Перстень от покойника. Часть 9. Предпоследняя

Кто-то кого-то пришил. Но вот, кто кого?

Опять включилась запись.

-Мамон! Меня Филя послал узнать, что там у Бобра. Он должен был взорвать дом с теми, кого мы искали. Бля, мы ис­кали и не нашли! А он только приехал и уже узнал, где они окопались! Так вот, дом на месте. Бобер в кустах застрелен­ный. Никакой взрывчатки нигде и в помине нет. Чего дальше-то?

-Узнай, кто жил в домике. Как выглядели и куда делись. И давай, по шустрому. У нас времени мизер! Утром надо быть на яхте. Крайний срок. К двенадцати яхту снимаем с якоря и до­мой.

-Мамон, облом. Начинается шторм. Яхта ушла в Лазурное, в бухту. Сколько будет шторм, никто сказать не может. Так что, времени у нас больше, чем ты предполагал. А где Филя?

-Ушел к морю. Давай, Костя, двигай. Времени не так уж и много, хоть и шторм. Да, как стемнеет, заберите Бобра из кустов. Ты, кстати, уверен, что он мертв, а не ранен?

-Уверен. Пуля вошла прямо в сердце. Он уже и остыть ус­пел. Слышь, эти пацаны или Афган прошли, или Чечню, зуб даю.

-Это ничего не меняет. Просто, будьте поосторожней.

Женька пытался проанализировать ситуацию. Ладно, пусть четверо ушли на яхте. Одного уже нет. Нет, двоих нет. Один в кустах возле домика и, похоже, один где-то под кроватью в коттедже. Получается с Мамоном и Костей восемь. А Толик гово­рил, что их десять. Где-то есть еще двое. Похоже, что в до­мике их нет. Хотя, может, они охраняют дом снаружи. И если этот Филя прибыл только недавно, Толик мог его не посчитать. Тогда, еще трое, а не двое. Ладно, разберемся. Когда стемне­ет, за трупом пойдут, как минимум, два человека. Надо их снять. Потом попробовать достать тех, что в доме. Может, удастся перещелкать их по одному, когда будут выходить ночью на улицу? Одному соваться в дом рискованно.

Женька просидел в сарае пока не начало темнеть. Потом осто­рожно выбрался и пробрался к тому месту, где остался лежать в кустах труп. Выбрал место за брошенной душевой. В кусты вла­зить не рискнул. Начнет опять чихать, и его тут же обнаружат.

Ждать пришлось долго. На улице похолодало. С моря дул су­масшедший ветер. Похоже, было, что вот-вот начнется дождь. Отдыхающие забились в свои домики и, от нечего делать, посвя­тили этот вечер, как впрочем, наверное, предыдущие и после­дующие, попойке. Отовсюду доносилось пьяное пение, смех, мат, громкие споры. Но потихоньку перепившиеся люди выпадали в осадок, и наконец-то наступила тишина. Женька глянул на ча­сы. Ни черта себе! Три часа ночи. Думают они идти за трупом или нет? Что за неуважение к покойникам! Он просидел еще с полчаса, пока наконец-то не заметил две темные фигуры, нап­равляющиеся к кустам.

-Где? — услышал Женька.

-Лезь за мной. Был тут.

Донесся какой-то треск. Очевидно, кто-то налетел на валяю­щийся деревянный ящик. Из кустов показался один бандит, тяну­щий труп то ли за ноги, то ли за руки. Потом вырисовался и второй. Женька прицелился и быстро выстрелил два раза. Оба бандита упали. Но убил ли их Женька, уверен он не был. Все-таки очень темно. Надо было не полениться и сходить взять в машине прибор ночного видения. Но, что теперь об этом думать. Раньше надо было думать. Женька замер, ожидая, пошевелится ли кто-нибудь из тех двоих или нет. Прошло нес­колько минут, но упавшие признаков жизни не подавали. Женька хотел было подобраться ближе и проверить, но неожиданно из темноты вынырнули еще две фигуры и направились в сторону кустов.

-Эй, Костя, где там вас черти носят? — громким шепотом произнес один. А второй, достал фонарик и направил его на кусты. Тут же обнаружил лежащих, и оба бандита моментально сиганули в разные стороны. Один укрылся за домиком. Другой, за металлическим ящиком с песком, стоящим тут, очевидно, на случай пожара. Женька слышал, как кто-то из них заговорил по телефону. Не испытывая судьбу на прочность, Женька потихонь­ку ретировался.

Добрался до дырки в заборе и покинул терри­торию базы. В это время, собиравшийся уже пару часов дождь, наконец-то собрался и забарабанил крупными каплями. Женька, прижимаясь поближе к заборам, рванул на свою дикую стоянку. Он и забыл, что в кармане лежит ключ от домика на Херсонской базе и что туда в три раза ближе. Базы кончились и, под про­ливным дождем, Женька помчался по пустому берегу. Море бушева­ло, как сумасшедшее. Подойти к воде, чтобы отмыться от грязи, было невозможно.

Добравшись до машины, он снял мокрую одеж­ду и зашвырнул все между колес. Постоял немного под дождем, подождал, пока природный душ смоет грязь, и, пробравшись под брезент, втиснулся в салон. Выудил из бардачка бутылку вод­ки. Сделал приличный глоток. Потом растерся водкой. Завер­нулся в камуфляжную куртку, лежавшую на заднем сидении и в снятый с переднего сидения чехол, наконец-то согрелся и ус­нул.

Проснулся Женька под мерный стук дождя по крыше машины. Вылез из-под брезента и, сразу же, попал под холодный душ. Быстро извлек из багажника сумку с вещами и опять забрался в салон. Часы показывали восемь. Надо одеться и отправляться на базу. Интересно, вернулись ли уже Стас и Толик? Надо прослушать пленки. Женька разодрал большой целлофановый па­кет. Соорудил из него накидку от дождя. Взял необходимые ве­щи и покинул автомобиль.

Море штормило. К воде невозможно было подобраться, и Женька пошел к базам в обход. Выбрался на дорогу, по которой въезжают на берег машины и, скользя по мокрой глине, почапал босиком. Да, если срочно надо будет уезжать, то на машине он отсюда выбраться не сможет. После дождя придется, как минимум, ждать сутки, чтобы по этой до­роге можно было проехать.

Он вошел в первое попавшееся кафе. Заказал кофе и две сдоб­ные булочки и примостился в углу, за свободным столиком. Ря­дом сидели три здоровых амбала и ели жареную рыбу с картош­кой. Женька решил, было, и себе заказать рыбку, но тут до него долетел обрывок их разговора и, тут же пропал аппетит.

-Ты осматриваешь базы с одного конца, Рыжий с другого, а я отправляюсь на дикую стоянку. Переписать все машины с Ни­копольскими номерами. Не пешком же эти гады сюда пришли!

-А стоянка?

-На стоянке уже Димон работает.

Женька затолкал в рот одну булку за другой. Залпом прогло­тил кофе и вышел из кафе. Заскочил на Херсонскую базу. Убе­дился, что Стас и Толик еще не вернулись, и помчался к своей машине. Быстро скрутил с нее номера и сунул их в багажник. Теперь надо было срочно нацепить другие. Но где их взять? Он прошелся по берегу, и его осенило. Здесь вряд стояло шесть машин с киевскими номерами. Очевидно, приехала большая ком­пания. Рядом была натянута огромная солдатская палатка и нес­колько маленьких. Из большой палатки доносились песни и смех.

Очевидно, вся компания собралась там и, не смотря на плохую погоду, веселилась вовсю. Женька быстро скрутил с одной из стоящих машин передний номер. Машины стояли все носом к морю, и вряд ли кто с той стороны будет на них смотреть. Он вер­нулся к своей машине и прицепил украденный номер сзади. Де­монстративно задрал над ним брезентовый чехол, чтобы все же­лающие сразу же могли его увидеть. Впереди он примотал бре­зент так, что раскрутить его не сможет теперь никто. Даже он сам. Потом придется просто все это срезать. Но, это потом. А сейчас, его машина стояла с киевским номером. Теперь спо­койно можно идти и заняться пленками.

Не смотря на то, что дождь барабанил по стеклам, запись бы­ла сносной. Разобрать он смог все. Сначала, ничего интерес­ного. А вот тут уже кое- что.

-Мамон! …твою мать! У нас еще два жмурика!

-Ну?

-Костя и Биба. Пошли за Бобром и их пришили в тех же кустах.

-Почему полезли туда вдвоем? Я же сказал, еще двое долж­ны страховать!

-Моня и Димон страховали. Засели недалеко в кустах. Ни ­черта не видели и, ни черта не слышали, козлы!

-Шо им, повылазило и позакладывало?

-Так темень же непроглядная и ветрюган хлопал железом на крышах, ну там, деревья шумели. Потом дождь линул. Да и, во­обще, на хрена было этих малолеток брать? Они ростом вымаха­ли, а по уму — пацаны. Стрелять не умеют. Трупов и то боятся! Считай, четыре человека, это у тебя балласт. С них же толку, ноль. Ну, еще вышибалами они могут быть. А здесь они зачем?

-Основной состав Ахмет у себя оставил. А здесь считал, проблем не будет. И эти сойдут. И вообще, свяжись с идиотами!

Всего два мужика убрать надо, и прямо проблема! Они вас, на­верное, быстрее перехлопают. Как вошей! Трупы хоть забрали, придурки?

-Да.

-Там все осмотрели?

-Да, даже гильзы нашли. Вот.

-Ах, ты ж, мать твою! — тишина и сопение.- С кем же это мы связались? Ты знаешь, с какой игрушкой они лазят?! Говорил же, что эти их колечки что-то обозначают! Так нет же. Ширпот­реб! Дешевка! А эти «ГР» что значат, узнать не потрудились!

Некий Мамон бушевал еще с полчаса. Потом наступила тишина. Опять включилась запись. И опять тот же голос.

-Мамон, где Филя?

-Сам ломаю голову, куда он подевался. Может, ушел на яхте

в бухту?

-С яхтой пропала связь.

-Шторм. Может, какие помехи?

-Не нравится мне все это. Надо кончать этих типов и ухо­дить, срочно.

-Если они нас раньше не кончат.

-Не исключаю. Ахмет прокачал, кто они такие и чуть не обосрался. Приказал, плюнуть на пленку и убрать этих, любым способом. Короче, как получится. Застрелить, сжечь, отравить, утопить, (хотя, последнее, вряд ли). Или они уберут нас.

-Ну, и кто они такие?

-А тебе Филя не сказал?

-Нет.

-Не помню, как там их называют, но пацаны серьезные. То ли подводные диверсанты, то ли морские. Короче, те же боеви­ки, только под водой. Взорвать, утопить, убить, захватить… Понимаешь? Работали во всех горячих точках мира, имеющих вы­ход к большой воде. И знаешь, нет у них никакой пленки. Если бы была, они бы уже нею сто раз воспользовались. У этих, не заржавеет. Нашли бы как ее в ход пустить. Это из-за Аньки, дуры рыжей, мы в это дерьмо вляпались! Ведь жили, черт побе­ри! Нет же, то героин, то Жанку пристрелила, то …

-Ладно, там больше Ахмет, падла, баламутит.

-Кидать их пора. Лично мне, своя шкура еще пригодится.

-Я тоже об этом подумывал последнее время. Деньги есть. Мне и моим внукам хватит. Надо делать ноги, пока не поздно.

-Ты в курсе, что Анькин муж удрал с любовницей за грани­цу?

-А я-то думаю, что это Димочка не едет?- захихикал Ма­мон. — Мы его тут ждем, а он … Ну, молодец! Как раз вовремя успел смыться. Анька с Ахметом собирались его здесь и похо­ронить. Нюх у мужика отменный! Успел-таки сдернуть! И нам пора. Тоже, нюхом чую.

-Ладно, сегодня осматриваем все базы. Я уже послал всех, кто не при деле. Если до вечера не находим, потихоньку линя­ем отсюда. Я, например, заскакиваю домой. Хватаю вещички и в Турцию. Там у меня есть, где пожить какое-то время. А дальше, видно будет.

-А я подамся в Москву к брату. Бабки есть. Он там, на но­гах стоит твердо, поможет раскрутиться. Давно зовет.

-Пойду, попробую еще раз связаться с яхтой. Затонула она там, что ли?

-А, хрен с ней. Пусть хоть затонет. Она что, моя или твоя? Чего ты переживаешь? Давай лучше по коньячку треснем.

-И то, правда.

Женька почесал затылок. Значит, кто они такие эта шай­ка-лейка знает. И даже сдрейфили. Надо бросать здесь все к чертям и заняться Ахметом и Анькой. Похоже, что Мамон и этот второй, которого Женька не знает, не опасны. Они сами уже навострили лыжи и дунут в неизвестном направлении. По край­ней мере, хлопот в дальнейшей жизни не доставят. А вот те двое, похоже, просто так не успокоятся. Придется успокаивать. Женька посидел еще чуть-чуть. Послушал немного дальней­ший разговор. Ничего интересного для себя не обнаружил и снял наушники. Пусть записывается. Потом прослушает дальше. Посмотрел на часы. Время подбиралось к двенадцати. Можно направляться в бильярдную. Хотя, придет ли туда в такой дождь его партнер, не известно. И, что более важно было сей­час для Женьки, придет ли с ним его племянница?

Иван Степанович уже был в бильярдной. И его племянница была возле него. Они вдвоем разыгрывали «американку». Самая прос­тая игра, но у Леры получалось плохо, и она злилась.

-Добрый день,- поздоровался Женька.- Обыгрывает? Давайте-ка, я за вас ему отомщу, — заулыбался он.

-А, явился? Я уже думал, что дождя испугался и сидишь в норе. Знакомься, это Лера, моя племянница. А это, тот самый молодой человек, который из-за тебя, чуть нас всех не убил. Свалился со всего маху на меня и твою тетку, а твоей маман врезал сумкой по кумполу.

Женька смутился, а Лера звонко рассмеялась. Смеющейся, она понравилась Женьке еще больше. Господи, ну бывает же такая гармония. И смех, и фигура, и волосы, и лицо. От каждого по отдельности сдуреть можно. А тут все вместе просто потрясает.

У нее, наверное, тучи поклонников и ему нечего и соваться со своим рылом в калашный ряд. Но, что бы он себе не говорил, а изо всех сил вылазил из собственной шкуры, чтобы понравиться. После бильярда они втроем отправились в бар. Лера была без комплексов. Держалась свободно. Болтала с легкостью на любую тему. Почему-то разговор зашел об акулах и Женька, считав­ший, что он знает о них больше, чем о себе, с удивлением уз­нал очень много нового. Ему было интересно, весело и совер­шенно не хотелось уходить. Но время незаметно подобралось к пяти, и надо было идти менять пленки. Он извинился, что вы­нужден уходить и встал.

-Я обещал в пять встретить друзей. Так что, вынужден вас покинуть. Если не будете заняты завтра, то в то же время и на том же месте. Идет?

-Обязательно,- пообещал Иван Степанович. А Лера, улыбнув­шись, кивнула.

Женька помчался в сарайчик. Поменял пленки. Послушал, то, что записалось. Убедился, что поиски у бандитов ничем не кончи­лись, и направился в новый домик. Стаса и Толика до сих пор не было. Он завалился на одну из коек и, думая только о Лере, незаметно уснул.

Разбудил его звук открываемой двери. В комнату ввалились друзья.

-Ну, и как там коммерческие успехи? — протирая глаза, поин­тересовался Женька.

-Порядок. Охрану сняли. Экипаж отпустили на землю, а ях­ту передали Алику.

-Так он же только завтра должен был приехать?! — удивился Женька.

-Примчался сегодня и уже уплыл, не глядя на шторм, — от­махнулся Стас.

-Ну, и на какой банк он вам переведет теперь деньги?

-Он наличкой их приволок. Вот, полный чемодан. Мы с То­ликом уже пересчитали и подлинность проверили.

-И сколько там?

-Миллион.

-Миллион чего?

-Долларов, дорогой, долларов!

-Ну, ни черта себе! Можно ведь купить яхту намного дешевле…

-А можно, дороже. Поверь – эта яхта того стоит! Блеск, лайнер!

-Да, ребята, вы даёте жару!

-Покупаем автомастерскую, оборудуем, как следует, а ос­тальные делим по-братски. Шурика и Сережкину долю отдаем их родителям. Под каким предлогом, потом придумаем. А у тебя как дела?

-Помаленьку. Еще два трупа и куча соображений. Послушай­те пленки, а потом обсудим. Кстати, а где вы свою машину де­ли?

-Стоит в одном дворе, в частном секторе. Мы там с дедом договорились. У него гараж пустует, вот пока он нам его и сдает. И ему хорошо и нам. Идти туда пять минут, и машина глаза не мозолит.

-Давайте сходим куда-нибудь поедим, — потягиваясь, предло­жил Женька.

-Поедим здесь. Мы все с собой набрали. Давай сюда плен­ки. Пока будем жевать, послушаем.

Они как раз дослушивали последнюю пленку, когда раздался стук в дверь.

-Кто там?- поинтересовался Женька, а Стас и Толик доста­ли пистолеты и сняли с предохранителей, выставили на стол газовые баллончики и заняли места сбоку от двери.

-Мужики, соли не найдется?- раздался из-за двери го­лос.- Рыбы наловил целое ведро, а соли не хватило.

-Открывай,- шепнул Женьке Стас.

Женька стал за холодильник и ручкой от мухобойки поддел ще­колду крючка. Снаружи дверь запиралась на замок, а изнутри, можно на замок, а можно на щеколду. Вот ее уже снаружи и не открыть!. В ту же секунду, в распахнувшуюся дверь влетел амбал с пистолетом в руке. Стас даже не стал стрелять. Прос­то брызнул ему в рожу из газового баллончика и успел поймать в объятия следующего, обработанного таким же образом Толиком.

-Все, или еще есть?- поинтересовался он, укладывая их рядышком. Больше желающих войти за солью не оказалось. Дверь опять закрыли.

-Вот гады, и как они нас вычислили?- возмутился Толик.

-Через десять минут поинтересуемся, — глянув на часы, поо­бещал Стас.- Так, быстро вкинули шмотки в сумки. Поговорим с этими и уходим.

-Еще бы вас не вычислить. Два мужика, что само по себе их настораживает. Учтите, ищут-то они двоих, а не троих! Да вы еще и с таким чемоданом! На хрена вы деньги с собой перли? Могли бы в машине спрятать. Вряд ли бы ваш дед полез в маши­ну с обыском, тем более в запертую машину.

-Не знаю, — пожал плечами Толик. — Наверное, шок не прошел. Никогда таких деньжищ не то что в руках не держали, а и не видели. Вот и вцепились в ручку чемодана мертвой хваткой.

На сборы ушло минут пять и еще минут пять пришлось сидеть курить в ожидании, пока просители соли начали приходить в себя. Первый пошевелился, сел и потер виски руками. Видно было, что у него зверски болит голова. Ну, что делать. Из­держки. Второй открывал глаза и опять их закрывал. Что-то он плохо отходил от газовой обработки. На вид такой огромный детина, а оказался слабоват. Женька присел на корточки и похлопал его ладонями по физиономии.

-Ну-ка, друг, открывай глаза! Давай, давай.

-Башка раскалывается, — простонал лежащий.

-Ладно тебе ныть. Главное, что она осталась на месте и даже без дырки, — продолжал Женька.

Первый бандит пришел в себя, но шевелиться толком еще не мог. Конечности слушались плохо. Второй опять провалился в небы­тие. Закрыл глаза и задышал часто-часто.

-Эй, рыбак, оклемался? Говорить, похоже, в состоянии? Ну, так может, объяснишь, чего это вам от нас надо, кроме соли, ко­нечно?- задал Женька вопрос, не очень рассчитывая на ответ. Скорее всего, сейчас начнет материться, на чем свет стоит. Но, попытка не пытка, а вдруг, заговорит?

-Приказано вас убить, вот и пришли, — неожиданно выдал первый. — Вообще-то, лично нам с Димоном, вы и на хрен не нуж­ны. Но, мы люди подневольные. Приказали, надо выполнять, — по­пытался он шутить. Второй только стонал.

-Стас, введи-ка ему антидот. Что-то он плохо этот газ перенес, — заглянув в зрачки второму, проворчал Толик.- Не нравится мне его вид. Как бы ни загнулся.

Стас достал шприц-тюбик и быстро уколол стонущего.

-Они нас убивать пришли, а мы их спасай,- буркнул Стас.

-Нам лишние трупы не нужны. Я понимаю, убрать врага, когда нет другого выхода. А эти, пацаны ведь дурные. Рука не поднимается, — отмахнулся Толик. Амбалы, действительно, при ближайшем рассмотрении оказались, совершенно, молодыми. Хоро­шо, если по двадцать лет исполнилось. Рост большой, масса приличная, а по лицам видно, что еще совсем пацаны. На черта брать на такую работу молокососов? Или у них основной состав полностью из строя вышел? Вообще-то, вполне вероятно. Пост­реляли ведь тогда Стас с Толиком ого-го. Небось, положили всех боевиков. А эти, похоже, просто рядовые охранники из кабака. Пообещали, видать, заплатить хорошие бабки, вот и поперлись к черту в зубы. Скорее всего, и стрелять толком не умеют. Вон как непрофессионально ввалились в домик. Как два придурка, тут же в объятия попали. Видно сразу, что ни в одной настоящей переделке отродясь не были.

Первый бандит, уже окончательно пришел в себя и с удивлени­ем уставился на Толика. Потом перевел взгляд на лежащего ря­дом своего товарища. Тот задышал ровней. Перестал стонать и через пару минут открыл глаза.

-Вроде, оклемался, — успокоился Женька.- Вы сами явились, или за дверью еще такая же парочка притаилась?

-Нет. Мы сами.

-А как вы нас вычислили?- поинтересовался Стас.

-Мамон с вами нос к носу столкнулся, совершенно случайно. Он один вас в лицо знает. Проследил, куда пошли. Примчался в дом и нас отправил. Сказал застрелить и трупы приволокти в коттедж, как стемнеет.

-А из-за чего сыр-бор, знаете? — влез с вопросом Толик.

-Сначала говорили, что надо у вас какую-то пленку отоб­рать. А сегодня, вдруг, заявили, что к черту пленку. Убрать и смываемся домой.

-Скорее всего, что ваши шефы уже и без вас смылись, — гля­нув на часы, заявил Стас. — Я понял теперь, кто такой Мамон. Толя, мы, когда дорогу переходили, мужик сумки в машину укла­дывал. Ты помнишь, как он странно на нас посмотрел? Он, ви­дать, собирался уже срываться, и тут мы. Но как он выследил? Я же проверялся. Никого за собой не видел!

-А чего это вы решили, что они без нас смылись? — удивился бандит.

-Ты лучше скажи, вы чем сюда приехали? — поинтересовался Женька.

-На яхте приплыли, — пожал он плечами.

-Значит, пойдете домой пешком. Яхта тю-тю. Оба шефа на машинах тоже тю-тю. А вас бросили здесь… отдыхать.

Бандиты переглянулись.

-Сколько вас осталось тут? — поинтересовался Женька.

-Шесть, — хором ответили пленники.

-Значит, четверо. Двоих можете не считать. Мамон и его друг, кстати, как вы его кличете?

-Борода.

-Так вот, Мамон и Борода, думаю, уже в пути. Бобер, Фи­ля, Костя и Биба погибли. Вы, если не ошибаюсь, Моня и Димон?

-Да, — удивленно похлопав глазами, подтвердили оба.

-А кто, еще двое?- спросил Толик.

-Рыжий и Андрюха, — вздохнул Первый.

-Тоже из охранников кабака или из свиты Фили?

-Охрана. Там, говорят, у них вся свита полегла. Это вы их? И откуда нас знаете?

-Мы все знаем, — сделав загадочную морду, сообщил Толик.

-Вы нас не убьете?- моргая глазами, шепотом спросил Ди­мон.

-Нет. Сделаем вот что. Мы уходим. А вы через какое-то время возвращаетесь к себе. Говорите, что нас тут не застали. Подождали, для порядка и плюнули. Если будет перед кем отчи­тываться, конечно. Вообще-то, думаю, что вас здесь бросили. И отчет никто не спросит. Так вот, отдохните пару деньков, рас­слабьтесь. Если за вами не приедут, добирайтесь сами домой.

-А если позвонят из Никополя, говорить, что мы остались без начальства? — спросил Моня.

-Как найдете нужным. Можете сказать, что все поехали в бухту, выяснять, почему нет связи с яхтой. Чем дольше вы здесь пробудете, тем больше шансов остаться в живых. Сейчас боевые действия переместятся в родной город. Припретесь туда рано, задействуют и вас. А так, может, пронесет. Короче, мой вам совет, домой не спешите. Поняли?- закончил инструктаж Женька.

-Ну, не полные же мы придурки, — кивнул Димон.

-А на фиг с бандитами связались, если не полные придур­ки?- хмыкнул Стас. — По пистолету выдали, вы и рады? Боевиков насмотрелись?

-Деньги нужны,- пробурчал Моня.- Работы, днем с огнем не найдешь. А жрать-то хочется. Я в том году, думал с голоду сдохну. Чем только не занимался, чтоб на кусок хлеба зарабо­тать. А тут сосед, у него, как и у меня, отца нет, одна мать. Да и та, вечно пьяная. Ну, сам устроился и мне помог. А я потом Димона за собой туда пристроил. Вроде бы и работа нор­мальная. Это с месяц, как все кувырком пошло. А так, отрабо­тал сутки, и сутки гуляй себе. Платят нормально. Кормят, ког­да работаешь, в кабаке. И жизнь была спокойная.

Женька удивился, почему это у них все кувырком пошло месяц назад, если они наводят порядки только неделю. Интересно. Значит, причина не в них, а в чем-то другом?

-И с чего у вас развал пошел? — поинтересовался он вслух.

-Хозяйка с тормозов съехала. Какие-то темные дела стали в кабаке твориться. Потом перестрелки начались. А потом, нам велено было утром быть в порту. Усадили на яхту и сюда. Мы все в восторге были. Я отродясь на яхте не плавал. Красота! Ну, а потом, как прибыли, нам объявили, что есть сведения. Сюда приедет хозяин и на него готовится покушение. Мол, два мужика приедут счеты сводить. Их надо по-тихому взять. У них какая-то важная пленка есть. Ее достать любой ценой. А вчера заявили, хозяина не будет. А мужиков надо найти и убрать. Вот, в общем-то, и все.

-Ладно, орлы, постарайтесь не наделать глупостей. Мы сейчас уходим, а вы, через часок. Сориентируетесь на месте, как поступить дальше. Но еще раз советую, не спешите домой. И тем двоим, оставшимся, объясните, что почем. Поймут?

-Думаю, да,- мотнул головой Моня.

-Пока, — махнул им рукой Женька. Стас и Толик встали, под­хватили свои сумки и огромный чемодан. Кивнули на прощанье, и вышли под дождь в непроглядную темень.

Они с предосторожностями покинули базу и направились к са­мому поселку. Он был рядом. В пяти минутах ходьбы.

-Может, переночуем в моей машине? — предложил Женька.

-Зачем? У нас есть ключ от сарая, — возразил Стас.

-От какого сарая?

-У деда, где машина стоит, во дворе есть сарай. Он нам дал ключ. Сказал, если на базе домик не снимем, можем вер­нуться и там пожить. Говорит, что этот сарай у него, как лет­няя кухня. Там есть где спать, есть где покушать пригото­вить. В общем, все условия.

Они дошли до одного из домишек, стоящего у дороги и вошли во двор. Свет в доме не горел. Местные жители рано ложатся спать. У каждого из них хозяйство и вставать приходится ни свет ни заря. А часы показывали уже двенадцатый час ночи. Стараясь не шуметь, все потихоньку прошли мимо дома к сараю. Стас начал искать по карманам ключ. Но ключ, как в воду ка­нул. Толик, тоже проверил свои карманы. Женька понял, что ключа у них нет. Скорее всего, либо потеряли, либо, впопыхах вкинули в одну из сумок, когда складывали вещи.

-У кого-нибудь есть булавка? — шепотом спросил Стас. Булавки тоже не оказалось. В конце концов, Стас разогнул проволочное колечко, на котором болтались ключи от машины, и с его помощью открыл замок на двери. Толик тут же ринулся внутрь и через секунду до Стаса и Женьки донесся грохот, а потом поток отборных матерных слов.

-Там же три ступеньки идут вниз, — запоздало подсказал ему Стас. Женька заржал, как конь.

-Ну, ты даешь! Прям, как в том анекдоте, когда хозяин ночью провожает гостя. Спрашивает: «Вам посветить на лестни­це»? «Нет, спасибо, я уже внизу лежу», — отвечает гость.

-Нет, чего было первому ломиться в дверь? Я туда при свете дня заходил, а он же нет, — с этими словами Стас шагнул в дверь, и Женька опять услышал грохот и потом, практически тот же набор слов. Идти следом у него пропало желание. Решил по­дождать снаружи, пока, по крайней мере, друзья прекратят мате­риться. Наконец-то зажегся свет, и Женька с опаской просунул в дверной проем любопытную рожу. Он сразу же понял, что про­изошло, и покатился со смеху. Толик, не зная про ступеньки, полетел вниз. Падая, он пытался за что-нибудь зацепиться ру­ками. И таки зацепился.

Этим «что-нибудь», оказалась банка олифы. Она упала на пол вместе с ним. От удара раскрылась и олифа вылилась. Пытаясь принять устойчивое положение, он влез в лужу олифы руками и ногами. И тут, Стас, преодолев благопо­лучно ступеньки, стал ногами в лужу олифы. Ноги разъехались, и он приземлился, причем, сев сверху на Толика. Оба извозю­кались в олифе, и теперь, переругиваясь, продолжали стоять в луже и доказывать, до какой степени каждый из них не прав. Женька осторожно обошел лужу. Нашел в углу какие-то тряпки и кинул их друзьям.

-Ладно, пока вы ототретесь и выясните отношения, я пожа­луй, посплю, — продолжая хихикать, заявил он и завалился на одну из стоящих у стены кроватей. Пока они оттирались. Потом ходили в летний душ отмывались, (а оттереть и отмыть олифу дело не простое), Женька действительно уснул.

Рано утром Стас и Толик уехали. Женька, под предлогом того, что в дождь не сможет выехать с дикой стоянки, (там размыло подъездную грунтовую дорогу), остался пока на море. Они предлагали бросить позаимствованную им у бандитов машину и отправиться вместе на их машине. Но Женьке машину бросать было жаль. Он лучше отдаст ее таксисту Сашке, как приедет. И, кроме того, у него появились личные мотивы побыть на море еще хотя бы пару деньков. Решили, что он останется. Понаблю­дает еще за коттеджем. Послушает, что там записывается на пленку. А как только кончится дождь и подсохнет дорога, при­едет к друзьям. Они пока сориентируются на месте. Последят за Ахметом и Анькой. Разработают план их ликвидации. Короче, подготовят почву к окончанию операции.

Светка проснулась в три часа ночи, чего с ней отродясь не бывало. Но спать совершенно не хотелось. До утра она прочи­тала принесенный Эдиком детектив, выкурила, чуть ли не пачку си­гарет и выпила, наверное, полведра кофе. А утром, когда нор­мальные люди просыпаются, зверски захотела спать. Но теперь уже было не до сна. Проснулся Петька и Васька, и оба помча­лись на кухню в поисках, чего бы пожевать. Пришлось идти го­товить завтрак. Но ее ожидала «приятная неожиданность». Из крана раздавалось шипение, а вода идти и не собиралась. Светка заглянула в чайник. Там воды было на донышке.

-Петька, воду отключили. Чая не будет.

-Я же только что умывался! Вода была, — удивился Петька.

-Была, а теперь нет. Позвони в горводоканал и узнай, надолго отключили или нет, а я пока вермишель и котлеты разо­грею.

Петька отправился звонить. Появился он минут через пять злой как собака.

-Говорят, на фекальной станции затопило электронасосы. Это очень серьезная поломка и воды, возможно, не будет нес­колько дней. Я возмутился, чего не предупредили людей перед отключением. Хоть бы воды набрали. А эта дама на проводе на меня наорала. Сказала, что я придурок. Какое предупреждение, мол, если это авария и произошло экстренное отключение. Не успел даже за придурка возмутиться, как эта стерва трубку кинула.

-У нас вечно, как не срачка, так болячка. И что будем делать? Ладно, попить можно минералки сходить купить. А для туалета? Общественных туалетов во дворах ведь нет. А в та­ком, чем смывать?

-Не знаю. Давай поедим, и я смотаюсь к себе домой. Может авария распространяется только на один этот микрорайон? Я все-таки живу на другом краю города. Может у нас там вода есть. Наберу пару канистр и привезу машиной. А если и у нас нет, заеду на пляж. Для технических нужд любая сгодится. Только ты, пожалуйста, без самодеятельности. А то Эдик нам обоим башку оторвет. А я быстро, туда и сразу обратно.

-Ладно. Обещаю, что из квартиры, ни ногой,- поклялась Светка.

Петька вернулся перед самым приходом Эдика. То есть, почти в шесть часов вечера. Втянул две полные двадцатилитровые ка­нистры с водой и плюхнулся на стул отхекиваться.

-Ты что, бурил скважины, что бы добыть воду? — возмутилась Светка. — Почти девять часов отсутствовал. Тут езды до твоего дома пятнадцать минут. Ну, если до пляжа, то двадцать. Я уже не знала, что и думать. Или в аварию попал. Или на тебя бан­диты напали. Где тебя носило?

-Можно сказать, ходил в разведку. Дай, отдышусь и сейчас все расскажу. У тебя тут как, порядок?

-Спокойно. Вода откуда? Готовить на ней можно?

-Да. Дома набрал. У нас вода есть. Пострадали только два микрорайона. Там, если разобраться, работы от силы на два часа. Взять и заметить электродвигатели. Но зная наших людей, могу с уверенностью сказать, что воды не будет, минимум неде­лю.

-Не сомневаюсь.

Светка поставила вариться картошку и закипятила чайник. Петька наконец-то отдышался и явился к ней на кухню.

-Так что случилось?

-Ты не поверишь. Среди бела дня сгорела «Белая ворона». Я набрал воды и еду себе спокойненько сюда. Когда, вдруг, с воем меня обогнали четыре пожарные машины. Потом милицейс­кие. Ну, любопытство взяло вверх и я за ними. Подъехал, а там не пробраться. За квартал все оцеплено. Вылез из машины. Прошел, сколько можно было. Потолкался среди зевак. Послушал, что говорят. Но там, сплошные версии. Никто толком ничего не знает. Вроде бы, был мощный взрыв в самом помещении, а потом уже пожар начался. Есть ли пострадавшие, никто не знает. В это время «ворона» обычно еще закрыта. Пожар кошмарный. Часа четыре тушили.

-А еще пять часов, где ты был? — хмыкнула Светка. — Разгребал пепелище?

-Нет, еще интересней. Выбрался оттуда, сел в машину и свернул в переулок. Жара дикая. Дыма наглотался. Дай, думаю, попью чего-нибудь холодненького. Заскочил в кафе. Примостил­ся за столиком. Пиво взять не рискнул, взял бутылку кваса. Когда, заходят два типа. Одного я сразу узнал. Он крутился возле Женькиной машины на стоянке. Ну, помнишь, когда мы ма­шину на штрафплощадку определяли? Так вот, они взяли бутылку холодного пива и сели за соседним столиком. Морды мрачные. Начали между собой что-то обсуж­дать. Сначала тихо так. Я ничего не слышал. А потом перешли на обычную речь. Ну, один и говорит: «А я тебе говорю, надо искать другую работу. Это он Аньку пришил. После ее смерти приберет все к рукам. А на него работать я не буду. Ты как хочешь, а я смываюсь из города на некоторое время».

-Ахмет — деловой мужик. Ты зря. Это Анька бузила без кон­ца. А он быстро порядок наведет. Вот посмотришь, — отвечает ему другой.

-Нет. Он прибабахнутый. Это я тебе отвечаю.

Перстень от покойника. Часть 9. Предпоследняя: 12 комментариев

  1. Дааа, дело близится кк развязке. Но все интересней и интересней. Аленочка, умеешь ты интригу держать, молодец!!!

  2. Ань, спасибо! Ты, как всегда, первая!!! Всё, закончу этот детектив и сделаю перерыв. Надо срочно написать что-нибудь маленькое! С теплом. Алена.

  3. Алёна, спасибо за интереснейший детектив! Но, если честно, то я с нетерпением жду продолжения не столько из-за того, чтобы узнать, чем же всё закончится, сколько от удовольствия вновь встретиться с Вашими героями, с их готовностью помочь не раздумывая, с их дружелюбием, юмором и, даже, с их животными.
    Искренне желаю Вам неиссякаемого вдохновения в творчестве!

  4. Женька — ловкач! Развел все дела и даже в олифу не вляпался 🙂

    Жду окончание!

  5. Соскучилась по твоему творчеству, просто проглатила главу.
    Всё замечательно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)