Неприятности в наследство 4

Перед ними была небольшая ровная площадка и два ог­ромных валуна. Из-под одного из них выглядывала толстенная цепь и терялась где-то за другим валуном. Они пробрались за эти камни, и Ирка увидела лодку. Но на ней не было, ни весел, ни мотора. Она вопросительно посмотрела на Валика. Тот зашел за второй валун. Ирка полезла за ним. В буквальном смысле, полезла, так как камни под ногами шевелились, ноги соскакива­ли в расщелины, и она не понимала, как можно передвигаться по такой поверхности, вертикально. Она хваталась руками за вся­кие выступы, старалась перебросить вес с ног на руки, но по­лучалось это плохо. Треснувшись пару раз коленкой об острый камень, Ирка непроизвольно выругалась. Валик засмеялся.

-Возвращайся на место и жди меня там. Я из шкафа мотор достану.

Только теперь Ирка увидела небольшой металлический шкаф, спрятанный среди огромных камней. Она остановилась, перевела дух и полезла обратно.

Через пару минут, Валик уже приладил мотор к лодке.

-Ну, а теперь, пошли перетаскивать твоих трупов в лодку. Ирка послушно двинулась к машине.

Они извлекли сначала того, что лежал в салоне. Валик отта­щил его в лодку и вернулся за вторым. Ирка никак не могла вытащить труп из багажника. Они вдвоем, с большим трудом, из­влекли сначала одного, а затем другого.

-И как тебе вообще удалось их туда затолкать? — искренне удивился Валик. — Кстати, осмотри все карманы и достань до­кументы и вообще, все, что там есть. Надо снять всякие побрякушки, по которым их могли бы опознать, да и одежду, тоже. Все это надо будет притопить отдельно от трупов.

-Зачем? — механически поинтересовалась Ирка, проверяя кар­маны у трупа, который лежал к ней поближе.

-Чтобы тяжелее было опознать. Пока они всплывут, и пока их прибьет к берегу, если конечно прибьет, они разбухнут. Их объедят рыбы. А узнать труп можно только по одежде или по ка­кому-нибудь характерному дефекту. Например, протез ноги или руки, или татуировка, или кольцо с инициалами и так далее.

Ирка кивнула, что все поняла и продолжила работу. Документов никаких у этого трупа не было. Она извлекла из брючного кар­мана кошелек и, не заглядывая в него, положила на камень. Ту­да же положила часы, нож, цепочку с крестиком, зажигалку и пачку сигарет. Больше ничего в карманах не было.

Начала осмотр следующего. У того, содержимое карманов было приблизительно таким же. Пока она осматривала одежду этих двоих, Валик закончил с первым полностью. Содержимое карма­нов лежало отдельно, одежда отдельно, а голый труп покоился в лодке. Закончив со своим, он принялся помогать Ирке. Раз­дел в мгновение ока обоих и перетащил в лодку. Одежду связал в узел, привязал к ней камень и тоже отнес в лодку. Потом стал разбираться с содержимым карманов.

-Деньги можно и не топить, — смеясь, объяснил он Ирке, — а вот все остальное, придется. — Ничего себе! Ты посмотри, с ка­кими деньгами они шли к вам в гости.

Валик разложил отдельно гривны и отдельно доллары.

-В общей сложности, почти три тысячи гривен, чуть больше трех, и шестьсот долларов. У каждого в кошельке по двести баксов и почти по тысяче гривен. Это, наверное, они носили на мелкие расходы, раз пошли вас убивать, не выложив их из кармана. Потом, наверняка рассчиты­вали завалиться куда-нибудь и обмыть это дело. Ну, что ж, нам пригодятся. Берем, как плату за ритуальные услуги.

-Ну, у тебя и юмор, — возмутилась Ирка. — Забирай их себе. Я не хочу к их деньгам и прикасаться.

-Не валяй дурака! Хоть три дня отдохнете с Сашкой по-че­ловечески, а не на двадцать гривен в день. Им они все рав­но теперь ни к чему. Разделим пополам, и на эту тему я больше не хочу разговаривать. Так, я поплыл, а ты сиди и жди здесь.

Валик посмотрел на часы.

-Через минут десять подъедет мотоциклист. Не пугайся, это мой напарник по рыбалке. Мы договаривались на шесть, а сей­час уже без десяти. Скажешь ему, что я скоро буду. Решил поплавать, пока его нет.

Валик запустил мотор, и лодка понеслась от берега. Ирка си­дела на камне и держала в руках стопку денег, которые ткнул ей Валик. Машинально она их пересчитала. Ни черта себе! Ирка запихнула их поглубже в карман джинсов. В другом кармане лежал спасший жизнь пис­толет. Через некоторое время показался и обещанный Валиком мотоциклист. Он подъехал к Иркиной машине и удивленно уста­вился на Ирку.

-Валик сейчас приплывет, — вместо приветствия выпалила Ир­ка.

-А вы что, вместе? — удивленно спросил мотоциклист.

-Почти, — уклончиво ответила Ирка.

-Меня зовут Эдик, — представился мотоциклист, очевидно, чтобы не молчать.

-Ира, — Ирка протянула ему руку. Она тоже чувствовала, что надо что-то говорить. Не сидеть же молча на камешке, и смот­реть на море. Кстати, куда этого Валика понесло? Он что, тру­пы решил сгрузить у берегов Турции?

-А вы с нами и на рыбалку пойдете? — спросил Эдик.

-Нет. Я поеду на базу. А вы кого собираетесь ловить?

-Камбалу. Я одно местечко знаю, там она отлично ловится. И бычки там крупные. А если выбраться к отмели, можно нало­вить крабов.

-Я камбалу никогда не ела. Видеть — видела, а попробовать, никогда не удавалось.

-Если рыбалка будет удачной, я попрошу жену приготовить и приглашу в гости. Но загадывать заранее нельзя, а то рыба клевать не будет.

Они так увлеклись разговорами о рыбе и рыбалке, что замети­ли лодку только тогда, когда услышали шум мотора.

Валик причалил к берегу. Поздоровавшись с Эдиком, он подо­шел к Иркиной машине.

-Так, я сейчас выведу ее из этого лабиринта, а дальше ты уже сама, хорошо? А то, рыба не ждет.

Ирка простилась с Эдиком и пообещала, что обязательно при­дет на ужин, если он ее пригласит. Попробовать жареную кам­балу, это ее хрустальная мечта.

-Ты сейчас подъедь к каналу. Мы проезжали его, когда сю­да ехали, видела?

Ирка кивнула. Канал она видела и даже была мысль, сгрузить трупы в одном месте, где были буйные заросли камыша.

-Там хорошо вымой машину, — продолжил инструктаж Валик. — А когда вернешься на базу, посмотри, не осталось ли следов вок­руг домика. При дневном свете можно обнаружить то, что про­пустила при сумеречном. Деньги пусть будут все у тебя. Я вернусь где-то после обеда. Веди себя естественно. Не дер­гайся и никому ничего не рассказывай. Ребята будут с тобой на пляже. Не демонстрируй им, что угроза ликвидирована. Пусть поохраняют. Им так интересней отдыхать. Вечером пого­ворим. Все. Пока.

Валик вылез из машины и пошел к лодке. Ирка поехала по зна­комой грунтовке в сторону канала.

Машину она мыла, как никогда в жизни. Выдраила даже обшивку внутри. А багажник, чуть ли не вылизала. Потом критически осмотрела свою работу и, оставшись довольной результатами, поехала на базу. Машину поставила на прежнее место, сходила, глянула на Сашку и вышла навести окончательный порядок на территории вокруг домика.

Сашка мирно спал. Котенок выскочил на улицу и с деловым ви­дом принялся грестись в песочке. Ирка осмотрела все очень внимательно. На дорожке проступали бурые пятна и на крыльце, если прицельно искать следы крови, то можно их обнаружить. Возле входа в домик валялись три металлических ломика. Ирка забросила их под домик. Домики здесь на сваях и под ни­ми пустое пространство. Потом развела стиральный порошок в миске и замочила в нем Сашкины футболки. Решила совместить два дела. Постирать футболки и вылить воду со стиральным порошком на нужные места. Пока футболки откисали, она вошла в домик и поставила на плиту чайник. Котенок кру­тился под ногами и требовал завтрак. Ирка налила ему борщ в пустую консервную баночку и села перекурить, наблюдая, как котенок ест. Он выбирал лапкой гущу из борща, орудуя нею как ложкой. Это было очень забавно. Интересно, почему он не ест все подряд? Боится обмокнуть мордашку в жидкую еду?

Ирка налила ему в блюдечко молока. Он с жадностью начал ла­кать. Молоко почему-то попадало ему в нос, и котенок смешно чихал. Но отчихавшись, опять принимался работать язычком. Да он просто не умеет кушать жидкую пищу, догадалась Ирка. Ел то, что мог найти на земле. Кусочки хлеба, шкурочки от сыра, кол­басы, или что там еще может валяться на земле. Ну, ничего, научится. Котенок бросил недопитое молоко в блюдечке и вер­нулся к консервной банке с борщом. Опять запустил туда лапку и выгреб гущу. Наевшись, он тщательно облизал свою «ложку» и пошел к Сашке досыпать. Ирка выключила чайник, налила себе в чашку кипяток, чтобы остыл, и пошла стирать. Она с детства не любила пить горячие напитки. Наверное, не умела, как котенок жидкую еду. И за всю свою жизнь, так и не научилась. Лерка всегда возмущалась, что Ирка пьет не кофе, а помои. Но Ирке нравил­ся кофе холодным, и ничего с собой поделать она не могла.

Постирав футболки, Ирка вылила воду с порошком на дорожку и на крыльцо и потерла подозрительные места веником. Потом по­полоскала белье и опять вылила воду на те же места. Вода вы­сыхала быстро. Ирка придирчиво осмотрела крыльцо и дорожку. Нет. Теперь можно успокоиться. Нигде никаких следов. Она посмотрела на часы. Почти восемь. Все приключение и ликвида­ция его последствий, заняли у нее почти пять часов. Ирка по­пила чай и решила немного поспать. Сашка соня. Будет спать, как минимум, до десяти, так что и она может пару часов отдох­нуть. Не раздеваясь, Ирка легла на кровать, и тут же провали­лась в сон без сновидений.

Через пару часов проснулась от шума на кухне. Сашка готовил завтрак. Он уже намазал хлеб маслом для себя и мамы, и теперь жарил яичницу. Это единственное, что он умеет готовить. Но делает яичницу он лучше, чем Ирка. Жарит лук, потом помидоры и затем, заливает все это взбитыми яйцами. Если есть сыр, то он сверху на яйца еще трет на терке кусочек сыра, а потом посыпает все это зеленью. Получается очень вкусно и выглядит очень красиво. Сашка гордится своим блюдом, но готовит его редко. Только когда проснулся раньше мамы. А это бывает два-три ра­за в год.

Ирка заправила постели, и свою и Сашкину. Он всегда забыва­ет убрать постель, даже дома. Вышла в кухню и чмокнула Сашку в макушку.

-Мой помощник! Такие запахи разносятся, что я даже прос­нулась.

Сашка довольно заулыбался. Они вдвоем накрыли на стол и се­ли завтракать. Котенок сидел у Сашки на руках и пытался ла­пой влезть в тарелку. Сашка ссадил его на пол и положил ему еду в блюдце. Надо сразу же приучать его к порядку и пока­зать где место для еды, что нельзя делать, куда ходить в ту­алет, и много других мелочей. Короче, воспитание кота уже началось.

-Ну, что, ты еще не придумал ему имя? — спросила Ирка.

-Придумал. Его будем звать Бэтмэн.

-А мне почему-то такое имя не нравится. По-моему, оно ему абсолютно не подходит. Короче, не спеши и думай еще.

-Но его же надо как-то позвать, обратиться к нему, — воз­мутился Сашка.

-Зови его пока просто Малыш. А потом уже назовешь Кузь­кой или Васькой, или Бэтмэном. Посмотрим, что подойдет.

На том и порешили. После завтрака, Ирка помыла тарелки, и они с Сашкой отправились на пляж. Котенка взяли с собой. Он не хотел сидеть на руках, и Сашка поставил его на землю. Ко­тенок побежал за Сашкой, как привязанный. Причем, четко от­личая его ноги, от массы других, обгонявших их и идущих на­встречу. На пляже он улегся на Сашкины шорты и задремал в тени под зонтиком. Ирка с Санькой уже успели наплаваться и выбрались на берег, когда наконец-то появились заспанные Игорь, Сергей и Дима.

-Привет! А мы самым позорным образом проспали, — оправ­дался за всех Дима.

-А где дядя Валик? — спросил Сашка.

-Поплыл ловить камбалу и крабов. Если его рыбалка удаст­ся, то сегодня устроим шикарный ужин, — смеясь, объявил Сергей.

-Если бы я знал, что он поплывет на рыбалку, я бы попро­сился с ним, — огорченно сказал Сашка.

-Бесполезно проситься. Он даже нас с собой никогда не бе­рет. Единоличник и фанат. У него тут какой-то друг есть, у ко­торого имеется моторная лодка. Вот они вдвоем и поплыли. Го­ворит, что лодка маленькая и выдерживает только двоих, — успо­коил Сашку Сергей.

Ирка, про себя, позволила усомниться. Три трупа там прекрасно поместились. Да еще и сам Валик. И лодка даже не просела. Она наверняка и десять человек выдержала бы. Просто, он нико­го не хотел с собой брать, вот и все. Но вслух она, конечно же, ничего не сказала.

По пляжу носили вареную кукурузу. Ирка взяла всем по три штуки, а Игорь сбегал за холодным пивом. Теперь, все с остер­венением грызли кукурузу и даже перестали болтать. Сашка нагрыз немного вареных зерен в ладошку, и котенок ел вместе со всеми.

-Схожу-ка я на рыночек и куплю чего-нибудь вкусненького, — поднялся со своего места Сергей. — Заказывайте, кто что хочет.

-Мне мороженое, — сразу же выпалил Сашка. — Если будет, то пломбир в шоколаде.

-Можешь и мне, то же самое, — сказал Игорь.

Ирка не захотела ничего, а Дима попросил взять ему сигареты.

Сергей ушел. Рыночек находился в двухстах метрах от пляжа. Но отсутствовал Сергей долго, почти час. Все уже успели дважды искупаться, когда наконец-то появился Сергей с объем­ным целлофановым пакетом.

-Ты что, в другой город на рынок ходил что ли? — возмутился Дима. — Я уже Игоря сигареты скурил за это время.

-Много курить вредно. Потеряешь форму. Держи, свои сига­реты.

Сергей стал разбирать пакет. Высыпал на одеяло красивые красные яблоки. Вручил всем по мороженому. Даже тем, кто не заказывал. Пришлось, срочно его есть, так как, мороженое под­таяло и капало со всех концов. Извлек большую запотевшую бу­тылку минералки и пакет с красивым песочным печеньем.

-Я там встретил одного знакомого. Разговорились. Тот нап­равлялся в бильярдную, но она закрыта. И многие злачные мес­та сегодня закрыты. Оказывается, этой ночью пропали те типы, которые курируют эти заведения. Деньги, которые они вчера со­брали со своих подопечных, нашли в их комнате. Шмотки все на месте. Машины на месте. А их, как корова языком слизала. И, самое интересное, знаете, кто эти типы?

Ирка знала. Она вся внутренне напряглась, но виду не подала.

-Это те типы, которых вчера проучила Ирина. Говорят, что они вечером устроили драку с местными, возле ресторана. Потом, какую-то заварушку в бильярдной. Короче, планомерно напраши­вались на неприятности. Сейчас их ищут по всему Большевику. Но что-то мне подсказывает, что не найдут. Если их притопили, чего они явно заслуживали, то всплывут они не скоро и, скорее всего, не здесь.

-Что ни делается, все к лучшему, — произнес вслух любимую Иркину фразу Дима и с удовольствием откусил сразу больше по­ловины яблока.

Так как вся компания, лежа на пляже, весь день что-то жева­ла, решено было на обед не идти. Играли в карты, купались, болтали. Котенок выбрался с песка на травку и гонял там куз­нечиков. Если ему что-то казалось страшным, он, сломя голову летел на место и зарывался в Сашкины вещи. Потом, когда, по его мнению, опасность исчезала, опять бежал пасти кузнечиков.

Часов в пять вечера появился Валик. Физиономия у него была довольная и, без расспросов, всем сразу стало ясно, что рыбал­ка удалась.

-Дядя Валик, много наловили? — подбежал к нему Сашка.

-Много. Там одна камбала попалась, красавица! Даже я та­кую никогда не видел. Пошли, покажу, а то порежем, зажарим, и ты не увидишь ее во всей красе. И вообще, хватит валяться на берегу. Пошли готовить рыбу. Там Эдик нас на ужин приглашает. Я сгрузил почти всю рыбу ему. Оставил только на сейчас пожа­рить. Ну и естественно, показать, какая она в натуральном ви­де. А то вы, наверное, ее кроме как на тарелке, в компании с картошкой, и не видели никогда.

Все согласились. Окунулись перед уходом и, собрав вещи, от­правились смотреть настоящую камбалу.

Самое большое впечатление камбала произвела на кота. Он обошел ее раза три по периметру, нюхнул, лизнул, а потом на­дув хвост, отскочил на приличное расстояние и рассматривал оттуда, перепуганными глазами. Чтобы успокоить его, Валик протянул коту маленького бычка. Котенок сразу сообразил, что этого можно смело съесть, не опасаясь за свою жизнь, и так и сделал. Сашка восторженно охал, ходил, как и котенок, вокруг лежащей на полу камбалы и все сожалел, что его не взяли на ры­балку. Ирка вызвалась почистить бычков, а камбалой Валик за­нялся сам. Остальным досталось начистить картошки, сделать салат и сбегать за хлебом и пивом. Через час они уже все си­дели за столом и с удовольствием уплетали то, что приготовили.

Сергей рассказал Валику о том, что сегодня закрыты все забе­галовки и бильярдная. Идут всякие выяснения и поиски пропав­ших вчерашних знакомых.

-Да черт с ними! Они очень настойчиво просили в лоб. Вот кто-то и выполнил просьбу. А потом, скорее всего, притопил где-нибудь. Найдут… может быть, когда-нибудь. Мы сегодня ни в ресторан, ни в бильярдную идти не планируем, так что, меня эта история не взволновала, — произнес Валик, запивая жареную камбалу пивом.

Кого найдут, трупы или тех, кто угрохал этих типов, Ирка не поняла. Но, наверное, Валик все-таки имел в виду трупы. Уточ­нять она не стала. Почему-то не хотелось. Ирка вслух хвалила рыбу, а про себя думала совершенно о дру­гом. То, что эти типы устроили вчера вечером не один дебош играло на руку. Никто и не вспомнит за инцидент на пляже. По­ищут-поищут и перестанут. Если не считать сегодняшний день, то им с Сашкой осталось пробыть здесь два дня. Вообще-то че­тыре, но она планировала завезти еще Сашку к родителям и вер­нуться домой в тот день и час, что она оговорила с подругой. Иначе, та может заволноваться и поднять всех на ура.

Госпо­ди, в связи с последними событиями, она и забыла за Акимыча брильянт. Но теперь Ирка поведет себя по-другому. Пусть только сунется кто-нибудь еще со своим утюгом. Перестреляет всех к чертовой матери! Ладно, домашние проблемы надо решать дома. Ирка чувствовала себя сегодня совершенно другим чело­веком. Она как будто переступила через что-то, или просну­лась после долгой спячки. Последнее время она жила как-то по инерции. Наверное, если бы не было Сашки, то вообще могла бы и с балкона сигануть. Правда, второй этаж — шансов убиться ма­ло. Но, сам факт! Интереса к жизни просто не было. С мужем разлад полнейший. Он от нее просто сбежал на Север. Под предлогом, заработать там большие деньги. Он их отродясь за­рабатывать не умел. А то, что и зарабатывал, тут же спускал на всякую ерунду. Она его отпустила с дорогой душей. Скоро уже должен вернуться домой. Но ни на него, ни на его зарабо­танные большие деньги, Ирка никаких надежд не питала. Она всегда все сама. Сама зарабатывает, сама делает ремонт, сама занимается Сашкиным воспитанием, сама решает все проблемы. А личная жизнь? Только одна подруга, которая действительно подруга, а остальные — для количества. Любовников нет. Что-то ее вообще раздражают крутящиеся вокруг нее мужчины. Хотя, как оказалось — не все. Вот компания ребят, общество которых ей вполне импонирует. Но они моложе Ирки лет на пять, если не больше. А какая разница? Роман она ни с кем из них не собира­ется заводить, и они, похоже, тоже. Просто, им одинаково инте­ресно находиться в обществе друг друга. И что бы она делала с трупами, если бы не Валик? Вообще-то, что-нибудь бы приду­мала. В машине не оставила до вечера — это точно. Интересно, а кто такой этот Валик? Да и все они: Игорь, Дима, Сергей? В прошлом спортсмены, это однозначно. А в настоящем? Никто из них о ра­боте ни разу и не заикнулся, если не считать вырвавшуюся у Валика фразу, что крутится всю жизнь в дерьме. Хотя это может означать что угодно, даже характеристику жизни в целом. Если разобраться, то в дерьме сейчас все. Где страна — там и ее лю­ди.

-А во сколько идем к Эдику? — спросил Дима.

Ирка очнулась от своих мыслей и вернулась к реальной жизни. — Сказал, к десяти. Надо бы взять что-нибудь приличное выпить. У нас там ничего из привезенного с собой не осталось? — поинтересовался без особой надежды в голосе Валик.

-Издеваешься? — пожал плечами Сергей.

-У меня есть две или три бутылки хорошей водки. Я всегда беру с собой, когда куда-нибудь еду. Утрясаю с их помощью во­зникающие проблемы, — подала голос Ирка. — И, кажется, еще есть бутылка коньяка.

-Отлично. Две водки хватит, — обрадовался Дима.

Ирка пообещала взять с собой и посмотрела на часы.

-До десяти еще три часа. Я за то, чтобы отдохнуть немно­го перед походом в гости. Давайте помогу убрать со стола, и мы с Сашкой пойдем немного поваляемся.

Все согласились, что отдохнуть не помешает. После солнца, моря и вкусной еды — разморило. Душа еще бы побыла в верти­кальном положении, а вот тело, настаивало на горизонтальном. В считанные минуты, наведя порядок, все отправились отдыхать.

Сашка, лежа в кровати, игрался с котенком, а Ирка уснула сразу же, как только голова коснулась подушки. Проснулась ровно через два часа, как и планировала. У нее всегда четко срабатывал внутренний будильник. Сколько себя помнит. А вот Сашка в этом отношении, совершенно на нее не похож. Он будет спать, пока его не разбудишь, или пока окончательно не выспится. Ладно, пусть еще полчаса поспит. Можно было бы и не бу­дить его вообще, и не тянуть с собой. Пусть бы уже спал до утра. Но после кошмара этой ночи, Ирке было страшно остав­лять его одного.

Она сбегала в душ, привела себя в порядок и только успела разбудить Сашку, как явились ребята.

Ирка извлекла из сумки обещанную водку и сунула ее в целло­фановый пакет. Сашка взял на руки своего котенка, и вся ком­пания отправилась в поселок.

Дом Эдика не отличался от других домов, стоящих на этой ули­це. Одноэтажный, из красного кирпича, обнесенный забором из металлической сетки. Во дворе на цепи сидел огромный пес неизвестной породы. Очевидно, крупная дворняга, в роду у кото­рой, явно была овчарка. Собака грозным голосом произнес пару раз «гав» и, показав всем своим видом, что считает свой долг выполненным, улеглась возле будки и демонстративно закрыла глаза.

Эдик вышел им навстречу и провел в дом.

-Ленивый черт! Если влезут во двор воры, то он гавкнет, только когда на него нечаянно наступят.

-А на хороших людей собаки не гавкают. Так что, он у тебя все правильно делает. Чего без надобности глотку рвать? — зас­тупился за пса Валик.

В большой комнате уже был накрыт стол. Эдик познакомил всех со своей женой, которая как раз внесла из кухни миску с го­лубцами. Рыба — рыбой, но кроме нее, на столе стояло множество и других вкусных блюд. Ребята выставили на стол пиво, банку растворимого кофе и огромную коробку конфет. Ирка примостила рядом две бутылки водки.

-Вы что, на день рождения пришли, что ли? Зачем притащили все это? — возмутился Эдик.

-Пригодится, — философски изрек Сергей.

Марина, так звали жену Эдика, посмотрела на коробку конфет так, что Ирка сразу же поняла — сладостями в этом доме не балуются. В лучшем случае, когда хочется чего-нибудь сладенько­го, наверное, едят варенье. Интересно, а дети у Марины и Эди­ка есть? Спрашивать, как-то неудобно, а вдруг нет. Что-то ничего не напоминает, что в доме есть детвора. Ни тебе раз­бросанных игрушек, ни во дворе, ни в доме. Ни детской возни, доносящейся из соседних комнат. Наверное, все-таки, детей нет.

Марина пригласила всех за стол. Сашка со своим ободранным ко­тенком на руках, сел рядом с мамой. В компании с таким количеством взрослых, он явно чувствовал себя не в своей та­релке. Но, что поделаешь?

За столом было весело и вкусно. Ирка не на шутку стала бес­покоиться, чтобы Сашка не объелся. Ему надоела туристическая пища. Борщ на тушенке. Каша на тушенке. Картошка с рыбными консервами. Он дорвался до настоящей еды и уплетал все под­ряд с таким аппетитом, что просто жуть.

Наконец-то встали из-за стола, и Эдик принес гитару. Он до­вольно сносно играл, а Игорь неплохо пел. Ирка потихоньку рассматривала Марину. Симпатичная женщина, но какая-то неухоженная. Волосы собраны на затылке в жиденький хвостик. Глаза не накрашены, а губы накрашены. А ей, как раз, надо делать на­оборот. У нее красивые глаза и их надо на лице подчеркнуть.

Ирка не только парикмахер «от Бога», она еще и, как говорит ее подруга: «Из любой морды делает лицо».

-Марина, давай пока они тут романсы распевают, я тебе нормальную стрижку сделаю, — не выдержала Ирка. — Не пожалеешь.

К ее удивлению, Марина не стала сопротивляться, а тут же по­шла, искать острые ножницы. Через минуту явилась и продемонс­трировала Ире. Ирка почикала ними одну из бумажных салфеток и удовлетворенно кивнула. Они потихонечку перебрались в дру­гую комнату. Ирка работала быстро и красиво. Моментально ориентировалась, какому типу лица, что лучше подойдет. Что надо в женщине подчеркнуть, а что спрятать. Переводила обычное — в разряд красивого, а некрасивое — в разряд оригинального. Не зря же все богатенькие женщины города, чуть ли не дрались за право попасть к ней. И не смотря на то, что среди них преоблада­ли скряги, Ирке платили «больше, чем хорошо». Ее работа этого стоила. И Ирка знала себе цену.

Когда она закончила стрижку, перед ней сидела совсем другая Марина. Она выглядела, как с обложки модного женского журнала.

-А теперь, волоки сюда свою косметику, я тебя научу нор­мально краситься, — приказала Ирка.

Марина принесла коробку, где были свалены в кучу тени, всех цветов, карандаши, помады. Все это было из разряда дешевой ширпотребовской косметики, но, как говорится: «За неимением гербовой, пишу на простой». Ирка обвела тонкой черной линией Маринины глаза, накрасила и удлинила ресницы, а губы обвела легким контуром. Получилось потрясающе.

-Иди смотри в зеркало, — разрешила Ирка.

Марина подошла к шкафу, открыла дверцу, где было вставлено большое зеркало и, застыла перед ним.

-Ну и как? — спросила Ирка, — нравится?

-Не то слово. Спасибо! Мне кажется, что это и не я.

-Пошли, уконтропупим твоего мужа. Он и не подозревает не­бось, что женился на такой красавице! — засмеялась Ирка.

Она взяла упирающуюся Марину за руку и потащила в комнату, где мужчины уже хором пели «Атас». Водка с пивом очень спо­собствует развитию вокальных данных, даже у тех, у кого их с роду веку не было. Это особенно чувствовалось, когда пел, а точнее, благим матом, орал Дима. Музыка и все остальные пою­щие были сами по себе, а Дима сам по себе. Но никто из пою­щих этого уже не замечал. Они пели от всей души, и смеяться с них было просто грех. Поэтому, Ирка сдержалась, хотя и с большим трудом.

Эдик увидел свою жену и перестал играть и петь, а остался сидеть с открытым ртом.

-Вот это да! — восхищенно произнес Валик.

Игорь так резко закончил свое пение, что Ирка поняла, что такое — «услышать тишину».

Сергей молча показал большой палец, что означало, — «Во!»

Короче, нужный фурор они произвели. Мужчины дружно выпали в осадок.

-Все, я пропал, — сказал Эдик. — Теперь кормить свиней и до­ить корову придется мне. Разве я могу такую красавицу в са­рай гонять?

-А куда твои глаза смотрели, когда женился? — спросил Ва­лик. — Надо было выбирать какую-нибудь похуже. А теперь, если ты ее пошлешь у свиней чистить, на тебя все мужики в суд по­дадут. Марина, ты просто красавица! Никаких сараев! Таким женщинам, кофе в постель подают.

Марина засмущалась совсем. Она раскраснелась и от этого стала еще красивее.

-Ира, а я думал, ты врешь, что работаешь парикмахером. Решил, что сказала просто так, чтобы мы с дурацкими вопросами не приставали. Но теперь вижу — ты специалист — высший класс! — признался Валик. – А мужчин, ты умеешь стричь? — спросил Сергей.

-Так ты же почти лысый, куда тебя еще стричь? — удивился Игорь.

-Меня последний раз так постригли, что пришлось перест­ригаться в другой парикмахерской. И эта моя прическа — единс­твенное, что удалось сделать, чтобы спасти хоть как-то мой внешний вид, — объяснил Сергей.

-Могу стричь и мужчин. Но пока ты зарастешь, мы уже бу­дем в разных городах, — засмеялась Ирка.

-А мы все к тебе в гости приезжать будем. Не прогонишь? — полушутя, полусерьезно спросил Валик.

-Ой, ну конечно не прогонит! — обрадовано заверил всех Сашка, не дав Ирке и рот открыть для ответа.

Ирке осталось только подтвердить Сашкины слова.

Со двора донесся злобный лай Пирата — так звали хозяйскую собаку.

-А ты говорил, что он и лаять не умеет, — сказал Дима.

-Это кто-то из тех, кого Пират терпеть не может. У него есть такие на примете. Если сорвется с цепи, растерзает. Пойду, гляну.

Валик поднялся и пошел с Эдиком. Через минуту они вернулись втроем. С ними был здоровенный амбал, далеко не интеллекту­ального вида. А проще было бы сказать, с рожей дебила и фи­гурой культуриста.

-Знакомьтесь, Вова, — представил собравшимся этого типа Эдик. — Присаживайся. Давай выпьем, а потом поговорим о твоем деле.

Все вернулись к столу, кроме Сашки и котенка. Они оба неза­метно для окружающих, примостились на диване и уснули. Мари­на не разрешила их будить и заставила разговаривать потише.

Выпили, закусили, и Вова тут же перешел к делу.

-Ты сегодня лодку никому не давал? — спросил он Эдика.

-Нет. У меня она сегодня была занята. Я с Валиком на ры­балку ходил. Как в шесть утра ушли, так в пять вечера толь­ко назад приплыли. Ловили камбалу. Вот, кстати, пробуй. Такой улов сегодня — закачаешься! — и Эдик положил на тарелку Вовы ог­ромный кусок жареной камбалы.

Тот сглотнул слюну. А потом махнул рукой и жадно начал есть, оставив свои вопросы на потом.

-Небось, к старому молу плавали? — с какой-то завистью спросил Вова.

-Точно. Потом завернули на отмель, хотели крабов нало­вить, но вот тут нам не повезла. Ни одного. Даже мелочи не видели. Наверное, будет не сегодня-завтра шторм. А чего ты про лодку спросил? — поинтересовался Эдик.

-Да ищу концы, куда этих идиотов дели, которые сегодня пропали. Все прочесали. Нигде никаких следов. Думаю, может, кто их пришил и на лодке в море вывез? Уже всех наших опро­сил. Тоже глухо.

-А кто пропал? — заинтересованно уставился на него Эдик.

-Туз, Кривой и Клипса.

-А… Ты знаешь, я не удивлен. А чего ты думаешь, что они в море? Они так всех достали, что, скорее всего, их пришили и закопали где-нибудь в солончаках. Лодку брать — это заметно. Все лодки наперечет. Да и кто это свою лодку кому-нибудь доверит? Лично я, никому, никогда и ни за что. Думаю, и осталь­ные так же. Ищи в солончаках, гадом буду. И близко, и не надо морочить голову, и искать лодку. Достаточно найти лопату.

-Если там зарыли, то хрен найдешь, — вздохнул Вова и по­тянулся за следующим куском рыбы. — Чувствовал, что с ними, в конце концов, что-то произойдет. Постоянно нарывались на неп­риятности. Предупреждал паразитов. Вот зараза! Теперь мне отчитывайся перед шефом за ЧП.

-А может быть, они где-нибудь пьют в другом городке с ба­бами и потеряли чувство времени? Протрезвеют, очухаются и за­явятся? — спросил Игорь.

-Вряд ли. Хотя, все в жизни бывает. Ладно, пойду я. Эдик, возьми меня хоть раз на рыбалку, а? Страх как хочу у старого мола половить, — попросил Вова, и с явным сожалением посмотрел на кусок камбалы, что оставался лежать на блюде.

-Хорошо. Как следующий раз соберусь, предупрежу заранее. Только учти, ровно в шесть надо уже отплыть от берега. Та­кая примета.

Вова попрощался со всеми и направился к выходу. Марина про­тянула ему целлофановый кулек с жареной рыбой.

-На завтрак будет. Я вижу, что ты бы ее с удовольствием ведро съел. Я права?

-Права. Я бы ее ел утром, в обед, вечером и ночью. Гово­рят, что рыба быстро проедается. А я уже четвертое лето ее жру и никак не проестся. Вот ловить, ни разу толком не ловил. Один раз с Василем ходил, но он, по-моему, такой рыбак, как я — Жан Маре.

-Это ты точно определил. Ладно, заметано. Беру сразу же, как надумаю выйти в море. Два дня сразу откинь. Сегодня нач­нется шторм. А вот сразу после шторма, можем и половить.

-А чего ты так уверен, что будет шторм? Море же совсем тихое? — удивился Дима.

-Я же объяснял. Крабов нет. Ушли на глубину. И медузы от берега плыли, а не к берегу.

Эдик пошел проводить Вову, а Ирка про себя отметила, что этот Вова, не смотря на свой дебильный вид, нормальный мужик.

Вот и ориентируйся на внешность.

Мужчины еще выпили и закусили, а потом Марина с Ирой убрали со стола и поставили кофе. Марина принесла огромную миску жареных пирожков. И хотя есть уже было просто некуда, Ирка один с удовольствием все-таки съела. Она обратила внимание, что Марина потихоньку убрала в кухню коробку конфет. Ка­кое-то странное у нее все-таки отношение к конфетам. Что бы это могло означать? Не найдя нормального объяснения, Ирка перестала думать на эту тему. Пора было собираться домой, и она направилась к дивану, чтобы разбудить Сашку.

-Не буди. Пусть остается. Я утром его приведу, — останови­ла ее Марина. — Хочешь, тоже оставайся ночевать у нас? Места много. Дети у бабушки в Житомире. Мы сейчас с Эдькой одни.

-Да нет, спасибо. Я пойду на базу. А Сашка, если не по­мешает, пусть спит у вас. Будить жалко. Я завтра сама за ним забегу.

-Хорошо. Только забери наверное с собой котенка. У нас собака дурноватый малость. Котов на нюх не переносит. Уже двух своих загрыз и одного соседского. А кот малой. Вдруг выскочит во двор, — забеспокоилась Марина.

Ирка забрала Санькиного котенка и распрощавшись с Эдиком и Мариной, отправилась вместе со своей компанией на базу.

-А чего Марина так странно отнеслась к конфетам? Сначала глаз от коробки не отрывала, а потом убрала ее потихоньку на кухню? — спросила шепотом Ирка у Валика, пользуясь тем, что остальные мужчины азартно что-то обсуждали между собой.

-Потому, что она их и не нюхает, не то что, не ест. У нее четверо детей. Спрятала конфеты для них, — объяснил Валик.

-Боже, а чего так много? — ужаснулась Ирка, — тут с одним сплошные проблемы, и в основном все финансовые. А четверо… это же обалдеть можно!

-Так получилось. У них была одна девочка. Решили родить еще одного ребенка. Марина забеременела и родила тройню. Две девочки и мальчик. Теперь у них три дочери и сын. Старшей девять лет, а меньшим по шесть.

-Вот это так подарок судьбы! Я помню, когда была малень­кой, у нас на улице одна женщина тоже родила тройню. И моя меньшая сестра, тогда ей было лет пять, прибежала домой и начала уговаривать родителей: «Если они надумают их утопить, давайте заберем хоть одного к себе!» Она знала, что бабушка всегда топит котят, когда кошка приводит их три или четыре и оставляет только одного. Еле-еле успокоили и втолковали, что дети не котята, и никто их топить не собирается, — смеясь, рас­сказала Ирка. — А за что же они живут? Насколько я знаю, кол­хоз или совхоз, который здесь был, развалился. Работать негде. Это мне та бабка, которая молоко утром приносит, рассказывала. Что летом успеют заработать, пока туристы здесь, то и их. Ну и сколько за лето они успевают заработать? Мизер. Надо же и за газ, и за свет, и за воду заплатить. Одеться всем, обуться и чем-то кормиться! Ужас.

-Так и живут. Хозяйство держат. Свиней, коров, гусей, уток, кур. Рыбу Эдик ловит. Что-то продает, а что-то солит, сушит. На еду им хватает, но конфеты, кофе, всякие копченос­ти, они конечно не покупают. Покупают только муку, сахар, кру­пы. То есть, то, без чего не обойтись.

-А ты их видать давно знаешь?

-Я с Эдиком вместе в армии служил. С тех пор и дружим.

Пока они шли к базе, сорвался ветер. Сначала обычный. Но он с каждой минутой становился все сильнее и сильнее. В лицо летел песок, набиваясь в глаза, в рот, в нос. Было трудно дышать. Ветер просто валил с ног. Они с трудом добрались до Иркиного домика и укрылись от разбушевавшейся стихии. Пере­крывая вой ветра, шумело море.

-Вот это да! – отплевываясь, произнес Валик. — Сколько сюда приезжал — такого не помню.

Ирка спустила с рук перепуганного котенка. Он погребся в ко­робочке с песком. (Это был его запасной туалет, на тот случай, если котенку приспичит, а все будут спать). О том, чтобы вы­пустить кошачьего ребенка в такую непогоду на улицу, не мог­ло быть и речи. Все отряхивались и отплевывались от песка. А за стенами домика происходило черт знает что. К ветру присо­единился дождь. Короче, стихия бушевала в полную силу.

-Нас хоть волнами не смоет в море? Цунами здесь, случай­но, не бывает? — забеспокоилась Ирка.

-Не бывает. И волны сюда не достанут, не переживай. Я думаю, что это ненадолго. Час-два, и все пойдет на убыль, — успокоил Ирку Игорь.

Ирка поставила чайник, и они все сели покурить и поболтать. Высовы­вать нос на улицу было просто страшно. Решили переждать нем­ного непогоду в Иркином домике. До домика, где жили Валик, и компания, надо было идти еще метров сто. А это сейчас была большая проблема. Ирка предложила всем лечь спать у нее. Стащить на пол два матраса с кроватей, и они вчетвером лягут на них поперек. А она ляжет в углу на надувном Сашкином мат­расе. До утра как-нибудь переживут.

Погас свет. Очевидно, где-то оборвало провод. Ирка зажгла две свечи, которые лежали у нее на кухне. За время их с Саш­кой отдыха, свет гас, раз пять. Поэтому, Ирка успела обза­вестись свечками. Попили чай при свечах, покурили, погово­рили, а буря, ни на чуть-чуть не стала меньше. У всех уже просто слипались глаза, так ужасно хотелось спать. Ирка по­шла в спальню, сама сдвинула в угол кровати и на освободившееся на полу пространство бросила матрасы и подушки.

-Все. Я вам приготовила на сегодняшнюю ночь, царское ло­же. Марш отдыхать!

На этот раз, отказываться никто не стал. Мужчины быстренько попадали спать и через несколько минут, уже доносился дружный храп. Ирка надула матрас для плавания и примостилась на нем. Тут же, под бок к ней залез котенок, устроился поудобней, и они тоже моментально уснули.

Утро было пасмурным и моросил дождик. Ветра не было, но рез­ко похолодало. Море штормило вовсю. Ирка проснулась первой. Потихонечку поставила на плиту чайник и отправилась умывать­ся. Когда вернулась, все были уже на ногах. Оказывается, уст­роил дружный подъем котенок. Он проснулся вместе с Иркой и, как только она вышла из домика, начал прыгать по головам ос­тальных. Ему хотелось поиграть, и он стал искать себе компа­ньона. Ребята отказались от чая, сославшись на то, что надо сначала умыться, а все причиндалы находятся в их домике. Только Валик, захватив свой забытый вчера утром пакет с туа­летными принадлежностями, отправился умываться сразу же. Чем очень удивил своих друзей. Они никак не могли спросонку со­образить, как это у него все оказалось с собой?

Ирка успела шепнуть ему, чтобы забрал деньги, но он сказал, что потом, и тоже отправился домой. Ирина позавтракала в компании с котенком, навела порядок в домике и посмотрела на часы. Идти за Санькой рано. Он еще дрыхнет, как суслик и его не поднимешь даже подъемным краном. Можно, в принципе, еще и поспать пару часов, но не хочется. Ирка почистила пистолет, пользуясь тем, что ее никто не видит за этим занятием. Спря­тала его опять в карман и легла почитать книгу.

Котенок гонял по комнате теннисный мячик. Он немного отъелся и стал очень активным. Даже слишком. Но что больше всего не нрави­лось Ирке, так это то, что у него была манера забираться на руки, карабкаясь по ногам, как по дереву. Если на Ирке были джинсы, это спасало. А если она была в одном купальнике, и он карабкался по голым ногам, то это, вай-вай! Котенок за такие дела уже дважды получил по заднице, но не каялся. Пока еще это он поумнеет… Интересно, как это чудо перенесет поездку в машине? Вдруг, получит разрыв сердца? Ирка посмотрела на носящееся по домику существо. Полосатый с широко поставленными огромными глазищами, он все время ей кого-то напоминал, но кого, она никак не могла сообразить. Фигурой, конечно, сухую воблу. Тощий до безобразия. Но это дело наживное. Так как он ест, то скоро будет как бегемот. А вот выражение мордахи? Где-то она такое уже видела. И вдруг ее осенило. Маска Ту­танхамона. Точно! Мордахой он напоминал египетского фараона. Ну, надо же! Надо показать Сашке фотографию золотой маски Ту­танхамона. У нее есть дома в какой-то книге. Пусть посмот­рит, какие иногда шуточки проделывает природа.

Собравшись за Сашкой, Ирка натянула свитер и захватила для сына теплую одежду. Похолодало здорово. Даже не верилось, что еще вчера было плюс тридцать пять в тени. Вот тебе и последние дни на море! Не могла погода испортиться дня через два, когда они с Санькой уже уедут! Хотя, на море погода быстро меняется.

Неприятности в наследство 4: 8 комментариев

  1. Аленочка, привет! Только дорвалась до интернета и попала к тебе и все.. пока не дочитала, ничего больше не делала. Класс! Приключения просто обалдеть!

  2. Ну надо же, в обычном пансионате и такие приключения!
    А котёнка, наверное, назовут Тутанхамоном… Потом посмотрю, угадала или нет ))

  3. Ир, это не пансионат, а база отдыха. Просто, предприятия построили на побережье домики (гавеные) и продают туда путевки или сдают на месте. Условия аховские. А кот действительно станет Тутанхомоном (Тути). С улыбкой. Алена.

  4. Тоже наблюдала, как кот орудовал лапой, словно ложкой. Забавно очень.
    Понравилось, но ложусь спать 🙂

  5. «Дело будет шито-крыто, карты правду говорят» 🙂
    Ловко управились.
    Пойдём дальше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)