Перстень от покойника. часть 5

Он прошел к интересующему его дому. Пролез под каким-то кустом к дырке в заборе. Запустил руку в собачью будку и вытащил свой драгоценный пакет. Вернулся с ним в машину и со спокойной душой отправился в обратный путь.

Вернувшись от Майки, Светка застала мужа и детей у телевизора. Сегодня, не смотря на грозу, свет не отключился. Все смотрели новости.

-Ты посмотри, что делается! — вместо приветствия произнес муж.- В Новороссийске после ливней прорвало дамбу и снесло в море туристский городок! Потоп по всему Крыму. Просто кошмар!

Светка тоже прилипла к телевизору. Показывали потоки воды, трупы, снесенные в море автобусы и машины с людьми. Ехать на море тут же расхотелось. Потом начали показывать наводнение в Европе и Азии. Такое впечатление, что начался новый потоп.

-Запорожская плотина еле дышит. Если у нас не прекратят­ся дожди, тоже может прорвать. Тогда наш город просто смоет с лица земли, — вздохнула Светка.

Дети забеспокоились и нача­ли придумывать варианты спасения на случай наводнения. Типа того, что держать на балконе резиновую надувную лодку, в на­дутом состоянии. Или выстроить плот и затащить его в гараж.

-Конечно, мне вашего плота в гараже только и не хватает для полного счастья, — возмутилась Светка. — И так, еле машину впихиваю туда из-за кучи всякого вашего хлама.

-Ты только критикуешь всегда, — возмутился меньший, — а сама не можешь ничего придумать. Ну вот, придумай сейчас хотя бы что-нибудь!

-Купите спасательные жилеты, оденьте их и не снимайте, пока угроза наводнения не пройдет, — отмахнулась Светка.

-О! А это ты ценную мысль подкинула, — обрадовался старший сын. — У нас же скопились залежи пенопласта. Можно и правда, пошить спасательные жилеты. И не надо покупать! Деньги сэко­номим.

-А из пустых пластиковых бутылок соорудить плот! — добавил меньший.

-Сооружайте хоть крейсер, только не тащите мне весь этот хлам домой. Держите свои изобретения, пожалуйста, в сарае. А то у нас не квартира, а как говорила мама из мультфильма «Каникулы в Простоквашино» — передача «Что, где, когда». И я с ней полностью согласна. Точно, не знаешь, что где валяется и когда все это кончится.

Светка ушла на кухню готовить ужин, а мальчишки извлекли из кладовки мешок со старыми вещами и занялись подбором тряпок, из которых будут шить спасательные жилеты. Теперь Светка мо­жет пару дней не нервничать по поводу того, где их черти но­сят. Будут сидеть в сарае, и сооружать плавсредства. Ей стало смешно. Эта идея фикс им, конечно, скоро надоест, и ни­чего они не сошьют, но дня два-три повозятся. Хоть чем-то бу­дут заняты. И иголку в руках держать научатся.

Муж тоже явился на кухню, но никак не с целью чем-нибудь помочь. Просто покурить, поболтать и поразгадывать кроссвор­ды, которые у него всегда лежат стопкой на холодильнике.

Где-то рядом с домом попала молния. Раздался такой раскат грома, что Светка чуть с перепугу не упустила сковородку.

-Твою мать!- ругнулась она в сердцах. — Ну что за грозы пошли?! Отродясь ведь таких не было.

-Прослушал где, по-моему, в Новомосковске, молния попала в футбольное поле во время игры. Два игрока насмерть, а ос­тальные в реанимации, — сообщил муж.

-И какого черта было играть в грозу? Что, нельзя остано­вить игру и перенести на другое время?- возмутилась Светка.

-Там везде громоотводы стояли вокруг стадиона. Кто мог предположить такое? А вообще, ты смотри, как неудачно начался этот век. Сплошные катастрофы. То небоскребы в Америке, то одна авиакатастрофа за другой. Теперь это, чуть ли не повсеместное наводнение. Я уже не говорю о бесконечных взрывах на шахтах.

-Чтобы не падали самолеты, не взрывались шахты, не про­рывали плотины, надо хозяйничать нормально. Во все это день­ги вкладывать, а не по карманам и по иностранным банкам их растыкивать. Ничего же не ремонтируется. Новое не строится. Обучение кадров идет через пень-колоду. Армия нищая, голод­ная, не обученная. Ни бензина, ни керосина. Здравоохранение ухайдокали, образование — тоже. Ничего хорошего при таком раскладе нам ждать нечего. Так что, меня аб­солютно ничего не удивляет, кроме этого потопа.

Они чуть не рассорились, обсуждая причины катастроф. От назревающего скандала спас Петька. Он заявился неожиданно, держа под мышкой бутылку коньяка.

-Я приехал тебя лечить, — заявил он с порога.

-Ну, проходи, доктор!- обрадовалась Петькиному появлению Светка.

Петька, как выяснилось, приехал не только поэтому. Он толь­ко что отправил жену с детьми к теще в Херсон и, то ли на ра­достях, то ли с горя, (хотя последнее, вряд ли), решил отме­тить это дело. Вспомнил, что у Светки болела голова, и он сам ей рекомендовал коньяк, и явился в гости с лекарством.

Светкин муж тоже обрадовался Петькиному визиту. Во-первых, не дал Светке довести обсуждение стихийных бедствий до круп­ного семейного скандала. А во-вторых, приятно в дождь поси­деть за столом с другом и просто распить бутылочку.

-Вы видели, что творится в Новороссийске? — вернул Петька всех опять к наболевшей теме. — И в Крыму, и в Краснодарском крае, и в Западной Украине. А в Европе, какой кошмар! Если бы я был верующим человеком, то сказал бы, что это Бог наказы­вает людей за их грехи. Сейчас столько зла! А зло ведет только к злу. Это можно даже научно обосновать! Зло-это не­гативная энергия. То есть минус. Там собрался большой сгусток энергии с минусом, и здесь такой же. Ее стало очень много. Она не нейтрализуется тем небольшим количеством плюсовой энергии, что как-то еще продуцируется на Земле и носится в атмосфере в неимоверных скоплениях. Эти скопления отрицательной энергии наталкиваются друг на друга и получаются электрические и магнитные бури. Отсюда циклоны, смерчи, грозы и так далее.

-Ладно тебе, Диоген ты наш, — отмахнулась от Петькиных великих теорий Светка.- Расскажи лучше что-нибудь интересное. А то, эта и прочая фигня о добре и зле, уже достала.

-Рассказываю. Кстати, о фигне. Один босс вызывает своих сотрудников и читает им нравоучение: «Запомните! В разговоре с клиентами, такая фраза как,- «и прочая фигня» — не в полном объеме отражает перечень товаров и услуг, которые мы оказываем!»

У Петьки есть одна очень хорошая черта. Вообще-то у него хорошего много, но эта, особенная. Он может на тормозах спустить любой назревающий скандал, погасить уже вспыхнувшую ссору, переключить в одно мгновение мысли публики на совершенно другую тему. И все это легко, не напрягаясь, и как-то даже незаметно для окружающих. К любому случаю у него есть в запасе анекдот или какой-нибудь умопомрачительный афоризм. Он всегда говорит все к месту и его просто таки одно удо­вольствие послушать.

Они болтали, сидя за столом в зале, и периодически погляды­вали на экран телевизора. Шел старый добрый фильм «Мимино». Его уже все сто раз видели, но все равно, «одним глазом» по­сматривали и сейчас. Фильм бесконечно прерывали рекламы, ко­торые порядком действовали на нервы. Дебильный бобер расска­зывал таким же придурковатым туристам, чем надо чистить зу­бы, что бы можно было грызть бревна. Потом какая-то девушка с наивным и честным лицом рассказывала о том, как здорово стирает порошок «Ариэль».

-Мама, а почему у тебя этот порошок так плохо отстирыва­ет?- поинтересовался старший сын.

-Или наш порошок хуже, или ваши пятна лучше, — объяснила Светка.

-Кстати, реклама для тех, кто хочет иметь белоснежные зубы, провозгласил Петька: «Если ваши зубы кажутся вам недостаточно белыми, станьте перед зеркалом и натрите лицо уг­лем».

Детям это понравилось, и Светка вполне обоснованно подозрева­ла, что они обязательно попробуют такое сделать. Возможно, прямо завтра. (Как только отыщут уголь).

Потом разговор перешел на тему отдыха. У Светки и ее мужа отпуск был уже не за горами. А точнее, до него остались счи­танные дни. От поездки в Крым все дружно отказались. Остано­вились на Лазурном или Большевике. Там никаких катаклизмов не бывает. Даже если будут идти дожди, ничего не прорвет и никого не смоет в море. Само море не выйдет из берегов. Единственно, что если задождит всерьез и надолго, то там можно умереть со скуки. Но что бы избежать такой участи, достаточно взять с собой побольше водки и закуски.

Петька свой отпуск отгулял месяц тому назад, но настроен был оптимистически. У него было в запасе два отгула. А это, ого-го! Можно взять их на четверг и пятницу. В среду после работы машиной выехать часиков в шесть вечера и быть на море уже к десяти. Подумаешь, какие-то триста километров. Ночь со среды на четверг пропьянствовать, а потом загорать и купать­ся четверг, пятницу, субботу и половину воскресенья! А после обеда в воскресенье попрощаться с морем и к вечеру вернуться домой. Получится еще один отпуск!

На таком варианте и остановились. Светкин муж берет путевку на десять дней. Домик будет в их распоряжении. Он рассчитан на троих, но это мелочи. Поспать можно и на полу. Главное, что там есть плитка, холодильник и самое главное, крыша над головой. Продукты и спиртное — с собой. Детей и кота — с собой. В общем, морально все были готовы отправляться на море хоть сейчас.

Светка вспомнила, как хочет в отпуск Майка, и искренне ее пожалела. Судя по тому, как движется дело с раскрытием убийства Леопольдины и ее друга, она в отпуск пойдет зимой.

Петька и муж перешли к обсуждению какого-то футбольного матча, а Светка мысленно уплыла в события последних дней. Ее очень волновала судьба Женьки. Что там с ним? Хоть бы ничего не случилось. У них с Майкой одно дело, но разные цели. Май­ке надо найти пленку и раскрутить убийство. А Женьке, найти пленку, своих друзей и убить кучу бандитов. То есть, подки­нуть Майке еще кучу трупов. И главное, самому ей не попасть­ся. Надо было бы подкинуть ему информацию о «Белой вороне». Может быть, он быстрее бы во всем разобрался, но где его ис­кать?

Светка в очередной раз пожалела, что не обговорила ва­риант связи. Дура старая и безмозглая. Могла бы лишний раз помочь мальчишке. У него ведь, судя по всему, никого из сво­их в этом городе не осталось. Не зря же он обратился к ней за помощью. А она соображает, как жираф, на третьи сутки. И что придумать? Надо бы еще раз наведаться в эту чертову «во­рону». Но только не с Майкой. Она пусть туда сама с офици­альным визитом идет. В ее обществе в это заведение нет смыс­ла идти. Там знают, кто она такая и, если что в этом кабаке и происходит незаконное, то в ее присутствии, происходить не будет. А с кем же пойти? С мужем, боже упаси! Даже нечего об этом и думать. Если ему не рассказать, чего она туда идет, он в жизни не захочет идти. А если рассказать, то он будет себя вести, как американский шпион в советских фильмах. То есть, по его выражению лица все поймут, что он Джеймс Бонд во вражеском тылу. Может Петьку уговорить? Но тоже придется рассказывать то, что ему знать, аж никак не обязательно. И что наплести дома? Куда это она уходит, на ночь глядя? И еще один вопрос, но очень существенный, это деньги. Одно дело, когда их поход субсидировал Олег. Он бизнесмен, и ему проса­дить пару сотен гривен, — мелочи. А у Светки и двадцатки лиш­ней нет. У Петьки с деньгами тоже напряженка. Не переться же туда одной, и не заказывать же себе в таком заведении чашечку чая! Ладно, утро вечера мудренее. Может за ночь что-нибудь умное придет в голову.

Но умные мысли приходят отнюдь не каждый день и тем более, не каждую ночь. Ночью Светка спала, как убитая. Ей даже ни­чего не снилось. Утром закрутилась ежедневная карусель забот и хлопот. И первая свободная минута наступила только в обе­денный перерыв. Петька опять потащил их с Оксаной в кафе обедать. При Оксане Светка разговор о походе в «Белую воро­ну» начинать не стала. Зачем ей еще один частный детектив в лице Оксаны? Единственное, что Светке удалось, это шепнуть Петьке, чтобы выкроил пять минут, и в рабочее время заскочил к ней в кабинет. Что он и сделал сразу же после обеда.

Петьку со Светкой и ее мужем связывали общие студенческие годы. Турпоходы с костром и гитарой, копание картошки в кол­хозе, пережитые экзамены, дружеские попойки в общежитии и один и тот же город, где они родились и выросли. Это очень много. Это — одна на всех жизнь. Общее прошлое и общее настоя­щее. И хотелось бы надеяться, что и общее будущее. Они ведь друг без друга — никуда. Хотя, ссоры иногда бывают, но… это даже не ссоры, а так, мелкие размолвки. Сброс отрицательной энергии. Без этого тоже нельзя.

Недавно Светка вспомнила, как она поселилась в институтское общежитие. Насмеялись от души. А тогда, ей ой как было не до смеха. Она училась на первом курсе и жила на квартире. В об­щежитие тогда селили только тех детей, у которых родители мало зарабатывали. А Светкины зарабатывали, по тем временам, нормально и поэтому, общежитием ей и не пахло. Но с кварти­рами все время не везло. То хозяйка шизофреничка, то нечело­веческие условия, то очень далеко от института. И мамин брат, который работал врачом в студенческой поликлинике, провернул какую-то авантюру и воткнул-таки Светку в общежи­тие. Но что ее удивляло, так это то, что она живет в комнате одна, хотя все остальные — по четверо. В график дежурств по этажу ее почему-то не включают. Но… нет, значит, нет. Так даже лучше. Вся ее группа была в восторге, что Светка живет одна, потому что, можно было беспрепятственно устраивать у нее студенческие пьянки. Кто был студентом, хорошо знает, что такое студенческие пьянки. Все через это дружно проходи­ли. Большинство, со временем, приходит к норме. Определяет четко свою дозу и возможности. Но есть категория, которая после таких испытаний так и не входит в колею и пополняет ряды хронических алкоголиков. Светку, ее мужа и Петьку, та­кая участь миновала. Но тогда, все они пили солидно.

В один из дней, у Светки в комнате собралось почти пол груп­пы. Что-то отмечали. Надрались, как Бобики. Петьке стало плохо. До туалета он бы не добежал. Поэтому, кинулся к открытому окну и вырвал. А жила Светка на пятом этаже. То есть, окна на всех четырех этажах под Светкиным окном, тут же пострада­ли. Поднялся шум. Прибежали из студсовета, комендант обще­жития, еще какие-то общественные деятели и начали дружно та­рабанить в дверь. Петьку пришлось затолкать в шкаф и запе­реть на ключ. Его показывать публике было категорически нельзя. А остальные, сгребли скатерть с бутылками, тарелками и стаканами. Связали ее в узел и затолкали под кровать. Раз­ложили на столе учебники и тетради, и только после этого отк­рыли дверь. Но, этот фокус не прошел. Достаточно было гля­нуть на их физиономии, что бы понять, чем они тут занимались!

Скандал был неимоверный. Постановили, хозяйке комнаты вы­мыть все пострадавшие окна и, на следующий день, явиться на заседание студсовета.

Окна они мыли вдвоем с подругой. Спускались этажом ниже и тщательно искали комнату, которая находилась именно под ними. Но ориентировка была после выпитого сбита и это выглядело так: Стучат в дверь. Им открывают. Они стоят, пошатываясь, на пороге, с ведром воды и тряпками, и спрашивают: «Это вам только что окно обрыгали?» С третьей попытки находят-таки нужную комнату и старательно размазывают грязной тряпкой недавнее содержимое Петькиного желудка по стеклу. До этого долго ре­шают, кому лезть на подоконник, а кто будет держать за ноги моющего. Потом им втолковывают, что окно открывается внутрь и лезть на подоконник вообще не нужно. В конце концов, их вы­гоняют из комнаты, и сами моют окно. Так повторялось на всех этажах. А на следующий день, Светка стояла перед студсоветом и держала ответ. Но содержание беседы ее все время удивляло.

-Мы доложим вашему лечащему врачу, как ведет себя его пациентка! Как она возмутительно нарушает лечебный режим,- возмущалась толстая краснощекая девица из студсовета.

Светка ни­как не могла понять, какому это еще ее лечащему врачу будут докладывать, и о каком лечебном режиме?! Наверное, ее недоуме­ние было нарисовано у нее на физиономии. Потому что, предсе­датель студсовета поставил вопрос ребром: «Вы вообще, больны или нет?» Светка, на всякий случай, выбрала неопределенный ответ, продолжая ломать голову, чем это она больна? Проказа, что ли? А может что-нибудь венерическое? Но вслух промямли­ла, что у нее период ремиссии. (То есть, временное затихание процесса). Короче, было постановлено, из общежития ее выг­нать.

Она поехала домой, и рассказала маме, все как было. Та рассердилась ужасно: «Дядя Коля устроил тебя в комнату для больных туберкулезом, а ты так его подвела!»

Мама у Светки дама пробивная, а главное, красивая. Съездила в институт и все уладила. Теперь Светку поселили в нормаль­ную комнату с другими студентками. Она в ней прожила почти год, а потом вышла замуж и переселилась опять на квартиру.

Петька хохотал до слез, когда недавно Светка напомнила ему эту историю. Он тогда проспал в шкафу часа четыре. За него в поднявшейся суматохе просто забыли. А когда Светка открыла шкаф, что бы достать что-то из одежды, он выпал на пол и проснулся. И они оба никак не могли ни вспомнить, ни сообра­зить, как он там вообще оказался.

Сегодня Светка вспомнила эту истории после того, как услы­шала от секретарши Маши избитую фразу насчет того, что у каж­дого в шкафу свой скелет. «Или пьяный сокурсник», — подумала Светка и тут же мысленно добавила: «А у некоторых по-другому. Например, в холодильнике свой труп. И очень интересно было бы все-таки выяснить, чей именно?»

Светка изложила-таки Пете все, что знала сама, и призналась, что ей надо попасть в «Белую ворону», но не с кем туда схо­дить. Петька задумался.

-Сходить не проблема. Проблема, где взять для посещения такого заведения деньги, — вздохнул Петька. — Но, обязуюсь, к концу дня что-нибудь придумать.

-Что ты придумаешь? Разве что банк ограбить,- вздохнула Светка.

-Не стоит. Найдем что-нибудь менее опасное. У меня, нап­ример, в гараже стоит лодочный мотор, на который сосед давно положил глаз. Я уже пять лет собираюсь купить к нему лодку. Но, наверное, никогда ее не куплю. В таком случае, зачем мне мотор? Логично?

-А зачем ты покупал мотор, не имея лодки? — удивилась Светка.

-А я его не покупал. Илья, когда в Израиль уезжал, поот­давал нам, то есть, своим друзьям, кучу всяких своих сокро­вищ, — засмеялся Петька. — Мне достался лодочный мотор, хотя у меня отродясь не было лодки. Сережке — спортивный велосипед. Хотя, он на нем не умеет ездить. Но у Сережки есть двухлет­ний сын. Подрастет — научится. Валерке подарил аквариум на двадцать литров, вместе с рыбками. Валерка теперь, как воду в нем меняет, так Илью и вспоминает, со слезами на глазах.

-А чего он тебе подарил мотор без лодки?

-Потому что, он так и не собрался ее купить, как и я сейчас. Ладно, пошел я звонить соседу. Пусть готовит деньги и забирает к чертям собачьим этот мотор. Хоть не будет ме­шать мне в гараже.

С соседом Петьке удалось связаться без проблем. Вопрос был утрясен. Сосед обещал заскочить за мотором сразу после работы, и расплатиться сразу же. Наверное, боялся, что Петька может передумать.

В «Белую ворону» решили отправиться часиков в одиннадцать. Если муж еще не уснет к этому времени, то Петька отпросит у него Светлану. Договорились, что он объяснит Сашке, что по­зарез надо появиться в одном ресторане, на пару часиков. Са­мому, без дамы, идти неудобно. А приглашать с собой ка­кую-нибудь девушку — рискованно. Его Ирка если узнает, — убьет. А к Светке она его не ревнует. Пусть уж Светка сыграет для не­го сегодня роль «крыши».

-А что если Сашка тоже захочет с нами пойти? — уточнил Петя.

-Ничего не получится. Кому-то надо остаться с детьми. Раз тебе для прикрытия нужна дама, а не кавалер, значит, иду я, а он остается, — успокоила его Светка.

-Я всегда поражаюсь, как быстро женщины соображают, что именно надо соврать. Лично мне, пришлось бы придумывать объя­снение очень долго. И уверен, что ничего убедительного я бы не придумал. У вас у всех фантазия работает, можно только позавидовать!

Придя, после работы, домой, Светка позвонила Майке.

-Есть какие-нибудь новости?- без предисловий выпалила она.

-Да. Но не за твоего знакомого. Вернее, за твоего знако­мого, но только не того, — очень туманно объяснила Майка. — Ты что делаешь?

-Плов варю.

-Ладно, тогда я зайду, раз ты занята. Лично я, лентяйни­чаю. Вчера наготовила им на три дня. Пусть теперь только ра­зогревают.

Майка пршла через пять минут. Они со Светкой примости­лись в кухне, чтобы сторожить плов. Заварили себе кофе и удобно устроились у окошка.

-Так о каком моем знакомом ты что-то узнала?- напомнила Светка.

-Помнишь, ты мне описывала типа с большой головой?

-А, рахитик в маечке! — кивнула Светка.

-Так вот, его больше нет. Разорвало гранатой.

-Поподробней можно?

-Пожалуйста. Поступил анонимный звонок в милицию, что по такому-то адресу стрельба. Подняли нужную службу и вперед. Приезжают на третий участок, к черту на кулички. Находят этот адрес. А гроза как раз была в самом разгаре. Громыхает так, что даже если где и стреляют, черта с два услышишь. Ре­бята начинают сомневаться, не приняли ли соседи раскаты гро­ма за стрельбу. Но тут сомнения сразу рассеиваются. Разворо­ченные взрывом ворота. Возле ворот три «Джипа». Они во двор. Их встречают стрельбой. Вступают в перестрелку. Вызывают ОМОН. Берут тех, кого не успели пристрелить. Начинают осмат­ривать территорию. Обнаруживают два трупа в доме. Убиты не нашими. С ними раньше расправились. И кто ты думаешь эти двое? Я потом специально съездила в морг, посмотрела. Твой рахитик и один из тех, кто тогда сопровождал гаишников до штрафплощадки.

-А кто их? Стрелял кто?

-Пока не понятно. Изъяли там очень большую партию герои­на. Как раз их в «Джип» загрузили. Похоже, что делили добычу. Этим, в дом, доставили наркоту. Кто-то должен был ее забрать. Но пронюхали конкуренты. Приехали. Хозяев перебили, а нарко­тики собирались увезти. Но не успели. Хотя, может, все было и не так. Пока, этот вопрос уточняется. Я после обеда съездила с нашей группой. Еще раз осмотрели двор и дом. Во дворе вдоль всего забора клетки с кроликами и сараи с сеном. В од­ном, под сеном маковая соломка. Не пойму, зачем мелочиться? Иметь такую партию героина и возиться с такой ерундой, как маковая соломка? Идиотизм! Да, посреди двора огромный бас­сейн, в котором плавают черные канадские нутрии! Вокруг бас­сейна домики для этих крыс. Я препоручила пока соседям этих зверей. Остались бесхозными. Жалко.

-Соседи их всех быстренько реализуют, — хмыкнула Светка. — И что вы там еще нашли, интересного?

-В доме целый склад оружия. Представь себе, весь двор на сигнализации. С кинокамерами, компьютерами. Как в фантасти­ческом фильме. Я даже удивляюсь, как могли застать врасплох и расстрелять тех, кто был в доме. Разве что, они сами впус­тили своих убийц. Ну, черт с ними. Чем больше эти гады друг друга перемолотят, тем лучше.

-Ты это дело тоже будешь расследовать?

-Нет. Это работа для отдела по борьбе с наркотиками. Я просто ищу связь с моим делом. Не пересекаются ли? И чувствует моя душа, что пересекаются. Как бы это все — не звенья одной цепи. Ну, буду держать с ребятами контакт, а там вид­но будет.

— Слышь, Майя, я сегодня с Петькой пойду в «Белую ворону». Хочу туда сходить без тебя. Тебя там знают, и при тебе там будут стараться показать, как у них все прекрасно. А меня не запомнили. Тем более, как мы тогда выглядели? Как две мокрые курицы. А сегодня я постараюсь выглядеть, как львица. Покру­чусь в зале, где рулетка. В бильярдной. Посмотрю…

-Холодильники,- подсказала Майка.

-Да нет. Не буду я лезть, куда не положено.

-А за какие шиши вы туда идете? Вам что, премию выдали?

-Петька деньги для этой цели нашел. Продал лодочный мо­тор. Все равно он ему не нужен. У него лодки никогда не было и не будет. А мотор ему один наш общий знакомый подарил, когда в Израиль уезжал. Еще пять лет назад. Раз Петька за пять лет не нашел ему применения, то уже и не найдет. А так, хоть деньги будут. Все мы не пропьем… надеюсь. Так что, ему еще и на жизнь останется, — хмыкнула Светка.

-Ну-ну. Кстати, кролики! Фирменные кролики в сметане! Улавливаешь?

-Улавливаю! Наверное, тот, с большой головой, выращивал кроликов и нутрий для ресторанов и, в частности, для «Белой вороны». Героин у них находился только на хранении. Перева­лочная база. А вот маковая соломка, шла в ход.

-Да. Наверное, изготовляли из нее самодельный наркотик и реализовывали потихоньку в той же «Белой вороне» и других кабаках. А героин уходил куда-то дальше. Скорее всего, шел на Днепропетровск или Запорожье. У нас спрос на такой товар, насколько я знаю, очень маленький. Город для него — мелковат. Значит, действительно перевалочная база. Одни доставили — дру­гие забрали. Но почему не напрямую?

-Официально, человек разводит кроликов и нутрий. Ему привозят откуда-то партию зверушек. А в клетках со зверушка­ми провозят наркотики. Я слышала, что собаки в таком случае не могут учуять наркотик при досмотре. Запах зверей их от­влекает.

-Да, есть такой способ транспортировки. Но он стар, как мир. Все таможенники его знают.

-Ну, знают — не знают, а повторить можно. В этом мире все старо. И все уже когда-то и кем-то придумано. Но все равно все повторяют: и слова, и поступки, и ошибки, и глупости, и преступления. Все уже когда-то было.

-Вообще-то, ты права. Ладно. Иди в кабак со своим Петей, только будьте очень осторожны. Никуда не лезьте. Понаблюдай­те за игрой и за игроками, но так, чтобы не привлечь к себе внимания. Может, что и увидите, интересное.

Майка распрощалась и ушла. Потом, через час заявилась опять, в компании какого-то молодого человека. Попросила Светку описать тому внешность владельца серебристой «Ауди».

Светка старательно описала. Но только описала Женьку не та­ким, каким он стал сейчас. А таким, каким он был, когда она помогла ему выбраться из дорожной пробки. Почему-то, выда­вать Женьку кому бы то ни было, ей не хотелось.

Майка еще раз попрощалась и, забрав с собой гостя, ушла.

Вечер прошел спокойно. К десяти Светка уложила спать набе­гавшихся за день детей. Муж, накрывшись газетой, тоже уснул под рев телевизора. Она спокойно собралась. Быстро навела шик и блеск на физиономии. Натянула вечернее платье и ровно в одиннадцать спустилась вниз. Петька уже сидел в машине и ждал, надо ли ему идти на переговоры с Сашкой или нет. Очень обрадовался, что не надо, и они в прекрасном настроении пое­хали в «Белую ворону».

Посетителей было много. Места в самом ресторане были заняты и они прошли в бар. Выпили, потанцевали и отправились пос­мотреть, как люди просаживают деньги в рулетку. Пока, ничего подозрительного им на глаза не попалось. Как Светка ни ста­ралась засечь что-нибудь необычное или противозаконное, абсо­лютно ничего такого не происходило.

Петька увлеченно наблюдал за игрой, а Светке надоело. Она решила пройтись и осмотреть все доступные для обозрения по­мещения. Зашла в бильярдную. Покрутилась там немного. Потом вышла в коридор и пошла вглубь здания. Здесь горели лампочки вполнакала. Коридор тонул во мраке. Ни в какой зал он ее не привел. Просто, слева и справа были какие-то закрытые двери. А потом коридор окончился тупиком. Светка развернулась и пошла обратно. От скуки, решила позаглядывать в каждую дверь, идущую вдоль этого длинного коридора. Толкнула одну — заперта. Толкнула ту, что напротив — заперта. Толкнула следующую, и чуть не влетела внутрь комнаты, не рассчитав силы. (Она ожидала, что и эта окажется запертой, и надавила на дверь всем корпу­сом). После темного коридора комната, казалось, освещена сот­ней лампочек. Светка даже зажмурилась. Посреди комнаты стояла огромная кровать, на которой толстый голый мужик развлекался с двумя девочками. Мужик был толстым до безобразия. Огромное брюхо просто свисало фартуком, чуть ли не до колен. Как гово­рила одна Светкина подруга, он явно страдал зеркальной бо­лезнью. То есть, свой член мог видеть только в зеркало. Но девочки очень старались подтвердить ему, что, несмотря ни на что, он еще мужик — что надо!

На Светку и открывшуюся дверь они почти не обратили внима­ния. Так, глянули вскользь и продолжили свое занятие.

Светка сочла, что извиняться не стоит. Просто закрыла дверь и пошла дальше. Заглядывать в остальные комнаты желание про­пало. И так понятно, что тут у них обычный бордель.

Она свернула в другой коридор и заглянула в первую же дверь. Здесь стояли столики и сидели картежники. Она не ста­ла даже входить. В карты Светка играть не умела, если не считать игру в дурака. Так что, нечего здесь делать. Следую­щая дверь. Большая пустая комната с мягкими креслами у стены и придвинутыми к ним журнальными столиками. На окнах тяжелые велюровые шторы. На стенах картины в тяжелых массивных рамах.

Светка вошла и начала рассматривать картины. Похоже, что картины настоящие, не какие-нибудь там репродукции. Она не очень сильна в живописи, но то, что это полотна великих мас­теров, нет сомнений. Интересно, для чего эта комната? Она неплотно закрыла дверь, когда вошла сюда и поэтому, услышала голоса в коридоре вовремя. Выходить из комнаты было поздно, и Светка быстренько проскользнула за одну из штор. Из-за них абсолютно ничего нельзя было увидеть, но все можно было ус­лышать. Ну, что ж, с драной овцы, хоть шерсти клок. Светка за­таила дыхание и приготовилась слушать.

В комнату вошло несколько человек. Сколько, она пока опре­делить не могла.

-Присаживайтесь,- услышала Светка женский голос.- Гарик, принесите нам выпить, как всегда, и кофе. Ах, да, один чай. Ахмет, я всегда забываю, что вы не пьете кофе, — игривым голо­сом произнесла дама.

У Светки в голове пронеслось, что беседа у них может затя­нуться надолго, и Петька может забить тревогу. Начнет но­ситься по этой «вороне» и поднимет тут все на ура. Но не вы­лезать же из своего укрытия сейчас. Ладно, может ненадол­го. А может, Петька решит, что она в туалете и будет ее молча ждать. В любом случае, теперь уже рыпаться поздно.

Послышались звуки, означающие, что пришедшие рассаживаются. Потом пару минут тишины. Потом Гарик принес выпивку и уда­лился.

-Я должна сообщить вам плохую новость. Вчера днем был убит Седой и один из охранников. Второй охранник пропал. Когда сработала сигнализация, и наши ребята примчались на место, их накрыла милиция и ОМОН. Эти приехали как раз в тот момент, когда в машину погрузили товар. Часть людей погибла, осталь­ных взяли. Сейчас надо срочно убрать тех, кого взяли, пока они не начали говорить. С нами Седого ничего не связывает, и выйти на нас не должны, если никто из арестованных не успеет открыть пасть.

«Ну да, не связывает»! — подумала Светка.- «А кролики»?

— Товар как-то отобрать назад можно? Может, устроим налет? Может, кого купим?- раздался чей-то хриплый голос.

-За товар забудьте. Все. Ек. Убытки конечно колоссаль­ные, но шкура дороже, — оборвала его та же дама.- Сейчас надо уничтожать все следы, ведущие к нам. И выяснить, как получил­ся такой прокол. Где делся второй охранник. Без него, я ду­маю, тут не обошлось. В общем, все это странно, и для всех нас появилась очень реальная угроза.

-Как милиция узнала, что на хате героин?- спросил чей-то бас.

-Я думаю, что милиция приехала на шум стрельбы. Очевидно, вызвал кто-то из соседей. Там же взрывом ворота разнесло. А это не хутор, а жилой массив! И застукала наших за погрузкой. Им бы отвлечь как-то внимание и машину с героином убрать от­туда, а они ввязались в перестрелку. Милиция на героин нар­валась случайно. А вот почему возникла перестрелка в доме? И зачем охранник замочил Седого и другого охранника? Ведь ни наркотики, ни деньги он не взял. Крыша поехала, что ли? В общем, Ахмет, собирай людей и действуй. И запомни, чем быстрее все провернешь, тем больше шансов у нас выскочить сухими из воды. А ты, Костя, выяснишь, что уже известно ор­ганам. Кто успел заговорить и что сказал. Мамон, а ты организуй поиск пропавшего охранника. Из-под земли мне его достань! Что хочешь делай, но чтобы в крат­чайшие сроки он был у меня. Филя, что слышно насчет пленки и тех типов?

-Двое из них убиты в перестрелке. А двое ушли. Есть та­кая мысль, что они рванули следом за вашим мужем. Они дума­ют, что это он с ними воюет, и постараются его достать.

-Он только с бабами в постели воевать может. Кобель и слизняк, — очень лестно отозвалась дама о своем любимом дама.

-Они выйдут на него, а мы на них, — не обратив не ее сло­ва никакого внимания, продолжил Филя. — Пленка пока не найде­на. Еще один из их компании бросил машину и сбежал. Навер­ное, вернулся в Запорожье и скрывается там. Ищем. Но… не уверен я, что они знают, где пленка. Не надо было эту сумас­шедшую убивать. С ней можно было договориться, она же ненор­мальная. Дать денег, замять это дело. Нет, расстарались! Шлепнули. Вот с этого и начались все неприятности. Еще моя покойная бабка говорила, что, кто юродивого убьет, тому жиз­ни уже спокойной ни на том, ни на этом свете не будет.

-Ладно тебе, заткнись! — прикрикнула на него дама. — Ищи хорошо, а то встретишься со своей бабкой раньше, чем рассчи­тываешь. Через две недели надо ехать за следующей партией. Если люди Гурами узнают, что у нас здесь такой прокол, с на­ми просто не станут иметь дело. Поэтому, на все про все, у нас три-четыре дня. Разобраться со всем и со всеми. Сделать так, что бы это дело заглохло и засохло. Убивайте, покупайте, что хотите делайте, но чтобы все было шито-крыто. Всё, все свободны. Завтра к полдню жду с докладом, в том же составе.

«Крутая баба эта хозяйка «Белой вороны», — отметила про себя Светка. Ей очень хотелось глянуть на всю компанию хоть одним глазком, но, увы. Она боялась даже пошевелиться.

Светка прос­тояла за шторой еще минут пять после того, как все покинули комнату. На всякий случай. Вдруг, кто-то за чем-то вернется, или кто-нибудь остановился в коридоре поговорить с другом. Она стояла за шторой и от нечего делать наблюдала за пауком. Он спустился на паутинке с потолка до подоконника. Посидел там неподвижно некоторое время и начал подниматься на своей паутинке назад. Паутинка втягивалась ему в брюшко, укорачи­валась, и паук поднимался все выше и выше. Она не дождалась, когда он преодолеет весь путь, и осторожно высунула нос из-за шторы. В комнате было тихо. Светка выбралась из своего укры­тия и подошла к двери. Звуков из-за двери не доносилось, и она рискнула потихоньку открыть дверь. Выскользнула в кори­дор и только успела сделать пару шагов, как нос к носу столкнулась с официантом, несшим на подносе какую-то еду. Он на нее так глянул, что Светка сочла нужным прикинуться пьяной дурочкой.

-Солнышко, не подскажешь, где здесь туалет, — интимным шепотом проговорила Светка.

-В том крыле, — показал официант свободной рукой, но взгляд его остался колючим и настороженным. Он быстро скрыл­ся в комнате, где играли в карты. Через минуту вышел оттуда, а Светка, играя роль до конца, стояла неподалеку и пьяно улы­балась. Когда официант поравнялся с ней, она подцепила его под руку и защебетала: «Проведите меня, пожалуйста, к нужному мне заведению. А то, мне уже кажется, что проще съездить в туалет домой и вернуться обратно, чем найти его у вас».

Светка пьяно захихикала и уцепилась за руку официанта мерт­вой хваткой. Ему ничего не оставалось, как дотащить ее до самых дверей туалета. По дороге Светка по настоящему переце­пилась через небольшой порожек и, если бы не висела на руке у официанта, грохнулась бы на полном серьезе. Это окончательно убедило парня, что он имеет дело с пьяной бабой. Взгляд его, из подозрительного и напряженного, стал спокойным и вялым.

-Гарик, принеси холодного пива в бильярдную, — раздался откуда-то мужской голос.

-Извините, я должен идти, — освободил он свою руку и поки­нул Светку у дверей женского туалета.

Светка поняла, что это тот самый Гарик, что приносил в ком­нату спиртное и кофе. Господи, как она не налетела на него, когда только вышла из комнаты?! Тогда, вряд ли удалось бы так легко уйти. Светка вошла в туалет. Пробыла там несколько ми­нут и, напустив на себя маску изрядно набравшейся дамы, вышла в коридор. Теперь надо было срочно найти Петьку и уносить отсюда ноги. Петьки возле рулетки не оказалось, и Светка от­правилась его разыскивать. Заглянула опять в бильярдную. Там тоже его не было. Светка подумала и отправилась в бар. Самый лучший способ отыскать друг друга, это кому-то одному поси­деть спокойно на одном месте. Иначе, можно ходить следом друг за дружкой и не встретиться всю жизнь. Она заказала бо­кал шампанского и примостилась на высоком стульчике у стойки.

К ней тут же подсел лысоватый тип неопределенного возраста, с прищуренными хитрыми глазками и завел обычную в данной об­становке беседу.

-Дама скучает?

-Нет, отдыхает, — уточнила Светка.

-А где ваш спутник, или вы одна?

-Сейчас подойдет.

-Может, потанцуем пока?

-Не хочу. Мне сейчас больше всего хочется посидеть и просто выпить.

Он посмотрел на почти пустой Светкин бокал и предложил: «Мо­жет по коньячку»?

-Нет. Мне уже достаточно. Я и так уже плохо ориентируюсь в обстановке, — хихикнула Светка. У нее закралась мысль, что этот лысый лис подсел к ней не просто так. И она решила про­верить. Подкинуть ему, по ее мнению безобидную информацию про бордель и посмотреть, как он на нее отреагирует. — Пока искала туалет, попала в настоящий публичный дом. – Наклонилась к нему и интимным шепотом сообщила Светка пьяным голосом. — Потом, чуть не поломала ноги на лестнице. Нет уж. Допиваю вот это и на сегодня-все!

-А разве здесь есть бордель?- очень уж показушно удивил­ся лысый. И Светка убедилась, что подсел он к ней не просто так. Ее шляние по закоулкам кабака не осталось без внимания. Очевидно, Гарик сообщил кому-то, что встретил подозритель­ную даму в неположенном месте. И к ней решили присмотреться. А может быть, и нет. Может это она себе с перепугу рисует страшилки. И этот лысый, обычный кабацкий бабник. Но, иг­рать, так играть.

-А черт его знает. Но голого мужика и двух девиц я точно видела, — засмеялась Светка. Потом, махнула беспечно рукой. — И черт с ними! Пусть себе трахаются на здоровье! У каждого в этой жизни свои радости.

-Это точно, — тоже засмеялся собеседник. — А где этот бор­дель находится?

-А я помню? Где-то наверху. Если вас интересует, спроси­те у официантов. Они ведь наверняка в курсе. Мне это без на­добности.

Светка разговаривала и раскачивалась на двух ножках стуль­чика. В конце концов, ножки стульчика возмутились и решили Светке отомстить. Они скользнули по гладкому полу, и Светка кувыркнулась вместе со стулом на пол. Лысый не успел среаги­ровать и подхватить Светку. Все произошло очень быстро. И пока он ошарашено моргал глазами, Светка, задрав ноги, грох­нулась на спину. Роль изрядно набравшейся дамы ей удалась до конца. Теперь все посетители бара были уверены, что она на­пилась, как свинья. Ее бросились поднимать. Лысый суетился больше всех. Беспокоился, не очень ли она ушиблась. Отряхи­вал ее платье. И в этот момент появился Петька. Его очень удивило, почему это Светка в центре внимания всей публики. На самое интересное он опоздал и Светкиного падения с пьеде­стала не видел. Поэтому, у него за считанные секунды про­мелькнуло сто тысяч вариантов, что она тут отколола. Не об­наружив рядом ни одного трупа, Петька немного успокоился. По крайней мере, никого еще не убила. И то, слава Богу. Пора отсюда уходить.

-Что случилось, радость моя? — ласковым голосом проворко­вал Петька.

-Ничего страшного. Упала со стула. Вернее, вместе со сту­лом, — уже успев прийти в себя, вздохнула Светка.

-Не ушиблась?- заботливо продолжал ворковать Петька.

-Вроде бы нет. Даже испугаться не успела, — засмеялась Светка. — Но протрезвела в момент!

Лысый тут же заказал для нее бокал шампанского.

-Это для снятия стресса, — объяснил он, протягивая Светке бокал. Петька на него подозрительно и сурово глянул, изобра­жая ревнивого спутника.

-Виноват стул,- объяснил лысый. — Она покачивалась на двух ножках, и он уехал по скользкому полу, прямо под нее. Я был ря­дом, но не успел поймать. Просто не ожидал такого.

Светка вдруг представила себе эту картину со стороны и рас­смеялась. Грохнулась, как корова. Задрала ноги до головы, продемонстрировав всему залу свои трусы. Да! После этого действительно стоит выпить. Петька с лысым заговорили о всяких казусных и смешных случаях, связанных с падениями. А Светка почему-то вспомнила одну свою подругу, которая всегда покупала только очень дорогое и красивое нижнее белье. Она мотивировала это тем, что если вдруг где-то упадет и, как вот сейчас Светка, задерет ноги, то взорам окружающих предстанут умопомрачительные трусики, а не залатанные панталоны. Светка опять захохотала.

Петька сделал прощальный кивок лысому. Подхватил под руку Светку и, заявив: «Нам пора», — потащил ее к выходу.

Они добрались до машины, и Петька галантно распахнул перед Светкой дверцу.

-Залазь быстрее, идотка! — рявкнул он, продолжая держать на физиономии обаятельнейшую из улыбок.

Светка нырнула в машину. Петька захлопнул дверцу, уселся рядом и отчалил от ресторана.

-Ты где лазила? Я из-за тебя оббегал все это заведение. Уже решил, что куда-то влипла. Думаю, ну все, если сейчас не найду в баре, остается только осматривать холодильники!

-Ты что, весь второй этаж осмотрел? — удивилась Светка.

-Бильярдную, комнату, где играют в карты, даже позагля­дывал в их номера. Там бордель у них, по полной программе!

-Знаю, я тоже туда заглянула. Интересно, власти что, не знают, что у них здесь есть?

-Почему не знают? Наверное, знают, и, может быть, даже посе­щают. Хозяева отстегивают, кому положено и сколько положено, и все Окей. Я интересную компанию встретил. Вышел на улицу. Думаю, может, ты свежим воздухом надумала подышать. Прошелся к машине. А тут как раз подрулили четыре иномарки. Из каждой вышло по одному типу, с двумя телохранителями, и направились к заведению. Я выждал, пока они зайдут, и тоже пошел внутрь. Те­лохранители остались в баре, а эти ушли куда-то на второй этаж. Через минут двадцать телохранители поднялись и напра­вились на выход. Когда я вышел на улицу, иномарок уже не бы­ло. Вся эта компания что-то здесь видать обсудила и уехала.

-Могу тебе назвать их имена. Хотя, понятия не имею, кому какое принадлежит. И передать содержание беседы,- похваста­лась Светка.

-Это, еще, откуда? — удивился Петька.

Пришлось Светке подробно рассказывать ему свои похождения.

-Нет, у тебя действительно дар попадать в эпицентр собы­тий! Хорошо, что этот Гарик не видел, откуда ты вышла. А, мо­жет, видел?

-Не видел. Он вывернул из-за угла со своим подносом, а я успела отойти от двери и просто шла уже ему навстречу. Он должен был подумать, что я просто шлялась по коридору в поисках туалета. Ну что еще может делать пьяная баба в том кори­доре?

-На гране фола,- вздохнул Петька.- Ну что, будешь будить Майку и вводить ее в курс дела?

-Придется.

Перстень от покойника. часть 5: 8 комментариев

  1. Ален, привет! Зачиталась и опоздала напрочь по делам))). Класс, не оторваться!

  2. Продолжаю восторгаться: всё так иронично, логично, воспоминания ловко вплетаются в канву сегодняшнего дня…
    БРАВО, Алена!!!

  3. Студенческое общежитие… Ужжос… А ведь бы-ло, даа…

    А что касается ресторана — снова оказались в нужном месте в нужное время, прямо как в кино!

    С интересом ))

  4. На ловца и зверь бежит, что тут ещё скажешь? 🙂

    Любопытно, что же дальше, иду!..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)