ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ ЧУДЕСНЫЕ.

Урок труда. Что-то мастерить. Пускай это будет скворечник. Или макет виселицы, дыбы, эшафота. Одноклассник промахивается, ударяет молотком себе по пальцу. Захотеть поддержать успокоить, подставить плечо в трудную минуту, сказав:

— Что не делается, все к лучшему.

В последний момент боковым зрением заметить быстро приближающийся предмет. Эту поделку. Или молоток. Еле успеть увернуться, отскочить, отпрянуть. Произнести.

— Дурачина-простачина! Когда ж ты поумнеешь?

В подтверждение этих слов повертеть у виска электродрелью. Мол:

— Ку-ку! Ку-ку! Ля-ля!

Дрель подключена к сети, до этих пор обесточенной. Потому, что одновременно включили еще:

электросварочный аппарат

бетономешалку. Собирались разливать приготовленный раствор по тазикам с ногами. Соотношение частей песка и цемента — «воровское». Были ли случаи, где песок дороже цемента?

буровую установку

бор — машину стоматологическую (маленькая электродрель)

большие адронный коллайдер и фаллоимитатор

электрочайник

электровеник

электроудочку

электрическую изгородь в лагере смерти

электрический стул

костедробильную машину.

просто воткнули провода в землю, чтоб червей накопать. Шахтеры повылазили. Из запоя.

И надо же было, именно в этот самый момент, электрический ток возобновился, электричество подали. Закон подлости. Нарочно не придумаешь. Вы не находите?

Нашелся храбрец, что сильным, резким ударом сухой доской по морде, оторвал электрика от бутылки. Только вот так это не вовремя. Вот бы раньше или позже.

Электричество появилось, но полностью еще не успело добежать во всю силу. А там еще пока холостой ход. То, сё …

А главное, одноклассник, тот, который только, что хотел пришибить, бросается наперерез между дрелью и виском, закрывает своим телом от механического воздействия. Отвел, принял его на себя. Вот и пойми эту загадочную славянскую душу. Зато электрический удар все равно полностью достался нашему клоуну. Уже в который раз.

Кинотеатр. Ушлые производители. Зомбируют подсознание. Реклама на каждом 25-ом кадре. Скоро узнаете чего. Фильм про Г.И.Котовского. После просмотра постричься наголо. Потом купить набор пластиковых расчесок, гель для фиксации волос и черепаший гребень. Или из слоновой кости. Потратив на это весь “общак” класса, собранный на подарок классной руководительнице к 8-му Марта.

Из-за содеянного прятаться по подвалам и чердакам. Стыдно смотреть в глаза товарищам. Отводить взгляд. Или как с гуся вода?

Потом оказалось, что стрижка “А-ля Котовской” и есть самый лучший подарок. После таких баталий по поводу заросшей головы, торчащих во все стороны длинных патлов. Сколько нервов оборванно, крови попорчено, соков выжато, сломано копий, указок, свистков на шнурочке. Бились как рыба об лед. Все как о стену горох. Все тщетно. В ответ одно и то же:

— Что вы понимаете? Я хиппую потому, что хиппую. Это такой имидж. Не имеете права. Что вы за люди такие? Гвозди делать бы из таких людей. Да идите вы все…

Сколько неприятностей, нареканий, замечаний из районо, санэпидемстанции. В актовом зале всем сзади сидящим ничего не видно. Охотники за дикого зверя принимали.

А тут случай помог. Вот, что значит сила искусства и пример авторитетных, легендарных, героических личностей.

Подойти к замкнутой двери, за которой компромат. Например, фото, видеозаписи, просто записи, упоминания, летописи, свидетельства, факты, улики утренника, где уговорили, одурманили, заставили, играть одно животное. Петушка. Кричать: «Ку-ка-ре-ку!». Трясти, пока — пока — покачивать перьями. Тремя. Этим заложили бомбу замедленного действия на свою голову.

Набрать в шприц бензин. Вытолкнуть из него вверх воздух и лишнее количество топлива. Вытолкнуть содержимое в замочную скважину. Пускай это будет один полный шприц плюс один в х мм3. бросить окурок в топливную дорожку со словами: «Вот вам еще и красного петуха в придачу». Тот, первый был всех цветов радуги-дуги и спектра. Посыпать следы махоркой, что б легавые с овчарками не взяли их.

Спортландия. Встречаются команды «Волчата позорные» и «Маменькины сынки». Перед открытием красивые слова, в конце которых напутствие: «Пусть победит сильнейший». На что «Волчата позорные» гаркнули: «У кого сила, тот и прав». И это-то вместо прежнего «Кто нас обидит, тот до утра не доживет». Кое-кто посчитал его слишком экстремистским. Пришлось попотеть, что б подобрать тоже достаточно резкие, дерзкие, грубые, вызывающие, стращающие панты, что б свои принципы, убеждения, взгляды, точку зрения, воззрения вывалить напоказ, на всеобщее обозрение. Через несколько недель в итальянском квартале на инициатора запрета упал рояль. Списали все на зловещее стечение обстоятельств и роковых случайностей. Рано ли поздно подумаете:

А, хвастались, что это сделают быстрее.

Так поймите ж, вы, что эти события развивались за одним из полярных кругов, где это утро раз в году наступает. Или два? Раза.

Возвращаемся в спортзал. «Маменькины сынки» пропищали свой девиз: «А, мы маме все расскажем».

Поучаствовать или поболеть за одну из них. Подудеть в дуделку. Выступают группы поддержки с помпонами. Объяснять кому-то, но что б все слышали: «Вот как надо в баньке париться. И с кем». Поучаствовать в потасовке с болельщиками другой команды. Беспорядки выходят за границы спортзала. Вводится «чрезвычайное положение» с «комендантским часом». Днем больше 3-х не собираться. Иначе допрос, потом расстрел. Расстрелять, потом допрашивать – во время комендантского часа.

В школе старосте класса для отчетности давая добровольно — принудительную подписку на газету «Юный батан», припомнить, что его прадед тоже был старостой села N-ского рейхкомиссариата, так же выслуживался на стороне врага. Что второй прадед партизанил, а третий фронтовик «забыть». Не упомянуть и четвертого, оказавшегося пацифистом, проще говоря, дезертиром. Пожалеть, посчитать, что хватит с него, с её и первого родственничка. Что у самого один прадед строчил доносы, как из пулемета, что второй еле поспевал приводить в исполнение из нагана, тоже «забыть». Два остальные прадеда тоже были хорошие.

Поместить в рюкзачок. Переместить в нем, достать из него. По сколько раз, какие? Какие подходят, от каких отказаться, найти какую замену? Пускай с каждым предметом одинаково выполняется, достигается погрузка, выгрузка. Без «кесарева сечения» и другой порчи рюкзака. С прежней сохранностью предметов. С целыми пальцами, ногтями. Что б устраивало как игра. Но, тогда, наверное, при разнице в действиях, затратах сил и времени.

При каких замысловатых формах размерах это выполнить становится невозможным? Если только Бэтмену. При каких уже и Бэтмену не справится? Когда зацепится, перекосится, застрянет, сказать что-нибудь. Не молчать как рыба. Порешать задачки на эту тему, чтоб закрепить материал. В меру.

У некоторых животных небо ступенчатое, ёлочкой. Наверное, что б пища продвигалась только в одном направлении. А у вас? Система Ниппель.

дыня

дыня

кирпич

«Мыль-ница» цифровая

Кость Неондер-тальца

Частый гребень

БУКВАРЬ

Капиталъ

В конце четвертой четверти

В школе. Получить пстричку от старшеклассника. Дать пстричку младшекласнику.

СКУПИДОН И ПОПРОШАЙКА.

На перемене один шелестит конфетной оберткой. Второй делает глотательные движения. Говорит намеками: «Бог сказал делиться. Я бы поделился». В ответ: «Бог подаст. Отвали, отсохни, отебись. Свое надо иметь. Расплодили лохов и нищету. Пошел ты в звезду, в баню, на хутор, на хуй». Тот медленно удаляется подфутболивая перед собой пустую вылизанную консервную банку, напевая: «Жил был у бабушки серенький козлик». Второй срывается с места, делает первому фол «последней надежды» в подкате. За это получает «горчичник». Кричат: «Судью на мыло!». Мнения, как обычно бывает, разделились. Одни считают, за такое надо «красную» показывать. Другие, что засудили пацана. Оба покидают поле на носилках.

О-ПА!

Заметить, как из гардероПа выдвигается чья-то одна часть тела. Без каких либо опознавательных знаков. Проходя мимо не удержатся и пнуть по ней ногою. Потом оказалось, что это был протез. Хозяин его страдает фантомной болью. Разгорится скандал. Создался и распространился с скоростью света нешуточный общественный резонанс. Из-за одного «паршивого овцы» всем стаду неприятности. Испортил им там всем показатели.

Получил лясочкой. Изящной тростью. Из слоновой кости. Утонченная. Не вычурная. С секретами. Не сплошная. Из частей. Никто не знает. Кто узнал, тот уже не скажет. Не сможет уже никогда. Первым, кто не смог осуществить это, был мастер, сделавший эту вещь. Одна часть ножны. Другая трехгранный стилет. Отдаленно напоминает свинокол. Ближе как штык трехгранный. Это еще не все. Та часть, где стилет не сплошная. Полая. Это емкость. В основном для коньяка.

Если б даже знал, мало, что это изменило. Отцу родному и то не удержался бы. А тут не пришей рукав какай–то. Пожарный оказался. Проверяющий. Ну, и всыпал же он им там всем по первое число по пожарным нарушениям. Он из тех, кто придерживается принципа еду, еду не свищу, а наеду семь шкур спущу. Почему огнетушители без шапок, почему сигареты без искрогасителей. Крутанулись-извернулись, сделали, как ему «зачесалось». Вроде остался доволен. Вроде расстаются уже друзьями. Думают все худшее уже позади. Только небо, только ветер, только радость впереди. Не тут то было. Хвалит:

Молодцы, оперативненько сработали. Вот можете ж, когда захотите. Вот так держать. Вот так бы все бы и всегда бы.

Обратить это в шутку:

Так, вы, совсем без работы останетесь.

Вдруг, опять, как даст по шапке:

Почему «базар» без фильтра?

Это все на фоне международного дня людей с ограниченными возможностями.

Искупить вину кровью и вином. Сдачей крови и вином , что за сдачу полагается. Несколько раз становится в очередь, белеть, как полотно и сдавать, сдавать и сдавать. Пока ноги еще держат.

Когда кровь закончилась и ноги перестали держать работать пандусом.

Вытереть ноги о тряпку. Уважить труд уборщиц. А вот и одна из них. Занимается своим любимым делом. Стоит, изогнувшись, прильнув глазом и ухом к замочной скважине учительской. Сразу решить подойти поздороваться. Потом передумать. Подкрасться незаметно и пронзительно крикнуть:

— Шухер, атас и полундра!

Комично убегает в техническую комнату. Гремя ведром и шваброй. Сплюнув три раза через левое плечо, будет там принимать успокоительные капли от перепуга. Или что – нибудь покрепче.

Пристроится самому. Ничего особенного. Ничего «жаренного». Новый учитель истории ( в школе большая текучка кадров) с перевозбуждением рассказывает:

— Спрашиваю, кто взял Бастилию?

В ответ:

— Я не брал.

—И я не брал.

—Мы тоже не брали. Вот вам крест, дядечка.

Учитель — филолог на это заявляет:

—Они у нас такие. Стоит только плохо положить, на секунду отвернутся и уже век жизни не признаются. Догони в поле ветра.

Сборище чудаков. Как можно ее умыкнуть, если это студенческое общежитие?

Вдруг дверь резко отворяется. Все оттуда вон и в рассыпную. Кричат: «Спасайтесь, кто может! Кто ни будь, вызовите дурку!»

Это все от того, что историк начал рассказ о А. Македонском. Или Макдональдском ? Это его конек. Или, все-таки Македонском? И стулом хрясь о пол.

Наш Вовочкин от резкого толчка жестко садится на пятую точку. В задних карманах давятся телефон, коробок с анализами и ампула с боевым отравляющим веществом. Нашел на помойке, принес обменять на перочинный ножик. На полу кто-то рассыпал клюкву. А Алла Ивановна не успела еще убрать. А вот и она. Легка на помине. Возвращается, как только дошло, что никаких шухера, атаса и полундры не было. Надевает ребенку на голову ведро. Там еще оставалась вода. Ударяя шваброй по ведру, каждый раз приговаривает:

— Это тебе за шухер! Это тебе за атас! А это за полундру! За обломанный кайф!

Чуть не плача:

— Змееныш! Может, последнюю радость в этой жизни отнимает.

А потом еще мокрой, пахнущей тряпкой ребенку по лицу. Не адекватно? Достаточно было бы чего-нибудь одного.

Так и это не все. Ложит поперек горла швабру, давит на ее к полу. Стала и прыгает по ней, карга уже староватая. Заглянуть в лицо смерти. Увидеть там панталоны изабеллового цвета. Хорошо отравляющий газ начал действовать. Зарезало в глазах, защипало в носу, запершило в горле, начались рвота и понос. А так бы все. Писец был бы. Уже вся прошедшая жизнь пробежала перед глазами. Как на кинопленке. В режиме ускоренной перемотки. Как это часто бывает перед гибелью. Еще хорошо, что ампула просрочена, срок хранения давно истек. А так пипец был бы тоже. Испытать эффект де жавю. Будто это когда-то уже было. Точь в точь. Потом приставать ко всем с расспросами бывает ли кровь желтая.

Сидя за партой, поднять руку. Спросить: «МарИванна, слово Параша писать с большой буквы?» После этого взять дневник положить на учительский стол. Самому продолжить путь дальше. В одно место. Оно не красит человека. Человек облагораживает его присутствием. Лицом и носом в угол. Там рассыпано, перемешано просо и пшено. Коленями на них. Одну руку сжать в кулак. Большой палец оттопырить и сосать. Лучше поставили бы к стенке. Меньше было бы обидно. В голову полезли дурные мысли.

Уже миновав ее, пробормотать:

Эсесовка подколодная. Сатрапка.

Пригрозить взагнать на весы. На тонкий лед. И втянуть голову в плечи в ожидании удара. Потому, что рука тяжелая у Марьи Ивановны. И хорошо поставленный удар. А где брошка – там брюшко (передок). Ей бы в цирке работать. Укротительницей и дрессировщицей хищных животных. Задает вопрос:

— Что, ты там бормочешь?

— Хорошая погодка. — дать ответ, не растеряться. А за окном буря, смерчи, ураганы. Деревья с корнем вырывает. Шифер пролетает. Электрический свет мигает. Небесная концелярия разошлась не на шутку. Светопреставление. Страх божий. Последствия глобального потепления.

Первые парты услышали, захихикали. Последние ряды стали напирать на передние с расспросами:

— Что? Что он сказанул?

Урок окончательно сорван. Раздается звонок. Как с цепи сорваться. Раздается блиц-крик* противным голосом:

— Назад, немедленно, подонки и недоноски! Головы поотрываю! На ремни порежу! В асфальт всех закатаю! Растворю в кислоте! Звонок не для вас, а для учителя! Дибилы!

Баба-порох. Слов на ветер не бросает. Химичка (учительница химии ). Попросили провести урок языка. Взаимозачет. Когда понадобится, учитель-филолог выручит и ее. Обычные дела. Незаменимых нет.

После этого в спортзале, злобно, обиженно, отчаянно, с надрывом в голосе сказать: «Я вам, блядь, сейчас устрою. Я знаю, что делать». Шмыгнуть носом и начать пытаться делать петлю из подвешенного к потолку толстого каната для лазанья. На шее уже висит утянутая из тупика метро табличка «Выхода нет». И не кому нет дела, что б присмотреть, не собрался ли кое-кто наделать глупостей. Свои плюсы в этом. Наш бедоносец, имея дар говорить как Троцкий, уговорил бы, убедил сделать то же самое за компанию.

Передумать. Это расплата за то, что «бамбук курил» на кружке вязания. Вываливается учебник по истории древнего мира. Поэтому передумать. Частично. Захотеть это сделать как Диоген. Не так то просто оказалось подобрать подходящую бочку. И размером, и что б не воняло. То липкая от меда, то еще какая ложка дегтя. Теперь молодежь вся такая. Капризная. И это им не так, и то. А, жить любят красиво. А, тут еще отвлекся, развеялся, забылся для чего это оно ему надо. В общем так оно и сползло на тормозах потихонечку. Решить, пусть небеса решат, быть ему или не быть. В бочке переплыть Ниагарский водопад.

А до этого под батут подставить вилы. Вынуть из двери табличку «Директор». Перевернуть обратной стороной. Там напечатано «Маленькое Гестапо». Вставить так. Наложить «проклятье». Тут же, прямо под дверью и наложить его. Посмотреть, испугаться. Закрыв лицо руками, зажав нос, убежать.

Есть чего испугаться. Яркого цвета. Много. С резким запахом. Выключить свет. Час от часу не легче. Еще больше ужаснутся. Еще раз чуть не обделаться. От еще большего ужаса. О, Боже! О, Матка Боска! О, Санта-Мадонна! ОНО В ТЕМНОТЕ СВЕТИТСЯ. Предупреждали же, говорили же не есть самому те грибочки и ягодки собранные на обломках того реактора. Бледные и румяные поганки. Они уже сами по себе злые грибы, а тут еще это. Эта дурная идея возникла после выигранного пари, что сможет обежать вокруг саркофага голым.

Вернутся. Из мастерской прихватив кувалду и зубило. Пришло вдохновение, и напал творческий зуд. Отсекать все лишнее. От глыбы. После этого натыкать в ЭТО спичек. Задумать было переместить ЭТУ ПОДЕЛКУ в кусты, в белоснежное пианино. С машинами сопровождения, с мигалками. Передумать. Отложить в долгий ящик. Не пришло еще время. Не поймут, сволочи. А пока ЭТОТ ЕЖИК поживет здесь. Продолжить ваяние. Что-то не то получается. Совсем. Еще время поджимает. Петухи вот-вот третий раз пропоют. Накрыть все ЭТО шапкой. В отчаянии, как дать по ней кувалдой.

Кувалду так и не вернуть на то место, где взял. Все равно не покинула стен школы. Стала применятся в одной игре. На перемене. Развивает силу, быстроту, выносливость, внимание. Наблюдательность. Артистизм. Называется «Угадай-ка, кто пиляснул. Опознание».

Игроков, что б не меньше трех. Один игрок поворачивается спиной к остальным. Один из остальных наносит ему удар кувалдой сзади по любой части тела. После чего тут же инструмент отпускает инструмент в свободное падение. Смешивается с остальными. Делает невинные коровьи глаза. Не моргать ими. Первый оборачивается и пытается угадать, кто ударил. Если угадал меняются местами. А, не трусами, майками.

На другой двери, ниже таблички «Старшеклассники», прикрепить надежно, антивандальную вторую «Осторожно, есть злые собаки»». Где первоклассники — «Буквоеды». Подпилить слеги в сортире. Табличку на него. «Обсерватория». Проникнуть в столовую или на кухню прикрываясь скелетом из кабинета биологии. А там уже бросить его в общую кастрюлю. Снять из кабинета химии и над списком меню повесить всю таблицу Менделеева. На эмалированное ведро с какао или с компотом приклеить табличку «Клопомор». После всего этого наш «Чацкий» срочно покидает здание через задний проход, подпернув дверь железной палкой, ну уж очень толстой проволокой (ломиком). Небезосновательно. Предусмотрительно. Карету ему, карету!

Удаляется на расстояние 100м. В это время происходит химическая реакция в виде взрыва. Выбуха. Из окон класса химии повалил дым. На голову начали падать обломки. Посыпался пепел. Наш «герой нашего времени» к этому не причастен. И в кабинете биологии помочился в фикус кто-то другой. Им бы объединится. И объединить усилия. И статью за это шьют другую. И срок дают побольше. Во всяком случае, полагается побольше.

Обнаружить дождевой гриб, на стадии спороношения. Топтать, надавливать ногой, с интересом наблюдая вырывающуюся буро-зеленую тучу из спор. Наверное, безопасно. И греха в этом нет. Не нравственно, не безнравственно. Праздно.

Вынуть болт из кресла учителя и положить его на свой раскрытый ученический дневник, там, где очередное приглашение родителей явится в школу. Подвести электричество.

ПЕРЕТАСКИВАНИЕ КАНАТА.

Поперек дороги положить канат. Сверху спрятать его листьями. Именно, когда физрук подъезжает на спортивном мотоцикле к этому месту со скоростью х км\ч (сколько это будет в м\с?), вдруг резко, внезапно начать соревноваться. Потом и его присыпать листьями.

Поиграть в войнушку. Убить понарошку проивника. Пока он считает до ста и считается мертвым, снимать скальп. Понарошку. Или сдирать с него сопоги. По настоящему.

* молниеносный крик.

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ ЧУДЕСНЫЕ.: 4 комментария

  1. Это и есть ваше нечто? Если хотите прославиться, отправьте этот бред Гай-Германике, она, если ей понравится, сделает еще один тошнотворный сериал.

  2. @ Antipka:

    Не по фен-Шую? Про лютики-цветочки писать? Может, не знаете что такое большой адронный коллайдер и фалоимитатор?
    Для сериала моя стряпня— не формат. Быстро развиваются события.

  3. Точно подмечено — стряпня. Нечего про лютики поведать, пишите про олений мох — ягель. 🙂
    Ваша агрессивная позиция неконструктивна. Изначально никто вам ничего плохого не желает. Внешняя агрессия обычно проявляется, чтобы скрыть внутреннюю неуверенность в своих силах. Это нормально для подросткового возраста, а в более старшем возрасте это уже признак инфантильной личности.

  4. @ Antipka:

    Это не я подметил. Это еще один критик мой румяный. Про мох я уже давно написал что мог.
    Агрессия? Какая там агрессия. Это я по телевизору видел.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)