ГАЛКИН РОМАН.

Я сидела в кафе за  столиком у окна и, пока не пришла Марфа, смотрела на людей, идущих по проспекту. В кафе было сухо и тепло, а  на улице шел мелкий и промозглый дождь. Марфа называла его мжичкой. Мы с ней были знакомы с детского сада, но  потом я и она вышли замуж, а наши дороги разошлись. Мы  с ней не виделись лет пятнадцать, а потом на одном из вечеров для бывших выпускников случайно встретились, и уже больше не теряли связи друг другом. Глядя на Марфу, на ум сразу приходили слова, что и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, да и хобот слону оторвет, если что… Виктор, ее муж, величал Марфу не иначе, как Посадница… Не она, а он  был за ней, как за каменной стеной и обеспечивал ее надежный тыл. Она крутилась, как белка в колесе, зарабатывала деньги, родила ему двоих детей, а он работал в какой-то конторе, получал свои пятнадцать тысяч и со спокойной совестью уходил в декретные отпуска, больничные листы, если болели дети, занимался хозяйством и был доволен своей жизнью. Да и Марфа была довольна. Она подвозила его на машине к   офису, за ним заезжала, если надо было. Сам Виктор не умел водить машину и всецело доверял это своей жене. Его сослуживцы подтрунивали, когда он входил в офис: «Витька, мы тебя по описи приняли. Где расписаться?» Он только на это добродушно улыбался и шел в свой кабинет. И так, я сидела и ждала свою подругу Марфу в кафе. Вдруг, почти у самого входа   остановилась красная Шкода и из нее грациозно  выпорхнула    моя подруга. Марфа вошла  и своим появлением привлекла внимание  всех  посетителей, находящихся в зале. Один официант небольшого роста, едва доходящий ей до плеча засеменил рядом и с каким-то лакейским раболепством заговорил:
-Добрый день, Марфа Васильевна! Что желаете откушать?»
Марфа, глянув на него с высоты своего роста, только бросила на ходу:
— Добрый день. Как всегда, Саша, как всегда.
— А что будет ваша подруга?
— Я сказала, как всегда…
— Понял, понял…- и он убежал выполнять ее заказ.
Марфа подошла к столику и села, заполнив собой, казалось, все пустующее пространство:
— Привет, Галка! Что  случилось?
— Да ничего особенного. Звонили из дома. Моя бабулька опять помирать собралась. Всех родственников с чадами и домочадцами собирает.
— Это как в прошлый раз, что ли? Пять лет назад… Ну и что, езжай. Тебе, может, деньги нужны? Так это не проблема…
— Да при чем тут деньги. Слава богу, сама зарабатываю. – сказала я, теребя льняную салфетку. — Тут хуже.
— Что еще может быть хуже этого? – удивилась Марфа.
— Я в прошлом году, когда у нее была, имела неосторожность сказать, чтобы больше не приставала, что у меня на личном фронте все в прядке и есть мужчина… А то пристала, как банный лист, когда замуж выйдешь, когда. Если один раз попался на пути идиот с больной головой, то это не значит, что на личной жизни надо ставить крест большой и жирный. Ну вот я и ляпнула, а теперь не знаю, что делать. Она требует этого мифического мужчину перед ее меркнущими очами поставить, как Сивку Бурку…
— Эх, Галка, Галка… Птица, ты…
— Лучше скажи, что эта птица — курица.
— Курица – не птица… Ну скажи, что расстались, в жизни все бывает. Поссорились. В конце концов, алкоголиком он оказался…
— Сердце у нее слабое, и так на ладан дышит… Не могу я ее так расстроить, — вздохнула я.
— Да…-задумчиво, глядя через стекло на проходящих мимо людей, сказала Марфа. – Вечно проблемы на ровном месте возникают…
— Кто знал, что она опять помирать соберется и захочет всех видеть. Я думала, что забыла обо всем, нет, все помнит…
— Твоя Клара Ивановна никогда не страдала отсутствием памяти,- улыбнулась Марфа.- Ну и что ты будешь делать?
— Не знаю…
— Когда едешь?
— Через три дня… Раньше с работы не отпустили.
— Так, значит, есть время подумать. Может,  кто из знакомых мужиков не женатых согласится  для отвода глаз съездить?
— Ты, что смеешься? Где  их возьму. На службе? Так потом сплетен не оберешься, а других нет,- еще горше прежнего вздохнула я.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)