Самое замечательное лето

Низкие серые тучи висели над землей,  придавив, казалось,  своей тяжестью город, его скверы, парки, дома.  Нева безмятежно катила почти черные волны,  лениво набегающие на каменные  ступени береговых спусков и сваи мостов. Было очень душно, как обычно перед грозой, но внезапно появившийся легкий ветерок принес собой хоть какую-то прохладу. Нита припарковала машину совсем недалеко от парадной, сегодня повезло, как никогда. Взяв из салона машины два огромных букета и торт, она направилась к дому. Хотя ей  нравились полевые цветы — ромашки, васильки и колокольчики,  но на день рождения почему-то не дарят этих простых цветов, а преподносят  красиво упакованные торжественные букеты из роз и хризантем. Доставка букетов цветов в Иркутске по низким ценам. Именно сегодня Ните исполнилось два раза по двадцать. Она не хотела отмечать этот праздник жизни, но сослуживцы просто так не отстали.  Они очень шумной компанией оккупировали маленькое кафе рядом с офисом во время обеденного перерыва.  День был суматошный: лето, пора отпусков, но от этого работы не становилось меньше, да еще этот день рождения… Войдя в парадную, она облегченно вздохнула: «Наконец-то этот день закончился… Как хорошо, что есть дорога  домой.»  Дом был старый, еще сталинской постройки с широкими лестницами, когда-то зеркальным лифтом, а сейчас исписанным и разрисованным граффити.   Поднимаясь, он скрипел, будто жаловался на свою судьбу, но исправно отсчитав шесть этажей,  распахнул двери.  Нита позвонила, но ей никто не открыл. В квартире стояла полная тишина, и это ее очень удивило и насторожило. Даже не было слышно веселого лая Бони, карликового серебристого пуделя, который еще за несколько этажей начинал скулить под дверью, почуяв свою хозяйку. Нита, пошарив в сумке, достала связку ключей, и открыв дверь,  удивилась не только тишине, но и полному отсутствию света, хотя Олежка должен был быть дома и спасать мир в своей сетевой игре.
— Странно…- но больше она ничего не успела сказать или подумать, раздался телефонный звонок.- Алло! Олежка, ты где? Что? Посмотреть в окно? Ты что там делаешь? Иду, иду. Подхожу!.. Олежка! Спасибо, сынок!- Она смотрела из окна вниз, а там на асфальте горели сотни свечей: «С днем рождения, мамочка!» Ветер колыхал маленькие огоньки пламени, от чего надпись казалась живой.  Какая-то тетка с нижнего этажа вдруг закричала визгливым голосом: «Пожар… Вызывайте пожарных… Ах ты паршивец,  решил дом поджечь! Так я тебе устрою!», но прочитав надпись вдруг успокоилась и крикнула: «Ты только огонь не оставляй!» И затихла. А Олег через десять минут с Бонькой под мышкой влетел в дверь…
— Ты свечи затушил?
— Нет! Там сейчас такой дождь льет,- воскликнул Олежка.- Ни один огонь перед этим водопадом не устоит.
И правда, свечи погасли под упругими струями дождя, хлеставшего, что есть силы по асфальту. Нита еще раз посмотрела вниз, и ей стало немного грустно. Она только успела отойти от окна, как раздался  телефонный звонок: «Это Валера!», но звонил бывший муж. Он не забыл о ее дне рождения, но  говорил свои поздравления каким-то бесцветным голосом, передал привет сыну, и зуммер дал отбой. Потом звонили мама, сестра, бывшие сокурсники  по институту и  одноклассники… Все поздравляли, чего-то желали, Ниту это трогало,  сердце сжималось от ожидания при каждом новом звонке… И тут позвонила Оксана. С ней Ниту связывала многолетняя дружба еще со школы. Они были свидетельницами друг у дружки на свадьбах, дружили семьями, но потом  Нита и Антон развелись, а  у Оксаны случилось горе — умер муж. Оксана была владелицей нескольких спа-салонов, а Нита работала в вычислительном центре, но это нисколько не мешало их дружбе, казалось, что она только крепла от трудностей, что обрушивались на них.  Она полностью доверяла подруге, потому и познакомила Оксану с Валерием…
Нита познакомилась с Валерием около двух лет назад случайно в парке, где они с Олежкой  кормили уток на пруду. Он подошел, что-то сказал, слово за слово завязался разговор, а потом он проводил их домой…  Казалось, что за это время они хорошо узнали друг друга, но последние два месяца Нита его не узнавала. Он стал отдаляться без каких-то на то причин, ссылаясь на занятость в суде, в прокуратуре, на текучку и кучу уголовных дел. Она его понимала, старалась поддержать, но замечала, что это  его стало раздражать еще больше. Куда делся тот веселый и, по мальчишески бесшабашный Валерий, который умел смеяться и смешить, его шутки всегда были в тему и вызывали взрыв хохота у слушателей. Он завоевал Олежкино сердце, когда сводил его на футбол… Нита терялась в догадках, и фраза «Все будет хорошо» уже совершенно не действовала… Оксана очень радостно закричала в трубку:
— Привет, дорогая. С днем рождения! Желаю всего — всего только хорошего столько, сколько сама себе желаешь. Нита, я… мы с Валерием  сейчас к тебе зайдем. Мы тут внизу. Вымокли, как черти!
— Привет! С Валерием?
— Да, мы встретились у цветочного ларька. Уже поднимаемся. Накрывай на стол, мечи все, что есть в печи! Мы  голодные, как сто китайцев!
— Я вас очень жду! Поднимайтесь!
— Уже…
Через пять минут Оксана и Валерий зашли в квартиру. Он держал в руках огромный букет белых роз, который протянул со словами:
— С днем рождения, дорогая!
— Спасибо! Проходите, — «А раньше говорил — любимая,»-  вдруг подумала мимо ходом Нита.
Поставив букет в вазу, и накрыв  стол к чаю, Нита достала бутылку шампанского.
— О, ты ее не выпила! Это же та самая, что я тебе привезла из Италии! -воскликнула Оксана.
— Повода не было, — ставя хрустальные фужеры, ответила Нита.- А сегодня  он  настал.
Они сидели о чем-то говорили, но разговор не клеился. Оксана и Валерий вели себя  странно, часто переглядывались, улыбки у них были какие-то виноватые, как показалось Ните.  Потом Оксана неожиданно вызвалась помыть посуду и попросила помочь Валерия, который с радостью согласился.
— А ты отдыхай. Сегодня твой праздник! — проворковала подруга, но при этом как-то странно поглядывая на Валерия.
_ Оксана, не надо… Я ее сама потом помою… — запротестовала Нита.
— Сиди, сиди! Праздник есть праздник! Допивай чай и отдыхай! Помоги, Валера, все это отнести.
Валерий тут же подхватил поднос с посудой и понес  на кухню. Нита допила чай и решила отнести чашку… В коридоре ей под ноги  бросился Бонька. Она остановилась и вдруг услышала:
— Валера, ты когда ей скажешь о нас? Сколько еще будешь тянуть?
— Ксюнечка, но не могу же я ей испортить сегодняшний праздник… Давай подождем пару дней. Я ей скажу, обязательно скажу. Вот увидишь.
— Валер, тянуть уже нельзя… Скоро  свадьба, а ты все…
— Я что-то пропустила? Извините, но  тут услышала…- неожиданно появившись на пороге, сказала Нита.- Чья свадьба и что скажете потом?
Валерий и Оксана стояли обнявшись, но услышав ее голос, вдруг отскочили друг от друга, как от ожога…
— Нита… — начала Оксана.
— Я вас очень внимательно слушаю, — перебила ее Нита.
— Понимаешь, мы с Валерием любим друг друга… Так случается… Прости, мы не думали, что так получиться… — продолжала Оксана.
— Это был ваш самый дорогой подарок… Дорогие и самые близкие… — Нита даже удивилась своему спокойствию.
— Нет, Нита, нет…  Я  знаю, что вы были близки, но так получилось…- оправдывалась подруга, а Валерий стоял отвернувшись к окну.
— Даже очень близкие, неправда ли, Валера?.. — начала Нита.
— Прости… Хорошо, что ты теперь все знаешь… Так будет лучше для нас всех! — очень тихо, почти шепотом, сказала Оксана.
— Ну, большое вам человеческое спасибо за такой чудный подарок… Кто бы мог подумать, что такие подарки можно получить от самых близких людей ко дню рождения.   Желаю счастья…- разведя руки в разные стороны и  сохраняя спокойствие, ответила Нита.
— Спасибо, что ты восприняла все это так спокойно… без истерики. Я боялся, что будет хуже… Извини, я… мы виноваты пред тобой… Мы  пойдем… Там дождь закончился… Что я говорю, как чурбан… Прости.- Валерий взял за руку Оксану и потянул  в сторону входной двери.  Нита осталась стоять посреди кухни, растерянная и раздавленная, но тут влетел Олежка:
— Мама, где дядя Валера? Он мне нужен!
— Он ушел…
— Ну как всегда… — пробурчал себе под нос Олежка. — Мама, вы поссорились? У тебя такое лицо…
— Нет, не поссорились… Он женится на тете Оксане…
— Вот это да…- протянул сын. — Вот это наворот… Значит плакал мой шестой уровень… Кто теперь  поможет мир спасать? Мам, ты только не плачь, ладно… Я же у тебя есть и всегда — всегда буду с тобой.
— Я не буду плакать, сынок! И мы  будем вместе, только до тех пор пока ты не вырастишь…
— Ой, мам, это будет не скоро, совсем не скоро…
— Ладно, Олежка, иди спать. Спокойной ночи, сынок!
—  Спокойной ночи, мамочка! У нас с тобой все будет хорошо! А давай в отпуск поедем к бабушке…
— Если хочешь, то поедем…- согласилась Нита с каким-то безразличием в голосе, а сама подумала: «Только и остается в глушь, в Саратов…» Странно, но слез не было, и не хотелось, как говорят, рвать и метать… Ей вдруг показалось, что это уже когда-то было, она когда-то переживала похожее, но не в этой жизни, а в какой-то другой, которую совсем не помнила… Нита долго не могла заснуть. Беспокойные мысли  сновали туда, сюда, не оставляя ее в покое. Она все думала о Валерии и Оксане, их предательстве, но  вдруг пришла к выводу, что  сама все это устроила. А началось с того, что Оксана стала иногда просить Валерия о помощи то в одном деле, то в другом, конечно при этом всегда спрашивала ее, Ниту, не против ли она, чтобы Валерий помог. Нет, она не была против, понимая, что он помогает Оксане разобраться с наследством, доставшимся после смерти мужа, долгами, кредиторами и прочими юридическими тонкостями… Так и не добравшись в своих размышлениях до сути,  Нита заснула почти под самое утро, измотав себя воспоминаниями и самокопанием.  Проснулась она от того, что ее кто-то тряс за плечо. Она открыла глаза и увидела испуганного сына:
— Мама, мамочка не плачь!
— Что случилось?
— Мама, ты так громко плакала, что я испугался…
— Прости, Олежка. Это наверное сон плохой приснился. Все хорошо,  больше не буду.
— Правда не будешь?
— Точно. Иди в свою комнату.
Нита закрыла глаза и попыталась   вспомнить свой сон. Прошло несколько минут и она действительно вспомнила… Да, она лежала на диване и плакала, но вдруг к ней подсела старушка, на ее седой  голове был повязан ситцевый платок в мелкий цветочек, а одета была совсем странно — в свободную рубаху почти до колен, какие сейчас  не носят даже в деревнях, в длинную до пят темную юбку. Старушка сидела рядом, гладя ее по голове и приговаривая: «Все что ни случилось, все к лучшему… Так написано в книге… У тебя все будет хорошо. Поплачь, милая, поплачь, со слезами вся беда и выйдет. А настоящая любовь еще впереди. Главное, ты прости их… Не со зла они. Отпусти  с миром. Ты только сердце береги, не закрывай…» И в этот момент ее разбудил Олежка. Сон был странным,  но удивительно то, что где лежала  рука старушки, Нита до сих пор чувствовала  тепло, а в душе был такой невероятный покой, будто ничего  не случилось.
Вчерашний дождь умыл улицы и дома, утренний воздух был свеж, а день обещал   солнце и тепло. Олежка  за завтраком попросил сводить его в зоопарк, чем отвлек Ниту от мыслей об Оксане и Валерии, к которым она  то и дело возвращалась, пытаясь понять «Как и почему?».  Все выходные Олег находил какие-то занятия, просил сделать то одно, то другое, не оставляя ее ни на минуту одну. Он даже забыл на время о  компьютере и спасение  своего сказочного мира.  И только вечером в воскресенье, когда сын угомонился, Нита почувствовала пустоту и одиночество.  Верный Бонька лежал у ее ног на тапочках,  иногда поглядывая и скуля, будто спрашивал на своем собачьем языке: «Ну, как ты там, хозяйка?» Ее невеселые мысли прервал телефонный звонок. Звонила Оксана:
— Нита, я хочу с тобой поговорить. Я чувствую себя сволочью… Мне плохо. Я хотела спросить- как ты?
— Как видишь жива и здорова… Нам не о чем говорить, Оксана. И не звони больше. Я не хочу тебя слышать, видеть и знать. У меня все хорошо, будь уверена.
— Неужели ты из-за мужика хочешь перечеркнуть нашу дружбу? Вот так вот вычеркнуть и все…
— Оксана, что ты хочешь? Прощения? Так вас бог простит. Идите с миром и будьте счастливы. Только прошу, больше не напоминайте о себе. Вот и все.
— Ну хочешь я его брошу? Ради нашей дружбы…
— Зачем? Валерий, что игрушка? Вы же  собирались пожениться…
— Прости, меня, прости… Я когда его увидела рядом с тобой, первый раз в жизни позавидовала… Почему он с тобой, а не со мной…  Я позавидовала тебе, а потом не знаю как получилось… Долго боролась с собой, говорила, что  не могу так поступить, но он сам, сам… Прости, Нита.
— Оксана, не сыпь мне соль на рану… Не звони мне больше.
— Значит не простила… И не простишь… — вздохнула та.
Нита выключила телефон. Она уже решила, что завтра берет отпуск и на целый месяц уедет к маме, туда где тишина и покой. В родном доме и стены помогают. Там можно будет зализать все душевные раны…
Отпуск, который ждешь — ждешь, а он приходит совсем неожиданно, кажется, что впереди уйма свободного времени  и можно переделать столько дел, до которых так и не дошли руки, потому что были заняты гораздо более важными. Кто-то тратит его на большой ремонт в квартире,  кто-то мечтает об отдыхе на пляже у теплого синего моря, а кто-то едет туда, где родился и вырос. Нита никогда не была лихой гонщицей, а когда в машине сидел Олежка, то  была осторожной вдвойне. Она ехала не спеша, останавливаясь передохнуть в городках, что встречались на пути. На выезде из Любани ее внимание привлекла девочка-подросток, которая безуспешно пыталась остановить попутку. Она  была не похожа на поберушку, которых в последнее время становится все больше и больше, хорошо одета, но в ней было что-то такое, что выказывало ее полное отчаяние.  «Странно, девочка одна на дороге… Совсем ребенок. Она чуть старше Олежки. Надо узнать, что случилось,»- притормозив, подумала Нита. Девчонка бросилась к машине, будто это ее последний шанс на спасение.
— Тетенька, возьмите меня с собой,- почти кричала она.
— Подожди, не кричи. Ты куда едешь? И почему одна?
— Я еду к папе… В Юрьев.
— Мы тоже туда едем. А почему ты одна?
— Я сбежала… убежала… от мамы. Я ей не нужна. Она все время занимается только собой и пропадает целыми днями где-то. Я для нее обуза… Она так сказала, что я мешаю ей жить.
— Дети не могут быть обузой для своих мам,- вдруг встрял в разговор Олежка.- И вообще надо позвать полицию…
— Пожалуйста, не зовите полицию… Я ничего не сделала…- девчонка готова была зареветь.
— Хорошо, а мама знает, что ты уехала? Как тебя зовут?
—  Оля. Я ей записку оставила. Потом звонила, но она трубку не берет…
— Отчаянная ты  девчонка Оля! Я бы так не решился,- вздохнул Олежка.
— Есть хочешь?- спросила Нита. Девочка утвердительно кивнула головой.- Сын, посмотри, что у нас там есть… Потом остановимся и пообедаем где-нибудь.   Значит, ты обиделась на маму и сбежала?
— Нет, я хочу к папе, а она меня к нему не пускает… Даже встречаться с ним запретила. Вот почему, когда взрослые ссорятся, всегда крайними становятся дети…
— А у меня папы нет, — опять встрял Олежка.- Он есть, но я ему не очень нужен… У него другой сын есть… родной. Будто я ему не родной… Был родным, а потом вдруг бац и стал чужим.
— Олег, не говори глупости!  А как ты до Любани добралась?
— На электричке. У меня больше денег нет, вот.
— А теперь звони своим родителям. Они, наверное, волнуются.
— У меня телефон разрядился.
— Ничего, это дело поправимое. Вот мой. Звони, звони.
Оля несколько раз пыталась дозвониться до отца или матери, но безрезультатно. То были вне зоны действия сети, то никто не отвечал… Дети устроились на заднем сидении машины и быстро нашли общий язык. Дальнейшая дорога продолжалась без приключений. Единственное отклонение от маршрута было, когда проезжали Валдай. Нита сводила детей в музей колоколов, где они,  заправски и с упоением звонили в колокола, а потом свернула с шоссе и по лесной дороге доехала до озера, на берегу которого стоял красивейший монастырь Иверской Божьей Матери. Она помнила его еще в развалинах, когда шли работы по  восстановлению. Бродя по  подворью, Нита вдруг вспомнила свой сон… Те чувства, что ее одолевали, было не передать словами… Это был бескрайний покой и умиротворение. Не хотелось уезжать, но она теперь отвечала не только за своего сына, но и за свою попутчицу, которая случайно, а может и не случайно, появилась в ее жизни. Переночевав в придорожной гостинице, они продолжили путь. Проехали Тверь, Дмитров, до Юрьева- Польского оставались считанные километры.
— И так, красавица, до отца и матери ты не дозвонилась… Странно все это, очень странно… Куда тебя вести в Юрьеве?
— Папа живет на Речном переулке… Там рядом есть Козий парк. Вы знаете где это?- ответив вопросом на вопрос Оля.
— Знаю, знаю… Сама там выросла… А как зовут папу?
— Фролов Денис Александрович.
— Не припомню такого на Речном переулке…- задумалась Нита.
— Он живет там недавно года три… А так все то в Питере, то в Москве… Не знаю, почему он решил вдруг все бросить и переехать в это захолустье… Вы меня простите… Но это так. Вон смотрю, кругом тоска и запустение, — показывая на деревню, что они проезжали, сказала Оля.- Почти все дома с забитыми окнами… Это значит, что люди здесь не живут…
— Наверное,  у отца на то были причины,- ответила Нита.- Ну, вот почти приехали… Еще пара километров и дома.
Шоссе шло вдоль бескрайних полей.   Их широкая полоса начинается еще где-то у  Владимира и тянется  практически до Переславля-Залесского. И среди них же течет  не широкая река Колокша, с впадающей в нее и  больше похожей на ручей, речкой Гзой.  Юрьев-Польской совсем маленький и тихий провициальный городок, стоит среди полей, как на ладони. И у тех, кто привык к бешеному ритму больших мегаполисов, попадая в него, возникает  ощущение, что это большая деревня, лежащая в центе бескрайней  равнины, где жизнь остановилась и замерла. Поворот, еще поворот и вот он знакомый с детства Речной переулок. Здесь ничего почти не изменилось, кроме того, что на месте соседской хибары появился красивый дом с высоким забором. Он очень выделялся на фоне остальных домов, казался чужеродным среди простых деревянных изб с крышами, покрытыми мхом, кое-где с перекосившимися от времени окнами… «Его еще не было три года назад,»- подумала Нита, это в последний раз, когда она приезжала сюда.
— Вот, вот папин дом!- радостно закричала Оля.
— Нда… Ну давай попробуем позвонить в дверь. Может откроют…- сомневаясь, ответила Нита.
Оля нажала на звонок. За забором залаяла собака.
— Рексик, Рексик… Свои, свои,- крикнула девочка.
Калитка распахнулась и в ее проеме показался мужчина лет сорока пяти, а может больше, высокий с очень серьезным лицом. Ните показалось, что он был совсем недоволен появлением гостей.
— Папка, папка… любимый папка!- кинулась к нему Оля и повисла на шее.
— Девочка моя, как ты здесь оказалась?
— А меня Нита привезла!
— Какая еще Нита? А… Это вы…- Ните показалось, что мужчина был совсем не рад приезду дочери.- Оля ты же должна была быть с мамой в Питере.
— Папа, я от нее сбежала… Она сказала, что я порчу ей личную жизнь… А Нита привезла меня к тебе.
— Вот так вот просто взяла и привезла? Да? — он обратился к Ните.
— Вот так вот просто и привезла, подобрав на шоссе под Любанью, — съязвила Нита.- Разберитесь лучше между собой, чтобы ребенок не бегал от родителя к родителю за тридевять земель… Тоже мне, папаша.
Нита хлопнула дверью машины, сдала назад, развернулась и проехав метров сорок, посигналив, остановилась.
— Олежка, беги отворяй ворота… Пока бабушка выйдет… А может ее и дома нет. Что-то нас не спешат встречать…
Но тут заскрипела дверь и на пороге появилась Зинаида Ивановна.
— Нита, дочка… внучек… Как я рада, что вы приехали, — запричитала она.- Скорее в дом, я, как чувствовала, твой любимый суп сварила, курочку поджарила. Ты даже не позвонила.
— Бабушка, бабушка, мы тебе хотели сюрприз сделать,- кричал Олежка.
— Ой, Олежка, оглушил совсем… Идемте в дом. Скоро дедушка придет… Понесла его нелегкая за грибами… Хочу, мол, грибной суп и все тут. Куда его ревматизьма — то сразу и делась… А то сидит дома да только кряхтит — тут болит, там болит… А как Сидорыч сказал, что грибы пошли, так только в путь… И фастум геля не надо. — Ворчала Зинаида Ивановна.
— Мам, да и ладно… Пусть себе ходит.
— Так и я о том же… Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало… А что ты так смотришь на меня. Они же, мужики, по жизни дети, а в старости так вдвойне… Видела, вон у нас новый сосед… Дом отгрохал, забор поставил, а бабы нет у него… За ним Клавдия, директорша хозяйственного магазина, ухаживает, а он глазом не ведет, будто ослеп и оглох… Ну, чисто дите… Где он еще лучше — то найдет…
— Я ему сегодня дочь привезла… От мамаши сбежала к нему. Под Любанью на шоссе подобрала.
— Вот нонче детки пошли… конфетки, чуть что и в бега… Совсем не думают о родительских нервах. Олежка да оставь ты в покое собаку…
— Это не собака, это Боня,- весело ответил ее внук.
— Боня… Не Боня… все одно животина… Она от дороги устала, а ты ее дразнишь, — пожурила внука Зинаида Ивановна.  — Дочку, говоришь привезла… Надо Клавке сказать… А то она не знает.
— Мамуля, ты что сарафанным радио стала работать?
— При чем тут это? Она же не знает, что у Дениса то Александровича есть дочь, и она к нему в гости приехала.
— Думаю, что насовсем приехала… Что-то мне подсказывает, что насовсем.
— Эх, Клавка такого поворота не ожидала…
— Оля хорошая девочка, только с ней общий язык надо найти,  как со всеми детьми.
— Клавдия-то к нему со словами и без слов… А он ухом не ведет… Клавдия Васильевна да Клавдия Васильевна… Вот дурак-то нынче мужик пошел, ему счастье само в руки плывет, а он внимания не обращает.
— Да, бог с ними, с Клавками, Денисами Александровичами… Как вы-то живете?
— Да ничего, по — маленьку. А ты чего сюда-то приехала? Что другого места для отдыха не нашла?
— Мам, ты чего, не рада?
— Да рада, рада… Просто в нашем городе все по старому, как десять, двадцать, тридцать лет назад, ничего не меняется. Лучше бы сыну мир показала.
— Нет, мамуля, он сам захотел сюда ехать…
— Ты, дочь, не крути, что-то случилось?
— Да так, маленько головой о жизнь ударилась…
— Влюбилась, а он, стервец, наверное бросил… Ой, мужики, мужики…
— Мам, да ерунда, все пройдет…
— Ну да, ну да… Вон думаешь мы с дедом гладко и ровно жизнь прожили? Да… еще такие кандибуберы выкидывал… но обошлось, за ум взялся… Ладно, заговорила тебя… Ты совсем на ходу засыпаешь, устала с дороги. Иди в сенцах, диванчик стоит, отдохни…
«Хорошо. Как хорошо дома,» — только и успела подумать Нита, коснувшись головой подушки, как заснула глубоким и безмятежным сном. Ее разбудил Олежка:
— Мама, мама, Боня сбежал к соседям.
— К каким соседям?-  ничего не понимая спросонья, переспросила Нита.
— Ну, к тем, что за забором, где Оля живет. Его надо забрать, он же маленький, а там злая собака.
— Ты бабушке сказал?
— Нет. Ее дома нет… Она, как ушла в магазин, так еще не вернулась.
— Не кричи, сейчас схожу…
Нита позвонила в звонок на воротах. Их открыла Оля:
— Тетя Нита, не волнуйтесь. Ваш Бонька у нас… с Рексом играет.
— С Рексом? А он его…
— Нет, он у нас добрый. Это с виду злой…
— И клыки у него совсем игрушечные, и рычит не по правде, а понарошку…
В это время Бонька хотел отобрать у Рекса мячик, лежащий под лапой. Он прыгал на овчарку, вилял хвостом, повизгивал, а Рекс невозмутимо взирал на все его попытки…
— Бонька, а ну иди сюда, бессовестный…- Нита не успела закончить тираду, как к ней подошел хозяин дома.
— Простите, что не сказал спасибо за дочь… Она еще не совсем понимает, что не все люди бывают добрыми, и не встреть вас на дороге, с ней могли произойти неприятности. Спасибо вам… Простите, не знаю вашего имени.
— Нита… Анита.
— Денис,- а потом подумав мгновение, добавил,- Александрович.
— Очень приятно.
— Мне тоже. Прошу к столу… Мы только что собрались пить чай с Олей.
— Нет, спасибо, нет… Мне надо домой.
— Анита, я бы хотел с Вами поговорить еще об Оле.
— Почему со мной?
— Просто, понимаете, я должен уехать на несколько дней… Ее приезд был столь неожиданным, но эту поездку я отменить не могу… Она очень важна для меня и моего дела. Вы не могли бы за ней присмотреть?
— Почему я?
— Вы единственный человек, кого она знает в этом городе. Пожалуйста, не отказывайтесь… Я возмещу…
— Странно, почему, когда обращаются с просьбой, всегда думают о каком-то мифическом возмещении… Будто, оказывая друг другу помощь, люди уже изначально думают о корысти и о своей выгоде… Что они из этого будут иметь.
— Вы обиделись? Простите. Я не хотел.
— Не обиделась, нет, а сказала то, что думаю. Я с удовольствием присмотрю за вашей дочерью. Она очень хорошая девочка, и она мне нравится.
— Вы всегда говорите то, что думаете?
— Да.
— Хорошее, но очень редкое человеческое качество, особенно у женщин…
— До свидания, — взяв на руки Боньку, попрощалась Нита.
— До свидания! Я уезжаю завтра в половине десятого. Вы зайдете к нам еще до моего отъезда?
— Да, обязательно,- и Нита скрылась за калиткой.
А Оля в это время повисла на шее отца:
— Папочка, я же говорила, что она согласится. А можно сюда будет Олежка приходить. Он классный мальчишка.
— Можно. Ты только слушай Ниту.
— Она классная!
— Все у тебя классные… Ты еще так мало понимаешь в жизни, дочь.
— Нет, папочка, она действительно, хорошая… Добрая и Олежку любит… Вот бы мне такую маму…
— У тебя есть своя мама.
— Папа, я не хочу жить у нее, хочу с тобой. Правда… Поговори с ней, пусть она меня к тебе отпустит.
— Поговорю. Только чего это будет мне стоить, вот вопрос? Что взбредет ей в ее взбалмошную головку… Ну да ладно, это не суть и не так важно… Надо исправлять ошибки, изначально все было не правильно.
Все дни его отсутствия, Нита водила детей по городу и, как заправский гид, рассказывала им его историю с древних времен. Город был мал, но они целыми днями бродили по его улицам, заходили в древние соборы, ходили на речку ловить карасей. Они ждали возвращения Дениса Александровича, но он вернулся совсем неожиданно и раньше срока. Услышав визг Боньки, Нита выскочила на крыльцо и столкнулась с ним, чуть не сбив с ног.
— Думаю, это вы от радости так выбежали мне на встречу,- улыбнулся он. От этой улыбки его, всегда суровое лицо, вдруг изменилось и стало каким-то беззащитно добрым и молодым.
— Мы вас не ждали так рано. Я думала, что дети вернулись.
— Я просто очень быстро справился с делами и вернулся. А где Оля?
— Они с Олежкой на Колокше карасей ловят… Ой, простите, там у меня пирог…- и Нита вернулась на кухню. Он пошел следом за ней, а  она в это время  гремела посудой, что-то переставляя с места на место, открыла духовой шкаф и достала красивый  пышный пирог, пахнущий ванилью и яблоками.
— Как вкусно пахнет…- Мечтательно произнес Денис Александрович. Она от неожиданности чуть не выронила форму из рук.
— Напугали… Сейчас бы остались без пирога, а у Рекса был бы пир на весь мир. Разве можно так!- воскликнула Нита, дуя на обожженный палец.- Все, производственная травма…
— Нита, я приглашаю вас вечером в наше замечательное кафе, самое лучшее в городе «Золотой теленок».
— Я не знаю…
— Пожалуйста, не отказывайтесь. Пожалуйста. Если вы согласитесь, мне будет очень приятно, что хоть чем-то могу Вас отблагодарить за Олю.
— Да, бросьте вы… Мне нравится ваша дочь, и она очень хорошо влияет на Олежку… Он не рвется к компьютеру спасать мир…
— Нита, вы согласны?
— Вы приглашаете меня на свидание?
— Да. Я зайду за вами в семь.
-Хорошо, я пойду с вами в кафе.
Нита очень долго выбирала чтобы надеть из того, что привезла. Она собиралась так, как будто это было первое свидание в ее жизни и волновалась, как девчонка.
— Ты куда это так расфуфырилась? — удивилась Зинаида Ивановна. — Уж не на свидание ли?
— Меня пригласили в кафе.
— Странно, из дома не выходила… Кто-то из старых знакомых?
— Мама, это Денис Александрович…
— Хм, без году неделя знакомы, а он уже в кафе приглашает… Вон Клавдия уже все  глаза проглядела, как только не наряжается, а ему хоть бы хны… А тебя вот так вот просто взял и пригласил…
— Мамуля, это он в знак благодарности, что за Олей приглядела… И ничего такого.
— Знаем мы их благодарность… Твой отец меня тоже по молодости, когда женихались в знак благодарности на речку приглашал прогуляться,  его маме помогала, когда та болела… А потом от этой благодарности ты родилась.
— Мама, вы с папой уже сорок лет вместе… Ты же замуж по любви за него вышла.
— Ой, девка, смотри… Что-то ты крутишь, мне не понять.
— Все просто и по- дружески… Ни каких тайн.
— Смотри дочь, он серьезный мужик… А ты, сегодня здесь, а завтра тебя в Питере ищи — свищи… Не играй с огнем лучше.
— Мама, я ни с чем не играю. Если честно, то он мне нравится, как человек. У него харизма…
— Ох, уж эта харизма… Я тебя предупредила. Не тронь лихо, пока оно тихо.
Кафе Ниту приятно удивило —  по-домашнему уютное  и с хорошей кухней, официанты вежливы и приветливы. Единственным неудобством было  то, что местные футбольные фанаты  смотрели какой-то матч и своими криками одобрения или неодобрения нарушали идиллию. Нита вернулась домой только под утро. Она на цыпочках, стараясь не шуметь, шла в свою комнату, как услышала голос матери:
— Что нагулялась в знак благодарности? Я тут всю ночь тебя ждала, а ты…
— Мама, я уже совсем и давно взрослая. Мы гуляли по городу. Ночь была такая лунная и теплая…
— Тебя Олег ждал, так и заснул, сердечный, на твоем диване. Ой, дочь, только дел не натвори… Если ты в пику своему Валерке это делаешь, то лучше не стоит.
— Мама, не в пику… С Денисом очень хорошо, уютно и тепло… Он интересный и много знает, даже удивительно. Он мне такого рассказал про наш город, о чем я даже не знала…
— Так и поверила, что вы всю ночь об истории только и разговаривали.
— Мамочка, не ворчи, я очень хочу спать. Он замечательный человек, больше ничего не могу сказать,- и Нита ушла в свою комнату.
— Уедет эта птица… а он дурак, что думает… Может у них правда ничего нет… Просто так… Да как же, поверила. Эх, только Клавдию жалко. Ай, пусть сами разбираются,- вздохнула Зинаида Ивановна и тоже пошла спать.
А еще Денис Александрович предложил отправиться в небольшое путешествие по Золотому Кольцу, что было принято на ура Олей и Олежкой. Они поехали на его машине, а сама поездка заняла несколько дней. Он был и водителем, и экскурсоводом и шеф-поваром на стоянках в лесу. Нита понимала, что с каждым днем все сильнее и сильнее привязывается к Оле и  Денису Александровичу. Она чувствовала, что нравится ему, а в нем она ощущала   надежность и уверенность, но помня свой предыдущий урок, преподанный жизнью, не спешила открыть  свое сердце и душу новому чувству. Денис Александрович  был деликатен и ни на чем не настаивал, но устраивал ей маленькие праздники каждый день. Отпуск подходил к концу. Олежка не хотел уезжать, потому что таких каникул у него еще не было, это лучше самых навороченных компьютерных игр. Но  через несколько дней Ниту ждала работа.  В последний вечер перед отъездом Нита и Денис Александрович долго сидели на берегу Колокши. Они оба понимали, что им не хочется расставаться, но  не знали, как об этом сказать друг другу. Прощаясь у ее дома, он не выдержал:
— Нита, ты не могла бы остаться здесь и никуда не уезжать?
— Я очень хочу остаться, но меня ждет работа. Отпуск не бесконечен, а жаль. Такого замечательного отпуска у меня не было никогда. И спасибо тебе Денис за это. Если бы не ты…- она замолчала. Он поцеловал ее раз, другой,  прижал к себе:
— Я не хочу, чтобы ты уезжала. Останься, пожалуйста.
— Я не могу… — она вырвалась и пошла в сторону дома.  Потом оглянулась и крикнула,- Прощай!
Дорога назад вела по тем же местам, но почему-то это уже не вызывало таких восторгов, как в самом начале. Олег молчал почти всю дорогу. Он был обижен на нее, потому что она не захотела его оставить еще на месяц у бабушки. Да и Ниту как-то не радовало возвращение домой, но   надеялась, что работа вернет ее к той жизни, которую вела до отпуска. Рабочий стол Ниты был завален бумагами и письмами, которые  разгребала неделю. Жизнь вошла в прежнюю колею и можно было уже сказать, что покой лишь только снится. Прошло еще несколько недель. Нита вернувшись с работы нос к носу столкнулась у своей парадной с Валерием. Он стоял, виновато пряча глаза, и держал в руках букет из роз. Она хотела пройти мимо, но он окликнул:
—  Нита, прости. Давай начнем все сначала.
— Как интересно! А Оксана?
— Она не та женщина, которая нужна мне. Я это понял позже.
— На сколько позже? Вы же собирались пожениться.
— Мы расстались перед самой свадьбой. Вот я и пришел к тебе просить прощение… Конечно, если ты меня простишь.
— Не мое это дело прощать. Сами себя простите.
— Значит у меня есть надежда?- он взял Ниту за руки и хотел поцеловать. Они не обратили внимания, как со скамейки встал высокий мужчина, закинул ремень дорожной сумки на плечо, быстро пошел в сторону метро.
— Извини, но надежды у тебя нет… Ты свободен как птица в полете! Прости, но мне надо идти. Сын заждался. — И Нита хлопнула дверью в парадную. Валерий еще немного постоял в раздумье, потом кинул цветы в урну и сел в машину, которая очень долго не хотела заводиться.
Вот вроде бы и конец истории. Все остались при своих интересах и каждый получил то, что заслужил, но…   После встречи с Валерием прошло дня три, и поздним вечером, когда все уже спали, в квартире Ниты раздался телефонный звонок. Звонила мама.
— Нита, что произошло?
— Мама, ты о чем?
— Что ты наговорила Александровичу?
— Какому Александровичу? Никого не видела и не знаю.
— Вот о чем я и говорила. Что уедешь и забудешь… А потом и трава не расти.
— Постой, мама, постой. Ты о чем?
— Да о Денисе Александровиче… О чем, о чем. Он от тебя приехал сам не свой.
— Да не видела я его. А он приезжал?
— Да. Я еще ему адрес давала. Три дня назад как вернулся. Сказал, что не будет мешать твоему счастью…
— Какому счастью?
— Он тебя с каким-то мужчиной видел у дома… Увидел и ушел…
— Я не видела его и ничего не знала, что он приедет. Это Валерий приходил мириться. Он меня, наверное, с ним и видел.
— Помирилась?
— Нет.
— А что так?
— Мама, это ночной допрос с пристрастием?
— Нет, мне Александровича жалко… Задурила голову мужику.
— Мама, как ты можешь? Я его люблю!
— По праву возраста могу. Значит ты не говорила и не видела? И это был Валерий? И ты его любишь?
— Да, мама. Тебе бы в полиции служить.
— Не довелось. Ладно, Спокойной ночи!
«Кому-то спокойная, а кому-то беспокойная,»- подумала Нита, нажимая кнопку отмены вызова.
Через два дня Нита остановила свою машину у дома Дениса Александровича. Она несколько раз нажала на звонок, но ей никто не открыл. Только хотела стукнуть по калитке  в сердцах  кулаком, как она распахнулась. Перед ней стоял он с дорожной сумкой на плече.
— Ты уезжаешь. Жаль,- ноги стали, как ватные, она отвернулась и неуверенной походкой направилась к машине.
— Нита, постой… Я собирался ехать к тебе.
— Что? Просто то, что ты видел — это не правда… Ты понял все не так.
— Я знаю. Зинаида Ивановна мне вчера все рассказала. Ты надолго приехала?
— Навсегда. Примешь?
— Конечно! Я собирался ехать за тобой и привезти сюда. Больше никогда тебя не отпущу, -прижав к себе Ниту, ответил Денис Александрович.
— Ну вот и дожили, Олежка! Будет  на нашей улице праздник, — вдруг откуда ни возьмись появилась Зинаида Ивановна, держа внука за руку. — Эх, хорошее это дело праздник!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)