Ивану не было никаких чувств. Образ Жанны выражен ярко. Здесь и тщеславие, и зависть, и расчетливость, и завышенная самооценка. Всё в одном флаконе. Только, духовная красота это совсем иное. Хорошо, что у истории положительный конец.
    Удачи вам и творческого вдохновения. Надеюсь, что вы не будете против того, если я предложу обсудить это произведение в жюри.

  2. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо Вам за комментарий и пожелания. А прообраз Жанны, правда с другим именем, живой персонаж из реальной жизни… Я не буду против, если Вы предложите рассказ для обсуждения. И спасибо за предложение. И Вам удачи в творчестве. У Вас замечательные стихи.

  3. @ riabina
    Уважаемый автор! Произведение выставлено на обсуждение в жюри. Результаты обсуждения вы сможете посмотреть на форуме после четвертого февраля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)