Свобода и воля (глава четвертая).

«Мы при этом готовы пойти на что угодно, даже с риском заблудиться, чем отказаться от таких важных исследований из-за какого-то сомнения или пренебрежения и равнодушия к ним. Эти неизбежные проблемы самого чистого разума суть Бог, свобода и бессмертие». (И. Кант, «Критика чистого разума», стр. 12).

Вероятно, немного найдется людей, которые не согласились бы с утверждением Канта. Действительно, что может быть привлекательнее и загадочнее, чем бессмертие, которое немыслимо, с одной стороны, без существования рядом с человеком Бога, с другой стороны, без наличия у человека свободы.

Все наше и бытовое, и научное знание свидетельствует, что человек не обладает бессмертием. Однако фундаментом всех религий мира является загробный мир, в котором жизнь человека после его физической смерти продолжается. Кто прав? Может быть, наука пока еще просто не дотянулась до загробного мира? А есть ли надежда, что она когда-нибудь дотянется?

«Во времена Ньютона образованный человек мог, по крайней мере, в общих чертах охватить весь объем знаний, которым располагало человечество. Но с тех пор развитие науки происходит в таком темпе, что подобный охват стал невозможным. Теории непрерывно видоизменяются для согласования с результатами наблюдений, и никто не занимается переработкой и упрощением теорий для того, чтобы их могли понять неспециалисты. Даже будучи специалистом, можно надеяться понять лишь малую часть научных теорий. Лишь единицы могут двигаться вперед наравне с быстро растущим объемом информации. Им приходится посвящать этому все свое время и специализироваться лишь в какой-то узкой области. (Стивен Хокинг «Краткая история времени от Большого взрыва до черных дыр», глава «Рождение и гибель Вселенной»).

Как видим, во-первых, охватить весь объем научного знания стало просто невозможно. Во-вторых, в виду этой невозможности, ученые вынуждены добываемое знание все более дробить, дабы иметь возможность хоть что-то понять и усвоить. В-третьих, в результате быстро растущего объема информации, создаваемой силами самих ученых, у них совершенно не остается времени, чтобы как-то осмыслить показания свидетельств, никак не укладывающиеся в научные теории, т.е. не относящиеся непосредственно к тому, чем они занимаются. В четвертых, у самих ученых нет уверенности, что выстраиваемые ими теории являются истинными, так как подтверждение экспериментом их истинности становится все более дорогостоящим и проблематичным.

Рядовой ученый сейчас очень напоминает инженера из серии анекдотов советского периода. Так в одном из них обыгрывался тот факт, что инженеру не было времени основательно продумывать плоды своего труда, постоянно сроки поджимали. В анекдоте противопоставлялся интеллект обезьяны интеллекту советского инженера, который у обезьяны оказывался значительно выше. Анекдот заканчивался фразой из уст инженера: «Некогда думать, прыгать надо». Похоже, что современному ученому тоже некогда задуматься о смысле жизни. Нужно спешить, так как в затылок дышит претендент так же жаждущий ухватить приз в виде нобелевской премии, а спешка, как известно, ни к чему хорошему не приводит, и меньше всего к пониманию законов природы и способности довести их до уровня, который стал бы понятен неспециалисту. По этому поводу инженер Герман Владимирович Смирнов в своей книге «Рожденные вихрем» приводит великолепную фразу Н. Е. Жуковского.

«Математическая истина только тогда должна считаться вполне обработанной, когда она может быть объяснена всякому из публики, желающему ее усвоить. Я думаю, что если возможно приближение к этому идеалу, то только со стороны геометрического толкования или моделирования. Моделирование стоит рядом с геометрическим толкованием и представляет еще высшую степень наглядности». (Г. Смирнов «Рожденные вихрем», стр. 127).

Увы, пока ни философы, ни ученые не способны предоставить нам эту высшую степень наглядности и не могут ответить нам на вопросы, более всего волнующие каждого человека: «Бог, свобода и бессмертие». И невольно всплывает в памяти афоризм: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Однако является ли каждый из нас утопающим и действительно ли каждому из нас необходимо спасение? Как показывает исторический опыт, этот вопрос постоянно всплывал перед человеком, и лишь в период победоносного шествия по Земле марксизма подобные вопросы стали неуместны. Если человек считал себя интеллигентом (а марксисты все были интеллигентами, впрочем, как и либералы в наше время), задавать подобные вопросы стало просто неприлично. К счастью, опыт марксистов да еще в совокупности с опытом либералов со всей очевидностью показал: то, что составляет сущность мышления человека никакими ухищрениями вытравить из человека невозможно. Вероятно, необходимо отметить, что были периоды в жизни человечества, когда ответы на эти самые важные вопросы знал каждый. Именно в эти периоды и были выработаны мероприятия, посредством которых можно спастись. Предельно подробно они изложены и в Трипитаке, и в Библии, и в Коране. К сожалению, для многих из нас эти разработки потеряли свою актуальность, поскольку мы научились совмещать в единой непротиворечивой концепции лицемерие и ложь фарисейскую и всеобъемлющую истину Христа.

И дело здесь вовсе не в том, что мозг человека устроен таким образом, что не может выдавать на-гора, как абсолютную истину, так и несусветную ложь. Практически любое умозаключение совмещает в себе, как истинные положения, так и ложные. Не лишены этого свойства (наличия, как истинных положений, так и ложных) и научные теории, которые к тому ж «непрерывно видоизменяются» и которые «даже будучи специалистом, можно надеяться понять лишь малую часть». Эта фарисействующая позиция очень удобна, так как дает человеку право на производство научного полуфабриката, в котором вопросов больше, чем ответов, который, мягко говоря, непонятен самому автору. Вероятно, в наше время о максиме Жуковского можно лишь мечтать.

Однако имеется масса ненаучных разработок и свидетельств, которые точно так же, как и научные, непременно несут в себе наряду с ложными положениями и положения истинные. Задача состоит лишь в том, чтобы отделить истину от измышлений. Эта процедура не так уж сложна, как представляется на первый взгляд. Для примера обратимся к одному из чудес, описанному в газете «Приключения. Тайны. Чудеса» за № 12, июнь 2011 г., в которой опубликована статья: «Дыры во времени». Впрочем, этот материал легко можно найти в Интернете.

«16 октября 1996 года индийское судно «Морская звезда» отправилось из Бомбея в Малайзию.

На борту было 10 туристов и 39 членов экипажа. Сначала было все нормально, но на пятый день путешествия неожиданно разыгралась буря. Радиосвязь прервалась, и последним сообщением с судна было: «SOS! Тонем!». Вскоре корабль пропал с радаров всех вышедших на помощь судов.

Когда буря улеглась, на поиски «Морской звезды» отправились 5 катеров индийской береговой охраны, которые в течение нескольких дней детально обследовали зону бедствия, но никаких следов судна так и не нашли. Во всех официальных рапортах было отмечено, что «Морская звезда» трагически потонула и все пассажиры и члены команды погибли.

Ровно через три года, день в день – 16 октября 1999 года, в том самом месте на глазах удивленных местных рыбаков неизвестно откуда возникло судно. Находившиеся поблизости корабли поймали с него сигнал: «Все в порядке! SOS отменяется! Буря внезапно прекратилась!». Но никто не слышал никакого сигнала бедствия, а уж бурь не было в этих местах больше года!

Изумлению сотрудников береговой охраны не было предела, когда они узнали, что мистическим образом материализовавшийся корабль – это пропавшая «Морская звезда». На ее борту все пассажиры весело праздновали спасение от смерти и сначала даже не поверили в то, что их судно уже три года официально объявлено погибшим. Капитан счел это заявление неуместной шуткой и добавил, что они послали последний сигнал бедствия не более чем три часа назад».

Как относиться к подобной информации? Можно ли пройти мимо, когда перед тобой свидетельство о том, что люди пережили замедление времени? Если можно пережить замедление, значит можно пережить и ускорение, т.е. имеется принципиальная возможность заглянуть в будущее. Вот и попытаемся выстроить хотя бы шаткие мостки от существующего знания. Именно, от существующего знания без привлечения инопланетян, летающих тарелок и прочей чертовщины. Думаю, ни у кого не вызывает сомнений, что знание, имеющееся в распоряжении человечества, не является окончательным, т.е. у природы имеются в запасе и законы еще не открытые, и явления еще не осознанные человеком. Одним из таких явлений представляется, например, этническое поле Гумилева, введенное им в теорию этногенеза. К теории Гумилева мы обратимся позднее, а сейчас вернемся к «Морской звезде».

Итак, корабль с путешественниками попал в шторм или ураган. Представляется, что исчезновение путешественников и чудесное их появление каким-то образом связано с ураганом. Что нам известно об урагане?

Ураган – это атмосферный вихрь больших размеров со скоростью ветра от 120 км/ч до 600 км/ч. Имеются свидетельства, что скорость ветра может достигать скорости звука. Смерч – это тоже атмосферный вихрь, это ураган, так сказать, в миниатюре. Если ураган можно узреть лишь из космоса и только в плане, то смерч предстает перед наблюдателем во всей красе. Смерч выглядит как быстро вращающаяся воронка высотой до 1,5 километров, выходящая из грозового облака к поверхности земли или воды. Однако смерч состоит не только из воронки – внешней области, но так же обладает внутренней областью, которая в гидродинамике называется вихревым шнуром и представляет собой псевдотвердое тело. К сожалению, этому замечательному образованию до сих пор не уделяется достойное внимание.

Известно, что в центре урагана всегда бывает область затишья диаметром 20-40 км, где небо ясное и ветры слабые. Моряки назвали эту область «глазом бури». «Глаз бури» — это и есть вихревой шнур, и назван он псевдотвердым телом потому, что, с одной стороны, он состоит из молекул воды и воздуха, т.е. жидких и газообразных частиц, которые не способны к восприятию нагрузок чистого сдвига. С другой стороны, распределение скоростей, с которыми движутся эти частицы, полностью соответствует тому, которое можно получить при вращении твердого тела, т.е. скорости частиц возрастают от центра к периферии. Происходит это благодаря тому, что частицы вихревого шнура движутся ускоренно и строго по радиальным направлениям (естественно, с учетом хаотического движения молекул воды и воздуха), т.е. частицы из области вихревого шнура постоянно отсасываются. За счет этого эффекта и образуется вакуум внутри как смерча, так и урагана. Но самое важное для жизни урагана то, что в вихревом шнуре разрешается вращение каждой отдельной частицы, что категорически запрещено в, так называемой, циркуляционной области. И понятно это стало после того, как немецкий физик Г. Гельмгольц создал образ вихря.

«В своих выступлениях Жуковский приводил примеры того, как аналитическое решение, не оказав никакого влияния на развитие науки, не раз было погребено в массе безликих формул и символов. И тогда другим ученым приходилось переоткрывать их заново, доводить до всеобщего понимания и таким образом превращать в действительное и действенное орудие познания. Как иллюстрацию этой мысли Жуковский часто приводил судьбу гельмгольцевой теорию вихрей.

«Гельмгольц, — говорил он в 1894 году на заседании Московского математического общества, — дает геометрическую интерпретацию интегралов гидродинамики, которые 20-ю годами раньше были найдены Коши и остались без применения. Он развивает эту интерпретацию в учение о движении вихрей, которое легло в основание современной гидродинамики».

Геометрическое толкование, считал Жуковский, не просто объясняет смысл аналитически полученных результатов, но часто направляет анализ на верный путь». (Г. Смирнов «Рожденные вихрем», стр. 127).

Этот абзац взят из, уже приводимой чуть выше, книги Г. Смирнова «Рожденные вихрем», в которой раскрывается образ вихря, данный Гельмгольцем, когда «всякому из публики» становятся понятны интегралы Коши.

Гельмгольц задался вопросом, возможно ли потенциальное движение, если частицы жидкости будут двигаться по круговым орбитам, и ответил на него утвердительно. При этом должно соблюдаться условие, когда произведение скорости движения элемента на его радиус есть величина постоянная, т.е. должна сохраняться постоянной циркуляция: произведение скорости элемента на периметр его кругового движения. Так как это условие влечет за собой требование об увеличении скорости частиц от периферии к центру, то в центре скорость должна стать бесконечной. Чтобы избавиться от бесконечности, Гельмгольц в центр жидкого ядра помещает цилиндрический столбик, который он назвал вихревым шнуром. Таким образом, поток жидкости перестает быть чисто потенциальным и образует две области: циркуляционную и вихревую. Становится понятен механизм существования вихря. Так как каждая среда имеет критическую скорость движения его частиц, после которой среда перестает быть сплошной, то циркуляционный поток, достигнув этой скорости, разрывается, образуя в центре вихревой шнур. Ураган, прессуя окружающее околоводное циркуляционное пространство, тем самым, разгоняя его до критических скоростей, буквально разрывает его и встраивает в него совершенно несвойственную тому вихревую область псевдотвердого тела.

Однако, несмотря на существование целой отрасли науки, выросшей из гидродинамики, на огромное количество в мире лайнеров, бороздящих небо в различных направлениях, созданных на основе этой науки, до сих пор вихрь остается загадкой. Дело в том, что гидродинамика решает задачу обратную. В природе вихревой шнур рождается в результате воздействия циркуляции, т.е. грозовое облако каким-то образом из молекул воды создает циркуляционный поток, который и рождает псевдотвердое тело. В гидродинамике же рассматриваются процессы рождения циркуляции, в результате движения загодя взятого твердого тела. В гидродинамике изучаются законы возникновения и существования циркуляции, имея дело с твердым телом необходимой конфигурации, и псевдотвердое тело осталось как бы ни у дел. На пиру востребованности науками псевдотвердое тело оказалось пасынком. Так, существует физика твердого тела, но даже наметок нет по поводу физики псевдотвердого тела. Это несправедливо и надеюсь, что в скором времени такое положение вещей будет исправлено.

Итак, Гельмгольц, разорвав циркуляционное пространство и поместив в этот разрыв вихревой шнур, показал, каким образом можно воссоздать управляемую циркуляцию, и, опираясь на эту, созданную руками человека, циркуляцию, в небо поднялся аэроплан. Может ли нам хоть что-нибудь дать вихревой шнур? Может и очень многое. Мы сможем понять, что случилось с «Морской звездой», и, тем самым, чуточку приблизиться к пониманию того, что стоит за бессмертием.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)