Перстень от покойника. Часть 4

Может пригодиться. Хорошие препараты. Можно усыпить, можно поговорить по душам, а можно и отправить на тот свет. Все зависит от дозы и… желания, на данный момент.

Захватил бинокль и прибор ночного видения. Моток капроновой веревки, нож, изоленту, и поколебавшись пару секунд, все-та­ки прихватил две гранаты. Снял с крючка камуфляжную куртку. Тоже, может пригодиться.

Потом извлек из металлической коро­бочки удостоверение. Оно конечно сто раз устарело и сейчас по территории Украины не ходило, но лучше хоть что-то, чем ниче­го. Ни техпаспорта, ни прав у него нет. Если остановят га­ишники, это удостоверение, его единственная надежда. Надо же хоть чем-то отмазаться. Там значилось, что он капитан спец­службы ВМФ. Кроме удостоверения, Женька достал чистый команди­ровочный бланк с печатями. Вписал туда свою фамилию и прос­тавил даты. Учитывая, что в ГАИ сейчас текучка сумасшедшая и кадры набирают из сопливых пацанов, которые спец документы в глаза не видели, все это должно сойти за первый сорт. Лишь бы не нарваться на кого посерьезней. Ну что ж, будет действо­вать по обстоятельствам. Выбора все равно ведь нет.

Теперь, надо выяснить, кому принадлежат те две машины, что его гоняли по городу. Номера он запомнил. Выяснить адреса хозяев машины и приступать к активным действиям.

Узнать, кому принадлежит машина с таким-то номером, не проб­лема, но сделать это он мог только в рабочее время. А рабо­чее время, увы, закончилось. Как же решить данный вопрос? И тут Женька вспомнил, что когда он вчера днем оставлял «Ауди» на круглосуточной стоянке возле рынка. А к тому моменту он уже вычислил хвост и смотрел за ним в оба! То эти типы тоже заезжали на стоянку и вели себя там, как постоянные клиенты. Можно поп­робовать удачу на зуб. Наплести что-нибудь охранникам со стоянки. Типа того, что взял у водителя машины с таким-то номером домкрат. Пока колесо монтировал, а к тому дружок по­дошел. Они поговорили. Тот за домкрат забыл, сорвался с мес­та и уехал. Как и где его можно найти, что бы вернуть. Не хочу, мол, быть свиньей. Зачем мне чужое? Ну, или что-то типа это­го. В принципе, можно попробовать. А вдруг, сработает?

Женька поехал к стоянке. По пути остановился возле магазина и сделал солидный запас еды. Вдруг, придется сидеть в заса­де очень и очень долго. Надо свести в таком случае неудобс­тва до минимума. Прихватив еще и две двухлитровых бутылки холодной минералки, он покатил на интересующую его стоянку­ через весь город.

Машин на стоянке было не очень много. Женька проехал ряда­ми, поглядывая на номера машин. Просто так, ни на что особо не надеясь. И каково же было его удивление, когда на глаза попался знакомый номер. Темно-вишневая девятка стояла себе спокойненько, и ждала, пока он ее отыщет. Женька пристроился рядом. Сходил, оплатил счет за стоянку до утра, и только вышел из будки охранника, как начался ливень. Он видел, что соби­рается гроза. Но она собиралась уже полдня, а началась все-таки неожиданно.

Женька влетел в свою машину и перевел дух. Ну и потоп! В метре ничего не видно. Стена дождя! А громыхает так, что уши закладывает. Кошмар. Он перекусил. Потом опустил сидение и лег подремать. Вряд ли хозяин девят­ки явится за машиной под таким дождем. Да и вообще, вряд ли он объявится здесь до утра. Если бы собирался куда-то ехать, оставил бы машину возле дома, а не загонял ее на сто­янку. Прошлую ночь Женька почти не спал. Надо наверстать упущенное и сейчас хорошо отоспаться. Завтра предстоит насы­щенный день. Конечно, время дорого, но сейчас что-либо предпринять, он просто бессилен. Он не знает куда кидаться, где искать друзей. Где искать пленку. Светлане он соврал, что догадывается, в каких местах можно посмотреть. Нет таких мест. Он понятия не имеет, где может быть спрятана пленка. И даже не может себе представить, что на ней. Из-за чего весь сыр-бор.

Все! От всего отвлечься. Дать мозгам и телу отдых и завтра использовать их на полную катушку. Не может быть, что бы он что-нибудь не придумал! Это была последняя мысль и провал в сон без сновидений.

Проснулся Женька, когда рассвело. Девятка стояла рядом. От грозы остались одни воспоминания. Небо было чистым. Всходило солнце. Но в воздухе была духота, которая указывала, что гроза повторится. Может к обеду, а может к вечеру, но дождь будет обязательно. Женька позавтракал и лег, еще полежать. Спать уже не хотелось, но не разгуливать же по территории. Он не знал, разрешается ли ночевать в машине на стоянке. Скорее всего, нет. Поэтому, мелькать перед глазами охранников не стоило.

Примерно через час, появился хозяин девятки. Женька увидел его, когда тот подошел к дежурному охраннику перекинуться парой слов. Как только этот тип отошел и направился к своей маши­не, Женька тронулся с места. Решил выехать со стоянки пер­вым, чтобы не привлекать к себе внимания и подождать возле рынка. Там машин уже полно. Можно свободно среди них зате­ряться, а потом, пропустив девятку вперед, потихоньку за ней увязаться. Он так и сделал.

Девятка направлялась к частному сектору, который распола­гался на выезде из города. Но ни к тому, через который Жень­ка въезжал в город, а с противоположного конца. Эту часть го­рода Женька знал плохо. Поэтому, боясь потеряться, он сокра­тил расстояние и шел за девяткой, прячась за «Рафик», очень кстати затесавшийся между ними.

Но дальше, хуже. Девятка свернула, а «Рафик» поехал прямо. Женька, плюнул на риск, и свернул следом за девяткой. Они остались на улице одни. Но водитель девятки признаков беспо­койства не проявлял. Очевидно, никакого хвоста за собой он не ожидал и совершенно не осторожничал.

Он остановился у особняка с массивным забором, а Женька по­ехал дальше. Проехал улицу до конца, и свернул на следующую. Обнаружил магазинчик и рядом с ним уличное открытое кафе. Припарковался за магазином и пешком отправился к особняку, возле которого осталась стоять девятка. Чем ближе он подхо­дил к нужному ему дому, тем больше убеждался, что просто так, внутрь ему не попасть. Дом был, как крепость, двухэтаж­ный, из белого кирпича, с зарешеченными окнами. Причем, решетки стояли и в окнах второго этажа. Забор вокруг дома вы­сокий. Наверное, метра два. Скорее всего, во дворе носится какой-нибудь злющий пес. А может быть и не один.

Убедившись, что нахрапом внутрь не прорваться, Женька начал внимательно осматривать соседние дома. Но ничего утешитель­ного не обнаружил. Дома были похожи один на другой. И каждый представлял собой крепость.

Из дома, возле которого Женька стоял, вышла бабка с козой.

-И что это ты тут высматриваешь? — зло взглянув на Женьку, проворчала старуха.

-Да вот, сказали мне, что кто-то по вашей улице продает щенков питбуля. Но номер дома пацан не помнил. Гово­рит: «Смотри, там, на калитке объявление крупными буквами на­писано». Вот смотрю, но что-то ничего не вижу. Прошел уже всю улицу от края до края.

-А, это, наверное, у Сидорчуков. У них там собак полный двор,- уже более благодушным тоном сообщила бабка.

-А где эти Сидорчуки живут? — поинтересовался Женька. Бабка ткнула пальцем в дом, который находился через один от дома, интересующего Женьку.

-Только ты в калитку постучи, а во двор сам ни-ни! Там такие зверюги, сожрут в момент! — предупредила бабка и повела свою козу в сторону магазина.

Женька направился к дому Сидорчуков. Появилась мысль, по­пасть хоть в какой-то из соседских домов и сориентироваться в планировке дворов. Дома выстроены здесь все типично. Зна­чит, приблизительно, одинаковые должны быть и дворы. Да и если удастся, пораспрашивает о хозяевах, интересующего его особня­ка. Женька постучал в калитку. Из-за забора послышался раз­ноголосый лай. Через время, к забору кто-то подошел, и Женька услышал женский голос, отсылающий собак на место. Калитка открылась и в нее просунулась женская голова. Хозяйка не вышла на улицу, а просто высунула голову, как черепаха из своего панциря.

-Чего надо?- довольно грубо поинтересовалась женщина.

-Извините, может быть, я не по адресу. Мне сказали, что кто-то на вашей улице продает щенков питбуля. Я спросил тут одну бабулю, которая с козой, вон из того дома вышла, — Женька для большей убедительности показал рукой из какого имен­но. — Она мне порекомендовала обратиться к вам.

-Нет. Таких уродов я не держу. У меня овчарки. Кстати, щенки у одной суки как раз есть. Только их еще продавать ра­но. Им две недели.

-А у вас какие овчарки?

-Восточноевропейские. Они самые умные. Хорошо поддаются дрессуре. Хотите, могу щенков показать, — предложила женщина, почувствовав ненаигранную заинтересованность в голосе неожи­данного посетителя.

-Хочу, но боюсь, — признался Женька.

-Сейчас я собак закрою в вольер.

Калитка закрылась. Минут пять Женька стоял в ожидании. По­том женщина распахнула калитку без всяких предосторожностей и уже совершенно другим голосом радушно пригласила проходить.

Женька вошел во двор и увидел в вольере три огромных краси­вых овчарки. Те не бросались на сетку, не лаяли, как не­нормальные, а спокойно сидели и рассматривали вошедшего. Ве­ли себя высокомерно, с достоинством, но и не скрывали своего интереса. Хозяйка провела его к летней кухне. Возле порога стояла коробка из-под телевизора с вырезанной сбоку дыркой. В коробке спало три толстеньких прелестных щенка. Один из них открыл глазенки. Вскочил на толстые короткие лапки и, неуклю­же выбравшись через дырку, поковылял к Женьке. Женька поднял его на руки. Посмотрел песик или сучка. Оказалось, что пес. Прижал щенка к себе и почувствовал, что не хочет его отда­вать. Песик лизнул его в физиономию. В вольере забеспокои­лась одна из собак. Очевидно его мама.

-И сколько стоит этот карапуз?- поинтересовался Женька.

-Не бойтесь, дорого не возьму, но и так, задаром, не отдам. Я считаю, что животных все-таки надо продавать, а не дарить. Дареное люди меньше ценят, чем купленное. Но ему еще продаваться рано, — заулыбалась женщина. — Ему еще недельки три-четыре надо возле мамы побыть.

-Хорошо, я через четыре недели приду. А если не приду, тогда можете продавать. Значит, со мной что-то случилось. Но если буду жив, — приду обязательно.

-Чаю хотите? — вдруг спросила женщина.

-Хочу, — не успев подумать, брякнул Женька

-Кладите малыша в коробку, и пошли в дом.

Женька посадил песика на место, но тот опять вылез в дырку и приковылял к Женькиным ногам. Интересно, что этот щенок очень по окраске отличался от двух остальных. На нем, почти что, не было светлых вставок. Те два, черные с коричневым. А этот, почти полностью черный. Женька на него что называется запал. Он всю жизнь мечтал о собаке. Теперь, если действи­тельно останется в живых, обязательно заберет этого неуклю­жего толстенького собачьего малыша.

Женщина провела его в дом и усадила за стол. Налила в чашки чай, поставила вазочку с печеньем и вдруг предложила: «Давай­те-ка, я вам погадаю. Что-то меня ваше «если жив останусь, то приду», настораживает. На бандита вы не похожи. На милицио­нера, тоже. А с чего тогда опасения за свою жизнь? Давайте посмотрим, что вас ждет».

-А вы умеете?

-Не умела бы, не предлагала.

Женщина встала и вышла в другую комнату. Через минуту вер­нулась назад с колодой карт.

— Подержите в руках, — протянула она ему карты.

Женька подержал.

— Теперь, дуньте на них и давайте мне в руки. Только не кладите на стол.

Он проделал, как сказала женщина, и вернул ей карты. Она быстро разложила их на четыре кучки и начала перекладывать, выбрасывая одни в сторону и складывая в кучку, те, что оставались. Поколдовала что-то над оставшимися, и опять отбросила

лишние. Потом внимательно посмотрела на те, что остались в руках, перевела взгляд на Женьку и с облегчением выдохнула.

-Останешься ты жить, но опасность тебя поджидает огром­ная, и карта эта идет прямо сейчас. То есть, ты и в данную минуту не в безопасности,- она осмотрелась по сторонам и по­жала плечами.- Странно. У меня в доме для тебя опасности ни­какой ну просто не может быть! Значит где-то, совсем рядом, с домом. Берегись, как выйдешь на улицу.

Она опять уставилась в карты. Потом перетасовала те, что ушли из колоды, и разложила их веером.

-О ком-то у тебя душа болит. Много хлопот тебя ждет в связи с этим. Потери будут. Слезы будут. Огонь. Но все это уйдет. И жить ты будешь долго. Большая любовь тебя ожидает. Причем, тоже, вот она, рядом.

-Понятно,- смущенно пробормотал Женька. Он никогда до этого не был у гадалок. Не верил во всю эту ерунду. Но когда хозяйка дома взялась ему гадать, почему-то порядком сдрейфил. Он даже боялся, что она сейчас назовет его истинную причину появления в этом районе и разоблачит по всем статьям.

-А ведь ты пришел не за собакой. Ты пришел кого-то ис­кать,- продолжила женщина. — Но собака, тоже идет по твоей жизни, вот с этого самого момента. Значит, возьмешь ты все-таки щенка, — заулыбалась гадалка.- Вообще-то редко быва­ет, чтобы щенок сам выбрал себе хозяина. А этот, просто по­тянулся к тебе через сон. Обычно приходят покупатели. Берут щенка, и уносят. А он потом долго привыкает к чужому челове­ку. Плачет, тоскует. Не он выбрал, а его. А здесь, — он тебя.

-Здесь, обоюдно, — засмеялся Женька. — Я до вас, сунулся в дом номер восемь. Но там такой тип меня встретил, что хуже всякой собаки. Я даже объяснить ничего не успел, а он меня уже сам облаял и чуть не покусал, — соврал Женька, что бы как-то завязать разговор за интересующий его дом и хозяина этого дома.

-Не ходи туда. Плохое место там и плохие люди. У них да­же собаки не держатся. Соседи этот дом стараются стороной обойти. Там что-то неладное происходит, — почему-то шепотом сообщила гадалка.

-Какие могут быть такие дела, что даже собаки не держат­ся? — заулыбался Женька.

-Не знаю. Но зло там большое. И собаки дохнут.

-А попасть как-то во двор того дома можно? Ну, так, чтобы хозяева не заметили? — рискнул пойти напрямую Женька.

-Можно. Там сад тыльной стороной выходит к дому, что по­вернут фасадом на соседнюю улицу. В этом доме недавно хозяин умер. Старик там жил один. Так вот, этот дом сейчас пустует. Ждет, пока наследники приедут. А наследники, где-то, аж в Сред­ней Азии. Не спрашиваю, зачем тебе в этот дом проклятый, но чувствую, что очень надо. Еще раз предупреждаю, будь осторо­жен. Слухи у нас тут всякие про этот дом и его хозяев ходят.

-Что за слухи, если не секрет?

-А ты все-таки не из милиции будешь?- почему-то подозри­тельно забеспокоилась гадалка.

-Нет. Друзья у меня на днях пропали. И все следы ведут в этот дом,- почему-то Женька вдруг брякнул правду.

-Ой, плохо это. Если действительно следы туда ведут, то может, и в живых твоих друзей уже нет. Слухи то знаешь о чем?

-Нет, конечно,- признался Женька.

-Говорят, что хозяин держит норок. Этим тварям мясо по­давай и много. Так вот, мол, кормит он их человеческими тру­пами. На кладбище ночью выкапывает свежих трупов, тех, что накануне зарыли, и скармливает своим зверушкам. А некоторые утверждают, что он всяких там бездомных и алкашей на улицах отлавливает, убивает и пускает на корм. Может быть, и врут все, но дыма без огня не бывает. Что-то там неладное творит­ся, конечно.

А у тебя фотографии твоих друзей нет случайно? Я бы тебе и на них карты кинула, — предложила гадалка.

Женька достал портмоне и вытянул оттуда фотографию, которую всегда носил с собой. На ней была заснята их команда в пол­ном составе. Когда-то они подняли со дна Черного моря остан­ки древнего корабля и запечатлелись на его фоне. Такая фо­тография была у каждого из них, и все носили ее как талисман. Он протянул фотографию женщине. Она долго рассматривала ее, а потом отдала Женьке.

-Даже гадать не буду, — заявила она. — Из всех, кто не ней изображен, только трое живы. Ты, вот этот и вот этот, — ткнула она пальцем в снимок. — А остальных среди живых нет.

Женька от услышанного в душе содрогнулся. То, что в живых нет Сени, это ясно. Его застрелили вместе с ненаглядной су­масшедшей подругой. А вот в то, что в живых нет Шурика и Се­режки, он верить просто отказывался. Они в таких переделках вместе побывали и от смерти ушли, что и вспоминать страшно. А теперь, когда их опасная работа ушла в небытие, и ничего кроме старости смерть не предвещало, такое сообщение не по­мещалось в голове.

-Вы уверены в том, что только что сказали?- охрипшим го­лосом переспросил Женька.

-Я, если не уверена, ничего вслух не говорю, — вздохнула женщина.- Я ведь гадалка в четвертом поколении. Прабабка, бабка, мать, а теперь вот и я. Но гадаю я только своим. Не афиширую это дело. Деньги мне не нужны, чтобы гаданием себе зарабатывать на кусок хлеба. А славу зарабатывать таким пу­тем, очень уж хлопотное дело. Да и к чему она мне? Ты, вот что, как попадешь в пустой дом, не вздумай из того сада в другой через забор перебираться.

-А как же по-другому? — удивился Женька.

-Подкоп сделай. Но делай так, чтобы до забора даже не дотрагиваться. Лучше всего рыть в углу. В общем, заберись-ка ты, сразу, на чердак пустого дома. Огляди территорию противни­ка оттуда, а там, решишь что делать. Но запомни, забор, это какая-то большая опасность. Наверное, сигнализация к нему подключена. Недавно соседский мальчишка на забор полез, так сразу же прибежал этот урод из проклятого дома и прям таки скандал закатал деду с бабой. Можно подумать, что ребенок какое-то преступление совершил. Орал, что это покушение на его собственность и вообще, городил такую чепуху, что ужас.

-А сколько человек в том доме проживает?

-Лично я видела четверых. Трое молодых, твоего возраста. И один, лет сорока. Это, не считая хозяина. Хозяин Вунтурин Андрей Павлович. Как его мать умерла, лет пятнадцать тому назад, так тут и поселился. Все что-то строил во дворе. Сна­чала забор до небес поставил, а потом строительством занялся.

Никто из соседей у него ни во дворе, ни в доме никогда не был и что там делается, не знает. Но по запаху, доносящемуся со двора, догадываемся, что держит зверей.

Женька вспомнил, как когда-то его бабушка завела песцов. Убирали в клетках регулярно. Все мыли, чистили, но запах, а точнее вонь, была специфическая. Песцов было не много. С де­сяток. Кормили их молотой рыбой и на мясокомбинате покупали желудки, селезенки. Тогда они стоили копейки. Это сейчас все подряд идет в колбасу, а тогда, такие продукты пускали толь­ко на корм животным. Интересно, а чем действительно сейчас можно кормить песцов, норок? Рыба дорогая. Мясных отходов не продают. Корм для хищников сейчас проблема. Поэтому соседи очевидно и выдумали свою версию, про трупы. Но норки челове­чину, а тем более, трупы, есть не будут. Это уже выдумки. Своего рода месть соседей за неудовлетворенное любопытство.

-Они все там постоянно живут или наезжают?- вернулся к теме Женька.

-Двое наезжают, а трое живут постоянно.

-А жены у хозяина дома нет? — почему-то поинтересовался Женька.

-Нет. Женщин там никто никогда не видел.

-Ладно. Огромное, вам, спасибо за все. А за щенком я обя­зательно приду. Вот разберусь с этим делом и сразу к вам, — поднимаясь со своего места, проговорил Женька.

-Буду ждать, — кивнула головой гадалка.

Она провела его к калитке, и Женька отправился на параллель­ную улицу к пустующему дому. Дом он нашел без труда. Подер­гал запертую калитку. Убедился, что его никто не видит, и пе­ремахнул через забор.

Двор был весь в зарослях травы. Она вымахала кое-где в че­ловеческий рост. Все вокруг поражало глаз яркостью зеленых красок. От светло-зеленого и салатового до темно-зеленого и темно-серого, почти синего. Красиво. В детстве Женька, начи­тавшись фантастики, представлял себе жизнь на Венере. Там, по описанию фантастов, все должно было быть в красных и корич­невых тонах. Он неоднократно представлял себе такие пейзажи и всегда однозначно для себя отмечал, что это ужасно мрачно. Как можно обойтись без зеленого цвета? Или без голубого?

Женька в своей голубой футболке и синих джинсах особо среди зелени не выделялся. Вот только белая голова портила маски­ровку. Он теперь был таким ярким блондином, что на голову срочно надо было что-то искать. Хоть листья лопуха приспо­сабливай, как кепочку.

Сейчас у него была задача попасть в дом, а точнее, на чер­дак, и осмотреть, по возможности, интересовавший его дом и двор. Он обошел пустой дом со всех сторон. Попробовал на всякий случай дверь и окна. Убедился, что все заперто. Зашел со стороны сада и, стараясь не произвести никакого шума, выда­вил стекло в одной из форточек. Проскользнул через нее внутрь помещения и принялся осматривать дом изнутри.

В помещение, очевидно, давно никто не входил. Везде толстым слоем лежала пыль. Запах был затхлым и, казалось, что воздух в комнатах густой и тяжелый. Дышать было трудно. Если Женьке придется задержаться в этом доме, то надо будет его хоть немного проветрить. Иначе, здесь можно просто задохнуться. Домина был большущий. На первом этаже кухня, ванная, туалет, кладовка и выход на веранду. С веранды лестница на второй этаж. Женька поднялся по ней и очутился в коридоре, из кото­рого вели четыре двери. Он заглянул в каждую. Две спальни, зал и бильярдная.

Неплохо жил дедушка. Где же его наследников носит? Дом без хозяина быстро ветшает. Постоит так вот, сам, с годик, и начнет разваливаться. Жаль. Хороший дом. Женька вздохнул. Он ста­рался думать сейчас о чем угодно, только не возвращаться к услышанному от гадалки, что их осталось в живых только трое. Как только ее слова вспоминались, он начинал нервничать и спешить. А когда спешил, начинал суетиться и делал не то, что надо. Сейчас надо все это выбросить из головы. Тем более, что такое слова какой-то гадалки! Да мало ли что она может наговорить! Осмотреться и попасть на территорию противника! Сейчас не должно быть других мыслей.

Женька поискал вход на чердак. С улицы его не было. Значит, где-то здесь. Он обследовал взором потолок и нашел в коридоре люк на чердак. Но лестница туда не вела. Очевидно, дед пользовался какой-нибудь стремянкой. Женька вернулся в бильярдную. Одна из стен была заставлена книгами. Книжные полки шли от пола до потолка, и были вмонтированы прямо в стену. Чтобы достать книгу с верхней полки, обязательно нужна была лест­ница. Где же она в черта есть?

Женька осмотрел всю бильярдную, но стремянки не обнаружил. Пошел по комнатам и наконец-то наткнулся на нее в одной из спален. Она стояла в нише за шкафом.

Притащив лесенку в коридор, Женька наконец-то забрался на чердак.

Чердачное окно выходило абсолютно не в ту сторону, которая его интересовала. Надо было чем-то срочно сделать дырку в шифере с нужной стороны. Он спустился вниз и отпра­вился в кладовку, в надежде отыскать там какую-нибудь дрель. Но в кладовке кроме молотка и плоскогубцев, никаких инстру­ментов больше не нашлось.

Женька решил сходить к машине и принести все свои вещи сю­да. А заодно, прихватить что-нибудь острое, чем можно было бы просверлить дыру в шифере. Причем, надо просверлить так, что бы потом заткнуть ее какой-нибудь пробкой от бутылки, чтобы не потекла крыша. Тем более что дождь вот-вот обещал полить не шуточный.

Женька с предосторожностями выбрался со двора. Добрался до оставленной возле магазина машины. Убедился, что она никому там не мозолит глаза, и не привлекла к себе пока никакого внимания. Выгрузил в целлофановый пакет все, что ему было надо, и отправился опять к дому. Через несколько минут, он уже усердно ковырял в шифере дырку, острым перочинным ножом. На­конец-то удалось провертеть нормальную дыру, диаметром с пя­тикопеечную монету. Одним глазом можно прекрасно рассматри­вать открывшийся вид.

К забору вплотную были пристроены какие-то сооружения, нак­рытые козырьками из оцинкованного железа. Возможно, это клетки для зверей. Толком рассмотреть не удавалось.

К самому забору, с этой стороны двора, подходил большой бас­сейн, огороженный металлической сеткой. На краю бассейна сто­яли клетки-домики. А в бассейне плескались черные нутрии. Это Женька рассмотрел точно.

Значит не норки, а нутрии. А раз нутрии, рассказы о всяких там кормежках трупами разлетаются в пух и прах. Нутрии живот­ные травоядные. Мясо они не едят. Трескают себе фрукты, ово­щи, зерно и плещутся целый день в водичке. Безобидная во­дяная крыска с ценным мехом и вкусным мясом.

Женька внимательно осмотрел весь двор. Собак нигде видно не было. Людей, кстати, тоже. Он замер на своем наблюдательном посту, нацелившись на входную дверь, и приготовился ждать хоть и вечность, но дождаться, пока кто-нибудь выйдет из до­ма во двор. Поза была не очень удобной, но Женька на этот счет был не капризный. Он мог часами сидеть в самой неудоб­ной позе и ждать, если это было надо для дела. Не привыкать.

Сколько прошло времени, пока наконец-то открылась дверь до­ма, он сказать бы не смог. Но этого момента Женька дождался. На пороге появился худой маленький человечек с большой лох­матой головой. У него была шевелюра, как грива у льва (толь­ко не рыжая, а седая). Весь человек был каким-то непропор­циональным. Короткие тонкие и кривые ножки. Короткие ручки. Сутулая спина и большая голова.

За этим несчастьем вышли два здоровенных амбала. У этих все было на месте и в нужных пропорциях. Все трое были в шортах, майках и с кобурами наперевес.

И зачем, интересно, носить дома на себе оружие, если кроме нутряков по двору ничего не бегает? Что-то тут не так. Надо выяснить, что это за сооружения идут вдоль забора.

Женька внимательно наблюдал за появившейся в поле зрения троицей. Но они ничего интересного не совершили. Дружно пос­мотрели на небо. Очевидно, убедились, что грозы и сегодня не миновать. Постояли пару минут на крылечке и опять вернулись в дом. Тип, приехавший на вишневой девятке, на глаза не появлялся. Наверное, успел уехать, пока Женька занимался осмот­ром дома и бегал к машине и обратно. Но он почему-то Женьку мало волновал. Он сразу определил тому роль шестерки и отме­тил про себя, что, в случае необходимости, этого козла он достанет в любой момент.

Женька наблюдал за домом долго и терпеливо. Периодически во двор выходил кто-нибудь из уже знакомой ему тройки. Новых лиц не появлялось. Значит, в доме находятся только они. Ну и прекрасно. Трое, это не десять. Надо пробираться на их тер­риторию. Положить эту троицу, но так, чтобы не насмерть. И выпытать, что происходит, где его друзья и что с ними. Никакой подкоп Женька делать не будет. Долго и хлопотно. Надо как-то перемахнуть через забор по-хитрому. Так, что бы было молниеносно, без шума, и без увечий для него самого.

Женька задумался. Помогла гроза. Опять налетел сначала шквальный ветер, а потом полил проливной дождь. Причем, та­кой поток воды лился с неба, что в полуметре от себя ничего нельзя было рассмотреть.

Женька сообразил сразу же. Он через чердачное окно выбрался на мокрую скользкую крышу дома, рискуя или свалиться на зем­лю, или послужить громоотводом. Молнии где-то, совсем рядом, попадали в землю, потому что, звук грома шел сразу же за вспышкой. Абсолютно без временного интервала. Гремело так, что в домах дрожали стекла. Именно этим Женька и воспользо­вался. Он, как следует оттолкнулся от мокрой крыши и полетел в сторону бассейна с нутриями. Далековато, но он очень расс­читывал долететь. Долетел и плюхнулся в бассейн, как бомба, подняв во все стороны огромные волны. Нутрии, которые от грозы попрятались в домики, с любопытством высунули свои мордочки. Но, испугавшись очередного раската грома, тут же, попрятались обратно. Женька быстренько выбрался из бассейна и спрятался за одним из домиков. Но в доме его прыжок обна­ружен не был. Гроза заглушала все другие звуки и его «плюх» никто не услышал.

Он выбрался за проволочное ограждение и настороженно постоял пару минут, прячась за кустом жасмина. Калитку к бассейну придерживал рукой, что бы в любой момент можно было вернуться в бассейн, если все-таки откуда-нибудь выскочит собака. Разобраться с ней и тогда уже двигаться дальше. Но никакой собаки во дворе все-таки не было. Иначе, она бы уже появилась в поле зрения.

Женька попытался рассмотреть, что это за сооружения идут вдоль забора, но не смог. Пелена дождя свела видимость к ну­лю. А пробираться туда поближе сейчас некогда. Надо, пользу­ясь шумом грозы, провернуть захват троицы в рекордные сроки.

Он перебежками добрался до входной двери. Перевел дух. Вы­тянул пистолет из-за пояса. Освободил от целлофана и снял с предохранителя. Проверил, не вылетели ли во время приводнения из кармана газовый баллончик, гранаты, и, переложив все это поудобней, рывком распахнул дверь. Влетел в коридор и вжался в ворох висящей на вешалке одежды.

— Ветром дверь входную открыло, что ли?- услышал он голос, донесшийся из комнаты, куда вела ближайшая дверь.- А ну-ка, Усатый, глянь.

Из комнаты лениво вышел один из амбалов и направился к двери. Его внимание тут же привлекла лужа воды на полу. И пока он не успел открыть рот и что-нибудь произнести по этому пово­ду, Женька выпустил ему прямо в физиономию струю из баллон­чика. Подхватил падающее тело. Тихонько уложил на пол и быстро связал каким-то шарфиком, конфискованным тут же, среди одежды. Если даже двоих оставшихся Женьке придется пристре­лить, один тип для разговора у него уже есть. Он придвинул Усатого ближе к стеночке, и двинулся к комнате, из которой только что слышал голос.

Но неожиданно открылась дверь справа и в коридор вышел вто­рой амбал. Газовым баллончиком тут не обойтись. Расстояние приличное. Амбал выхватил пистолет, но Женька уже выстрелил. Пуля вошла точно между бровей, и труп с грохотом упал на пол, завалив какие-то тазы и миски, стоявшие возле стены.

Одним прыжком Женька оказался возле двери, из-за которой ми­нуту назад слышал голос. Теперь, оттуда не доносилось ни звука. Тот, кто там находился, очевидно, все понял и затаился, держа дверь на прицеле. Женька рывком сорвал с ноги трупа кроссовку и поднес ее к дверному проему. В ту же секунду раздалась автоматная очередь. Не долго мудрствуя, Женька снял чеку с гранаты и швырнул ее в комнату. Сам, отскочил обратно к входной двери. Громыхнуло на славу. Выждав пару минут, Женька повторил трюк с кроссовкой. Выстрелов не после­довало. Он присел возле двери на корточки и рискнул загля­нуть в комнату. Если противник жив и будет стрелять, то в любом случае, будет целить выше, чем нарисовалась Женькина голова. Но опасения были напрасными. В комнате находился изувеченный труп.

Женька вернулся к связанному пленнику. Этот будет лежать тихо еще некоторое время. Надо успеть осмотреть дом.

Он осторожно, ни к чему не прикасаясь, обследовал комнаты на первом этаже и поднялся на второй. Нигде никого. Женька спустился вниз и нашел вход в подвал. Дверь была заперта. Недолго думая, он открыл ее с помощью нескольких пистолетных выстрелов. Перед ним открылась огромная комната с цементным полом и маленьким зарешеченным окном под самым потолком. Свет не горел. Из-за дождя свет в окно почти не проходил и Женька не сразу обнаружил, что в углу, на охапке сена копо­шится что-то живое. Он поискал выключатель и, найдя его с той стороны двери, включил свет.

На полу лежал какой-то человек. Он был прицеплен наручника­ми к трубе, идущей вдоль стены. Физиономия землистого цвета. На ней явственно проступали следы побоев, несмотря на густую щетину. Мужчина пытался привстать, но никак не мог. Завали­вался на бок.

Женька подошел поближе. Он думал, что это кто-то из его дру­зей. Но, присмотревшись, убедился, что этого человека он не знает, и никогда раньше не видел.

-Ты кто?- присев рядом с пленником, поинтересовался Жень­ка.

-А ты?- еле шевеля распухшими разбитыми губами, вопросом на вопрос ответил мужчина.

-Долго рассказывать. Считай, что твой спаситель, — хмыкнул Женька. — Отведи руки чуть в сторону, я отстрелю наручники от трубы. Ключа у меня, к сожалению, нет. Но сейчас поищем. Ду­маю, что он где-нибудь да есть.

Мужчина сделал, как сказал Женька. Тот, почти не целясь, перестрелил цепь. Помог подняться с пола пленному и присло­нил его к стене. Но тот по стеночке сполз опять на пол и по­терял сознание. Женька похлопал его по лицу. Потом снял с себя футболку и выкрутил ее над головой лежащего.

Мужчина открыл глаза. Посмотрел на Женьку ничего не понима­ющим взглядом. Потом, взгляд вроде бы опять стал осмыслен­ным. Очевидно, он вспомнил, что происходит.

-Ты что, идти не можешь?- спросил Женька, хотя уже и так понял, что не сможет.

-Били, гады, по голове. Только башкой шевельну, сразу куда-то проваливаюсь, — хриплым голосом сообщил лежащий.

-Ладно. Потерпи.

Женька взвалил лежащего на плечо и понес его наверх. Зата­щил в комнату, где гранатой разнесло на куски одного из бан­дитов, и сгрузил на уцелевший в углу комнаты диван. Сюда нес­ти было ближе всего, и Женька не очень-то переживал на счет того, какое впечатление на подвального узника произведет зрелище.

-Это твоя работа?- тихо спросил мужчина.

-Моя. Ладно, так кто ты такой и почему валяешься избитый в подвале? — повторил он свой вопрос.

-Водитель такси я. Подвез сюда двоих типов. Они в дом вошли, а мне сказали ждать. Что тут произошло, не знаю. И тех, что подвозил, не знаю. Эти двое, оказывается, здесь пере­молотили всех и удрали, как раз, когда подкатило к дому три машины. Мне бы сообразить и тоже дать деру. А я пока сообра­зил, было поздно. Меня сюда затащили. Считают, что я их со­общник. Все время били и спрашивали, где их найти. Про ка­кую-то пленку допытывались. Я им как на духу все говорил, а они все свое гнут.

-А когда это было? Когда ты сюда тех типов привозил?

-Позавчера.

-Ладно, поговорим чуть попозже. Сейчас я посмотрю, нет ли во дворе машины чьей-нибудь, а то моя далеко отсюда, и будем выбираться. А то вдруг, подкрепление нагрянет. Лежи пока.

Женька вышел в коридор. Глянул на лежащего у стены типа. Тот начал приходить в себя, но пока еще бессмысленно водил туда-сюда глазами. Женька вышел во двор под проливной дождь. Осмотрел территорию. Нашел гараж. Заглянул. В гараже стояли две машины. Он заглянул в салон. В одной из них, в бардачке лежали документы. В другой он документов не нашел. Значит, можно не ломать голову, какую брать. Конечно ту, что с доку­ментами. Ключи торчали в замке. Женька вывел машину из гара­жа. Вернулся в дом и перенес в машину таксиста.

Амбал, по кличке Усатый, окончательно пришел в себя и изви­вался, пытаясь освободиться от пут.

-Не дергайся, целей будешь,- посоветовал Женька. — Сейчас покатаемся немного, а потом поговорим по душам.

-Да ты, сука, отсюда еще, попробуй, выберись, — сплюнул Уса­тый. — Ты эти ворота, хрен откроешь!

-Не переживай. Я их просто взорву, — успокоил его Женька. Достал из кармана ампулу. Вскрыл ее и набрал в шприц препа­рат. — А ты, чтобы мне не мешать, поспишь немного.

Усатый заволновался. Начал извиваться на полу, как гадюка и сучить ногами. Но Женька наступил на него. Придавил к полу и сделал укол. Надо было подождать пять минут, пока Усатый ус­нет. Чтобы не терять зря время, Женька сбегал к интересую­щим его сооружениям, идущим вдоль забора. Это были какие-то сарайчики на сваях. Очевидно, боялись, что бы во время дождя не подмочило пол. Женька открыл один из них. Там было сено.

Он пожал плечами, не понимая пока, зачем нутрий и сено надо охранять с оружием. Откинул верхний шар и сразу все понял. Огромные тюки маковой соломки. Или они здесь досушивались, или это просто был склад, где маковая соломка ждала своей очереди на переработку. Он не стал заглядывать в другие сарайчики. Некогда. Надо быстрее уносить отсюда ноги и увозить «языка». Вполне возможно, что уже сработал какой-нибудь сиг­нал тревоги, и сюда на всех парах несется подкрепление.

Он вернулся в коридор. Усатый спал. Женька взвалил его на себя и, сгибаясь под его тяжестью в три погибели, потащил то­го в машину. Втиснул на заднее сидение, рядом с таксистом и направился к воротам. Прикинул, куда лучше швырнуть гранату и где укрыться, чтобы не достало осколками. Ворота нечего было и пытаться открыть просто так. Не зря же Усатый проговорился, что они отсюда не выберутся.

Женька швырнул гранату так, что она взорвалась как раз между створками. Створки разлетелись в стороны, освободив достаточное для проезда место. Он сел за руль машины и выехал со двора. Поехал не к трассе, а до конца улицы и переулками стал пробираться к центру города.

Машина, на которой он приехал сюда, осталась стоять за мага­зином. Женька рассудил так, что пока ей там ничего не грозит и вернется он за ней попозже. И свои вещи потом заберет из пустующего дома. Он, правда, оставил их не в самом доме, а в старой собачьей будке, накрыв какой-то грязной тряпкой. Если в дом с осмотром придут бандиты, то он может нарваться на засаду. А будка стоит у самого забора так, что вещи он смо­жет забрать через дырку в заборе, даже не заходя во двор.

Теперь возникал вопрос, куда везти этих двух мужиков? У не­го нет здесь ни одной точки, куда бы можно было приехать не­заметно и отсидеться, в случае необходимости. В Запорожье, это другое дело. Но не ехать же с ними девяносто километ­ров. Надо было срочно что-то решать.

-Куда мы едем? — подал голос таксист, как будто прочитал Женькины мысли.

-А черт его знает! — признался Женька. — Как раз ломаю голо­ву, где можно спрятаться на пару часов, чтобы поговорить с этой сволочью. Я ведь не местный и город знаю плохо. Ни од­ной норы нет. Или в посадку какую заехать? Да, и тебя надо в больницу отвезти, но в наручниках нельзя. Надо где-то их по­пытаться снять.

-А ты ключ нашел от них, — забеспокоился таксист.

-Я пошутил насчет ключа. Не искал я его. И так сниму. Я умею. Но минут десять придется повозиться. Ты уж потерпи, пока хоть в какой-то безопасности окажемся.

-Знаешь что, давай-ка махнем на дачу к моему другу. Про нее никто не знает. Он там только по выходным появляется. А в остальное время разрешает мне ею пользоваться.

-Ты что там, овощи выращиваешь в остальное время? — хмык­нул Женька.

-Баб вожу, чтоб жена не знала, — вздохнул таксист. Видать сейчас, воспоминание о бабах его не порадовало. По выражению лица было видно, что он вроде бы даже сам удивился, что были такие моменты в его жизни. Сейчас, таксисту явно было не до них.

-А это далеко?- поинтересовался Женька, прикинув, что другого варианта все равно нет, и придется рискнуть и принять этот.

-Микрорайон «Живые и мертвые».

-Где это?

-Там где на месте старого кладбища выстроили жилой мас­сив. Вот сразу за ним и начинаются дачи. Сворачивай сейчас влево.

Этот район Женька не знал и таксист, превозмогая головную боль, исполнял роль штурмана. Дождь продолжал лить. Види­мость была паршивая. Дорога залита водой и Женька уже нес­колько раз хорошо гуцыкнулся днищем, влетев в глубокую выбо­ину.

-Да не гони ты так, а то куда-нибудь вскочим, — поморщился таксист. Он положил обе руки в наручниках на голову и при каждом толчке, страдальчески морщился. Видно было, что голо­ва у него болит невыносимо. Но тут уж Женька ничем не мог ему помочь. Обезболивающее он с собой из тайника не взял.

Они проехали жилой микрорайон и подъехали к дачам. Дачи здесь были капитальные. Не какие-нибудь там старые вагончики или деревянные будки, а настоящие дома. Они подъехали к одно­му из таких домов, и таксист скомандовал остановиться.

-Выйди и открой ворота. Машину надо загнать в гараж, — ско­мандовал таксист. — Ворота открываются просто. Там засов. А ключ от гаража лежит под камнем слева от гаражных ворот.

Женька опять вылез под дождь. Открыл ворота. Въехал во двор. Таксист рассказал, как открыть домик. Женька открыл и пере­нес таксиста внутрь. Положил на веранде на диван. Потом, пе­ретащил спящего бандита и кинул его на полу. На диван ложить не стал, хотя в комнате стоял еще один такой же диван. Много чести.

-Ты, переоденься,- проговорил таксист, — а то с тебя вода ручьями бежит. Там вон, в шкафу, есть и футболки и джинсы. Бери, какие подойдут. Там и мои, и Вадькины, и Толика. В общем, все друзья к нему свои шмотки натаскали. На рыбалку вместе иногда ходим, — объяснил таксист.

Женька сбегал в гараж и вернулся с машинной аптечкой, от­верткой, длинным гвоздем и молотком. Постучав молотком по гвоздю и заострив его еще больше, он с помощью этого гвоздя и отвертки расстегнул таксисту наручники. Ткнул в руки аптечку, а сам пошел искать, во что переодеться.

-Ты в аптечке посмотри анальгин и эуфилин, — проговорил он, натягивая чьи-то штаны и рубашку. — Надо бы еще мочегон­ное выпить, чтоб отток жидкости от головы сделать, но вряд ли в водительской аптечке такое есть. Глотни хотя бы эти два препарата. Боль немного попустит.

-А ты что, доктор? — спросил таксист, глотая две таблетки без всякой воды.

-Нет. Я, как и ты, таксист. Но когда-то занимался подвод­ным плаванием. А там учили всему.

-А куда мы с тобой, коллега, вляпались, хоть объяснить-то можешь?- морщась от боли, поинтересовался мужчина.- Кстати, меня зовут Саша, а тебя как?

-Женька я. А куда вляпались, пока сам толком не могу со­образить. Друзья у меня пропали. Я приехал из Запорожья, привез шефу кое-что на продажу. Мой шеф, когда-то моим тре­нером был. Хороший мужик. Сейчас занимается ремонтом машин, и на авторынке подторговывает. Ребята тоже. Мы все в одной группе когда-то плавали. Пацаны все нормальные, при памяти. Понимаешь, к криминалу никакого отношения вроде бы не имели. Так вот, я приехал, а никого найти не могу. До обеда по го­роду бегал, искал. Засек за собой хвост. Катаются за мной две машины. Я зашел в наше кафе, думаю поем, если успею, и заод­но определюсь, в чем дело. Ну, ко мне подкатывается один жлоб и говорит: «Отдай пленку или будешь там, где твои друж­ки!» А дружки мои, мол, уже рыб кормят, и показывает четыре кольца. Женька достал и показал Саше свое кольцо. — Такие были у шестерых. Одного застрелили три недели назад в самом цент­ре города. Я думаю, что оттуда и растут у этой истории ноги. Но не уверен. Короче, надо разбираться. В общем, я по рогам тому малому дал и смотался через окно. Поменял имидж немного. Я вообще-то не блондин. Раздобыл оружие. Вычислил одну из машин, что за мной каталась и за ней. Вышел на этот дом. Ну а дальше ты знаешь. Опиши мне тех двоих, что ты тогда к дому подвозил. Нет, лучше, посмотри на фотографию. Может, это мои были?

Женька извлек портмоне. Открыл и извлек фотографию, которую показывал уже сегодня гадалке.

Саша внимательно посмотрел и ткнул пальцем: «Вот этот и вот этот».

-Ты уверен, что они ушли? — уточнил Женька, про себя от­мечая, что это те, которые, по словам гадалки, живы. Значит, просто обязаны были уйти.

-Ушли. Они мимо меня на каком-то мотоцикле просвистели. Что-то на ходу крикнули, но я не расслышал. Может быть, и кричали, чтобы я уходил, — задумчиво произнес Саша. — Рассла­бился я. Дремал. Договор был, что они через минут двадцать выходят, и мы едем на вокзал. Я и примостился подремать минут двадцать. А они минут через десять вылетели.

-А машины к дому подъехали когда? Когда мои уже уехали или когда еще были там?

-Я услышал шум машин и проснулся. Машины подъезжали к дому, а мотоцикл выскочил, как черт из коробочки, перед са­мым их носом и умчался. Одна машина развернулась и ушла в погоню. Но пока она развернулась на узкой улице, мотоцикл уже унесся. Импортный, скоростной, по-моему, БМВ. Украли, на­верное, у этих.

-А тебя, что, сразу же поволокли в дом?

-Да. Не знаю даже, куда мою машину дели, — грустно прого­ворил Саша. — Если разбили, жалко. Я на другую не стянусь.

-Вот эту на тебя переоформим, — засмеялся Женька. — Докумен­ты у нас. Машина у нас. Я буду выступать в роли продавца, а ты в роли покупателя. Оформим куплю продажу и порядок. Ты радуйся, что жив остался. Ладно, я сейчас этого кадра в соз­нание приведу. Побеседую. А потом тебя отволоку в больницу.

-Не надо в больницу. Меня там найдут и точно прикончат. Этих бандитов, целая куча. Я тогда во дворе только пять тру­пов насчитал. И в доме их было достаточно. Пока меня до под­вала дотащили, я через три или четыре переступил. Так что, твои положили там прилично. Но приехало, еще больше. Это уже настоящая война и тебе одному не справиться.

-Буду искать своих, по мере сил, а попутно, уничтожать этих гадов. Как ты думаешь, что они там в доме так тщательно охраняли? — Не говоря о найденной маковой соломке, спросил Женька. Может этот Саша знает еще что-нибудь интересное.

-Не знаю. А чего застрелили первого из ваших, ты знаешь?

-Догадываюсь. Скорее всего, что-то такое увидел и заснял. Он у нас по совместительству кинооператором был. В этом де­ле, ас! А так как пленку не нашли, вышли на его ближайших друзей. Теперь мне надо найти эту пленку, во что бы то ни ста­ло. Опередить бандитов. Но я понятия не имею, где ее искать. И подозреваю, что и остальные мои друзья, точно в таком же положении. Вот где мне друзей искать, черт побери?! Куда они запропастились?

-А у них нет каких-нибудь мест, ну вот, типа моего?

-Понятия не имею. Вроде бы, нет. Кстати, тут телефона нигде рядом нет?

-Прям здесь и есть. Эта дача, настоящий жилой дом. Здесь все есть. И газ, и свет, и вода, и телефон. Аппарат стоит в комнате.

-А как ты думаешь, в милиции есть определитель номера? — в раздумье произнес Женька.

-Вряд ли. Но если в милицию думаешь звонить, то лучше по­звони с мобильника. Вон у того типа из кармана торчит.

-Точно, — обрадовался Женька.

Он набрал 02 и сообщил, что на такой-то улице, в таком-то доме, стреляли и что-то взрыва­ли. Объяснил, что звонит сосед, но фамилию не скажет, потому что боится за свою жизнь. — Хочу, что бы туда милиция нагря­нула. Мне надо будет свою машину забрать и кое-какие вещи. Не хочу наткнуться на бандитскую засаду. А так, появление милиции, даст мне возможность спокойно забрать свое добро, — объяснил он Саше. Так, пора будить клиента.

Женька сделал Усатому укол. Через пару минут тот стал во­рочаться и пытаться проснуться. Пока он был в полудреме, Женька задавал вопросы, а Усатый, как хороший школьник, на них четко отвечал.

-Что вы охраняете в том доме? — строго спрашивал Женька.

-Наркоту.

-Маковую соломку?

-Нет. Большая партия героина.

-Зачем вам понадобились эти мужики с одинаковыми золоты­ми печатками?

-Босс приказал взять живыми.

-Они все живы?

-Двое убиты в перестрелке, а двое других — убили кучу на­ших и сбежали. А одного, никак не можем найти.

-Что на пленке?

-Не знаю.

-Кому нужна пленка?

-Боссу.

-Кто босс.

-Хозяин «Белой вороны».

-Где он сейчас?

-Удрал на Черное море, пока мы все здесь не утрясем.

-Что вы должны утрясти?

-Найти мужиков, у которых пленка. Пленку отобрать, а му­жиков уничтожить.

-Сколько людей у вас в организации?

Но, увы, фаза, в которой можно так мило беседовать — окончи­лась. Настало пробуждение. Усатый стал осмысленно лупать гла­зами. Перестал отвечать на вопросы и через пять минут уже вполне осмыслено матерился. Делать еще один укол Женька не решился. Можно сделать передозировку, и прощай милый собесед­ник. Пока хватит и этой информации.

Он связал Усатого так, чтобы тот никакими усилиями осво­бодиться не смог. Прикрутил его к батарее и собрался ехать за брошенной машиной.

-Автобусом я отсюда доберусь туда? — шепотом спросил он у Саши.

-Дай лист бумаги и ручку,- попросил Саша.

Женька нашел ручку и чистую тетрадь и протянул Саше. Тот нарисовал схему, как кратчайшим путем дойти от дачи до авто­бусной остановки. На какой номер автобуса сесть, и на какой остановке выйти. При этом он не произнес ни слова. Очевид­но, боялся, что Усатый догадается, в каком районе они сейчас находятся.

Усатый лежал в своем углу и выкрикивал нецензурные слова.

-Сам виноват! — пожал плечами Женька и залепил ему скотчем рот. — У человека голова болит, а ты шумишь.

Потом подошел к Саше, протянул ему шприц и громко ска­зал: «Если будет плохо себя вести, введешь вот это. Будет как шелковый. Правда, потом у него начнутся проблемы, но это его проблемы, а не наши. Понял?» — И подмигнул Саше, так чтобы не видел бандит. Шприц был пустой и Женькина речь — блеф, но действие возымела. Усатый смирился с судьбой. Закрыл глаза и решил еще поспать. Тем более что после наркоза, организм просто требовал еще сна.

Женька нашел в доме зонтик и вышел под дождь. Обойти лужи было невозможно, и он побрел напрямик. Добрался до автобус­ной остановки. Подождал нужный автобус и поехал забирать брошенную машину. Дождь продолжал лить. Машина спокойно сто­яла там, где он ее оставил. Женька забрался внутрь, и как ему не хотелось проехать по улице, где он час назад высадил гра­натой ворота, он все-таки удержал свое любопытство и выехал сразу на параллельную улицу. Не доехал два дома до пустого, вышел из машины и поднял капот. Постоял, наклонившись, из-под руки рассматривая, не грозит ли ему что-нибудь на этой улице. Вроде бы, ничего.

Он прошел к интересующему его дому. Пролез под каким-то кустом к дырке в заборе. Запустил руку в собачью будку и вытащил свой драгоценный пакет. Вернулся с ним в машину и со спокойной душой отправился в обратный путь.

Перстень от покойника. Часть 4: 11 комментариев

  1. Аленочка, привет! Ну здОрово, отлично! Таааак интересно и захватывающе, не остановиться!

  2. Как уже правильно отмечалось, вещь затягивающая и захватывающая, это безусловно. Написана мастерски.
    Почитал с удовольствием на проза.ру, здесь тяжело из-за разбивки на страницы. Я не помню, здесь вроде был тэг no page, чтобы ставилось единым куском.
    С самыми наилучшими пожеланиями дальнейших творческих успехов и удач! 🙂
    Гордо, как в своё время Расул Гамзатов, подписываюсь : Номинант премии «Народный писатель» мая-июня 2013 🙂

  3. Сережа, спасибо! Сейчас забегу на прозу и зайду в гости. С теплом. Алена.

  4. Ален — ты просто специалист широкого профиля, столько разной информации.
    И написано классно, просто сплошной ручеёк течёт и течёт себе, нигде не спотыкаясь!!!

  5. Все больше интересных персонажей: гадалка, щенок, бандиты…
    И события круче и круче!

    Посмотрим, что дальше! 🙂

  6. Во, уже и мистика пошла в ход! Здорово!
    Интересно, возьмёт Женька щенка у гадалки или не возьмёт?.. Судя по тому, как автор любит животных, наверное, да!

    С улыбкой,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)