Высокая должность, гл.14

Предыдущие главы см. по адресам
http://prozaru.com/2013/09/vyisokaya-dolzhnost/ — глава 1
http://prozaru.com/2013/10/dolzhnost-2/ — глава 2

Высокая должность, гл.3

Высокая должность, гл.4

Высокая должность, гл.5

Высокая должность, гл.6

Высокая должность, гл.7

Высокая должность, гл.8

Высокая должность, гл.9

Высокая должность, гл.10

Высокая должность,гл.11

Высокая должность,гл.12

Высокая должность, гл.13

Усадьба отца находилась в получасе езды от города. Зеленая зона с вековыми соснами, чистая лесная речка — в советское время там строились санатории для трудящихся. Они и ныне функционировали, частично за счет бюджетных денег, частично — за счет продажи путевок желающим. Санаториев было немного, не больше десятка, и свободные участки земли постепенно переходили в руки новых уважаемых людей, способных купить престижные земли.

Особняк Булатовых был основательным, трехэтажным, достойным новой должности Дмитрия Антоновича и его прежних достижений. Крытый бассейн с сауной, бильярдный зал, зимний сад на крыше, фонтан возле парадного крыльца, скамейки, беседки, увитые цветами, выложенные плиткой дорожки, постриженные садовником кустарники, банька неподалеку для любителей и детская площадка поодаль, чуть в стороне от любопытных глаз многочисленных гостей.

Зиночка, жена отца, приняла Тамару со всем уважением, забыв прошлые обиды. Дети их были практически одного возраста, и женщины даже подружились, казалось. Во всяком случае, находили общие темы для разговоров. Дмитрий Антонович, встревоженный поначалу приездом Томы, постепенно успокоился, глядя на воркование дочери и жены.

— Малышу нужен свежий воздух, — заявила Тамара, — а у Танюшки еще занятия в школе не закончены, друзья в городе.

Отец как будто поверил объяснению, и с вопросами не приставал. В его огромном коттедже найти место для дочери с ребенком не составляло труда.
Наблюдая за отношениями отца с молодой женой, Тамара замечала, как подстраивается Зина к непростому характеру мужа. Прямо сказать – угождает. Заметно было, что нет между супругами той близости, общности интересов, о которых Тома всегда мечтала. Неожиданно она поняла, что Зиночка чувствует себя одинокой рядом с супругом. Тот вечно на работе, а если и дома, то к нему всегда вереница посетителей. Суетливая, скучная на женский взгляд жизнь. Если бы не ребенок, не роскошь и развлечения, она бы завяла от тоски возле старика, вечно поглощенного какими-то своими делами.

Она представила себя на месте Зины. Не будь у нее богатого отца, смогла бы она ради уровня жизни так стелиться перед кем-то, отказавшись от любви, сохраняя верность старому лысому сморчку? Нет, однозначно. Это все равно, что запереть себя пожизненно в зале, усыпанном
драгоценностями, и никогда не видеть солнца, не дышать свежим воздухом. А Зина не особенно страдает от этого. Видимо, другая у нее шкала ценностей.
Впервые задумалась Тамара, как живут люди, рожденные в бедности. На какие компромиссы они готовы, чтобы достичь желаемого? Кто-нибудь из них жаждет искреннего общения, как она? Или они довольствуются суррогатами?
Вот они беседуют с Зиной, та смотрит ей в лицо, улыбается. Ей действительно приятно с Тамарой, или она тоже притворяется? Что у нее на душе? Осознает ли она это несоответствие?

А какая разница? Нужно ли докапываться до внутреннего мира каждого человека? Может быть, достаточно видимости поддержки? Кому нужно слышать, что о нем в действительности думают? Каждому необходимо одобрение, но не каждый его заслуживает. И что с того? Правила вежливости затем и созданы, чтобы вести себя так, как ожидают окружающие. Если бы люди высказывали вслух все свои мысли, разве смогли бы они терпеть друг друга? Придержать плохие слова, выдавить из себя улыбку, а еще лучше – верить в то, что приходится говорить. Как говорится, «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Вот так: ты — мне, я — тебе. А иначе никто тебя не оценит, тем более, дружить не станет. Она вспомнила свой печальный опыт работы. Получается, что это она вела себя неверно, вот и все объяснение.

Постепенно приходило к Тамаре новое понимание мира человеческих взаимоотношений. Дети усваивают эти правила в коллективах, а она была лишена общения со сверстниками.
А Игорь? У них все было по-настоящему, или он тоже подстраивался к ней, как Зиночка к отцу? Что он имел, кем был до брака с ней? Разве он так же, как она, не был посвящен в законы человеческого общения? Теперь Тома понимала, что это не так. Он выстроил карьеру, получил то, о чем мечтал. Неужели брак по расчету? Она попыталась вспомнить, когда именно он узнал, чья она дочь. Они познакомились через интернет, но она публиковала свои рассказы под собственным именем. Да, Булатовых много, но ведь переписка была длительной. Рассказывала ли она ему что-то про себя? Конечно. Теперь уже и не вспомнить, что и когда, но после личной встречи он проводил ее до дома. Выяснить, кто живет в квартире, совсем несложно. Боже мой, и она даже не подозревала ничего! А ведь на эти отношения ушли десять лет ее жизни!

На какое-то время ей стало нестерпимо больно. Она постояла, глубоко дыша, и мысли покатились дальше.
— И что же? – подсказывал внутренний голос. — Разве ты не была счастлива? Если бы не замужество, сидела бы сейчас в своей квартире синим чулком!
— Когда мы теряем доверие к любимому человеку, то сами создаем ад внутри себя. Как ни тяжело это осознавать, но истинные чувства других не важны для нас, в конечном итоге, — подумала Тамара. – Мы счастливы своими заблуждениями.

Если это так, то какое право она имела презирать других за неискренность? По какой такой причине мир должен подстраиваться под ее ожидания? Только ребенок может обижаться, что не получил страстно желаемого. Боже, как глупа она была, как многого себя лишила! Она отвергала все, что не укладывалось в ее схему, ожидая, что когда-нибудь мир прогнется под нее. Несколько дней Тамара ходила, пораженная своим открытием и смотрела на все новым взглядом.

…Ежедневно гуляя с малышами на площадке, женщины наблюдали за посетителями, приезжавшими к Дмитрию Антоновичу. Это стало для них своего рода развлечением. Многих Зина хорошо знала, иногда они подходили к ней поздороваться, но чаще, поклонившись издали, следовали в дом, к хозяину.

— Нет, эти мужчины совсем неинтересны. Была бы я свободной, я бы на них и внимания не обратила, — говорила Зиночка, скептически склонив голову. Поневоле и Тамара стала оценивать внешний вид гостей. Один из них, высокий шатен, окруженный бритоголовой свитой, привлек ее внимание.

Проследив за ее долгим взглядом, Зина одобрительно заметила:
— Ты права, этот действительно хорош. Единственное исключение.
Мужчине было чуть больше тридцати. Тонкая ткань дорогого костюма не могла скрыть прекрасную фигуру, явный результат долгих часов, проведенных в тренажерных залах. Заметив, что его рассматривают, он улыбнулся, слегка склонив в приветствии голову. По всей видимости, он собирался пройти в дом, но передумал и, сделав охранникам знак оставаться на месте, подошел к Зиночке и поцеловал ей руку.

— Познакомьтесь, Станислав, это Тамара, дочь Дмитрия Антоновича.
— Царица Тамара, — поправил он и, взяв Тамарину руку в свою, коснулся ее губами. – Где же скрывал до сего дня Дмитрий Антонович такую красоту?
Тома не нашлась, что ответить, и в смятении отвернулась. Никто еще, кроме Игоря, не называл ее красавицей.

— Милые дамы, я приглашаю вас сегодня поужинать вместе со мной в ресторане. Надеюсь, вы не откажетесь?
Тома продолжала отмалчиваться, а Зиночка с обворожительной улыбкой протянула:
— Не сегодня, Станислав. — Она умолчала о том, что не может оставить мужа одного, а он будет вечером дома. — Может быть, завтра?
— Что же, я за вами заеду, — пообещал он и, окинув Тамару взглядом, от которого ее бросило в дрожь, удалился.
— Томочка, а ведь он к тебе клинья подбивает, — лукаво заметила Зина.

Тома вспыхнула.
— Так что же, ты пойдешь? – продолжала Зина.
— Но … мне и надеть-то нечего. А дети, с кем они останутся?
— Дети не проблема, посидят с няней. А за нарядами мы с тобой отправимся с утра, — торжественно обещала Зинуля. Она обожала шоппинг и заранее радовалась поводу выбраться в магазины.

Тамара в эту ночь заснуть так и не смогла. Рука ее, которую целовал Станислав, горела. Она представляла его губы на своем теле. Такого с ней никогда не бывало. Она прекрасно отдавала себе отчет, что мужчина моложе ее и слишком хорош. Но ведь она пришла к выводу, что важны только ее чувства. Она хотела этого мужчину, и ей было не так уж и важно, надолго ли. Возможно, на один раз. Пусть так, но больше она не будет забивать голову проблемами, а позволит своему телу делать все, что заблагорассудится. Когда, если не сейчас? Сколько лет осталось ей, как женщине? Пять или десять? Она жаждала испытать настоящую страсть и все предвещало, что это произойдет. Про Игоря она больше не желала думать.
Почему она считала его предателем? Разве человек обязан кого-то любить? По обязанности можно только притворяться. Она была самым главным предателем себя самой, когда полжизни из страха боли не позволяла себе терять голову, желая предварительного получения гарантий.

Продолжение следует

Высокая должность, гл.14: 5 комментариев

  1. У каждого своя шкала ценностей. Некоторые женщины ради материального блага готовы связать свою жизнь даже со старичком, преследуя чисто меркантильный интерес.

  2. Тамара с трудом усваивает то, что было упущено в детстве. Она приходит к философскому осмыслению относительности собственных убеждений, к тому, что не является абсолютной истиной то, в чем она так была уверена раньше. Что люди могут быть другими, не такими как она, имеют право. А реальность может быть совсем не такой, как она себе представляла. И ее отношение к себе и людям начинает меняться.

  3. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо, Светлана! Мой предыдущий ответ — вам, только я забыла использовать обращение, простите.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)