Перстень от покойника. Часть 1

На улице стояла жара, как в Африке. С той только разницей, что там, в городах, все заведения оборудованы кондиционерами, а у нас нет.

Тая и Светка вошли в маленькое кафе, чтобы выпить чего-нибудь холодненького и скрыться хоть ненадолго в прохладу от неимоверной жары.

Кафе было задрипанное. Очевидно, дела у его хозяина шли не наилучшим образом.

Они сели за крайний столик, и к ним тут же подошла девушка-официантка.

-У вас есть холодное шампанское? — спросила Тая.

-Есть.

-Тогда дайте нам бутылочку холодного шампанского, по паре каких-нибудь съедобных бутербродов и шоколадку. И, пожалуйста, смените скатерть, а то она похожа на использованный памперс.

Девушка, нисколько не смутившись, сказала: «Сейчас» и …перевернула скатерть на другую сторону. Потом, не спеша, скрылась в недрах кафе и тут же появилась с запотевшей бутылкой шампанского и двумя бокалами.

Тайка и Светка после такой оригинальной смены скатерти пребывали в растерянности. Возмущаться, или посмеяться? Тайка хотела, было всерьёз возмутиться, но Светка, махнула рукой.

-Плюнь! Это наш обычный сервис. У них, наверное, не на что эту скатерть заменить. То, что на столах, в единственном экземпляре. В конце дня соберут и постирают. Если хочешь посидеть за столом, накрытым чистой скатертью, приходи завтра к открытию. Как раз успеешь. Это же тебе не в твоей Германии!

Официантка принесла по два бутерброда с сыром и плитку черного шоколада. Бутерброды выглядели вполне съедобно.

-Вам шампанское открыть? — спросила девушка.

-Спасибо, мы сами,- отказалась Светка. Она сразу же представила себе, что, если открывая бутылку шампанского, окатит ним Тайку с ног до головы, это будет одна реакция, а вот если это сделает официантка, совсем другая. А в том, что девушка официантка умеет нормально открыть шампанское, у Светки почему-то были большие сомнения. Так что, зачем усложнять жизнь?

-Дай, я открою, заявила Тайка, и отобрала бутылку у Светки. У нее, наверное, тоже появились свои сомнения, только теперь уже относительно Светкиных способностей.

Тайка открыла бутылку очень аккуратно и наполнила бокалы.

-Ну что, за твой отъезд!- произнесла тост Светка. — Чтоб у тебя там все было хорошо!

-А у тебя здесь! — произнесла Тая и они обе с удовольствием выпили холодное шампанское.

Тая семь лет назад уехала с мужем и детьми в Германию. В этом году она с дочкой приехала проведать свою маму. А муж и сын не смогли. Они остались там. Тайка пробыла у мамы почти два месяца, и завтра они с Маринкой уезжают. Светка видела, что Тая уже мысленно давно там. Здесь Тайку уже все повергало в панический ужас. Все было чужое и непонятное. Она не могла понять, как можно жить четыре года без горячей воды. Как это, зимой не топят батареи. Ведь зимой морозы до двадцати градусов! Как можно существовать на те копейки, что люди получают в виде зарплат и пенсий. Раздражало, если и не все подряд, то почти все. А мама, ни в какую не хотела уезжать туда, как ни расписывала Тайка ей преимущества той жизни перед этой. И вот Тайка уезжала с болью в душе и в сердце. Оставляла мать в условиях, по Тайкиным понятиям, абсолютно неприемлемым для жизни.

Светка была ее единственной подругой. С ней тоже не хотелось расставаться. Тайка сидела сейчас и мечтала, что, как было бы прекрасно, увезти с собой и маму и Светку. Наверное, она больше бы ничего у судьбы и не просила, конечно, кроме счастья и здоровья для своих детей.

В кафе вошла женщина средних лет, но явно не согласная со своим возрастом. Ей было где-то около сорока, но она усиленно изображала восемнадцать. Короткая юбка открывала ноги, которые из эстетических побуждений следовало бы прикрыть до самых щиколоток. По форме они вообще-то были ничего, но выступающие узлами вены, выпирали синими пакетами и вызывали сочувствие. Футболка имела такое декольте, что шокировала даже обладателей крепкой психики. Лифчика под ней не было, а грудь этой дамы, эротических мыслей не вызывала. На физиономии лежал грубый макияж, изрядно подтаявший на солнце. Волосы были выкрашены шапочкой. То есть, до середины черные, а концы, ярко красные. Вид, не то чтобы шокировал, но производил еще То впечатление!

Дама уселась за столиком напротив, заказала пиво и посмотрела на часы. Светка с Тайкой, продолжая болтать, потихоньку за ней наблюдали. Просто, из чистого любопытства.

Минут через пять в кафе вошел мужчина бомжеватого вида. В потертых джинсах и растянутой футболке неопределенного цвета. С небритой помятой физиономией и мешками под глазами.

Он подсел к даме, и они о чем-то оживленно заговорили. Слов слышно не было, но была видна активная жестикуляция руками. Наши люди жестикулируют также эмоционально, как и разговаривают. Говорят, что эта же черта присуща и итальянцам. Это наталкивает на мысль об общих предках. Очевидно, мы с итальянцами, где-то, родственники.

Они залпом допили пиво и покинули кафе. Вид у них при этом был такой, как будто бы они опаздывают на самолет.

-Как ты думаешь, они любовники?- спросила Тайка.

-Не знаю. Но, по-моему, на такую даму у мужиков встать может только волос на голове, — пожала плечами Светка.

-На каждый товар есть свой купец,- философски заметила Тайка.

Вдруг, на улице раздались выстрелы. Потом крики, визг машинных шин и все посетители кафе бросились посмотреть, что происходит. Светка с Тайкой тоже выскочили на улицу. Метрах в пяти от входа в кафе, на тротуаре, распластались два окровавленных тела. Светка и Тайка с ужасом глянули на погибших. Это была та самая необычная парочка, только что покинувшая кафе.

Светка подошла и наклонилась над телами. Пощупала у одного и другого пульс. Мужчина был мертв, а у женщины пульс прослушивался.

-Быстрее скорую! — заорала Светка. — Женщина еще жива. Кто-то стал звонить. Кто-то подскочил к Светке и стал помогать осматривать женщину. Она получила несколько ранений в грудную клетку. Мужчина, побежал к своей машине и принес аптечку. Светка попыталась перевязать раненую. Но когда стащила с нее футболку и глянула на раны, поняла, что женщина — не жилец. Еще пару минут и ее пребывание на этом свете окончится.

Но надо было что-то делать, хотя бы для очистки совести. Светка перебинтовала женщину и тут как раз, подлетела скорая. Машина была на вызове в соседнем дворе и ей передали о случившемся по рации. Поэтому, она и появилась в считанные минуты. Женщину уложили на носилки, и машина умчалась.

Мужчина остался лежать на тротуаре. Вокруг собралась толпа зевак. Тайка и Светка слились с толпой, послушать что говорят.

Бабка, торговавшая рядом с кафе клубникой, рассказывала, что видела, как мимо этих двоих медленно проехала машина, и из нее раздались выстрелы. Потом машина набрала скорость и умчалась в сторону проспекта.

Подъехала милиция. Тайка и Светка вернулись в кафе. Светка направилась в туалет помыть руки, вымазанные чужой кровью. А Тайка села за свой столик и заказала по рюмке коньяка. После такого стресса душа требовала выпить чего-нибудь крепкого.

Светка подошла к крану и только тут обратила внимание, что что-то крепко зажала в кулаке. Она разжала руку и с удивлением обнаружила на ладони мужской перстень. Господи, где она его взяла и главное, когда? Как ни силилась Светка вспомнить, откуда в кулаке появился перстень, никаких воспоминаний! Может, подобрала с земли, когда возилась с женщиной? Может, когда щупала пульс у мужчины? Черт знает что!

Она внимательно осмотрела находку. Похоже, золотой. Монограмма, большие буквы Г и Р. И что с ним делать? Ладно, надо пока вкинуть в карман и помалкивать. Тайке ни слова. Вдруг с ним связаны какие-нибудь дела, чреватые неприятностями. А Тайке завтра уезжать. Нафиг им куда-то впутываться!

Светка вымыла руки и вернулась за столик к Тайке. Девушка как раз принесла коньяк.

-А вы не знаете, кто такие, те женщина и мужчина? — усаживаясь за столик, спросила Светка официантку.

-Леопольдина и ее друг Сенька,- вздохнула девушка.- Она, местная сумасшедшая. А он, алкаш. Жалко. Оба совершенно безобидные. Кому помешали?!

-Это ее так зовут, Леопольдина?- изумилась Тайка.

-Не знаю, как ее зовут. Она всем рассказывала, что была актрисой в каком-то Ленинградском театре. Звездой. Ее там на руках носили. И лучшая ее роль, это Леопольдина. Вот ее так все и называли. Вряд ли, конечно, она была актрисой. Хотя, может быть, но только тогда очень-очень давно. Мне уже девятнадцать, а я ее знаю всю жизнь. Ну, по крайней мере, со своих шести лет помню! Это уж точно. Живем по соседству.

-А почему вы сказали, сумасшедшая? Действительно у нее не все дома?- спросила Светка.

-А что, по внешнему виду не видно?- удивилась девушка.- Она могла прийти сюда вечером в платье из красных перьев и с огромным веером и петь негритянские блюзы. Могла заявиться в черном блестящем вечернем платье, с белыми розами в волосах, и петь романсы. Представляла себя кем-то и перевоплощалась. И получалось, что она — это уже не она. Вот как люди утверждают: «Я Наполеон!» Так и она объявляла, что сегодня она Тина Тернер, а завтра объявляла, что она Вика Цыганова и так далее. Кстати, пела хорошо. Хозяин приказал ее не трогать и отсюда не гонять. Она публику привлекала. Когда у нас вечером появлялась Леопольдина, у нас в кафе было не протолкаться. Местная достопримечательность.

-А больше ни в чем ее сумасшествие не проявлялось? Не буйствовала, не делала какие-нибудь пакости?- спросила Тайка.

-Она была очень добрая. Бродячих собак кормила, — шмыгнула девушка носом.

-Никому зла не делала.

-А на что она жила?- задумчиво спросила Светка.

-Говорят, что ей каждый месяц перевод откуда-то из-за границы приходил. Она не бедная.

-А этот ее друг, кто? — поинтересовалась Тайка.

-Бывший сантехник ЖЭКа. Спился совсем. Под забором зимой чуть не замерз. Леопольдина его забрала. Отмыла, отогрела и приютила. По-моему, он один верил всему, что бы ни говорила Леопольдина. И для него она была настоящая красавица.

Девушка заплакала и ушла за стойку бара.

Тайка и Светка выпили коньяк и покинули кафе. На месте происшествия, не смотря на сумасшедшую жару, все еще толпились люди, и работала милиция. Что-то замеряли, кого-то расспрашивали. Труп прикрыли простыней, но увозить не спешили. Наверное, как всегда, не было на чем.

На следующий день Светка провела Таю с Маринкой на вокзал. Они ехали поездом в Киев, а оттуда до Мюнхена автобусом. Поездка тяжелая. В поезде жара, и грязь. А в автобусе, хоть и кондиционер, и нет ни жары, ни грязи, но что такое высидеть двое суток в автобусных креслах!

Но о самолете Тайка не захотела даже слушать. И, не потому что дорого, а потому, что самолеты вызывали у нее панический ужас. Каждый день сообщают, что разбился какой-нибудь самолет. Возможно, они разбивались и раньше в таких же количествах, но об этом просто не сообщалось? Кто его знает. Но сейчас, слушая такие сообщения, летать, что-то не хотелось.

Поезд тронулся. Светка помахала им рукой, вздохнула и покинула перрон. На душе было тоскливо и где-то под ложечкой сосало чувство глубокой потери. Когда она теперь увидит Тайку и увидит ли вообще? Она медленно побрела на стоянку, где припарковала свою машину. Открыла дверцу, забралась внутрь и тут же открыла все окна. В салоне было, как в парилке. Хотя, машину Светка поставила в тень. Она повернула ключ зажигания, но машина заводиться категорически отказалась. Светка провозилась минут пять и поняла, что кроме как посадить аккумулятор, у нее ничего путного больше не выйдет. Она открыла капот и уставилась в его недра. Хорошо бы еще что-нибудь в этом деле и соображать. Машина только из капитального ремонта. Без обкатки. Что-то очевидно не так отрегулировали. По логике, залиты свечи. Их бы выкрутить и вытереть. Но… как это сделать Светка все равно понятия не имеет. Она на всякий случай подергала все провода, повздыхала и попробовала еще раз завести машину. Дудки. Тот же результат. Светка выругалась и вылезла наружу.

Подошел водитель соседней машины и тоже принялся выдвигать различные гипотезы. Выкрутил и протер одну свечу. Попробовал сам завести Светкину машину, но тоже безуспешно. Потом, по­шел что-то искать в своем багажнике, а Светка крутнула ключ в замке зажигания и машина вдруг завелась, как ни в чем не бывало. Вот же зараза! Светка вывернула со стоянки. Помахала рукой обалдевшему водителю, который стоял у открытого багажника своей машины и удивленно хлопал глазами, и укатила.

Светка была похожа на свою машину, а машина на нее. Обе капризные и абсолютно непредсказуемые. От них обеих, неизвестно чего можно ожидать в следующую минуту. Короче, они друг друга стоили и, похоже, хорошо об этом знали!

Светка ехала домой и размышляла над самой злободневной темой, а именно: чем кормить своих мужиков. Меньший не ест кабачки ни в каком виде. Средний, не любит первые блюда. А самый старший, то есть муж, не ест ничего твердого. Потому что вырвал все нижние зубы. Сделал вставную нижнюю челюсть, но никак не может к ней привыкнуть. Не умеет нею жевать. Бесконечно вынимает ее и кладет где попало, а потом не может найти.

Чаще всего его зубы лежат на кухонной полке. Но бывает, их можно встретить и в ванной, и на журнальном столике в зале. После встречи Нового года Светка вообще обнаружила их под елкой, лежащими у ног пластмассового Деда Мороза. Как подарок. Значит надо сейчас приготовить что-то такое, что бы ели все. Это что-то, скорее всего, будут котлеты. А из кабачков надо сделать оладки. Меньший не поймет, что это такое и не будет морочить голову.

Она проскочила автобусную остановку, но потом поняла, что проехала мимо кого-то из знакомых. Кого именно, не рассмотрела, но мозг получил команду «свой», и Светка сдала назад. Точно, на остановке стояла ее соседка Майка. Она была Светкиной ровесницей. Жила в соседнем подъезде и работала следователем. Они со Светкой практически не общались. Так, «здрасьте» и до свидания. Но проехать и ее не взять, — свинство. Тем более, в такую жару.

Светка открыла дверцу, и Майка тут же устроилась рядышком. — Здравствуй! поздоровалась Майка.- Спасибо, что подхватила. Такая жара, думала, живьем зажарюсь. Стою уже минут двадцать. Ни автобуса, ни знакомых. Такое впечатление, что все и всё вымерло. Ты домой?

-Да. Подругу на поезд только что провела.

-Господи, я представляю, что сейчас в поезде делается! — с неподдельным ужасом в голосе произнесла Майка. — Кстати, в отпуске уже была?

-Нет. Отпуск через месяц. Дожить бы,- мечтательно протянула Светка.- И сразу же на море!

-Счастливая. А мне, наверное, не видать отпуска, как своих ушей. В городе черт знает что творится. Поотзывали из отпусков всех, кто успел уйти. Гад, одно убийство за другим. Как сдурели. От жары все побесились, что ли?!

-Я сама вчера была свидетелем убийства возле кафе на Некрасова,- призналась Светка.- Действительно, какой-то идиотизм. Убили сумасшедшую и ее друга, какого-то алкоголика. Официантка в кафе сказала, что они оба были абсолютно безобидными. Никого не трогали и никому не мешали.

-Понимаешь, какие-то убийства, ну просто бессмысленные. Я еще понимаю, когда идут разборки. Когда убивают конкурентов. Или что-то где-то завязано на больших деньгах. А тут, ну просто черт знает что! Никаких мотивов. Никаких зацепок. Мозги пухнут!

— А кого еще убили, кроме этих двоих?- из женского любопытства поинтересовалась Светка.

-О взрыве гранаты на рынке слышала?

-Слышала. Но говорят, этот случай уже раскрутили?- решила уточнить Светка.

-Этот, слава Богу, да. Там хоть все ясно. Работал мужик реализатором. Его незаслуженно уволили. Не заплатили. Он обиделся и швырнул своему бывшему хозяину в палатку гранату. А тот ее поймал и выбросил в пустые базарные ряды. Но они тоже оказались не совсем пустые. Убитых нет, но семь человек раненых.

-Идиот. Кидал бы уже эту гранату своему хозяину домой в форточку. Причем тут куча посторонних людей! И где он гранату взял?

-Выясняем. Но это ерунда. Убивают совершенно безобидных бомжей. Молодых и старых. Калек, которые никого не трогали, никому не мешали и за душой не имели ни гроша. Понимаешь, ни с целью мести, ни с целью ограбления, ни в связи с наркотиками. Вроде бы, совершенно никаких причин!- вздохнула Майка.

-Может из-за квартир?

-Какие у бомжей квартиры? — отмахнулась Майка.

-А ты не знаешь, кому достанется квартира Леопольдины?

-Какой Леопольдины? — удивилась Майка.

-Ну, той сумасшедшей, что вчера была застрелена у кафе. Ее так официантка называла, — объяснила Светка. — Она, кстати, сказала, что Леопольдина не относилась к бедным. Ее кто-то постоянно из-за границы финансировал. Я так поняла, что девушка-официантка о ней много знает. Она сказала, что живет по соседству.

-А. Там ее сестра приехала. Квартира приватизирована. Наверное, сестре и достанется. Ну, мотивы этого убийства мы еще выясняем. Как раз здесь, я надеюсь, что-нибудь да вырисуется. А Леопольдину зовут, а точнее, звали, Анастасия. Она Зуева Анастасия Павловна. Сорок два года. На пенсии по инвалидности. Шизофрения. В прошлом актриса. Причем, говорят, из довольно известных. Но… в свое время. То есть, лет двадцать тому назад. Мне это дело сегодня всучили. Так что, буду ковыряться. А о какой официантке ты говорила? Мне бы тоже не помешало с ней побеседовать.

-Узнай, кто работал вчера и беседуй. Там она одна была. Молоденькая девочка. Девятнадцать лет. Брюнетка с короткой стрижкой и большими карими глазами. Найдешь,- сообщила приметы Светка. Она хотела рассказать о кольце, но почему-то передумала. Въехала на свою улицу и резко затормозила. Дорога, ведущая к их дому, была перерыта и рядом с глубокой канавой валялись огромного диаметра трубы.

-Вот черт! Канализационные трубы надумали менять. Все. Это волынка до нового пришествия,- вздохнула Светка. — Поехали в объезд.

Они вернулись на трассу и с нее выехали на асфальтированную дорожку, ведущую к школе. Это был широкий тротуар для пешеходов. Но другого пути к дому теперь не было. Придется ездить так. Хорошо хоть у детей каникулы и у школы никого нет. Светка потихоньку ехала по тротуару, объезжая открытые канализационные люки и глубокие выбоины.

-У нас что дороги, что тротуары. Поистине, не пройти — не проехать. Меня всегда смешит, когда в наших боевиках показывают гонки на автомобилях. Один удирает. Другой догоняет. И все это на сумасшедшей скорости и по незнакомым для гонщиков переулкам! Да тут по знакомым не уйдешь. Утром едешь, дорога есть, а вечером — уже нет. Вместо дороги котлован. И на такой скорости, как в кино показывают, у нас разве что по автодрому ездить можно. На любой другой трассе, колеса поотпадают через сто метров. Колдобины, на танке нормально не проедешь!

Кто это сказал, Гоголь, что у нас две проблемы, дураки и дороги?- спросила Светка.

-Не знаю. Но тот, кто это сказал, на сто процентов прав. Характерно для всех времен,- засмеялась Майка. — Основной национальный признак! Я как гляну на этих крутых, что на иномарках по городу мотаются, у меня всегда одно и то же в голову приходит: Ну, надо же, быть таким идиотом! По нашим дорогам, с такой посадкой! Только их «Джип» или наша «Нива»! Остальное, вызывает на глазах слезы. Я сама вчера влетела в яму, чуть колеса не поотлетали. Возле кассы аэрофлота. Вроде бы нормальная дорога там была. Всего два дня в ту сторону не ездила. А вчера судьба забросила, и нате вам! Здрасьте! Уже появились две колдобины глубиной чуть ли не по колено каждая! С одной из них мне разминуться не удалось. Из-за поворота выскакиваю и влетаю на полном ходу! Представляешь?

-И что?- с сочувствием спросила Светка.

-Да вроде, ничего серьезного. Глушитель отбила. А так, все в порядке. А если бы была на иномарке?

-Так ты поэтому сегодня без машины?

-Да нет. Утром вообще не завелась, скотина! — призналась Майка. – Может, еще что отлетело? Не знаю. Сегодня вечером Вовка обещал подъехать посмотреть.

Светка высадила Майку возле подъезда и загнала машину в гараж. Поднялась домой. Дома был только кот. Остальные поразбегались кто куда. Скорее всего, удрали на пляж. Кот лежал в кресле. Если бы он не открыл глаза и не взглянул на Светку, она бы точно решила, что он сдох от жары. Кот лежал на спине, задрав кверху все четыре лапы, запрокинув голову и откинув хвост. Обычно он бежал встречать Светку, а сегодня, только приветственно поморгал зелеными глазищами. Лень было даже пошевелиться. Она бы тоже с превеликим удовольствием примостилась сейчас в такой же позе на диване под вентилятором, но надо идти готовить есть.

Светка ополоснулась под холодным душем. Стало немного легче, но ненадолго. Кухня выходила на южную сторону, и солнце жарило прямо в окно. Пока она приготовила еду, раз десять бегала под душ. Если так пойдет и дальше, то жить можно будет только в ванной. И то, сидя весь день безвылазно в холодной воде.

Светка включила вентилятор и легла на диване. Вентилятор гонял горячий воздух, но все равно, стало чуть лучше, чем без него.

Неделя пролетела как-то серо и незаметно. Об убийстве возле кафе Светка уже забыла. Тайка позвонила из Германии, что доехали они с Маринкой нормально и у них там все хорошо. После этого звонка Тайка как бы переместилась в другую жизнь. Жара не спадала и вымотала всех до предела. Единственным светлым пятном на горизонте, которое было стимулом к существованию в данной обстановке, оставался предстоящий отпуск. Еще три недели, и ура!

Светка ехала на работу и строила планы, как и где она его проведет. Перед мысленным взором плескалось море. Она даже ощущала его запах. И вдруг, из приятных витаний над морской пучиной ее вывела реальная пробка на дороге. Движение было перекрыто с обеих сторон, и машины выстроились в длинную очередь. Светка пристроилась в ее хвост и стала гадать, по какому поводу все стоят. Потом не выдержала. Вышла из машины и присоединилась к стайке водителей, удобно умостившихся на травке, на обочине дороги. По виду сидящих мужиков было понятно, что застряли все здесь надолго.

-А что случилось? Почему стоим?- спросила она.

-Какая-то крупная авария впереди. Милиция оцепила тот район и не проедешь, не объедешь,- объяснил ей какой-то дед.

-Можно попробовать развернуться и объехать по грунтовке вдоль откормсовхоза, — неуверенно предложила Светка.

-А вы эту дорогу знаете?- заинтересованно спросил молодой водитель серебристой «Ауди».

-Знаю. Только не уверена, что ваша машина там пройдет, — пожала плечами Светка. — Там дорога отвратительная.

-Можно попробовать. Я ужасно спешу. А здесь, похоже, мы застряли надолго.

-Если мне удастся развернуться, то я попытаюсь вырваться на волю. Только машина моя зажата уже так, что вряд ли я развернусь, — глянув на вереницу пристроившихся сзади машин, с сомнением в голосе, заявила Светка.

Молодой водитель тут же развил бурную деятельность. Какие машины потеснили на обочину, какие, удалось сдвинуть назад. Все засуетились. Появилась надежда выбраться из этой пробки, и воспользоваться такой возможностью жаждали все. Но никто не знал — как, и с надеждой взирали на Светку.

Она осторожно развернулась под чутким руководством собравшихся здесь водителей. Проехала метров сто по встречной полосе и свернула в дачный поселок. За ней потянулась вереница машин, водители которых мечтали выбраться из западни любой ценой. Через ворота с противоположного конца дачного поселка Светка выехала на грунтовку, ведущую к откормсовхозу. Дорога была разворочена тракторами. Кое-где была проделана такая глубокая колея, что влети в нее, Светкина машина просто легла бы на пузо, и не достала колесами до дна этой колеи. Но Светка осторожно лавировала между ямами. То выезжала почти вплотную к посадке, то шла правой половиной по наклонной насыпи под опасным углом к горизонтальной плоскости. Но все-таки потихоньку выбралась на участок дороги, вымощенный булыжником. Теперь, пара пустяков. Через триста метров пойдет асфальт. Пусть в выбоинах и колдобинах, но все-таки асфальт!

Светка знала все дороги и дорожки в округе. У родителей была раньше дача в этом поселке. Машины не было, и Светка моталась по этим местам на велосипеде. Правда, это было давно. Но ведь было! С тех пор многое, конечно, изменилось, но старые дороги почти везде сохранились. Вопрос, в каком они состоянии?! Но выбирать не приходилось. Она въехала на асфальт и оглянулась. За ней тащилась длинная вереница машин, как почетный эскорт. Они шли, как цепочка людей по болоту. Шаг в шаг. Ни на сантиметр левее, ни на сантиметр правее. Точно повторяя все Светкины маневры. Наконец-то выбрались на относительно приличную дорогу, и пошли теперь не ползком, а с нормальной скоростью. В конечном итоге, сделав круг километров пять, Светка прибыла на работу. Часы показывали начало девятого. Главное сейчас было, не попасться на глаза начальству.

Опоздания у них на работе не приветствовали. Даже если у тебя очень уважительная причина, и тогда ты все равно, в лучшем случае, заработаешь головомойку.

Светка проскочила в свой кабинет. Быстро создала на столе рабочую обстановку и отправилась в разведку. Надо было узнать, не искал ли ее шеф и не обнаружил ли он ее опоздание. Но шефа на месте не было. Секретарша сказала, что он застрял где-то в пробке на дороге и звонил, что бы оперативку провел без него его заместитель. Но самое смешное, что зам тоже застрял в той же пробке. Светка хотела было позвонить шефу и объяснить, как можно из пробки выбраться, но потом передумала. Во-первых, без него спокойней. А во-вторых, если он в самом начале того затора, то он все равно не сможет, по всей видимости, развернуться и вырваться из «окружения». Так что, воспользоваться Светкиным советом ему вряд ли удастся. Вот пусть там и сидит себе весь день!

-А что за происшествие на дороге? У нас отродясь пробок на трассах не было. Выходим на уровень столицы?- поинтересовалась Светка у секретарши Маши. Маша всегда была в курсе всех событий. Светке казалось, что Маша знала абсолютно все. Начиная от событий на работе, в городе, в стране, до самых сокровенных государственных тайн. Если бы о Машином существовании знали шефы военных разведок западных государств, они бы отозвали всех своих шпионов и начали бы охоту за Машей. Она бы смогла дать информацию по всем интересующим их вопросам и отпала бы необходимость содержать такой огромный штат всяких там агентов. Но они о Машином существовании, конечно же, и не подозревали. К Машкиному счастью. А может и к несчастью?

Маша взглянула на Светку своими круглыми удивленными глазками. Ее действительно всегда удивляло, как это люди могут чего-то не знать?

-Авария на дороге. Легковой автомобиль врезался на мосту в парапет. Завалил какой-то там столб. Столб упал на проезжающую по противоположной стороне фуру. Фуру развернуло поперек дороги, и в нее врезались машины идущие по обеим сторонам. Получилось, что мост полностью перегорожен. Говорят, много жертв. Теперь, пока это все растянут в стороны и восстановят движение, пройдет не один час. Ты же знаешь, как у нас чухаются долго. Одна надежда, что у кого-нибудь хватит мозгов развернуть машины, начиная с последней, и пустить их через объездную.

-Ничего не выйдет. Горбатый мост закрыт на ремонт,- подсказала Светка.

-Могут на время открыть. Он давно готов. Там обочины делают, парапеты устанавливают. Но в случае необходимости, можно временно разрешить по нему движение,- отмахнулась Маша.

-Ты шефу эту мысль высказала?

-Нет. Пусть посидит там немного. Я хоть от него отдохну. Бумажек накопилось — море. А он своими бесконечными поручениями просто выбивает меня из колеи и из всех графиков,- хохотнула Маша. Оказывается, то, что шеф застрял в пробке, радость не только для Светки. — А, кстати, ты ведь тоже с той стороны ездишь. Как это ты не застряла вместе с ними? — удивилась Маша.

Дело в том, что Светка, как и шеф, и зам, живет в пригороде. Там выстроили новый микрорайон. Вроде бы это уже и город. Но все по-прежнему считают его пригородом. Хотя, езды от Светкиного пригорода до работы всего десять минут, а из центра города — двадцать. Город расширяет свои границы и поглощает расположенные рядом с ним села, превращая их в городские микрорайоны. Но люди по старинке и по привычке продолжают называть эти места: село Каменское, село Менжинское и так далее. И Светка считала по старинке. Всем говорила, когда спрашивали, что живет в селе Каменском.

-Я в городе ночевала сегодня. Так что, ехала с другой стороны, — соврала Светка. Ей, не то чтобы не хотелось посвящать Машку в свое утреннее дорожное приключение, а просто, было лень говорить. — Ладно, пошла я работать. Тоже дел накопилось выше крыши.

Шеф и зам появились только к обеду. Оба злые, как сто чертей. Метали громы и молнии налево и направо. По этой причине сотрудники предпочитали лишний раз не попадаться им на глаза. Все тихонько сидели в своих кабинетах и… работали. По коридорам сегодня никто без дела не шатался, не курил, где попало, и вообще, царила просто таки необычно деловая обстановка. Светка отметила про себя, что оказывается, чтобы добиться повышенной работоспособности у сотрудников, достаточно продержать начальство в какой-нибудь пробке на дороге всего часа четыре. Интересно, на сколько этого рабочего энтузиазма хватит? Если на несколько дней, то надо будет искусственно создавать затор на дороге раз в неделю. Например, в поне­дельник. И тогда всю неделю начальник будет в тонусе, а под­чиненные в состоянии повышенной работоспособности. Гениально!

В обеденный перерыв к Светке в кабинет заскочил ее друг и коллега Петя. Уселся на край стола и безапелляционно заявил, что обеденный перерыв называется обеденным, потому, что в это время положено обедать. Ему надоело пить чай или кофе с черствой булочкой, и он начинает новою жизнь. А именно, будет ходить в соседнее кафе и обедать! И призывает Светку последовать его примеру.

— Ладно, пошли посмотрим, что там предлагают на обед. Может быть, ты и прав,- согласилась Светка.

По пути они заскочили в соседний кабинет и захватили с собой еще одного, а вернее, одну свою коллегу, Оксану и втроем направились в ближайшее кафе.

Кафе было маленькое, уютное и чистое. Здесь не надо было переворачивать скатерти на изнанку. Они были свежие и чистые. Пахло вкусно. Выбрав столик у окна, тройка устроилась поудобней, и начала знакомиться с меню, и главное, с ценами.

Цены были вполне приемлемыми. Выбор, правда, не очень чтоб очень, но все-таки был. Петя выбрал борщ, Оксана окрошку, а Светка гороховый суп. На второе все трое заказали пельмени, а на третье компот из клубники и по пирожку с черешней. Светка пыталась по привычке заказать кофе, но Петя встал на дыбы.

-Кофе мы на работе ведрами глушим! Хватит. Или компот или кефир, кофе — только через мой труп!

Убивать Петю из-за чашки кофе было не солидно и, горестно вздохнув, девочки заказали компот.

Только они успели прикончить первое блюдо, как официантка поставила перед ними бутылку шампанского.

-Это просил вам передать вон тот молодой человек,- кивнула она в сторону столика в глубине зала.

Вся троица с удивлением повернула головы в сторону молодого человека. Но за указанным столиком сидели четыре молодых человека, и было не понятно, кто из них прислал им шампанское и почему.

-Это кому-то из вас,- заявил Петя.- Мне мужчины подарков не делают. Только на день рождения. А день рождения у меня точно не сегодня.

Один из парней помахал приветственно рукой и заулыбался. И Светка сразу же его узнала. Это был водитель серебристой «Ауди». Она улыбнулась в ответ и кивнула, что подарок принимает.

-Это с каких пор и за что, тебе молодые парни начали дарить шампанское?- возмутился Петя. — Смотри, вот накапаю твоему мужу! – Насчет «накапаю мужу» Петя, конечно, пошутил. Он бы ни в коем случае не стал разглашать ни одну Светкину тайну, ни ее мужу, ни кому бы то ни было другому.

Светка это знала и отмахнулась от него, как от мухи.

-После работы выпьем. Сейчас не стоит рисковать. Шеф злой как собака. Если унюхает запах спиртного, голову открутит. Кстати, доедайте быстрее. До конца перерыва осталось десять минут. А опаздывать сегодня, просто таки опасно для жизни,- заявила она.

Они доели и направились к выходу. Проходя мимо столика, где обедали парни, Светка сказала: «Спасибо».

-Это вам спасибо, — встав из-за стола, произнес Светкин утренний знакомый.- Если бы не вы, я бы пропал.

И, обратившись к своим спутникам, сообщил: «Это она вывела из пробки меня и весь хвост машин, что пристроились за нами! Если бы не она, плакала бы наша сегодняшняя сделка!»

Все сидящие за столиком стали дружно приглашать Светку и ее спутников посидеть с ними и выпить за ее сегодняшний утренний подвиг. Но Светка объяснила, что у них кончается обеденный перерыв, и они очень спешат. Опаздывать нельзя. На этом распрощались и разошлись.

-Так расскажи, кого это ты и куда вывела, Иван Сусанин ты наш!- заинтересовалась Оксана.

Светка в двух словах поведала им с Петькой об утренней поездке. Петька выслушал, и хитро прищурившись, глянул на Светку.

-А шефа почему оставила пропадать там на полдня? Из вредности? Могла ему с работы на мобильник позвонить, и подсказать, как выбраться,- возмутилась Оксана.

-Он застрял где-то в самом начале пробки. Ближе к мосту. Оттуда уже было не выбраться,- отмахнулась Светка. — А я только стала в хвост и у меня была еще возможность совершать маневры.

-Просто, он у нас соображает медленно, — хмыкнул Петька. Светка ничего не ответила. Она шла и думала о чем-то своем.

Потом уже, отправив Оксану в ее кабинет, и дойдя до Петькиного, Светка, как будто, на что-то решилась. Вздохнула, махнула рукой каким-то своим мыслям и шепнула Петьке: «Как освободишься, зайди ко мне. Дело есть».

Петя по своей натуре человек очень любопытный. Поэтому, он освободился подозрительно быстро. Буквально через пять минут он уже сидел в Светкином кабинете, приготовившись слушать, что там за дело.

Светка рассказала ему о посещении с Тайкой кафе на Некрасова и об убийстве странной парочки. Потом, извлекла из кармана кольцо, которое как-то попало к ней в руку, и протянула его Петьке.

Петя покрутил это кольцо в руках. Рассмотрел его и так и эдак, и вернул Светке.

-Ну, и чего ты вдруг через неделю вспомнила это все?- удивился он.

-А потому. Ты не обратил внимания на руки этих ребят, которые приглашали нас за свой столик?

-Нет, — сознался Петя.

-А я обратила. Я теперь механически смотрю на руки, и замечаю у кого какие кольца. Хотя, раньше, тоже никогда не обращала внимания, как и ты сейчас. Так вот, у всех четверых, были такие же кольца! Я не очень хорошо рассмотрела, но мне кажется, что у всех у них те же буквы на кольцах. Не может же такого быть, чтобы у всех были одинаковые инициалы! Тогда почему одни и те же буквы? Что это может обозначать? И почему кольцо с такими инициалами было у кого-то из убитых?

-А ты не фантазируешь? Я имею в виду буквы. Кольцо- ширпотреб. Такие сейчас все молодые пацаны носят. Обычная печатка. Причем, не особенно и дорогая. Оно дутое и совершенно легкое. Тут золота, от силы пару грамм. А вот буквы…?

-У меня хорошее зрение. У двоих я буквы четко рассмотрела и могу поклясться, что такие же Г и Р. А на двух других рассмотрела хуже. Но, вроде бы, и на них Г и Р.

-А почему ты это кольцо не отдала тогда своей соседке следователю? Небось, жалко стало? Решила себе оставить?

-И ничего я не решила. И ничего мне его не жалко,- пожала плечами Светка. -просто…почему-то не отдала и все. Сама не знаю почему. И сейчас не хочу отдавать. Не верю я в нее. Я вообще бабам не доверяю, ты же знаешь.

-Я, кстати, тоже, — засмеялся Петя.- Кроме тебя, конечно.

-Слушай, Петя, я вот что подумала. А может это какая-то организация? И все ее члены носят вот такие кольца?

-Какая там организация! — отмахнулся Петя. — Сейчас даже октябрятской и пионерской организаций нет. Правда, всяких там политических партий развелось, как собак нерезаных. Но не думаю, чтобы хоть в какой-то, кольца выдавали, как мандат.

-Майка говорила, что сейчас пошла серия убийств, всяких там бомжей, алкашей, калек. Убийства абсолютно не мотивированные и бессмысленные. Может, действует какая-то фашистская организация? Это же фашисты проповедовали, убивать всех, по их понятиям, неполноценных людей.

-Что-то я о существовании у нас фашистских группировок ничего не слышал. Хотя, кто-то ведь рисует постоянно свастику на еврейском памятнике погибших во время второй мировой? Но если честно, то я думаю, это работа безмозглых пацанов. Они же сейчас через одного отмороженные. По-моему, вообще не соображают, что делают. Лишь бы как-то выпендриться.

-А, по-моему, отмороженные пацаны написали бы там слово из трех букв, или из пяти и на этом успокоились. Сейчас люди абсолютно деполитизированы. И если рисуется свастика рукой подростка, то, будь уверен, что этой рукой водит кто-то из взрослых.

-Кому оно надо? Ты сама, стала бы рисовать на памятниках серп и молот, звезду, или свастику?

-Я?!- опешила Светка. — Да я и памятников в упор не вижу. Если бы мне не показали этот памятник с еврейской звездой измазюканный синей краской. Ну, синяя свастика поверх звезды. Я бы и не обратила внимания. Я даже не знала, что там этот памятник стоит. А он, оказывается, стоит уже года три. И, думаю, что большинство жителей города смотрят на все это так же как я. То есть, в упор ничего не видят у себя перед носом. Разве что, это что-то, мешает пройти, проехать, или же падает тебе на голову. Значит, получается, что на такие поступки способны люди одержимые какой-нибудь идеей.

Светка вдруг засмеялась.

-Ты чего?- удивился Петька.

-Представила, как восьмидесятилетний дед крадется ночью с баллончиком краски, чтобы испоганить еврейский памятник.

-А почему восьмидесятилетний? — опять удивился Петька.

-Потому что, только люди такого возраста еще способны на какие-то идейные поступки. За веру, за Родину, за Сталина! А наше поколение, и тем более то, которое идет за нами, плевать хотело на все идеи вместе взятые и на каждую в отдельности. Скажи что я не права!

-И скажу. Я вполне могу допустить, что появляется группа людей, причем заметь, молодых людей, которым надоел беспредел, нищета, безработица, слабое безмозглое правительство. Государства, как такового ведь нет! И мы все это прекрасно понимаем, но сделать ничего не можем. А вот они пытаются. Начинают формировать вокруг себя сильных, здоровых, умных и… жестоких. Хотят создать новое государство на вот такой основе!

-Это даже не разновидность фашизма, а самый что ни есть настоящий фашизм, чистой воды,- возмутилась Светка. — Оставить здоровых и сильных и уничтожить больных и слабых. Ты что городишь?

-Сама первая начала, а я теперь виноват!- огрызнулся Петька. — Я же не говорю, что это я такое исповедую. Господь с тобой! Я сделал логическое заключение и доказал сам себе и заодно согласился с тобой, что существование фашистской группировки в наше время вполне реально. Для него есть благоприятная почва.

-Ой, ну тебя! Давай вернемся лучше к той убитой парочке и к этому чертову кольцу,- вздохнула Светка.

-Хорошо, давай попробуем порассуждать логически. Допустим, эту парочку убили типы, носящие на руках такое вот кольцо. И что получается? Откуда кольцо взялось рядом с трупами или даже на руке у кого-то из них?

Машина, из которой стреляли, не останавливалась, и никто из нее не выскакивал, чтобы проделать какие-нибудь манипуляции с кольцом. И из окошка движущейся машины его вряд ли выбрасывали. Чушь? Конечно чушь!

Или зайдем с другой стороны. Кто-то из убитых являлся членом этой организации и носил такое кольцо. Но ты сама только что сказала, что неполноценных фашисты уничтожали. А сумасшедших, не знаю правда про алкоголиков, они как раз и считали неполноценными. То есть, баба точно в организацию входить не могла. Да и ее друг, вряд ли.

Третий вариант. Эта парочка случайно что-то узнала об организации, и у них каким-то образом оказалось кольцо. Они собирались использовать его как улику. Но их вычислили и убрали. Теперь выбирай,- выдохся Петя.

-Я выбираю третий вариант,- вздохнула Светка.- А что? Эти двое швендяли по кафе. Их никто всерьез не воспринимал. Могли в каком-нибудь местечке что-то случайно услышать или увидеть. Шизофреники, они же умные люди. Психами их можно считать только в периоды обострения болезни. Большинство великих писателей и ученных страдали шизофренией, к твоему сведению.

-Все это хорошо, но я что-то не пойму, ты что, собираешься свое расследование проводить?

-А почему бы и нет?

-Оно тебе надо? Отдай кольцо своей Майке. Изложи ей появившиеся версии и факты, и не лезь, куда не положено. У меня нет лишних денег, тебе на венок сдавать,- разозлился Петька.

-Да ничего я вообще-то расследовать не собираюсь. Мне просто некогда этим заниматься. Да и понятия не имею, с чего тут можно начать. Ладно, подумаю. Может и правда, отдам Майке кольцо.

-Чего тут думать. Люди работают, а ты улику скрываешь! За это кстати, наказывают.

Вдруг, Петька подхватился с места и крикнув на бегу: «Я сейчас!», куда-то умчался.

Светка только пожала плечами. Понос на него напал после обеда в кафе, что ли? Так вроде бы еще рано быть каким-нибудь последствиям. Всего минут пятнадцать прошло. А чтобы после съеденной пищи стало плохо, должно пройти хотя бы пару часов. Куда это его понесла нелегкая?

Петька явился минут через пять. Глядя на его сияющую физиономию, Светка тут же отбросила версию о плохом самочувствии. Скорее всего, включил в кабинете кипятильник и только сейчас вспомнил. И судя по его светящейся роже, ни кипятильник, ни стол, ни кабинет не успели сгореть.

-И куда это ты бегал?- решила она все-таки уточнить.

-Сбегал на стоянку и записал номер серебристой «Ауди».

Перстень от покойника. Часть 1: 10 комментариев

  1. «Светка подошла к крану и только тут обратила внимание, что что-то крепко зажала в кулаке. Она разжала руку и с удивлением обнаружила на ладони мужской перстень. Господи, где она его взяла и главное, когда?»

    Вот это рефлекс! Рефлекс сыщика-любителя. Теперь вокруг этого маленького перстня развернется настоящий большой детектив! 🙂

    С чем и поздравляю и автора и читателей! 🙂

  2. Отлично, Аленочка! Начало захватывающее и страшно интригующее! Чую, этот перстень ще покажет кузькину мать)))).

  3. Виктор, Аня, спасибо! Сейчас закину следующую часть. Завтра будут менять окно в зале, послезавтра делать откосы, придется выносить всё из комнаты, в том числе и компьютер. Это раскардаш в квартире минимум на два дня, если не больше. Когда доберусь до компа, не знаю. С теплом. Алена.

  4. Надо полагать, герои повести снова ввяжутся в самостоятельное расследование )) УЖЕ интересно!

    Пошла читать дальше ))

  5. Алена! Я всего 10 дней отсутствовала, а ты уже новый детектив замутила! И ведь затягивает! Молодец!

  6. @ Irina:
    Какая женщина может не сунуть свой нос… если есть куда. С улыбкой. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)