мы еще посмотрим, кто кого съест! 9

-В том-то и дело, что нет! Запах бы я сразу учуял. А тут, если бы Мурка шерсть по хребту не подняла дыбом, я бы и не заподозрил его присутствие. А странно на него животные реа­гируют! Что-то чувствуют?

-Очевидно, хищника. Опасность. Испускает волны агрессии. Мы их не ловим, а животные ловят, — глубокомысленно изрек Димка и посмотрел пристальным взглядом на Раю. — Господи, ну что в ней кушать?! Кожа да кости. Разве что, засолить, а потом засушить к пиву, как воблу. Я еще понимаю, съесть их бабу Маню… хотя, конечно, старая и вонючая. Слушай, вот жрал бы он членов нашего правительства, по одному в неделю! Был бы класс!!! Я бы ему даже мешок специй презентовал, для маринада.

-Ага. И я бы тоже, — заржал Сашка.

Дима с Сашкой позвали Олю и Раю и объяснил ситуацию. Рая не говорила ни да, ни нет, а вопросительно смотрела на Ольгу. У нее дейс­твительно был какой-то ступор, на нервной почве. Панический ужас нарастал с каждой минутой, и она абсолютно перестала что-либо соображать. Было одно желание, забиться куда-нибудь в угол и закрыть от страха глаза. Ольга решила за двоих.

-Увозите Раю. Я останусь здесь. Все равно, надо будет перетащить на ночь бабу Маню в дом. И у меня есть кое-какие дела на сегодняшний вечер. Маньяка я не боюсь. Я просто обя­зана его убить и убью!

-Короче, мы еще посмотрим, кто кого съест, — засмеялся Дим­ка. — Он, дурак, и не догадывается, что его поджидает Мститель! Кровавый, жестокий и беспощадный Потрошитель! Метр пятьдесят с кепкой… в прыжке. С бараньим весом, тоненькими ручками и ножками, но, готовый вырвать у него из груди сердце, и сожрать! Я прав?

-Я его просто застрелю, — спокойно сообщила Ольга. — На чер­та мне его сердце? И причем тут мой рост и вес?

-Да застрелят его и без тебя. Плюнь. Поехали, я вас уст­рою нормально, и со спокойной душой займусь этим типом. А то, пока вы здесь, нам, честное слово не до маньяка! — опять зас­меялся Димка.

-На меня он не охотится. Увози Раю. А я, сама сейчас охот­ник. Не мешайте мне и не злите.

Димка беспомощно посмотрел на Сашку. Похоже, что Ольгу мож­но увезти отсюда только силой. Надо же, какие они разные! Эта хрупкая блондинка умирает от страха. А эта, маленькая темноглазая стерва, ни то что, не испытывает ни малейшего страха, а просто таки излучает во все стороны волны ненавис­ти. И действительно, напрашивается мысль, что она сама его готова распотрошить и съесть! Фу, ты! Ну и фурия!

-И из чего ты его собираешься застрелить? Из рогат­ки? — поинтересовался на всякий случай Димка, хотя был уверен, что раз говорит «застрелить», значит, имеет из чего.

-Это мои проблемы, — отрезала Ольга.

Сашка, тоже наблюдал внимательно за обеими и пришел к выво­ду, что лучше оставить Ольгу здесь. Все равно она от Димки и Тимошки сбежит и тогда вообще выпадет из-под контроля. Пусть уж остается у него на глазах.

-Ладно, увози Раю. А мы остаемся здесь, — вздохнув, согла­сился он.

Димка, не заставил повторять это дважды. Захватил под руку Раю и, кивнув оставшимся, направился к стоящей у калитки ма­шине. Рая послушно пошла за ним, как сомнамбула.

-Димка, напои ее дома валерианкой. А еще лучше, дай что-­нибудь из транквилизаторов, — посоветовал Сашка-два. — Что-то она у меня вызывает тревогу. Прям, как какой-то психогенный шок! Чтоб крыша от страха чего доброго не поехала.

-Хорошо, — кивнул Димка и, усадив Раю в машину, тут же ум­чался подальше от этого страшного для нее места.

Ольга, с двумя Сашками перетащили в дом проснувшуюся бабу Маню. Отнесли на место Мурку и котенка. Убрали со стола и сели обсудить, как быть дальше.

Вдруг, кусты жасмина зашевелились и пред их ясны очи предс­тала соседка. Тощая длинная тетка, похожая на швабру, вылез­ла из кустов, волоча за собой целый рулон колючей проволоки. Сашка-первый, про себя ахнул. Этот рулон весит, в три раза больше самой тетки. Господи! Как она его сюда приперла?

-Саша, я вам достала проволоку, — отхекавшись, сообщила соседка.

-Да вы бы позвали меня, я бы сам принес! — покачал голо­вой Сашка. — Она же тяжелая! Разве так можно?

-Ой, что мне, первый раз тяжести носить? — отмахнулась со­седка. — Вы главное, сделайте так, что бы этот ужасный тип в моем дворе больше не появлялся. А то, я вам не вру! Еще раз глазами на меня сверкнет и я, или помру на месте, или меня, как бабу Маню парализует. — Она вытерла со лба капельки пота, выступившие то ли от перетаскивания тяжести, то ли от воспо­минаний о красноглазом.

Сашка встал и потащил проволоку опять во двор к соседке. Ну, надо же, дура пьяная! Чего было тянуть сюда рулон, если за­матывать дыры надо со стороны ее двора?!

Рулон был дико тяжелый. Сашка предпочел его не нести, а ка­тить. Так легче. А ведь она несла его! Ну, бабы — это существа необъяснимые и непостижимые. Одним словом, слабый пол! Но если этим слабым и беззащитным что-то «не до шмыги», паровоз, гад, перекинут, не напрягаясь!

Сашка-два и Ольга остались во дворе бабы Мани. Сашка-один, отказался от их помощи, заявив, что будут только мешать. Что он там за ловушку в яме с травой сооружал, никто не спраши­вал. Но у Ольги возникли подозрения, что если кто в нее и попадет, то, скорее всего, сама эта вечно пьяная швабра или ее муж. И скорее всего, просто из любопытства. Обязательно ведь полезут проверить, как эта штука работает!

-Оля, а это правда, что вы вчера с Сашкой нашли подзем­ный ход и пробрались по нему в дом этого людоеда? — поинтере­совался Сашка-два.

-Правда,- кивнула Ольга.

-А на черта ему вообще подземный ход в свой собственный дом? — очень логично удивился Сашка.

Ольга, как-то и не задумывалась над этим вопросом. А теперь, ей и самой стало интересно. Действительно, зачем ему этот подземный ход? И сделан ведь капитально! Стены выложены кам­нем. Камень покрыт мхом и слизью. Такое впечатление, что этот ход сделан тысячу лет назад! А дом? Дому, от силы лет тридцать-сорок. Застройка здесь началась где-то в шестидеся­тых. Нет, тогда получается, что ему больше шестидесяти! И, похоже, что ход прорыт еще с тех пор. Надо узнать, а кто жил в этом доме раньше. Дед, отец этого монстра или он приобрел это строение недавно и у кого-то чужого?

-Ну, как ты думаешь, зачем? — повторил вопрос Сашка.

-Откуда я знаю, зачем ему надо было делать подземный ход, — пожала Ольга плечами.- Может, у них в роду все сумасшед­шие были. А может быть, этот ход еще его дед сделал. Был, нап­ример, не в ладу с законом и боялся ареста. А может быть, он вообще купил этот дом и подземный ход в нем уже был. Не знаю.

-А выглядит он как старый или как новый? — не унимался Сашка.

-Я не приглядывалась, но, похоже, что старый.

-Может, давайте все полезем туда и посмотрим? Снаружи Валерка стоит. Он подстрахует, чтоб никто нас не застукал. Я просто умираю от любопытства. Сейчас свяжусь с Валеркой и предложу ему поразвлечься.

Ольга махнула рукой. Мол, поступай, как знаешь. Делать вооб­ще-то нечего. До ночи еще далеко. Можно было бы и слазить.

Сашка уселся на стол и набрал номер. Звонил долго, но трубку никто не снимал.

-Отключил телефон, что ли?

-Может его этот ублюдок убил? — испугалась Ольга. — Свя­жись с остальными.

Сашка набрал номер Генки. Тот должен был находиться в доме. Трубку тут же сняли.

-Слышь, Генка, это Ветин. Почему Валерка молчит? Там все у вас в порядке? — выпалил Сашка.

-Пять минут назад разговаривали. Был на месте. Сейчас свяжусь, перезвони.

Сашка дал отбой и замер в ожидании. Раздался звонок.

-Не знаю в чем дело. Молчит. Сейчас проверю. Сережка на месте, я только что ему позвонил.

-Оставайся в доме и будь начеку. Возможно, этот людоед уже где-то рядом с тобой. Мы сейчас бежим к вам.

Сашка схватил автомат. Ольга просунула голову в дыру в за­боре и проорала другому Сашке, что они бегут к подземному ходу. Не отвечает охранник, что оставался возле люка.

Тот выскочил из ямы и понесся за ними следом. Ольга вела короткой дорогой. Она не пошла по улице, а сразу потащила ребят к задворкам. Выскочили к речке и по берегу понеслись к зарослям дикой сливы. Через какие-то десять минут они были на месте. Валерка лежал в кустах возле люка и спал. Дыхание было ровным, он даже посапывал и похрапывал. Но разбудить его не удалось. Сашка тряс его за плечи, стучал по щекам, но Валерка глаз не открывал и ни на какие раздражители реакции не обнаруживал. Ольга стянула с него форму и внимательно ос­мотрела туловище. Ни ссадин, ни порезов, ни следов укола.

-Что за холера? — возмутился Сашка. Достал из кармана ми­ниаптечку и извлек ампулу с нашатырным спиртом. Капнул на ватку и поднес к Валеркиному носу. Тот поморщился и отвернул голову, но глаза не открыл.

Сашка-два связался с Генкой.

-Что там у тебя? Жив?… Никого?… Спит Валерка, как су­рок. Не можем разбудить. Сейчас спускаемся в люк и войдем в дом. Пошли сюда Сергея. Он там, на улице пока не нужен. Пусть идет к этому месту по верху, через огород и побудет пока с Валеркой… А черт его знает, может, чем-то в рожу ему брыз­нул, а может, еще чего. Не знаю. Но такое впечатление, что под действием какого-то сильного снотворного.

Тем временем, Сашка открыл люк и посветил вниз фонариком. Потом осторожно спустился, пробыл там пару минут и буквально вылетел наверх.

-Что там? — перепугано уставились на него Ольга и второй Сашка.

-Не понял. Крокодил, что ли? Что-то огромное поползло мне навстречу! По полу, хлюпая по воде, в мою сторону двинулось что-то большое длинное и толстое.

-Какой крокодил?- вытаращила глаза Ольга. — Может это сам людоед, не шел, а почему-то полз сюда? Там же кроме крыс ни­кого не было!

-У меня мощный фонарь. Я сделал шаг, свернул за угол и посветил вперед. И клянусь, увидел огромную зубастую пасть и туловище, как у крокодила, не дальше, чем в пяти метрах от себя! Даже забыл, что у меня оружие с собой! Дунул оттуда, как угорелый.

-Может это галёники?! Проход заполнился каким-то газом, вызывающим зрительные галлюцинации? — высказал довольно нео­бычную мысль Сашка-два. -Смотри, вчера вы там шли и никого кроме крыс не встретили. Большого и толстого крокодила, че­рез люк туда не запихнешь. Да и где его вообще взять? Нет у нас крокодилов! Не водятся! Давай я спущусь, и сам гляну, в чем дело.

Пока они спорили, через огород к ним примчался Сережка. Он сразу кинулся к Валерке и начал его тормошить, как до этого тормошил Сашка.

-Надо везти в больницу,- покачала головой Ольга. — А вдруг это какой-то яд и он так и не проснется?

В это время у Ольги зазвонил телефон. Она и забыла о теле­фоне, который дала ей Ира и от неожиданности вздрогнула.

-Как у тебя дела? — услышала она Янкин голос.

Ольга, быстренько рассказала ей о том, что у них произошло.

— У вас машина есть под рукой? Хватайте этого Валеру и везите во вторую больницу. Там работает Иркин муж. Я еду то­же туда. Найду Костю и буду вас ждать. А в подземный ход не лезьте. Крокодил там вряд ли есть, а вот насчет газа, это более реально. Газ галлюциноген, мог превратить в Сашкиных глазах обыкновенную крысу и в крокодила и в мамонта и в кого угодно! Туда теперь без противогаза нельзя!

Ольга передала Янкины слова собравшимся. Сашка-два взвалил на плечи Валерку и потащил через огород к дороге. А Сашка­-один сбегал за своей машиной. Подогнал ее и загрузил Валерку на заднее сидение.

-Оля едет со мной. Вы остаетесь здесь. Свяжитесь с шефом, введите в курс дела и не вздумайте соваться в подземный ход. Я быстро. Туда и обратно!

Сашка гнал машину, не обращая внимания на светофоры. Оля уже начала сомневаться, удастся ли им попасть в больницу. С такой ездой, больше шансов было попасть в морг. Или, в лучшем случае, таки попасть в больницу, но в качестве пациен­тов после автомобильной катастрофы (если им конечно пове­зет). Она закрыла глаза и только обреченно вздохнула. Но, не произнесла ни слова. Сидела молча, и никаких дельных советов не давала. Какой смысл? Сам знает, что делает.

Через двадцать минут они въехали все-таки во двор больницы, к ее величайшему изумлению, в целости и сохранности.

Янкина машина была уже там. Ольга поискала глазами саму Ян­ку, но не нашла. Сашка вопросительно глянул на Ольгу, не зная, выгружать ли сразу Валерку или подождать, пока за ним придут.

-Подождем, — скомандовала Ольга. — Я все равно понятия не имею, куда идти и кого о чем спрашивать.

Ждать пришлось недолго. Через пару минут на порог вышли Яна и высокий крепкий блондин в белом халате. Ольга помахала им рукой, и они направились к ней. Сашка открыл дверцу со стороны Валеркиной головы. Доктор подошел и без лишних слов приступил к осмотру, прямо в машине. Поднял веки и посмотрел зрачки, сосчитал пульс. Янка, Ольга и Сашка стояли в напря­женном ожидании.

-Сейчас заберем его к себе, покапаем, почистим. А дальше, будем смотреть по обстоятельствам и по самочувствию, — спокойно за­явил Костя. — Угрозы для жизни пока не вижу. Какое-то очень сильное снотворное. Но сердце и дыхательный центр не страда­ют, так что, будем надеяться!

Он отдал распоряжение подошедшей следом медсестре, и та пош­ла за каталкой. Костя был в курсе случившегося. Янка успела ему рассказать то, что услышала от Ольги.

-А что ты скажешь на счет газа вызывающего галлюцинации? Может он находиться в подземном ходе? — подергала Костю за рукав Янка.

-Ты что, намекаешь на крокодила? — заулыбался Костя. — Я ду­маю, что нет там никакого газа. Если бы молодой человек на­дышался такого газа, то галлюцинации продолжались и после того, как он выбрался наверх. И причем, довольно продолжительное время. А я так понял, что выбравшись из этого хода, никаких крокодилов и всего прочего вы больше не увидели? — об­ратился он к Сашке.

-Это никакие не галлюцинации. Я не понял, что там было и не берусь утверждать, что именно крокодил, — стал объяснять Косте Саша, — но это не видение. Там действительно что-то на­ходилось. И выбравшись из люка, я же не увидел ни у кого из присутствующих, ни рогов, ни клыков, ни крокодильих морд. Все воспринимал абсолютно адекватно.

-Вывод, — поднял палец к верху Костя, — там, действительно, что-то или кто-то был. Может быть, даже сам маньяк устроил ма­скарад. Ему надо попасть к себе домой, а он не может. Вот и придумал что-то, чтобы вас напугать до смерти и отбить хоть на время охоту совать туда нос. Крокодил там тоже находиться не может. Где его в нашей местности и в наших условиях раз­добыть? Даже зоопарка нет, чтоб на прокат взять. Может соба­ка, или коза?

Сашка неопределенно пожал плечами.

-Ну ладно. Я пошел заниматься вашим другом, а вы все сво­бодны.

Костя развернулся на сто восемьдесят градусов и быстрым ша­гом направился за скрывшейся за дверьми приемного покоя ка­талкой, со спящим Валеркой.

-Ну, что, вперед? — не то скомандовал, не то спросил Сашка. Яна с Ольгой перекинулись парой слов и разбежались по машинам. Янка позвала Дика, который, то ли нюхал на клумбе цветы, то ли охотился на бабочек. Дик тут же оставил своё занятие и вскочил на переднее сидение, рядом с водительским. Янка за­вела мотор, и они поехали следом за Сашкой.

Подъехали прямо к дому маньяка. Сережка опять дежурил на улице у входа. Больше никого не было видно.

-Ну, что сказали в больнице? — выбравшись из кустов, сра­зу задал вопрос Сергей.

-Сказали, что откапают, а там видно будет. Похоже, что ему перепала большая доза какого-то снотворного. Вот только вопрос, как? — пробурчал Сашка.

-Мог подобраться незаметно и штрыкнуть укол, — почесав нос, предположил Сережка. — А мог выстрелить какой-нибудь ам­пулкой. Слушайте, он псих, но отнюдь не дурак! Такие вещи придумывает, уму непостижимо! Вы знаете, что было в подзем­ном ходе?

-Вот это как раз я и хотел спросить, — оживился Сашка.

-Муляж крокодила. Подвешен на веревочках к потолку. Ма­лейшее движение воздуха или воды и он начинал шевелиться! Такое впечатление, что живой, гад!

-И как вы выяснили, что там муляж?- спросила Ольга.

-Приехал шеф. Привез технику. Такая штучка, по принципу работы, как перископ. Опустили вниз. Понаблюдали. Обнаружи­ли, что тварюка на веревочках и пасть в зафиксированном по­ложении. То есть, все время открыта и ни разу не смыкалась. И предположили, что это какой-то макет. Запустили туда собаку, на всякий случай. Никаких изменений в поведении нашего кро­кодила не произошло, и собака тревоги не высказала. Тогда Сашка Ветин полез туда. Автомат, правда, наготове держал. Ну, осмотрел этот экспонат и вылез, жив и здоров. Макет трогать не стали. Сашка сказал, что там, к потолку еще один такой макет прицеплен. Если отвязать, будут в подземном ходе два крокодила. Но мы решили ничего не менять.

-А в комнату подымались? — поинтересовался Сашка-первый.

-Подымались. Он там побывал. Дверь изнутри заблокировал. Так, чтобы из дома ее открыть было невозможно. Но мы ее быстренько разблокировали, и Генка перебрался сейчас туда. А в коридоре остался Димка дежурить.

-В комнате что-то изменилось? — спросила Ольга.

-Не знаю. Я до этого туда не заглядывал. Это вчерашняя смена там побывала, а наша нет.

-Надо туда войти и посмотреть. Ладно, Сережка, мы сейчас отгоним машины к дому бабы Мани и вернемся. Кстати, а у люка кто-нибудь остался?

-Да, — засмеялся Сережка. — Сашка улегся на то место, где ле­жал Валерка и дремлет там. Замаскировался под него. Боюсь только, что пока он дождется маньяка, бока отлежит.

Саша и Янка поставили свои машины в тень, там, где вчера ос­тавляла свою машину Катя, и вошли во двор к бабе Мане. Ольга пошла, проведала, как баба Маня себя чувствует. Вынесла ведро и отнесла бабе попить. Потом сбегала к себе домой и верну­лась с запиской.

-Смотрите, что Игорешка написал! — она протянула им запис­ку. С неимоверным количеством ошибок, до их сведения доводи­лось, что мужик с прищуренными глазами взял у безногого деда мотоцикл и уехал в посадку.

-Вот зараза! Точно поехал на дачу! А кто там дежурит, я понятия не имею, — рявкнул Сашка. — Как бы там не повторился Валеркин вариант. Яна, звони Вячеславу Анатольевичу! А я по­ехал на дачи. Потом, обе быстро отсюда убирайтесь. Забирай Ольгу и вези или к себе или к подругам, но здесь, чтобы вас через пять минут не было. Понятно? Я вас найду. Перезво­ню, — прокричал он, заводя мотор.

Янка позвонила Славке. Он снял трубку и, продолжая с кем-то беседовать, вставил: «Да».

-Слава, маньяк взял мотоцикл и поехал в посадку. Сашка сказал, что, наверное, на дачу и поехал только что туда маши­ной. Но Сашка поедет в объезд, по дороге. А маньяк, напрямик через посадку. И когда он туда уехал, мы не знаем, потому что, Оля только сейчас заскочила к себе домой и обнаружила запис­ку. Мальчишка, который это видел, написал. Но когда, мы даже не имеем понятия, — выпалила одним духом Янка.

-Сто слов в минуту и ничего не понятно. Какой еще Саша? — недовольно проговорил Славка. — Ты вообще, где сейчас нахо­дишься? И Дик с тобой?

-Саша, это охранник, который вчера сторожил Раю и Ольгу. А нахожусь я у Оли. Хочу забрать ее отсюда, потому, что она осталась без охраны. А Раю увез Димка, второй охранник. Но, это сейчас не важно. Звони ребятам, которые в засаде на даче и узнай, у них там все в порядке? Я еду домой и Дик со мной.

И Янка быстренько нажала кнопку отбоя, чтобы Славка не ус­пел начать читать нотации.

-Пошли все-таки к дому маньяка и попросим Димку, чтобы он показал нам комнату, куда выходит подземный ход. Я вчера в ней была и хочу глянуть, что там изменилось. Что в ней делал сегодня этот тип?

-Пошли, — не задумываясь, согласилась Янка. — Ей было страх как интересно, посмотреть на эту ритуальную комнату.

Сережка удивился, что женщины явились сами. Но узнав, ку­да делся Сашка, только выругался.

-Сегодня покушение на мэра было и телестудию разгромили. Два таких события. Основные силы оттянули туда. Везде оста­вили людей по минимуму. Как бы там, на дачах чего не случи­лось. Не знаю, кто там дежурит, и не знаю, как туда позвонить. Ладно, быстро осматривайте комнату и уезжайте отсюда. А то я за вас еще получу, чего доброго. Кстати, а что это за порода у вашей собаки?

-Бультерьер, — ответила Янка, и погладила Дика по голове.

— Это у них челюсти могут рельсу переломать? — с уважением глядя на собаку, поинтересовался Сережка.

-Рельсу вряд ли, а ногу или руку переломает в момент и, не напрягаясь,- серьезно ответила Янка.

-Зверь! — восхищенно произнес Сережка.

Они вошли в дом. Генка провел их в ритуальную комнату, где с удобствами в кресле расположился Димка, и вернулся на свой пост. Димка удивился, увидев Ольгу и жену своего шефа, да еще и с собакой, и молча уставился в их сторону, ожидая объясне­ний.

-Я была вчера здесь и сейчас зашла посмотреть, что изме­нилось. Интересно узнать, что тут делал маньяк, — объяснила ему Ольга.

-Ну, и что изменилось? — полюбопытствовал Димка.

Ольга показала пальцем в сторону камина. Там, фигурками, которые лежали до этого в комоде, были выложены два круга.

Фигурки были разложены симметрично. В центре каждого круга стояло по два подсвечника, которые вчера стояли на комодах.

На журнальном столике были в ряд разложены серебряные вил­ки и ножи. А над камином появилась какая-то страшная маска из черного дерева. На перекрещенных каминных кочережках, об­разующих крест, лежала вместо Райкиного шарфика, какая-то другая вещь. Ольга взяла ее в руки и развернула. Райкин бюстгальтер. Значит, этот гад побывал у Райки в доме, порылся в ее вещах и нашел замену исчезнувшему шарфику.

-Он все приготовил к ритуалу. Все что сейчас на полу и на столе, вчера лежало в комоде. Значит, надеется сегодня в полночь совершить ритуальное сожжение Райкиных вещей и полу­чить разрешение на ее убийство. Все правильно. Сегодня пол­нолуние. А я почему-то думала, что завтра. Чуть не пролетела на сутки! — быстро объяснила ситуацию Ольга.

Она заглянула в комод. Там где стояли коробки с деньгами, новых коробок не появилось. Но и в том и в другом ящике появилось по кучке денег. Они теперь лежали без всяких коробок, просто, под бельем. Ольга достала из одного и пересчитала. Двести долларов и шестьсот шестьдесят шесть гривен. Три шестерки, сатанинское число. Отметив, что лучше бы здесь было шестьсот шестьдесят шесть долларов, и двести гривен, Ольга без зазре­ния совести их тут же из ящика свистнула. Проверила в другом комоде. Там было столько же. Она протянула их Димке.

-Мы свою долю взяли, а это, наверное, он оставил для те­бя. Если я его не убью раньше, то его просто обязан убить ты. Отдавать назад ему эти деньги я не намерена.

-Я тоже, — засмеялся Димка и спрятал деньги где-то за па­зухой. — Они мне очень сейчас кстати! А ну поищи, больше там нет?

-После операции, можешь стащить столовое серебро и под­свечники. Потом загонишь за приличные деньги, — посоветовала Ольга. — Кстати, на крышку люка поставь что-нибудь, что из­даст звук, если ее сдвинут с места. А то, вдруг уснешь и прозеваешь его появление.

-Уже поставлен датчик. Если к крышке прикоснуться, у ме­ня в ухе запищит вот эта штучка, — показал он на черную про­бочку в левом ухе.

-Тогда все. Удачной охоты. Но я все-таки надеюсь его са­ма убить. Личные счеты! — вздохнула Ольга и поманила Янку на выход.

Димка с Генкой поинтересовались, где Сашка и как там Валер­ка. Узнав, то что их интересовало, они провели Ольгу и Янку к выходу и вернулись на свои места.

Янка привезла Ольгу к себе домой. Решили не дразнить пока ни Янкиного мужа, ни Сашку. Посидят до десяти дома, а потом сбегут. Янка не загнала в гараж машину, а оставила на стоян­ке во дворе. Гараж виден из окна ее кухни, а стоянка нет. На всякий случай, гаражными воротами лучше не хлопать.

-Что-то Ирка и Катя не подают никаких признаков жизни. Как бы они там никуда не влезли, — забеспокоилась Янка.

-А ты позвони. У них же Катин телефон остался, — напомни­ла Ольга.

Янка набрала номер. Катя сняла трубку и шепотом сказа­ла: «Слушаю!»

-А чего ты шепчешь? — удивилась Янка.

-Потому что в церкви. Я тебе позже перезвоню.

-Ирка с тобой?

-А как же.

-Ладно, жду звонка, — и Янка повесила трубку.

Они прошли с Ольгой на кухню и поставили вариться кофе. До десяти еще четыре часа. Чем заняться? Работа конечно есть, но не начинать же при Ольге стирку или глажку. Ладно, побол­тают, потом посмотрят телевизор, так время и пролетит.

Неожиданно явился Славка. Он буркнул привет и побежал в ванную мыть руки.

-Дай поесть чего-нибудь, — проорал он из ванной. — Мне сей­час опять лететь на работу. Есть хочу, как волк. Весь день ничего во рту не держал. И сделай пару каких-нибудь бутерб­родов с собой. Похоже, до утра придется там кукарекать.

Янка включила Ольге телевизор, чтобы та не скучала и пошла, разогревать обед.

Славка действительно был похож на голодного волка. Умолотил все, похоже, даже не обратив внимание, что именно он ел. За­пил холодным компотом, схватил бутерброды и побежал к выходу.

-Скажи хоть, что там, на дачах, — обиженно попросила Янка.

-Сбежал. Есть надежда, что утонул в болоте, но совсем маленькая. Потом расскажу. Яночка, не обижайся, солнышко, чест­ное слово, не могу ни на минуту задержаться. Все потом!

И Славка выскочил за дверь. Янка и не думала обижаться. У нее даже совсем наоборот, поднялось настроение. Раз Славка так занят, ей все карты в руки. Она может спокойно идти куда хочет, и заниматься, чем только сможет придумать. А чем имен­но, она уже давно придумала.

Ольга смотрела телевизор и с беспокойством периодически по­глядывала на часы.

Янка поняла, что она ждет не десяти часов, чтобы отправить­ся на охоту, а скорее, звонка от Сашки. А этот олух не зво­нит. Где он там пропал? Но, если бы что-то случилось, Славка бы, наверное, сказал. Хотя, черт его знает. И как позвонить этому Сашке они обе не знают. Остается только ждать.

Что-то у них наступила полоса ожиданий. Ждать звонка от Ка­ти, ждать звонка от Сашки, ждать до десяти часов вечера, чтобы ехать ловить этого психа. Интересно, что там Славка ска­зал насчет болота? Она не совсем поняла. Вроде бы, есть ма­ленькая надежда на то, что маньяк утонул в болоте. Дудки. Он, наверное, это болото, как свои пять пальцев знает.

Она заглянула в хлебницу. Хлеба остался маленький кусочек. И масло кончилось. Надо сходить в магазин.

-Оля, я в магазин. Хочешь, пошли со мной. Хочешь, смотри пока телевизор. Я быстренько.

Оля сама сидеть отказалась. Решено было идти вместе. Янка взяла целлофановый пакет. Достала из своей сумочки кошелек и вытряхнула на стол деньги. Пересчитала и скорчила гримасу. Очень даже не густо, но на хлеб и масло должно хватить. Сгребла их обратно в кошелек, и пошла на кухню, проверить выключен ли газ. Когда вернулась, на кошельке сверху лежали какие-то деньги.

-О, а это еще что такое? — удивилась Янка.

-Я сегодня утащила из комода при осмотре. Ты же виде­ла, — хихикнула Ольга. — А я человек очень суеверный. Есть такое правило, если ты с кем-то, что-то нашел, дели пополам. А иначе, больше никогда ничего тебе не перепадет. Димке я его долю сразу отдала. А это наше. Тут, ровно твоя половина.

-Не надо. Оставь себе, — запротестовала Янка.

-Не переживай. Я себя не обидела. Представь себе, что вче­ра я в этом же ящичке тоже забрала. Кстати, очень была удив­лена, что он опять деньги на том же месте оставил. Ведь обна­ружил же, что предыдущие пропали! Навер­ное, это та сумма, которую он предлагает своему богу, как от­купные. И раз пропали, скорее всего, его больной рассудок под­сказал ему, что они ушли по назначению. Кстати, вчера со мной был Сашка, и мы с ним поделили находку тоже, пополам.

-Оля, но это же не нашла, а стащила, — возмутилась Янка.

-Конечно! Но ты не находишь, что он нам должен? Хотя бы, как моральную компенсацию. Короче, пусть тебя не мучает со­весть. Все равно, они бы достались кому-нибудь другому. Так почему не нам? Удача, она дама капризная. И дважды своих предложений не делает. Все. Это твои, и поступай с ними, как заблагорассудится. Только не вздумай выбросить, а то я ин­фаркт получу, — засмеялась Ольга. — А мои вот. Ровно столько же, — Ольга показала такую же кучку и сунула их себе в лифчик, профессиональным жестом, как это делают бабки на рынке.

Янка растерялась. Взять, принципы не позволяют. А не взять…, черт побери, финансовые проблемы задрали! Денег-то нет и взять их абсолютно неоткуда. И как быть?

Ольга, очевидно, поняла ее внутренние колебания. Встала, взя­ла деньги и спокойно положила их в Янкину сумочку.

-Пошли в магазин, а то закроется, — потянула она Янку за руку к двери.

-Ладно, будь по-твоему, — вздохнула Янка. — Спасибо.

-Да не за что. Они наши по праву!

В магазине хлеб был вчерашний, и Янка не знала, брать или нет. С одной стороны, есть вчерашний хлеб она не любила, а с другой — оставаться совсем без хлеба, еще хуже.

-Бери, мы его сейчас распарим в духовке, и будет свежий, — решила ее сомнения Оля. — У тебя ведь микроволновки нет? Что­-то я вроде не видела.

-Нет.

-И у меня нет. Ну, а в духовке распаривать хлеб я умею. У меня вечно черствый. Забываю вовремя купить. Так я уже при­способилась. Сейчас научу. Это просто.

Ольга действительно быстро сделала из черствого хлеба све­жий. И Янке показалось, что он даже вкуснее. Они сделали се­бе по бутерброду и с удовольствием уплетали, когда раздался звонок в дверь.

Янка побежала открывать. Дик тоже. Он был приучен с малень­кого, сопровождать всех к двери. А вдруг, пришел вор или бандит? Дик исправно проверял, кто там и только убедившись, что его хозяевам ничего не грозит, шел досыпать. Он спал все свободное время. А точнее, почти полдня и всю ночь. Но по его виду этого никак нельзя было сказать. Потому что, в то время что он не спал, он усиленно зевал.

На пороге стоял Сашка. В руках у него был торт.

-Здесь чай или кофе дают? — спросил он улыбаясь.

-Здесь дают только по голове! — рявкнула из-за Янкиного плеча Ольга. — Ты где пропал? Позвоню-позвоню! Мы думали ты уже пал смертью храбрых!

-Проходи, — заулыбалась Янка. – Мы, и правда, уже нервничали. Сашку провели на кухню и опять поставили вариться кофе. Янка последнее время глушила кофе, как кофеинист. Раньше, боя­лась выпить чашку кофе вечером, потому что, не уснет. А сей­час, никакой реакции. То ли привыкла, то ли в кофе нет кофе­ина. Но, на ужин чашка кофе и спать. И никакой тебе бессон­ницы. А днем, кофе перед работой, кофе на работе, кофе после работы. Сварила специально компот, чтобы пить меньше кофе. Какой там! Славка пьет компот, а она все равно только кофе.

— Может быть, поедите нормально? А то, кофе да кофе, — предложила Янка. — У меня котлеты есть, картошка. Могу борщ ра­зогреть.

-Спасибо. Мы бабу Маню покормили и сами наелись на два дня вперед, — поблагодарил Сашка. — Вот кофе с тортом, не от­кажусь.

Оля порезала торт. Янка налила кофе. Все сели за стол и Ольга с Янкой вопросительно уставились на Сашку.

-После того, как выпью кофе, — замахал на них руками Саш­ка. Пришлось согласиться.

Торт был «Киевский» и Ольга даже захлопала в ладошки. Ока­зывается, она любила такой торт больше всего на свете. А Янка почему-то с детства любила бисквитный с масляным кре­мом и большими яркими розами. Причем, розы должны были быть сделаны не из легкого белкового крема, а тоже из масляного.

Катька с Иркой всегда дико возмущались этой ее страстью. И утверждали, что такое количество калорий, как находится в одном куске Янкиного торта, это смертный приговор любой фи­гуре. Поэтому, Янка почти никогда его не ела. Но в душе лелеяла мечту, в один прекрасный день купить именно такой торт, как она хочет, сесть и съесть его целиком. Сама!

Сашка с удовольствием умолотил огромный кусок торта и удов­летворенно погладил себя по пузу.

-Ты как в том анекдоте, — засмеялась Ольга. — В ресторане клиент заказал ведро помоев и бифштекс. Официант принес за­каз, а сам спрятался за портьеру, посмотреть, что клиент на­мерен делать. А тот выпил залпом ведро помоев. Погладил себя по брюху, как ты сейчас и довольно так, говорит: «Ну, глистов покормил, теперь можно и покушать!»

-Застольный анекдот, — хохотнул Сашка. — Нас этим не возь­мешь! И не такое слышали и видели. Кстати, о маньяке. До дач он не добрался. При въезде в посадку его засекли. Попытались остановить на первом посту, но он дал деру. Передали на вто­рой пост, а сами, за ним. Стрелять побоялись. Не будешь ведь стрелять только потому, что перед тобой тип на мотоцикле. То, что не остановился по требованию, тоже ничего не говорит. Может быть просто пьяный дачник. А удирал, именно потому, что пьяный за рулем. Короче, ребята за ним, а он с тропинки свернул и между деревьями рванул, напрямую. Они тоже, но сноровка не та. Тот в яму вскочил, перевернулся, другой то­же, где-то замешкался. Одним словом, пока они приноровились по пересеченной местности передвигаться, он ушел к болоту. Минут пять они ему во времени проиграли. Обнаружили на бере­гу болота мотоцикл, а этого типа, естественно, нет. Второй пост его не видел. На дачах ребята во все глаза смотрели. Там с ними, кстати, две овчарки. Этот тип не появлялся. Зато по­явилась слабая надежда, может, он утонул в болоте? Хотя, ник­то в это не верит, но…, а вдруг?

-Вот он вашим «а вдруг» и воспользуется, — покачала голо­вой Ольга. — Все расслабятся, а он тут как тут. Посты хоть не сняли?

-Представь себе, что не одна ты у нас такая мудрая. Все, как раз об этом и подумали. Так что, если он рассчитывал бо­лотом усыпить бдительность, то получил обратный эффект. У всех сейчас состояние повышенной готовности.

Ладно, с вами хорошо, но меня дела ждут. Я же не доделал ловушку в яме. Поехал. Надо все доводить до ума. Скорее все­го, маньяк явится проверить, где Рая. Может и попадется, если повезет… мне, конечно, а не ему.

-Занеси бабе Мане кусок торта, — попросила Ольга.

-Давай я ей картошку и котлеты положу. Что ей один торт? И попить ей что-то надо, — засуетилась Янка.

-Мы ей всего оставили. Это просто кусочек торта бабку порадовать, — отказалась Оля. — Она и так ест много, а шеве­лится мало. А если точнее, то вообще не шевелится. Растолс­тела до безобразия. Не надо ничего больше.

Сашке положили в пакетик кусок торта, и он умчался. Даже не спросил, не собираются ли они куда-нибудь. Он просто был уверен, что Ольга останется у Янки, как минимум, до завтраш­него утра.

Ольга посмотрела на часы. Восемь. До десяти еще уйма време­ни. Но на месте почему-то не сиделось.

-Слушай, Яна, давай поедем сейчас. Во-первых, надо зас­ветло присмотреть место для засады. А во-вторых, что-то меня домой тянет. Вдруг, Игорь голодный прибежит. И кота я сегод­ня не видела. Сходим, ознакомимся еще раз с местом, а потом, посидим до десяти у меня.

-Поехали, — согласилась Янка. — А ты место засады заранее не присмотрела?

-Есть там одно разлапистое дерево, не доходя до сливовых зарослей. Ночью в его ветвях никого не заметишь.

-Ну, ты даешь! А собака, по-твоему, будет сидеть на ветке, как птичка?- возмутилась Янка.

-Собаку спрячем в кустах под деревом.

-Дик без меня нигде сидеть сам не будет. Подымет вой. И еще одна деталь меня очень смущает, Дик белый. Его ночью за километр видно. Как мы это решим?

-А давай его в угольной пыли вываляем. У меня в сарае ос­татки угля есть. А потом его искупаем и все в порядке! — тут же предложила Ольга.

Янка представила своего белоснежного пса вывалянного в угольной пыли и мысленно содрогнулась. Но другого плана не возникло. Значит, придется остановиться на угольной пыли.

Катька с Иркой до сих пор не перезвонили. Неужели до сих пор сидят в церкви. Что они там делают? Засаду на попа уст­роили, что ли? Или намерены поклоны до утра бить?

Янка набрала Катин номер. Лучше позвонить еще раз сейчас. А то потом, Катька обязательно позвонит в самый неподходящий момент. Надо будет не забыть, кстати, отключить телефоны.

Катя сняла трубку и сообщила, что они с Иркой как раз соби­раются к Янке заехать. Чего зря звонить. Янка тут же дала им от ворот поворот. Если эти красавицы сейчас явятся, то и к двенадцати они с Ольгой не попадут к месту засады. Поэтому, она твердо сказала: «Нет». Никаких визитов. Она сейчас убега­ет по одному очень важному личному делу. По какому, скажет завтра. Так что, если им есть что сообщить, то пусть говорят сейчас. Если нет или ничего важного, тогда разговор отклады­вается до завтра.

Катька сначала разобиделась, но потом, очевидно, передумала. Решила-таки выдать часть информации по телефону, а остальное оставить на завтра.

-Ладно, слушай, — недовольным голосом проворчала подру­га. – Он, оказывается, был умный мужик. Биолог. И не просто био­лог, а доктор каких-то там наук. В Африке был в научной экс­педиции. Художник — это у него хобби. Причем, здесь его как художника никогда не ценили. Он абстракционист. Его у нас не поняли и не приняли. А там, в смысле, в Африке, он прославился не как биолог, а как художник и имел огромный успех. За­работал кучу денег. Кроме того, он прекрасно делает всякие чучела или муляжи, не знаю как правильно, из животных. Один его знакомый нам рассказал, что побывал в его мастерской. Адрес мы, кстати, записали, но туда не ходили.

-Слава Богу! — вырвалось у Янки. Насчет чучел, она чуть не брякнула, что это она уже знает. Вовремя прикусила язык.

-Так вот, в его мастерской кого только нет. И страусы, и бегемотики, и крокодилы, и всякие кошачьи хищники. Говорит, что зрелище, потрясающее! Но был он у него года два назад. Потом наш маньяк постепенно перестал общаться со своими друзьями и знакомыми. И его вообще никто из них давным-давно не видел. Чем занимается и как живет, никто не знает. Ну, вот, вкратце и все что удалось о нем узнать.

Теперь, насчет религиозных заморочек. Поговорили мы с двумя батюшками. Обоим пришлось рассказать, в чем дело, иначе, с нами не хотели и беседовать. Оба пришли в ужас, и каждый по­ отдельности нас заверил, что к религии это не имеет никакого отношения. Нет у нас таких сект, где бы использовалось жертвоприношение в виде пожирания людей. Один правда вспомнил, что когда-то в Одесской области была секта. Я забыла, как он ее назвал. Там выреза­лись у ее прихожан половые органы. Но если и после этого, кто-то из них умудрялся родить ребенка. То этого ребенка убивали на седьмой день его жизни. Сжигали. А с пеплом пекли пирог и все сектанты, потом этот пирог ели. Представляешь, какой кошмар?! Но это было давно и всех их пересажали, когда секту раскрыли. Больше ничего подобного не наблюдалось и не наблюдается. Оба батюшки утверждают, что этот человек просто сумасшедший маньяк одиночка. Возможно, верующий. В больном мозгу все перевернулось, и он сам придумал какие-то обряды, чтобы оправдать для себя свое же поведение. А когда узнали, что он прожил несколько лет в Африке, высказали предположе­ние, что возможно, он позаимствовал ритуалы какого-то племени каннибалов. И, можно сказать, перевел его на русский язык. Интерпретировал, как счел нужным. Ну и как тебе? — закончила Катя.

-Ну, в принципе, мы ведь тоже предположили что-то анало­гичное, — вздохнула Янка. — Ладно. Информация все равно инте­ресная. Теперь, по крайней мере, понятно, откуда у него по­трясающее умение разделывания трупов.

-Так куда ты несешься на ночь глядя? — опять вернулась Катька к заинтересовавшей ее проблеме.

-Поеду, заберу к себе Олю. Она попросила. Раю забрал Димка или Тимофей. А Олю собирался забрать Сашка, но его срочно вызвали на работу. Саму ее оставлять там нельзя, — на­конец-то придумала что соврать Янка.

-Ты едешь с Диком? — забеспокоилась Катя.

-Конечно. Куда я без своего охранника?

-Тогда ладно. Только, все равно, будь осторожна.

Янка наконец-то повесила трубку и облегченно вздохнула. Посмотрела на часы. Стрелка потихоньку ползла в сторону де­вяти. Если они с Ольгой намерены засветло еще раз глянуть на место засады, нужно спешить.

По дороге Яна успела рассказать Ольге то, что только что сообщила по телефону Катя.

-Умный сумасшедший — хуже десяти дурных сумасшедших, — из­рекла Ольга. — Столько людей за ним бегают, в засадах сидят, город прочесали вдоль и поперек и никакой надежды, что его удастся прихлопнуть.

Машину решили не оставлять на стоянке, а загнали к Ольге во двор. Охрана от их с Райкой домов снята. Охранники заняты со­вершенно другой работой. Так что, их появление в Ольгином доме осталось незамеченным. Ольга наконец-то встретилась со своим котом и побежала его кормить. Янка пока с Диком оста­лась во дворе. Кота с собакой знакомить не решились. Янка посмотрела на своего белого холеного пса и представила, как он будет выглядеть, если его натереть угольной пылью. И в восторг не пришла. Удастся ли его потом отмыть? А что делать? Ольга вышла из дома, заперла дверь, и они отправились на «прогулку». Вышли к огородам, и пошли ближе к заборам, пря­чась за разросшимся кустарником. Не доходя до нужного им до­ма метров двадцать, они обнаружили хорошее местечко. Сразу за забором была огромная куча мусора. Бревна, старые ведра, битая черепица, мешок с окаменевшим цементом. Ольга нашла кусок фанеры и положила ее на эту кучу сбоку. Получилась ла­вочка. Уселась на нее и внимательно обозрела местность.

-Можно дальше не идти и на дерево не залазить. Отсюда все прекрасно просматривается. Откуда бы он не появился, а обязательно должен пройти мимо вон той полянки. Возьмем ее на прицел, и будем сидеть здесь и ждать.

-А ты его, собственно говоря, из чего собираешься уби­вать? — поинтересовалась Янка.

-Из пистолета, — Ольга вытащила из-за пояса пистолет и продемонстрировала Янке.

-А ты стрелять умеешь?

-Почти год училась. Можно сказать, Ворошиловский стрелок! В темноте в его светящийся глаз попаду! Честно, — заметив сом­нение на Янкином лице, заверила Ольга. — Единственно, боюсь всяких сбоев. Я когда тренировалась, он раза три давал осеч­ку. Надо бы было показать специалисту, так кому покажешь? Я его из машины одного клиента уперла.

-А патроны?

-Патронами меня местная шпана снабжает. Где берут, не спрашивала. Так же, как они не спрашивают, зачем мне патроны. Заплатила, и принесли, сколько надо, — доверительно сообщила Ольга. — Глушитель бы конечно к нему не помешал. Но, чего нет, того нет. Грохот, конечно, подыму на всю округу.

-А потом, что будешь делать. Посадят еще за убийство, чего доброго, — заволновалась Янка.

Сразу сбежим, и пистолет я спрячу. Не были мы здесь, ничего не видели и тем более не стреляли! — заявила спокойно Ольга.

-Не успеем сбежать. Возле люка ребята из охраны, в ого­роде, возле дома. Здесь все рядом. Сразу же прибегут.

Ольга встала с импровизированной лавочки. Подошла к забору. Оторвала две дощечки. Пролезла в образовавшуюся дыру и вы­лезла обратно.

-Нырнем в эту дырку и сразу же вон в те кусты смородины. А за ними, через этот сад, огород к улице. Пока все будут тут толктись, мы по улице доберемся до моего дома. Выведем машину и уедем.

-Тогда надо машину выгнать уже сейчас и оставить ее луч­ше возле пустыря. До него ближе, чем до твоего дома. И звук отъезжающей машины сюда не будет слышен.

-Ладно, пошли назад.

Они вернулись к Ольгиному дому. Янка отогнала машину к пус­тырю, и они пошли в сарай маскировать пса. Дика всего натер­ли угольной пылью, но он не получился черным, как они ожида­ли. А стал каким-то серо-голубым. Зато Ольга и Янка выгляде­ли, как два трубочиста. В конце концов, плюнув на свою ду­рацкую затею, они закрыли сарай и отправились в засаду. Часы показывали почти десять. Темнело быстро и так же быстро на­чало холодать. От речки несло сыростью. Неистово кусались комары, и время стало тянуться, как резиновое. Янка без конца подносила к глазам часы, и каждый раз ей казалось, что они остановились. Вдруг, в кармане у Янки зазвонил телефон. И они с Ольгой от этого звука, чуть не свалились со своего на­сеста. Звонил Славка, интересовался, чем они заняты.

-Выгуливаем Дика, — сообщила Янка. — Уже идем домой и почти к нему подходим. Сейчас будем ужинать. На тебя ужин греть?

-Нет. Дай Бог, чтобы я к завтраку явился, — вздохнул Славка. — Ладно, пока. Не скучайте.

-Пока, — пропела Янка.

-Надо отключить телефоны, а то зазвонят в самый неподхо­дящий момент, — проговорила Ольга.

Они так и сделали. Вокруг них сгустилась тьма до такой сте­пени, что невозможно стало рассмотреть что-либо в метре от себя. Вот тебе и полнолуние! Подняв головы к небу, обе поняли, в чем дело. Луна ис­чезла, звезды тоже. Небо затянуло тучами.

-Ну, только дождя нам и не хватало, — ахнула Янка. — Что будем делать? Мало того что промокнем до ниточки, еще и маньяка прозеваем. Вся надежда на Дика.

Дик понимал, что они кого-то или что-то ждут, и спокойно ле­жал рядом у Янкиных ног. Но не дремал, как обычно, а насто­рожено смотрел по сторонам. Ольга подтянула поближе мешок с засохшим цементом и предло­жила Янке пересесть на него. А лист фанеры послужит зонтиком.

Только они сделали эти приготовления, как на их головы по­летели крупные капли дождя. Ольга и Янка положили фанеру на головы и ухватили ее руками за края. Дождь усиливался, и по фанере молотили капли. Фанера передавала звук голове, и каза­лось, что по ней стучат отбойным молотком. Дика умостили между собой, но все равно, через какое-то время все трое бы­ли абсолютно мокрыми. Молнии вспыхивали во всех концах неба одновременно. Громыхало так, что закладывало уши.

Янка про себя возмущалась поведением маньяка. И где его па­разита черти носят до сих пор? Будет обидно, если он все-та­ки взял да и утопился в болоте. Вот гад! А они тут мерзнут и мокнут.

Молнии сверкали так часто, что стало просто светло. Хотя, дождь все равно смазывал видимость. Вдруг, Дик насторожился и зарычал. Янка шепнула ему в самое ухо: «Тихо!» Он хорошо знает, что такое тихо и тут же умолк. Но неотрывно смотрел в одну и ту же точку. Ольга и Янка тоже уставились туда. При очередной молнии им удалось рассмотреть темный силуэт, приб­лижающийся к ним, со стороны речки. Расстояние на глаз не определишь, но не менее двадцати-тридцати метров. Сейчас он должен выбраться на полянку и после этого скроется в зарос­лях дикой сливы. Если стрелять, то через считанные секунды.

мы еще посмотрим, кто кого съест! 9: 8 комментариев

  1. Ань, приветик! Спасибо, что читаешь. Это уже предпоследняя глава. Чмоки. Я.

  2. Ситуация накаляется! Скоро каюк гаду! А вот это супер: «вот жрал бы он членов нашего правительства, по одному в неделю! Был бы класс!!! Я бы ему даже мешок специй презентовал, для маринада».

  3. Вот, действительно — «на самом интересном месте!»

    Автор wf0005, не томите! Быстрее уж выкладывайте продолжение! 🙂

  4. Ой, хорошо, что уже есть продолжение, вернее, даже окончание, «пошла» читать ))
    Интересно!!

  5. Ир, спасибо! Только что перегнала на прозу ру. Наверное, больше не буду такие объёмные произведения закидывать. Сама устала. А каково другим?

Добавить комментарий для anatoria Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)