Мы еще посмотрим, кто кого съест! 8

Кого бы пораспрашивать о всяких религиозных глупостях? Это ведь что-то из идолопоклонничества. Где найти специалис­та, разбирающегося во всей этой галиматье? — задумалась Янка.

Пока они рассуждали на эту тему, появились Катя и Ирка. Пришлось быстренько рассказать им ночные Ольгины приключения. И не дав опомниться, Янка тут же выдала для подруг кучу за­даний. Пораспрашивать местных художников, может быть, что-нибудь ценное расскажут. Найти специалиста, разбирающе­гося в религии. Особенно, знатоков всяких там сектантских верований. Узнать у них, все что можно, о жертвоприношениях.

-А ты уверена, что фигурки мраморные? — ни с того ни с се­го засомневалась Катя.

-Не совсем. Кремового цвета, может чуть ближе к желтова­тому. Что еще может быть такого цвета? На ощупь, правда, похо­жи на пластмассу, — описала Ольга.

-Может быть это слоновая кость? Он же в Африке жил. Мо­жет и обряды каких-то местных каннибалов использует? Я имею ввиду, африканских, — уточнила Катя.

-Мы поняли. У нас кроме этого придурка, вроде бы, больше местных каннибалов нет, — развеселилась Ирка. — Кстати, у меня возникла идея! Раз он художник, у него где-то должна быть мастерская. Вот там он, скорее всего, и живет постоянно. В свободное от охоты время продолжает творческую деятельность. Надо искать мастерскую!

-Не надо. Сам вылезет из своей берлоги, — отмахнулась Янка. Ей совершенно не надо было, чтобы Ирка с Катей куда-то там лезли и рисковали жизнью. В ее планы входило нейтрализовать их на безопасной работе. — Лучше узнайте о нем все, что можно у художников. Поищите специалистов разбирающихся во всяких там религиозных ритуалах. Это сейчас нам больше пригодится. Бу­дем знать, чего от него ожидать.

-А ты что собираешься делать? — поинтересовалась Ирка.

-А я под домашним арестом. Никуда надолго отлучиться не могу. Славка проснется, и будет сидеть сегодня дома, если его конечно никуда не дернут. Так что, вечером все созвонимся.

-Мне вообще-то позвонить неоткуда, — призналась Оля. — Упустила телефон и он перестал работать

-Возьми пока мой телефон, — протянула свой Ирка. — Нам с Ка­тей один на двоих хватит. Янкин нельзя. Ей может муж позво­нить в любую минуту и объясняй потом, что к чему.

-Слушайте, а где искать этих художников? — спросила Катя. Все переглянулись. Оказывается, никто понятия не имеет, есть ли у них какое-то общество, клуб, или другое место сбора. На­чали усиленно вспоминать, нет ли у кого, хоть одного знакомо­го художника. Оказалось, что ни у кого нет.

-Может в горсправку позвонить и узнать номер…, а чего номер? — поморгала Ирка.

-У меня подруга работает на бирже труда. Они там все зна­ют. Давай к ней подъедем. Танька баба деловая. Если сама не в курсе, она найдет кого-то, кто знает, — сообразила Катя. — А вот со знатоками религии хуже. Здесь я ничего придумать не могу.

-А чего тут думать, — жизнерадостно заявила Ирка. — Подъе­дем в церковь к попу и попробуем у него что-нибудь узнать. Он же по долгу службы в таких вещах должен разбираться. А если нет, сможет подсказать, к кому обратиться.

-Ладно, дерзайте. Только не вздумайте искать, где он сей­час прячется. А то пополните его меню! — предупредила Янка.

Катя с Иркой поднялись и отправились к Катиной машине. Они горели желанием немедленно приступить к своему расследованию. Янка, провела их взглядом. Помахала ручкой и наклонилась к Ольге.

-Только не смотри сразу туда, куда я тебе покажу, — потя­нувшись за сигаретой, произнесла она. — За нами следит тип, ко­торый сидит на лавочке возле аптечного киоска. Надел черные очки и думает, что не заметно, куда он смотрит. Но я его давно заметила. Это кто-то из твоих?

Ольга уронила «нечаянно» зажигалку. Встала со стульчика, хо­тя, элементарно могла поднять ее и не вставая. Повернулась лицом к киоску, как бы невзначай. Подняла зажигалку и спокой­но села на прежнее место.

-Это Сашка. Охранник. Вот прилип, как банный лист к жопе! Уже его смена закончилась. Нет, все равно следит! — возмутилась Ольга.

-Волнуется, значит, за тебя, — успокоила ее Янка. — А он ни­чего! Может, влюбился?

-В таких как я не влюбляются, — мрачно произнесла Оля.

-Кто это тебе такое сказал? — хмыкнула Янка. — Еще как влюб­ляются! Ладно, поживем, увидим, какие такие сюрпризы пригото­вила нам жизнь. Значит, давай подытожим, до чего мы догово­рились. Ты сейчас домой. До вечера нос никуда не высовываешь. В десять я подъезжаю… Черт! А куда я подъезжаю, если возле вас охрана? Засекут и тут же доложат Славке. Вот что, поеха­ли, я тебя отвезу домой и присмотрю место, где поставить ма­шину. Лишь бы она меня сегодня не подвела. Барахлит, холера.

-Поехали, — согласилась Оля.

Они забрались в Янкину машину, но машина ехать наотрез от­казалась. Она категорически не хотела заводиться.

Сашке надоело смотреть на Янкины старания. Он опять плюнул на свою конспирацию и решил вмешаться. Подошел, как ни в чем не бывало. Даже и, не подумав объяснять что-нибудь Ольге и Янке по поводу своего неожиданного появления.

-Капот открой, — скомандовал он Янке.- И дай свечной ключ.

-Я его потеряла, — виновато промямлила Янка.

-Тогда дай ключ на тринадцать.

Янка полезла в багажник и извлекла оттуда чемоданчик с инс­трументами. По тому, как она туда заглядывала, Саша понял, что она понятия не имеет, что ему надо. Ей, что ключ на три­надцать, что домкрат, один черт.

Он подошел, выбрал ключ и занялся свечами.

-А запасных свечей у тебя нет? Этим гаплык, — заявил он через минуту.

-Не знаю. Посмотри сам. Там в багажнике стоит коробка с какими-то запчастями, но я не знаю что из них что, — призна­лась Янка.

Саша нашел старые свечи. Посмотрел их на свет и удовлетво­ренно кивнул.

-Быушные, но приведены в порядок. Как вариант аварийной замены — пойдут. Но надо все равно покупать новые. Этих, надолго не хватит. И карбюратор надо чистить. У тебя кто за машиной следит?

-Никто,- пожала плечами Янка. — Мужу некогда. Я ничего в ней не понимаю. Когда она начинает себя плохо вести, еду на станцию. Но, если честно, забыла, когда последний раз там бы­ла. У меня на ремонт просто нет денег. Планирую дотянуть до отпуска, получить отпускные и тогда уже загнать эти дрова на СТО.

-А когда отпуск? — ковыряясь с машиной, поинтересовался Саша.

-Через месяц.

-Не дотянешь,- заглядывая под машину, обрадовал ее Сашка. Подергал переднее правое колесо и покачал головой. — От силы можешь съездить еще три-четыре раза и загоняй в гараж. Пусть стоит. Тут и с ходовой у тебя большие проблемы.

-Поняла,- вздохнула Янка.

-А ну, заводи.

Янка повернула ключ в замке зажигания и машина послушно за­велась.

-Порядок. Можете ехать.

-Тебя куда-нибудь подвезти?- в знак благодарности, пред­ложила Янка.

-У меня своя.

Янка поблагодарила его за помощь и тронулась с места. Ольга с Сашей не перекинулись ни единым словом. Только пару раз встретились взглядом. Ольгин взгляд говорил, что это формен­ное безобразие, следить за ней! А Сашин, не говорил ничего.

Вернее говорил: «Девушка, я вас не знаю. Здесь, совершенно случайно. И вообще… у меня свои дела и ваши подозрения беспочвенны!»

-Ну, и как тебе этот нахал? — возмущенно спросила Оля.

— Великолепный! — рассмеялась Янка.

Оля отвернулась и уставилась молча в окно. А Янка в душе веселилась. Хороший парень. А главное, настырный. Такой, ес­ли что задумал, то хоть трава не расти! Будет так, как он за­думал и никак больше. Это как раз та категория мужчин, кото­рые твердо придерживаются правила: «Или так, или никак!» Мо­жет Ольга на своей «работе» ставить жирный крест. Он просто больше не позволит ей заниматься подобными делами. А если подойдет к ней, кто-нибудь из мужиков, ближе, чем на три метра, в лучшем случае, повыдергивает им ноги из задницы. Это, по его выражению лица, за версту видно. Ну, дай-то Бог!

Они свернули к Ольгиному поселку. Янка в зеркало заднего ви­да все время видела темно-зеленый «Жигуль», в который сел Саша, сразу же, как они выехали со стоянки. Сопровождает, не прячась. Нахал? Нет, молодец. В этой нашей бестолковой жизни, вот только так и надо.

Не доезжая до Ольгиной улицы, дорога раздваивалась. Одна ве­ла к самой улице, а вторая — никуда. То есть, она обрывалась небольшой площадкой и упиралась в заросли шелковицы. Местная автостоянка. Чуть дальше был пустырь, на котором мальчишки гоняли в футбол. Янка подъехала к этому месту. Остановилась. Вышла из машины и осмотрелась. Вполне приличное место, чтобы бросить здесь машину, если понадобится. Сейчас на стоянке стоял чей-то старенький «Запорожец». Места еще оставалось для трех машин, не больше. Но вряд ли их здесь больше бывает.

-Я буду ждать тебя здесь, — решила Янка. — Это не очень да­леко от твоего дома?

-Нормально. Три минуты хода.

-Ладно, тогда до вечера. Если вдруг что-то непредвиден­ное, звони. Помчалась я домой, а то нарвусь на взбучку! — зас­меялась Янка.

Они распрощались с Ольгой и Янка умчалась. Надо весь день вести себя нормально и не вызвать у Славки никаких подозре­ний. А иначе, может сорваться ее вечерняя вылазка.

Славка мирно спал и Янкино отсутствие не обнаружил. Они с Диком вошли потихонечку в квартиру и занялись каждый своим делом. Дик развалился посреди комнаты поспать. А Янка пошла на кухню, жарить котлеты. Все чин чином. Никто никуда не отлучался, и никаких нарушений домашней дисциплины не наблюдалось.

Через час у нее все было готово. Посмотрев на часы, Янка решила, что можно будить Славку. И только она так подумала, как зазвонил телефон. Юрка срочно потребовал его к аппарату.

Славка протер глаза и схватил трубку. С минуту послушал, а потом начал рычать.

-Где я людей на все эти засады понабираю? В посадке де­журят, на даче дежурят, возле двух домов дежурят, возле этих девок дежурят! Три дня на ногах абсолютно все и результа­тов — ноль! Оставляй людей везде по минимуму и используй ос­вободившихся. Все! У меня больше никого нет. Минут через со­рок приеду.

Славка полез под холодный душ. Не потому, что он страшно любил купание в ледяной воде. А потому, что горячей нет уже четыре года, а он никак не поставит хотя бы электронагрева­тель. Они же, гад, стоят сумасшедшие деньги! А денег нет. Так и греют постоянно на газовой плите кастрюли с водой, а потом таскают их в ванную, каждый божий день. Вот жизнь нас­тала, хоть застрелись! Единственное что утешает, так это то, что и у остальных дела обстоят ничуть не лучше. Ну, если не считать, конечно, самых богатых людей в городе. Но их, раз-два и обчелся. Так что, все в одинаковых условиях, а точнее, по уши в дерьме. И никому не обидно. Славке стало смешно. У не­го оказывается типичная хохлацкая психология. Как в том анекдоте. Когда еврей, американец и хохол поймали золотую рыбку, и она согласилась выполнить по одному их желанию, но с условием, что у их соседа будет этого же, в два раза больше. Еврей заказал дачу на Канарах. Американец, какой-то суперавтомобиль. А хохол долго думал, а потом сказал: «Ладно, вы­коли мне один глаз!»

Славка вышел из душа повеселевший. Поел. Приказал Янке не вздумать куда-нибудь соваться со своим расследованием, и от­был на работу.

———————————————————-

Райка, от нечего делать, продолжила начатую вчера уборку у бабы Мани. Работы было, непочатый край. Она мыла окна, а бабу Маню, они вдвоем с охранником вытянули на свежий воздух. Райка постелила ей на раскладушке под деревом. Но как только бабку усадили на раскладушку, произошел казус. Раскладушка не выдержала ее веса. Оторвались пружинки, растягивающие ткань и баба Маня провалилась. Задницей достала до земли, а ноги задрала вверх. И в таком положении застряла. Пришлось изрядно повозиться, чтобы ее извлечь из останков раскладуш­ки. Баба истошно вопила, охранник ржал, как конь, а Райка ру­галась, как сапожник. В конце концов, решено было постелить прямо на землю старый матрас и устроить бабку таким образом. Чтобы баба Маня не скучала, Райка принесла ее кошку с ко­тенком и устроила их рядышком.

Теперь они были втроем и развлекали друг друга, как могли. А Райка занялась окнами.

За этим занятием ее и застала Ольга. Следом за Олей появил­ся вчерашний охранник Саша, чем несказанно удивил Раю. Но она еще не успела высказать свое удивление вслух, а эти двое начали ругаться между собой. Ольга возмущалась, что он за ней следит. А он, нагло заявил, что пусть теперь к этому привыкает. Потому что, без него она, с данной минуты, может отлучить­ся только в туалет. Кончилась перебранка тем, что Райка ос­талась мыть окна, а эти двое ненормальных пошли вместе гото­вить обед.

Готовить ушли к Ольге домой. У нее есть для этого условия и продукты, а у бабы Мани ни того, ни другого. Райка обычно приносила ей готовую еду. Сырые продукты оставлять не имело смысла, так как бабка не соображала, что с ними делать. Слава Богу, что она еще могла сама держать ложку и помнила, куда ее надо нести.

Ольга на скорую руку варила овощной суп на куриных бульон­чиках. А Сашке ткнула кусок сырого мяса. Вызвался помогать, пусть работает. Сашка и не возражал. Даже наоборот. Резал мясо и разглагольствовал, что это чисто мужское занятие. Го­товить мясо должны только мужчины. Так считают на Востоке. А на Востоке живут мудрецы, значит, надо прислушиваться к их мнению.

Ольга привыкла возиться на кухне одна, и Сашка ей дико мешал. Ей нужна была сковородка, чтобы сделать зажарку к супу, а ему, чтобы обжарить мясо, до того, как сложить его в жаров­ню. Сковородка была одна, и они опять начали спорить. Сашка уступил. Он принялся пока нарезать зелень для Ольгиного супа и для своего мяса. При этом выяснилось, что досточка у Оли тоже одна. Сашка достал из нагрудного кармана блокнот и руч­ку и стал что-то записывать.

-Что ты там пишешь? — не удержалась от любопытства Ольга.

-Записываю, что нам срочно надо приобрести. Это же кош­мар, иметь в единственном экземпляре такие нужные вещи! — возмутился Сашка.

-Мне всегда их хватало, — пожала плечами Ольга.

-Возможно. А сегодня сама видишь, у нас проблемы.

-Слушай, ты что, собираешься задержаться на моей кухне надолго? Маньяка ни сегодня, так завтра не станет. Зачем же мне что-то менять в своем привычном укладе? — хмыкнула Ольга.

-При чем тут вообще маньяк? — спокойно проговорил Сашка.

-Не поняла. Ты от кого меня охраняешь?

-С сегодняшнего дня, от всего. Кстати, твоему сутенеру я уже начистил рыло и объяснил, чтобы он забыл о твоем и Рай­кином существовании. А если вдруг вспомнит, закопаю живым. И ты знаешь, он очень быстро со мной согласился.

-Господи, — ахнула Ольга. – Ну, чего ты туда полез?! Там же банда. Сутенер, это пешка, мелочь. Он сам лицо подневольное. Они же тебя прибьют! И нас с Райкой за компанию, чтобы ос­тальным неповадно было так поступать. Ты хоть это сообража­ешь?

-Я все нормально соображаю. Покончим с маньяком, я расс­читываюсь с работы. Забираю тебя и Райку, и уезжаем в другой город. Я кстати, пересчитал сегодня деньги в своей коробочке. И знаешь, пришел к выводу, что с ними спокойно можно начинать новую жизнь на новом месте. Хоть какой-то толк от нашего маньяка есть.

-Какое новое место?! Райка ни за что не бросит бабу Маню. А я не брошу Райку. И Игорешка без меня пропадет, — оторопела от сказанного Ольга.

-Хорошо, значит остаемся здесь. А с бандой я разберусь. Ты что думаешь, я один живу-существую? Без друзей, без кол­лег? Сегодня же и приступим к ликвидации банды. Не люблю, когда что-то омрачает мое существование.

Сашка извлек из кармана телефон и набрал номер.

-Алё, Димка, слушай! Выясни срочно, кто стоит за тем ти­пом, которого мы утром воспитывали. Возьмите с Витькой и Тимкой дело на контроль. Кто, сколько, где тусуются, чем промышляют и на чем мы можем их, прям сегодня, и повязать.

Димка что-то проговорил в трубку, а Сашка хмыкнул.

-Оля говорит, что они нам так просто вмешательства в свои дела не спустят. Обидчивые и злопамятные. Это конечно, их и подведет. Лично я, не могу спать спокойно, когда на меня кто-то обижается. Так вот, надо их опередить. Давайте. Сам знаешь, как это делается. Поищите у них на квартире и в маши­нах оружие и наркотики. Возьмите наших ребят и… найдите, все что надо. Тебя что, учить?! Чтобы через пару часов эти гниды были уже все под замочком! Официально, как положено.

Димка, очевидно, все понял, и Сашка положил трубку. Ольга смот­рела на него с любопытством.

-И ты думаешь, удастся зацепить самого Дутого? Он хитрый, как лис. У него ни наркотиков, ни оружия они не найдут. И его причастность хоть к какому-нибудь делу, в жизни не дока­жут!

-Жаль. Значит, он погибнет при оказании вооруженного соп­ротивления органам власти, совершавшим обычный рейд проверки среди местного населения. Получили мы анонимный звоночек, что такой-то незаконно хранит огнестрельное оружие. Провери­ли. И на тебе, пожалуйста! Кто ж ожидал?

-Ты, Сашка, опасный тип, — покачала головой Ольга.

-Нет, наверное, будет более справедливо, если нам поти­хоньку ночью перережут глотки, в назидание другим. Назови-ка ты мне лучше фамилии, клички, адреса, и все что вообще знаешь о банде. Ребятам сэкономим время.

Ольга растерялась. Если честно, то она давно планировала сама заняться отстрелом некоторых кадров. Но у нее с ними личные счеты. А вот так, взять и сдать всех? Хотя, а почему бы и нет? Столько гадостей, сколько они сделали ей, Райке, да и остальным девчонкам, и представить невозможно. Даже если их всех перестреляют, а не арестуют, и то, не жалко.

Она высыпала зажарку в кастрюлю, села и взяла сигарету. — Ладно. Записывай, пока не передумала, — и Ольга стала диктовать Сашке то, что знала сама.

Через десять минут Сашка уже перезвонил Димке и передал ин­формацию дальше. Машина заработала. И как показали события, Саша оказался прав. Спокойно спать можно только тогда, когда к тебе не имеют претензий такие ребятки, как те, о которых они только что побеседовали с Ольгой.

Сашка обжаривал мясо тщательно. С каждой стороны посыпал его перцем, солью и кориандром. Колдовал над сковородой, как заправский повар.

Ольга была на вторых ролях. Подать перец. Порезать свежие помидоры. Почистить чеснок. Но ей такая расстановка сил даже понравилась. Интересно, что у него за блюдо получится? Судя по всему, это какой-то кулинарный шедевр. Она себя никогда не утруждала сложными блюдами. Мясо просто варила. Яйца жа­рила. Пирожки покупала готовые. Зачем морочить себе голову? Оказывается, это очень даже занятно.

В разгар кулинарных работ прибежал Игорь. Потянул носом и остановился на пороге, часто моргая рыжими ресницами.

-А это у тебя, чем так пахнет?- спросил он, продолжая ше­велить ноздрями, как собачка.

-А это я еще сама не знаю. Вот этот дядя готовит. Позна­комься, кстати. Его зовут Саша.

Игорешка подошел поближе. Вытер о замызганные шорты грязную ручонку и протянул ее Сашке.

-Игорь, — с достоинством произнес он и шмыгнул носом.

-Ну, будем знакомы, — пожал его ладошку Сашка.

-Я знаешь, чего прибежал? — обратился он к Оле.

-Пообедать, — предположила Ольга.

-Да, и пообедать тоже. Там к Райке в дом приходили четы­ре дядьки. Ну, мы с Валеркой, его мяч во двор к ней сразу же закинули и пошли туда, его доставать. Ну, чтоб узнать, кто такие, и что надо.

-И что? — замерла Ольга.

-А что? Они дверь подергали, заперто. Тут нас увидели. Мы сразу же начали ныть: «Дяденьки, не видели, куда мяч зале­тел?» Один из них подал нам мяч и спрашивает: «А вы, пацаны, не знаете, где хозяйка этого дома?»

Я и говорю: «Знаем. Она со своей подругой Олькой в село к тет­ке уехала. Вот совсем недавно. Еще и часа не прошло!»

Думаю, скажу, что уехали вчера, а вдруг они тебя или Райку сегодня видели. Правильно я придумал?

-Ты молодец! — восхитился Сашка, чем вызвал явное располо­жение Игорешки к себе. Игоря никто никогда не хвалил. Разве что Ольга, иногда. А как приятно, когда тебя хвалят! — И что было дальше?

-Они развернулись и пошли со двора. Один сказал, что ус­пеют разобраться с девками и потом. Не будут же они всю жизнь в селе сидеть! Объявятся, как миленькие. Сели в машину и уехали. Машина у них с четырьмя кольцами на радиаторе. Ва­лерка сказал, что это «Ауди». А номер 557-24 АН. Хорошо, что они не знают про бабу Маню. Я сбегал к ней, думал ты тоже там. А Райка окна моет. Ее с улицы видать. Если бы они по улице вперед прошли, они бы ее сразу увидели. Я ее предупре­дил. По-моему, Райка перепугалась. Сказала, чтобы я к тебе бежал и рассказал за этих дядек. Ой, и еще, у одного из них я рассмотрел пистолет под мышкой!

Сашка достал телефон и тут же связался с Димкой. Передал ему о посещении и о пистолете.

-Машину берите сейчас. И, сразу же, шейте «огнестрельное, без права на ношение».

Кого говоришь, зацепили? Щербатого и Жеребца? Прекрасно. На наркоте? Отлично. Давайте, в том же духе! Райка? Цела и нев­редима. Сейчас я их в кучу сгоню, а то в разных местах за ними не уследишь… Передам, самый пламенный, — хохотнул Сашка и повесил трубку.

Он, ничего не объясняя Ольге, с деловым видом заглянул под крышку жаровни.

-Игорь, терпи еще минут двадцать. Сейчас мы такое будем есть, язык проглотишь! — пообещал Сашка.

-Иди вымойся пока, — скомандовала Ольга.

Игорь послушно побежал в ванную. Ольга села у окна и заду­малась. У нее, как и у Игоря, было полуголодное детство. Ма­ма болела и не работала. Отец всю жизнь пил. Иногда в доме не было ни кусочка хлеба, ни крупинки, ни картошинки. Тогда они голодали. А когда Оле исполнилось десять лет, она научи­лась воровать. Воровала в автобусах, в часы пик. Ее никто не учил, но она овладела этой наукой довольно хорошо. На наво­рованные деньги покупала еду и несла домой. Маме говорила, что помогает на рынке выгружать и загружать товар, мыть стойки. Верила мать, или нет, сказать трудно. Но продукты брала, готовила из них и плакала. А когда Ольге исполнилось шестнадцать, она бросила воровство и занялась проституцией. Это оказалось выгоднее и денежнее. А через год мамы не стало.

Ничего в своей жизни Ольга менять не захотела. Но теперь, сов­местила две свои «специальности». Обслуживала в основном води­телей на трассе. Получала с них плату, а заодно, воровала у них же, все что плохо лежит. Она выходила, а они уезжали без бумажников, золотых безделушек, мобильников и прочих вещей, которые можно было стянуть и спрятать на себе. Но она рабо­тала не только на трассе, а и в городе. И когда какой-нибудь клиент вел ее ужинать в ресторан, она успевала в том ресто­ране стащить пару кошельков у пьяных мужиков в курилке. У пьяных баб, незаметно ни для кого, расстегнуть и утащить зо­лотые цепочки с шеи. А, уходя, еще и прихватить в свою сумоч­ку что-нибудь из посуды, стоящей на столе. Поэтому, дома у нее были ресторанные кофейные чашечки, ресторанные рюмки, ложки, вилки и даже тарелки. И самое смешное, что делала она все очень нагло, но ни разу не была поймана за своим заняти­ем! Ольга еще в детстве решила, что она никогда не выйдет замуж и никогда не родит детей. Зачем плодить нищету? Она будет жить, как захочет, но сама. И как только поймет, что не сможет заработать себе на жизнь, тут же с собой покончит. А что ждет Игоря? Вырастет и уйдет в какую-нибудь банду. В их неблагополучном квартале у детей нищих и алкоголиков вы­бор небольшой. Девочки в проститутки, мальчики в бандиты. А может Сашка прав, вырвать отсюда Игоря и уехать в другой го­род? Устроиться куда-нибудь на работу. Игоря водить в школу и, например, в бассейн. Здорово, но не реально. Куда она уст­роится? И кто ей отдаст чужого ребенка? Интересно, а, сколько там, в коробке денег? Сашка свои утром забрал и повез домой. Говорит, что пересчитал. Но она не спросила его, сколько там, а он не сказал. Очевидно, думал, она свои давно посчитала. А она даже не заглянула. Ну их, мысленно махнула Ольга рукой, сколько бы там ни было, не настолько же их много, чтобы хва­тило надолго. Дай Бог, что бы на год.

Сашка курил и потихоньку наблюдал за Ольгой. Он видел, что она сейчас рассматривает под микроскопом свою жизнь, и не ме­шал. Пусть поворошит прошлое, может, пересмотрит что-то в лучшую сторону. Но по тому, как она мрачнела, понял, что света в конце тоннеля Ольга не увидела и пора ее выдергивать из этого состояния.

Тут как раз появился Игорь. Он показал Ольге вымытые руки и умостился за столом. Сашка опять заглянул в жаровню. Потыкал мясо вилкой и заявил, что можно есть.

-Давай покормим Игоря, а остальное, возьмем и пойдем к ба­бе Мане. С ними и поедим, — предложила Ольга.

-Как скажешь.

Оля налила большую тарелку супа. Наложила в такую же тарел­ку пюре и сверху, приготовленное Сашкой мясо. Порезала напо­полам огурцы и посыпала их солью. Нарезала побольше хлеба. И налила в огромную чашку компот. Потом открыла банку кильки и, перемешав с пюре, выложила в тарелку, стоящую на полу.

-А это зачем? — удивился Сашка.

-Коту. Скоро и этот гуляка явится на обед, — объяснила Ольга. — Так, Игорь, покушаешь, тарелки сполосни. Закроешь дверь и ключ положишь, как всегда. А мы пошли кормить Райку и бабу Маню. Пока.

-Пока, — с набитым ртом промычал Игорь.

Сашка захватил полотенцем горячую жаровню, а Ольга постави­ла в сумку кастрюлю с супом и кастрюлю с пюре. Вкинула свер­ху буханку хлеба, и они пошли к дому бабы Мани.

Сашка поразился, как Ольга несет сумку. Как фокусник полный стакан воды на длинной палке. В замершей руке, не допуская ни малейшего колебания, ни в одну сторону. Он бы уже разлил суп по всей сумке. Видать, она это делает далеко не пер­вый раз. Идти было не далеко. Но жаровня в вытянутых ру­ках — это дело тяжкое. Сашка поставил ее на травку и размял пальцы. Потом опять захватил свою ношу и донес-таки, без сле­дующей передышки, до калитки. Там охранник, его тезка, тоже, Сашка, его сменил и потащил жаровню к столу.

Райка была в доме. Она бросила мыть окна снаружи и перебра­лась мыть их изнутри. Ее и без того громадные голубые глаза, были еще больше. Сашка понял, что у Райки не то что страх, а настоящая паника.

-Не дрейфь, деточка! Во-первых, тебе привет от Димки. А во-вторых, половину ваших знакомых уже закрыли. Остальных, закроют к вечеру. Это не банда, а шантрапа. Их и не трогали только потому, что на такую мелочевку жаль силы тратить. Но раз они нам стали мешать, значит, мешать больше не будут. Так что, давай, корми бабку, и садимся сами за стол. Жрать хочется, аж в пузе бурчит.

Райка вопросительно посмотрела на Ольгу. Та кивнула и стала доставать из сумки провизию.

Пока Райка с Ольгой возились с бабой Маней, Сашки успели об­судить последние события и позвонить Димке.

Димка обрадовал, что машину остановили. Осмотрели салон и водителя с пассажирами. Нашли три ствола на четверых. Два охотничьих ножа и травку. Теперь эти мальчики увидят волю не скоро. С Райкой и Ольгой свой арест они не свяжут. Сегодняш­ние аресты обставлены, как всеобщий шмон. Ну, не повезло ре­бятам, что поделаешь! Оказались не в то время и не в том мес­те. Бывает. Кроме этих, взяли еще четверых. А с Дутым не стали и возиться. Он жук такой, что начнет адвокатов нанимать. Деньгами сорить. Глядишь и выкрутится. Зачем рисковать? Его просто спровоцирова­ли на драку в ресторане. А в драке, он попал, абсолютно неча­янно, на чей-то нож. Царство ему небесное. Хотя, какое там царство небесное. На нем столько всего, что прямая дорога в ад этому клиенту обеспечена. Давно по нему тюрьма плакала, да только доказательств его преступлений не было. Он так следы всегда заметал, что никак его зацепить не удавалось. Уже ра­за три вместо него садился какой-нибудь козел отпущения. И не раз возникала мысль его просто пришить, да все не выдавалось подходящего момента. А тут такой шанс! Его упустить было, просто грех.

Так что, остались пару мелких шавок, но больше чем до вечера они не пробегают.

-А как там моя подопечная? Ее хорошо охраняют? — хихикнул в трубку Димка.

-Ты знаешь, что-то очевидно еще случилось. Ребят куда-то позабирали. Мы вчера здесь втроем толклись, а сегодня один только Сашка Ветин. И на весь дом того урода оставили не шесть человек, как вчера, а только троих. Один возле входа, один возле люка и один в доме. Очевидно, маньяка ждут где-то в другом месте, а здесь оставили по минимуму, на всякий слу­чай.

-Ты чё, серьезно? — удивился Димка.- Так, препоручу я оставшихся на свободе «мусиков» ребятам. Они уже и без меня справятся, а сам дую сейчас к вам. Как бы этот урод не обвел всех вокруг пальца. За девчонками смотри в оба. Ни на метр не отпускай от себя. Выскочит этот псих из кустов, и уволокет их из- под носа! Кстати, вы где?

-У бабы Мани. Собираемся обедать. Едь быстрее, пока еда не остыла. Я тут такое мясо сварганил, обалдеть!

-Уже лечу! — проорал в трубку Димка и дал отбой.

Оля с Раей накрывали на стол. Баба Маня, наевшись, дремала под деревом. Кошка, дожевывала кусочек мяса. Сашка-второй, дозванивался поочередно то до одного охранника, то до друго­го, пытаясь прояснить ситуации, и узнать что нового слышно. Но никто толком ничего не знал. Шестое чувство подсказывало Сашкам, что что-то случилось. Но информации никакой не пос­тупало. Сашка-первый наблюдал за кошкой и строил всякие вер­сии. Вдруг, кошка насторожилась и посмотрела в сторону кус­тов жасмина. Сашка пулей кинулся к кустам. До кустов метров пять. Он преодолел это расстояние «в одном прыжке». Кусты подходили вплотную к соседскому забору. Сашка успел только увидеть, как в дырке забора скрылся какой-то человек. Сашка тоже нырнул в эту же дырку и оказался в соседском дворе.

Осмотрелся по сторонам. Нигде никого. Грядки засажены поми­дорами. Спрятаться негде. Куда же он подевался? Не провалился ведь под землю!

Следом за Сашкой в ту же дырку пролезла и Ольга. Она тоже смотрела по сторонам и удивленно хлопала глазами.

-Может это была собака? — неуверенно произнесла она.

-Может и собака, — согласился Сашка. Он был уверен, что в кустах только что был человек, но не хотел ее пугать. И поя­вился этот человек абсолютно бесшумно и именно в тот момент, когда насторожилась кошка. И исчез мгновенно. Неужели успел среагировать на Сашкин прыжок? Вряд ли. Скорее всего, он су­нулся во двор, увидел мужчин и тут же ретировался. Но вот куда? Сашка отослал Ольгу назад, а сам, прошелся вдоль забо­ра, усиленно высматривая хоть какие-то следы. Из дома вышла длинная тощая тетка и принялась орать на него во всю глотку.

-Чего орешь как ненормальная? — рявкнул на нее Сашка. — У нас котенок удрал. Сейчас посмотрю и уйду. Понаделала дыр в заборе, корова пролезет!

Тетка, продолжая орать и материться, воинственно двинулась в Сашкину сторону, грозя ему милицией. Сашка подошел к ней и, сунув в нос удостоверение, приказал заткнуться. Тетка затк­нулась, но не совсем. Продолжала бурчать что-то себе под нос.

От нее за версту несло самогоном. Очевидно, принятая не так давно доза, толкала ее на какие-нибудь подвиги и военные действия. Она уже настроилась на волну агрессии, а тут такой облом. Какой дурак будет воевать с родной милицией?

-Короче, оставим котенка в покое, — отмахнулся Саш­ка. — Только что, из того двора в ваш, через вот эту дырку в заборе про­лез человек. Я пролез за ним с интервалом в несколько се­кунд, а он, как испарился. Куда он мог деться?

Вот теперь тетка действительно заткнулась и побледнела.

-Вы его видели? — шепотом спросила она и стала огляды­ваться по сторонам. От ее агрессии ничего не осталось. Зато, Сашка явственно ощутил исходящее от нее чувство страха.

-Почти что нет. Он прятался в кустах с той стороны, и я его скорее почувствовал. Кинулся за ним и получил дулю с ма­ком, — объяснил Сашка, уже более дружелюбным тоном.

-А я видела. Только не сегодня, а вчера. Было уже темно. Я вышла шланг переложить. Помидорчики поливала. И вижу, с то­го двора через дырку пролез мужчина в мой двор. Я на него закричала, а он как зыркнет на меня красными глазищами. Ну, прям как у волка. Светятся два красных огонька! У меня и в горле пересохло от страха. Я бегом в дом. Деду своему расс­казала. Он охотничье ружье схватил и выскочил. Весь двор об­ходил и нигде никого. Пришел и начал орать, пень старый, что это, мол, у меня от водки. А я то и пью, ну совсем чуть-чуть.

-Можно я осмотрю эту часть вашего огорода? Я осторожно, ничего не потопчу. Куда-то же он делся, причем так быстро?

-Можно, — разрешила тетка. И тоже начала всматриваться в землю. — Ой, он наверное в эту яму сиганул! — через секунду со­общила она.

В паре метров от забора была яма, до верха заполненная тра­вой. Но оказалось, что она только выглядит полной. А если туда влезть, трава приминалась. Яма подходила к летнему душу.

Значит, он за душем преспокойненько вылез из ямы и выскольз­нул через другую, обнаруженную теткой дырку в заборе, на ули­цу.

-А ведь не было этих дыр в заборе. Это он их и сделал! Я весной забор красила, ни одна досточка не была оторвана, — уве­ренно заявила тетка.

Сашка повторил путь этого типа и с легкостью попал на улицу. Улица была пуста. Ушел. А может, где-то спрятался. Но искать его здесь бесполезно. Если бы была хоть одна из их служебных собак сейчас под рукой, а так… Сашка вернулся к тетке во двор. Она вопросительно уставилась на него своими выпуклыми глазками.

-У вас колючей проволоки случайно нет? Я бы зашнуровал нею дыры в заборе и, на всякий случай, сделал бы пару лову­шек в самой яме. А вдруг еще раз придет? Вот тут-то мы его бы и поймали!

-У меня нет. Но я сейчас схожу к куму. У него, кажись, есть! А как вас потом позвать?

-Просто покричите: «Саша!» и я приду.

Тетка кивнула и понеслась на поиски колючей проволоки, а Сашка вернулся через дыру в заборе на свою территорию

Его тезка сидел возле Райки и Ольги с автоматом в руках.

-Я решил оставаться возле них, — объяснил он. — Подумал, а вдруг, мы оба рванем туда, а он, каким-то образом окажется здесь!

-Все правильно, — кивнул Сашка. — Ладно, пошли обедать. Он сюда сейчас в любом случае не вернется, а еда остывает.

Все сели за стол. Только покончили с супом, как прибыл Димка.

-Привет всей честной компании! — приветственно помахал он рукой. — Ты обещал шикарный обед, а вид у вас такой, как буд­то вы тут сушеных тараканов едите! В чем дело? Пересолил?

-Мой руки. Сейчас и тебе испортим аппетит, — обнадежила его Оля.

-На моем аппетите не отражается даже землетрясение и эпидемия холеры, произошедшие одновременно, — успокоил ее Дим­ка. — И руки у меня чистые. Я их вымыл сразу, как Сашка про тушеное мясо сказал. Так что там у вас?

Димка сел за стол и придвинул поближе к себе тарелку с супом, которую налила Рая.

-Маньяк был здесь пять минуть тому назад. Представляешь, мы не слышали ни одного подозрительного звука. Я обдумывал свои проблемы и машинально наблюдал, как кошка жует кусок мяса. Вдруг, кошка насторожилась и посмотрела в сторону вон тех кустов, — Сашка ткнул пальцем в сторону жасмина. — Я не могу объяснить почему, но, не успев даже что-нибудь вразуми­тельное подумать, прыгнул к кустам. Секунда, может две. Но успел увидеть только спину человека, исчезающего в заборной дыре. Каких-то два шага до дыры. Я буквально в нее нырнул. А вынырнул в соседнем дворе. И представь себе — никого!

-Может, в каких-нибудь зарослях залег? Ты проверял? — за­беспокоился Димка.

-В том-то и дело, что там нет зарослей! Растут одни по­мидоры. Я прошелся вдоль забора. Следов не видно. Тут выско­чила хозяйка того дома и открыла коробочку на всю округу. Еле утихомирил. Потом мы нашли с ней общий язык, и знаешь, что она сообщила? Что видела, как вчера, когда стемнело, через эту же дыру, от нас к ней тоже влез какой-то тип. Она на не­го заорала, а он зыркнул на нее красными светящимися глазами.

Она побежала в дом. Рассказала своему мужу. Тот схватил охот­ничье ружье. Оббегал с ним весь двор и никого не нашел. Ре­шил, что бабе, по пьяне, померещилось.

-Подожди, так куда он делся? Испариться ведь не мог!

— Тетка сама догадалась, куда он делся, и мне объяснила.

В двух метрах от забора яма. Знаешь, многие садоводы и ого­родники такое практикуют. Выкапывают большую яму и сбрасыва­ют в течение лета в нее выполотую траву. Она там вянет, по­том гниет. А когда перегниет, ее используют, как органичес­кое удобрение. Если не ошибаюсь, это называется, компостная яма. Лето только началось. Трава накидана в яме рыхло. Прос­то сбрасывают вырванные сорняки и не утрамбовывают. Когда не знаешь этого и просто смотришь на эту яму, то кажется, что она заполнена до самого верха. А если туда влезть, я сам проверил, то трава утрамбовывается, и ты скрываешься в этой яме с головой. Яма у них, как окоп. Метра два в глубину, и идет в длину, метра три. Проходит мимо летнего душа. Вот за этим душем он из нее выбрался и нырнул в следующую дырку в заборе. А оттуда попал сразу же на улицу. Пока мы с теткой ругались, потом искали, куда он мог деться, потом я провел следственный эксперимент, его уже и след простыл.

-Значит, он приходил сюда вчера ночью? Занятно. Тимофей оставался в доме с бабой Маней и ничего подозрительного не заметил. Очевидно, маньяк просто походил вокруг дома, позаг­лядывал в окошки и ушел. А что вчера бабка торочила нам, помнишь? «Он ушел, уже ушел…» А мы списали ее слова на слабоумный бред, — сделал вывод Димка и приступил ко второму блюду.

-Да, скорее всего, баба Маня его видела. Меня страшно удивило, что она сама смогла встать на ноги в корыте с водой. Чтобы баба Маня сама что-то сделала, ее надо только чем-то очень заинтересовать, например бутылкой водки, — произнесла Ольга. — Может можно еще чем-нибудь, но я больше ни одного стимула и придумать не могу.

-Ты что, хочешь сказать, что он бабе Мане бутылку пока­зал, и баба чуть из корыта не выскочила? — заржал Димка.

-Ой, ладно вам, зубоскалить! Ешьте лучше, пока не остыло совсем, — отмахнулась Ольга. — Кстати, Саша, мясо получилось очень вкусное. Я первый раз в жизни такое пробую!

Райка тоже кивнула в знак солидарности с Ольгой. Но по ней видно было, что ей не до еды. Она ела чисто механически. За компанию с остальными. Рая была напугана до полусмерти. Она и так была бледная, аж прозрачная. А сейчас, на нее было жалко смотреть. Казалось, Рая вот-вот упадет в обморок.

Сашка поглядывал на нее с тревогой. Потом, дождавшись, ког­да Димка наестся, поманил его пальцем из-за стола.

-Знаешь что, забирай-ка ты ее отсюда. Есть куда увезти, прям сейчас? — шепотом проговорил он.

-Я, пока ел, как раз и обдумывал эту мысль, — признался Димка. — Но надо увозить их отсюда обеих. Я понимаю, что даже против одного из нас, этот маньяк не рискнет сунуться. Но… Это не человек, а животное. Работает на инстинктах и подкор­ке. Может улучшить момент, дождаться, когда мы зазеваемся и как-нибудь их выкрасть. Реакция на все у него лучше, чем у нас. Ты сам мог в этом убедиться. Поведение непредсказуемое. Так что, девочек отсюда надо срочно увозить. Заберу я их к себе домой. Оставлю с ними Тимку, а сам приеду сюда. Он все равно вернется на это место. Чувствует моя душа. Что-то его здесь держит.

-Он не нашел свою будущую жертву на ее рабочем месте. Не обнаружил дома. Потом, очевидно вспомнил, что она бегала сю­да (он же за ней не один день следил), и пришел убедиться, что она не удрала из города, — высказал предположение Сашка.

-В том, что она здесь, он убедился еще вчера. Зачем же приходил еще раз сегодня? Контроль? Кстати, запах от него был?

Мы еще посмотрим, кто кого съест! 8: 8 комментариев

  1. Алёна, да что ж такое! Скорей бы его уже .. того! А то, прям, ничего делать не могу, пока не укокошили его).

  2. Н-да… СПРУТ да и только…
    И чего людям на Земле не живётся спокойно?
    Но чтиво очень интересное, а глава закончилась на таком интригующем моменте, что надо быстрее выкладывать продолжение! Жду!

  3. @ anatoria:
    Еще немножко осталось. Ну, части 2-3. Смеюсь. У меня немножко — это понятие растяжимое.

  4. @ Irina:
    Ирочка, спасибо. Сидела сутки без интернета. так что, скоро закину.

  5. @ Zirena:
    Ир, спасибо! Сегодня зайду в гости. Вчера с чужого забежала, щелкнула и убежала. Дома интернет не работал, а в гостях не почитаешь. Особенно, когда шумная компания рядом.

  6. Ну вот так, мало-помалу, находится все больше зацепок, глядишь, скоро маньяк и попадется…

    Очень интересно, как всегда 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)