Слона на скаку остановят и хобот ему оторвут. 3

Тетка ему не очень пон­равилась, и он решил держаться от нее подальше.

Мишка, тоже, взирал на тетку с ужасом. Ее клубничная маска его просто пугала. Слава Богу, тетка ее вскорости убрала с лица, объявив, что сделает повторную перед сном.

Людмила сразу же отсыпала часть клубники в маленькую мисоч­ку и спрятала назад в холодильник. А то, нечаянно, Мишка сож­рет всю и тетка останется без ночной маски. Может расстроить­ся. А расстраивать тетю Людмила совершенно не хотела. Она любила свою тетю Лиду, хотя и уставала от ее присутствия, от избытка теткиной энергии, и от ее бесконечных сумасбродных идей и выходок. Так было всегда, сколько Людмила помнила се­бя и свою тетку. Людмилина мать, теткина сестра, была на де­сять лет моложе тети Лиды. Но выглядела старше. В отличие от тетки, она была спокойной и медлительной. Людмилой занималась мало. Все ее внимание было приковано к меньшей дочери, Ирине. Ирина была слабенькая, часто болела и мать всю жизнь посвя­тила ей. А Людмилой занимались отец и тетя Лида. Это тетя Ли­да учила ее ездить на велосипеде, играть на рояле, потом, во­дить машину. Втолковывала в Людмилину голову, как надо оде­ваться, как держаться, как есть и как пить, как вести себя в ресторане. Водила по театрам и всяким выставкам. Заставила учить английский и ходить в школу бальных танцев.

Своих детей у тетки не было, и она считала Людмилу своей доч­кой. Пять лет назад она уехала со своим очередным мужем жить в Ригу. Через год, муж умер от инфаркта, но тетка возвращать­ся сюда не стала. Рига ей нравилась. Язык тетя Лида знала. Все ее там держали за свою. У нее в Риге было море друзей и своя квартира. Но, где бы тетка не жила, а раз в год приезжа­ла к Людмиле, хотя бы на недельку.

После вкусного ужина, тетка приступила к распаковке своего багажа. В огромной сумке были вещи, предназначавшиеся Людми­ле. До самой поздней ночи Людмила мерила привезенные теткой платья, костюмы, брюки, обувь и так далее. Теткин вкус был безукоризненный. Размер одежды и обуви у них с теткой был одинаковый. Так что, все подошло и все понравилось. Зрителем этой демонстрации мод был только Мишка. Мартын понаблюдал немного и, зевая во весь рот, отправился спать. Наконец-то и все остальные угомонились. Тетка, намазав опять лицо клубни­кой, удалилась в Танькину спальню, которую облюбовала сразу же, как вошла в квартиру, а Людмила с Мишкой, перебрались на диван в зал.

Рано утром Мишка отвез Людмилу и тетку на дачу. Мотивирова­ли это тем, что на даче море клубники и надо набрать для еды и для теткиных масок. Кроме того, Людмила пообещала сводить тетку к речке и дать удочку половить рыбу. Рыбалка, это бы­ла одна из теткиных слабостей, на которой в основном и уда­лось сыграть. Главное сейчас было, не допустить, чтобы тетка потащила Людмилу в ее квартиру.

Тетка с превеликим удовольствием ловила рыбу. Мартын, с не меньшим удовольствием, поедал теткин улов. Он изменил свое мнение о ней и теперь не отходил ни на шаг. Они с теткой оба не сводили глаз с поплавка. Когда же тетка вытягивала оче­редную рыбешку, начинался цирк. Тетка от восторга издавала какой-то боевой клич. А Мартын начинал крутиться на задних лапах и орать благим матом на всю округу. Тетка рыбу есть не любила, она любила только ловить. Ей нравился сам процесс. А Мартыну нравилась сама рыба, на процесс ему было плевать. То есть, они дополняли друг друга. Тетка ловила, он ел. И оба были в диком восторге. Людмила лежала на одеяле в тени под деревом, читала книгу и периодически поглядывала в их сторо­ну. Вот умора! Снять бы их сейчас на кинокамеру, а потом прокрутить все это Таньке. Умерла бы со смеху.

Ближе к вечеру приехал Мишка. Он умудрился уговорить знако­мого доктора выписать ему больничный лист, и теперь мог сач­ковать работу на законном основании.

После бурных обсуждений и споров, решено было остаться ноче­вать на даче. Сварили уху. Наделали огромную миску салата, отварили молодой картошки. Сделали себе королевский ужин на свежем воздухе. Один Мартын отказался от ужина. Он так наел­ся днем рыбы, что у него брюхо волочилось по земле.

Тетка, устав от избытка впечатлений, отправилась в домик и умостилась спать. Мартын отправился следом за ней. А Мишка с Людмилой остались сидеть на лужайке и глазеть на звездное небо.

-Я завтра с утра уеду, а вы здесь еще побудете. Вечером я вас заберу.

-А если тетя закапризничает в город?

-Ты ей пообещай, что я вот-вот приеду, и сразу же поедем. Я действительно постараюсь быстро обернуться. Мне надо смо­таться в Запорожье.

-Зачем? — удивилась Людмила.

-У меня на химкомбинате однополчанин работает. Вот у них там есть отрава, так это уже отрава! Разживусь у него.

-А что ты ему скажешь?

-Еще не решил. Может, что-то совру, а может, и правду ска­жу. Посмотрю по обстоятельствам. Он такой товарищ, что может придумать что угодно. Выкрутится из любой ситуации. Знаешь, есть такая категория людей, которые на сто процентов увере­ны, что безвыходных ситуаций не существует. Если хорошо по­думать, то можно всегда найти достойный выход. Вот Сашка как раз из этих. Может, подскажет что-нибудь такое, что и отрава не понадобится.

-Делай, как знаешь, — вздохнула Людмила. — Меня уже тянет за­глянуть к себе домой. Но я боюсь туда идти.

-Пока, и не рыпайся. День-два еще лучше туда не соваться. Если у меня ничего не получится, значит, попробуем тогда под­ключить еще кого-нибудь. У тебя знакомые наркоманы есть?

-Нет. А тебе зачем?

-Хотелось бы знать, какую роль в наркобизнесе играл наш покойник. Знают ли, те, кто работал с ним в связке, что он уже труп. А может быть, эти трое его убили, забрали себе большую партию наркотиков, а сами сделали все так, как будто бы он сбежал с товаром. Может ведь так быть?

-Все в этой жизни может быть, — согласилась Людмила. — А что это нам дает?

-А то, что если в их кругах этот Петр Иванович считается пропавшим, а не мертвым, то мы можем попробовать заложить этих троих, их же коллегам. Это тебе не милиция. Они быстро раскрутят все это дело.

-Это из области фантастики. Проще уже сходить в милицию и все рассказать там. Хотя… мне ни одно из этих двоих пред­ложений не нравится. Если окажется, что «коллеги» Петра Ива­новича в курсе событий, то нам не поздоровится. Вот тогда за нас уже возьмутся всерьез. А обращаться в милицию, по-моему, уже поздно. Скажут: «Какого черта вы три дня молчали, а те­перь надумали»?!

-Ладно, черт с ними со всеми. Пошли спать. Завтра будем ломать голову над этими проблемами, если не достану отраву.

Утром Мишка потихонечку удрал с дачи, пока все спали. Тетка вначале запаниковала, что если они с Людмилой будут сидеть сиднем на даче, то до ее отъезда не успеют с ремонтом. Но Людмила поклялась, что сегодня, это последний день отдыха. С завтрашнего дня начинается активная трудовая деятельность.

-Когда тебе еще представится возможность сходить на ры­балку? Отводи душу. Смотри, Мартын уже сидит возле удочки и ждет.

-Мы его перекормим рыбой. Ему будет плохо, — глядя на тол­стого кота, забеспокоилась тетка.

-Этого бегемота перекормить просто не возможно. Он если съел лишнее, сходит все вырвет и опять начинает есть. Я та­кого обжоры в жизни не видела.

-Вы неправильно кормите кота. Все, я сама займусь его кормежкой, а ты наблюдай и запоминай. Будешь делать потом все как я, и подругу научишь. Угробите ведь животное, — возму­тилась тетка.

До обеда они ловили рыбу, а в обед приехал Мишка. Физионо­мия у него была довольная и Людмила поняла, что поездка уда­лась. Пообедав, стали собираться в город. Людмила собрала в корзинку клубнику. Нарвала зелени. Мишка уложил вещи в маши­ну. Тетка взяла на руки Мартына и вся компания загрузилась.

Только они успели войти в квартиру, как раздался междуго­родний звонок. Людмила схватила трубку. Звонок оказался даже не междугородним, а международным. Звонили Танькины родс­твенники. Оказывается, Татьяна заболела и попала в больницу с приступом острого холецистита. Там ее обследовали и обнаружили камешек в желчном пузыре. Он застрял на выходе в про­ток. Танька пожелтела. Ей стало очень плохо и пришлось обра­щаться за медицинской помощью. Теперь родственники звонили Людмиле, что бы предупредить, что они в больнице назвали ее Танькиным лечащим врачом и дали этот номер телефона. Поэтому, Людмила, если ей позвонят, должна сказать, что у Таньки не было хронических заболеваний. Иначе, не оплатится страховка, которую на Татьяну оформили. А лечение у них там стоит столько, что родственники просто не в состоянии будут это все оплатить. Если же заболевание расценивают как острое, то все лечение идет за счет страховки.

Людмила пообещала, что посидит сегодня и завтра у телефона, и если позвонят, скажет, как просят. Порасспрашивала немного что и как, и повесила трубку.

-Что там стряслось? — поинтересовался Мишка.

Людмила вкратце пересказала телефонный разговор.

-А у нее на самом деле были хронические заболевания? — за­беспокоилась тетка.

-Да ничего у нее не было! Здорова как лошадь, — пожала пле­чами Людмила.

-А камешек как же? — удивилась тетка.

-Камешек мог себе лежать спокойненько в желчном пузыре всю жизнь и никогда не дать о себе знать. У нас, у каждого второго лежат где-нибудь камешки. Начинаем смотреть человека на УЗИ, и случайно обнаруживаем эти камешки, сплошь и рядом. А человек и не подозревает, что они у него есть, пока чем-ни­будь не спровоцирует их движение.

-Нажралась там наверное жареных жаб или устриц вместе с ракушками, — пробурчал Мишка. — Она же пожрать любит, не меньше Мартына. Небось, там по ресторанам швендяла и экзотические блюда трескала. Ела бы картошку с салом, и камешек бы сидел на месте.

-При чем здесь экзотические блюда! Для нее ведь там все не такое. Другая вода, другая еда, другой режим и образ жиз­ни, — заступилась за подругу Людмила.

-И сколько теперь тебе быть привязанной к телефону? — по­интересовался Мишка.

-Сегодня и, на всякий случай, завтра. Если за этот пери­од не позвонят, значит, не позвонят вообще.

Тетка пошла принимать ванную, а Людмила с Мишкой, пользуясь моментом, решили обсудить свои планы.

-Как ты съездил? — спросила Людмила.

-Нормально. Сашка дал пузырек отравы. Качество гаранти­ровал. Я рассказал ему все как есть. Он сказал, что план ге­ниальный и ничего добавлять, или менять в нем не надо. Сотни людей сейчас травятся самопальной водкой. Так что, в нашем случае, подозрения вряд ли у кого возникнут. Теперь все дело за Веркой.

-А как разводить отраву ты узнал?

-Мы ее с Сашкой сразу развели. Бутылка в багажнике и го­това к употреблению. Опиши мне свою Верку и объясни, как ее найти. Я сейчас съезжу и ей отдам. Ты же теперь от телефона все равно отойти не сможешь.

Людмила подробно описала Верку и назвала ее адрес. Потом назвала ему возможные места Веркиного пребывания. Потом, по­думала и поиски Верки вне двора запретила.

-Знаешь, если ее нет дома, тогда подожди на лавочке воз­ле подъезда. Алкашки, они ведь одна на другую похожи. Еще пе­репутаешь.

-Дай ключи от своей квартиры. Если Верки не будет, я по­сижу у тебя дома. Не хочу сидеть на лавочке и мозолить глаза твоим соседям.

-А это для тебя не опасно? — забеспокоилась Людмила.

-Думаю, что нет. Они же высматривают женщину, а не муж­чину. Вряд ли я привлеку чье-нибудь внимание.

Людмила отдала ему ключи. Попросила быть поосторожней и смо­треть в оба. Мишка чмокнул ее в щеку и покинул квартиру.

Тетка, посвежевшая и повеселевшая после ванны, горела жела­нием что-то делать. Но делать было абсолютно нечего и она, явно, томилась от вынужденного простоя.

-Людочка, давай я схожу за пирожными, что ли? И возьму, заодно, к ужину бутылку сухого вина. Хочется чего-то такого, ну, не знаю чего, но душа чего-то требует необычного. Ты си­ди уже возле телефона, раз надо. Я сама пройдусь.

Людмила особенно возражать не стала. Было видно, что тетку в четырех стенах не удержать. Пришлось отпустить ее на волю.

-Тетя Лида, только ты недолго, пожалуйста. И не заблу­дись. Адрес и номер телефона помнишь? — на всякий случай уточ­нила Людмила. И хотя тетка заверила ее, что все прекрасно помнит, Людмила все-таки написала Татьянин адрес и телефон на бумажке и заставила положить бумажку в кошелек. Как-никак, а тетке семьдесят лет. Тут в своих двадцать пять Людмила могла поставить сахарницу в холодильник, книгу положить в посудный шкаф, а колбасу забыть на обувной полке в коридоре.

И потом полдня все это разыскивать. А в семьдесят, Людмила просто уверена, что, наверняка, вообще выживет из ума, если доживет еще до семидесяти.

Как только за теткой закрылась дверь, Людмила, захватив с собой телефон, тоже, отправилась в ванную.

Давно замечено, что телефон имеет особенность звонить в са­мый неподходящий момент. Или когда что-то вот-вот закипит на кухне. Или, когда только всунешь руки в мясной фарш, или в тесто. Или, как только зайдешь в туалет или влезешь в ванную.

Людмила только разобрала свою прическу и вспенила на голове шампунь, как зазвонил телефон. Сработал закон подлости. Но звонок был не междугородний, а обычный. Значит, звонить мог­ла только Верка. Людмила взяла трубку.

-Ты где вчера была? — поинтересовалась Верка сразу же, как услышала Людмилин голос. — Я вчера весь вечер звонила. Сегодня полдня звоню. Перепугалась уже. Думала, тебя там убили.

-На даче. Тетка рвется в мою квартиру, и я не знаю уже как ее и отвлечь.

-А чего ее туда понесет нелегкая? — удивилась Верка. — Ей что, в той квартире плохо?

-Я сдуру брякнула, что переехала к подруге, потому что у себя собираюсь делать ремонт. Теперь она горит желанием при­нять в ремонте активное участие. Прямо не знаю, что делать. Завтра я еще отверчусь, так как надо сидеть у телефона, а вот послезавтра, придется везти ее в свою квартиру. Открутиться не удастся, — вздохнула Людмила.

-Ой, нет! Не вздумай сюда показываться. Я тебе чего зво­ню. Появился третий тип. Тогда, по твоему описанию, я никак не могла сообразить кто же это такой. А вчера, я увидела их всех троих вместе и поняла, о ком ты говорила.

-И кто же этот третий?

-Это Ворона. Ходят слухи, что он выполняет у них роль палача. Когда весь их кодляк приговаривает кого-то к смерти, он исполняет приговор. Наверное, Пегий и Кабан были просто грузчиками. Перенесли труп с одного места в другое. А убил Петра Ивановича, скорее всего, Ворона. Кстати, он сегодня пришел с этими двумя козлами. Зашли в твой подъезд. Через время Пегий и Кабан вышли и ушли куда-то. А Ворона при мне не выходил. Я думаю, он сидит или в твоей квартире, или в квартире Петра Ивановича, — доложила Верка.

Людмилу от этих слов кинуло в жар.

-Господи! Верка, я совсем забыла. К тебе поехал мой друг, Мишка и повез бутылку с отравой. Я сама не могла. Мне нельзя отходить от телефона. Должны звонить из Германии. Так вот, Мишка взял ключи от моей квартиры. Сказал, что если не зас­танет тебя дома, посидит у меня и подождет, пока ты явишь­ся домой. Беги туда быстрее. Мишка минут десять как уехал. Значит, минут через пятнадцать будет у тебя. Если тебя не застанет, попрется ко мне. А если в моей квартире этот Воро­на, он же на него нарвется! Все, быстрее к себе!

Верка все поняла и положила трубку. Людмила еще раз глянула на часы. Езды от Танькиной квартиры до ее собственной двад­цать пять-тридцать минут. Верка должна успеть. Магазин рядом с домом. Верка звонит только от магазина. Значит, она там ря­дом. Лишь бы не разминулись. Людмила с опозданием сообразила, что Верка не знает Мишку. Надо было ей хоть описать его внеш­ность и его машину. Людмила начала нервничать. Быстренько закруглившись с ванной, она теперь слонялась по квартире и не знала, что же предпринять. Хоть плюнь на этот телефон и лети следом за Мишкой. А тетка? Придет с пирожными, и будет сидеть перед запертой дверью?

————————————————————

Тетка посетила пару расположенных рядом с домом магазинов, но, ни нужного вина, ни пирожных не нашла. То, что ей предла­гали, абсолютно не нравилось. Она села в какой-то автобус и проехала четыре остановки. Побродила по магазинам в том квартале, но опять осталась недовольна ассортиментом. Она опять села в автобус и проехала еще пару остановок. Здесь, войдя в один из частных продовольственных магазинов, тетка наконец-то обнаружила пирожные, которые искала. Теперь дело стало толь­ко за вином. Она снова проехала пару остановок. Побродила еще в этом районе. Нашла магазин «Крымские вина». Провела в нем хороших полчаса. Наконец-то выбрала вино, которое хотела и направилась домой. Но, здесь вдруг оказалось, что она не помнит номера автобусов, которыми подъезжала. Она на них просто не обращала внимания. Подошла к остановке, села в первый подошедший автобус и поехала. И так, три раза. Этот микрорайон тетка абсолютно не знала, и на каком маршруте до­бираться до Татьяниной квартиры понятия не имела. Выход был один. Поймать такси, назвать адрес и доехать без проблем.

Тетка поискала глазами такси. В пределах видимости их не было. Она стала на обочине дороги и подняла руку. Авось, ка­кой-нибудь частник подвезет. Из проезжавших машин на нее по­чему-то смотрели во все глаза. Из некоторых, чуть ли не выпа­дали. Но ни одна не останавливалась. Тетку не смущало, что на нее взирают с каким-то подозрительным любопытством. Она относила такие взгляды на счет своего потрясающего внешнего вида. Тетка была подтянута, сухощава. Фигурой напоминала де­вушку. Волосы коротко пострижены и покрашены в платиновый цвет. Огромные дымчатые очки красивой формы. Легкий брючный костюм. Только лицо выдавало возраст. Да и то, никак не семьдесят лет, а где-то пятьдесят, не больше. Тетка дважды дела­ла косметические операции. И за последние двадцать лет, не постарела ни на чуть-чуть.

Но не смотря на то, что на нее так смотрели, никто не хотел остановиться и отвезти ее домой. Вообще-то, машины останавли­вались. Но одни, метров на пятьдесят дальше, чем она стояла, другие, на пятьдесят не доезжали. Подбирали молоденьких дево­чек, которые тоже видать куда-то спешили и стояли у обочины с поднятой рукой. А вот возле нее, как назло, никто не оста­навливался. Тетка проверила, не стоит ли она, случайно, под знаком «Остановка запрещена». Нет. Никаких дорожных знаков нигде не наблюдалось. Она пожала плечами и стала на прежнее место. Наконец-то возле нее остановилась машина. Из нее вы­шел солидный мужчина, лет шестидесяти. Подошел к ней, внима­тельно посмотрел и задал идиотский вопрос: «Работаете?»

-Нет, на пенсии, — удивленно ответила тетка.

-Значит, подрабатываете к пенсии? — опять поинтересовался мужчина.

Тетка действительно подрабатывала к пенсии, делая переводы технических текстов с английского и наоборот. Она этого ни­когда не скрывала и даже гордилась тем, что нужна обществу, несмотря на свой возраст. Поэтому, она с гордо поднятой головой, как старый коммунист на допросе, четко сказала: «Да!»

-Ну, и почем ваши услуги? — серьезно поинтересовался муж­чина.

-Это зависит от объема работы. А почему это вас интере­сует? — задала в свою очередь вопрос тетка. Такой интерес к ее особе, конечно, льстил, но и настораживал.

-Просто, я впервые увидел дорожную проститутку такого со­лидно возраста и респектабельного вида, — пожал он плечами.

-Что вы себе позволяете? — возмутилась тетка. — Это я, до­рожная проститутка?! Вот сейчас как тресну сумкой! Убирай­тесь отсюда, сейчас же. Хам!

-Я так и понял, что здесь какое-то недоразумение, — рас­смеялся мужчина. — Извините. Но что вы тогда делаете на дороге в этом месте? Весь город ведь знает, что как раз здесь, где стоите сейчас вы, стоят только те женщины, которые «обслужи­вают» водителей. Так называемые — «плечевые».

-А я не местная! Я из Риги! И я пытаюсь остановить ка­кую-нибудь машину, чтобы попасть домой к своей племяннице! — продолжала негодовать тетка. — Черт знает сколько времени стою с поднятой рукой и ни одна машина, кроме вашей, не останови­лась!

-Ну и, слава Богу, что не остановилась! — опять засмеялся мужчина. — Садитесь, я вас отвезу, куда вам надо.

-Нет уж! Скажите мне лучше, где я могу найти такси.

-Садитесь, не бойтесь. Я не сексуальный маньяк. Остано­вился просто из любопытства. Дай, думаю, спрошу, что толкнуло даму такого класса на такую вот тропу. Я занимаюсь вопросами социологии и как раз изучаю данную проблему. Но до сегодняш­него дня, беседовал только с женщинами от шестнадцати до три­дцати лет. А вам ведь, если не секрет, около пятидесяти?

Тетка была сейчас такая злая, что неожиданно для себя самой рассекретила свой возраст.

-Мне семьдесят лет. Вы когда-нибудь встречали проститут­ку семидесяти лет?

Мужчина опешил, а до тетки вдруг дошел весь комизм ситуации и она начала смеяться как сумасшедшая.

-Так, садитесь ради Бога в машину, я вас отвезу. Нет, вы просто потрясающе выглядите! Неужели вам действительно семь­десят? — удивленно разглядывая тетку, произнес мужчина.

Он открыл дверцу рядом с водительской и тетка, продолжая смеяться, все-таки села к нему в машину.

-И куда же вам надо? — поинтересовался мужчина, трогая ма­шину с места.

Тетка порылась в сумочке и извлекла написанный Людмилой ад­рес.

-Понятно. А как вы сюда попали? Это ведь далеко отсюда. Тетка рассказала ему, как в поисках пирожных и сухого вина ее занесло в этот район.

-Господи, расскажу потом своим подругам в Риге этот слу­чай, умрут со смеху, — проговорила тетка, отсмеявшись.

-Да, забавно получилось, — согласился водитель.

Они мило поболтали, пока доехали к нужному месту. Успели познакомиться и даже рассказать друг другу о себе.

Анатолий Иванович, так звали водителя, узнав, что Лидия Ро­мановна, так звали Людмилину тетку, подрабатывает переводами, заинтересовался. Ему нужно было перевести какие-то научные статьи, и он стал уговаривать ее взяться за работу.

-Мне вас сама судьба послала! Не отказывайтесь, пожалуйс­та. Я не могу найти переводчика такого уровня, чтобы пере­вел статьи, не искажая текста. Я оплачу вам вдвойне, только сделайте! — взмолился он.

-Я бы с удовольствием, но у меня абсолютно не будет вре­мени. Через восемь дней я уезжаю в Ялту. А мне надо помочь племяннице сделать ремонт в квартире. Она сейчас вот перебра­лась к подруге, пока та в отъезде. Надо пользоваться моментом.

-Ремонт-это ерунда! Я пришлю людей, и они сделают ей ре­монт, в лучшем виде. Ваша помощь не понадобится. А вы, лучше, потратите это время на меня. Идет?

Лидия Романовна подумала и согласилась. Они договорились встретиться завтра утром у Лидии Романовны. То есть, в Татья­ниной квартире. Назначать встречу где-нибудь в городе Ана­толий Иванович не решился. Побоялся, что она опять или заб­лудится, или станет не в том месте, или с ней еще что-нибудь приключится.

————————————————————

Людмила уже два часа ходила по Танькиной квартире и нервни­чала. Ни тетки, ни Мишки до сих пор не было. Куда они оба пропали? Она не знала что предпринять, где их искать и в волнении слонялась по квартире. А следом за ней, метался Мартын. Ему передалось Людмилино настроение, и он тоже, не мог спокойно лежать и дремать в любимом кресле.

Звонок в дверь заставил их обоих буквально подпрыгнуть на месте. Людмила открыла дверь. На пороге стояла тетя Лида. Слава Богу! Одна проблема отпала. Тетка жива и здорова. Где ее только черти носили столько времени?

Теперь остался еще Мишка. Хоть бы там все обошлось. Почему этого охламона нет до сих пор? По Людмилиным расчетам он должен уже час как быть дома. Неужели разминулся с Веркой и нарвался на засаду в ее квартире?

Людмила взяла у тетки из рук пакет и понесла на кухню. Тетка переобувалась в тапочки и о чем-то говорила с Мартыном.

————————————————————-

А с Мишкой происходили сплошные приключения. Сначала, он стал невольным свидетелем аварии, и пришлось оказывать помощь пострадавшим, ждать милицию, давать свидетельские показания. Он потратил на это почти час.

Потом, уже подъезжая к Людмилиному кварталу, он попал на улицу, залитую водой, сантиметров на тридцать, а может быть и выше. Видать, где-то прорвало большую водопроводную трубу, и проезжая часть улицы напоминала горную речку. Вода неслась по ней бушующим потоком. Впереди стояло уже несколько заглохших машин. Мишка влетел в эту речку, не успев сообразить, что случилось. Проехал метров пятьдесят и, тоже, заглох. Машина встала как вкопанная и причем, очень неудачно. Он своей машиной перегородил въезд и, естественно, выезд из какого-то двора. А со двора в это время пыталась выехать иномарка. Мишка загородил ей выезд, и крутые ребята в иномарке начали нервничать. Вместо того, что бы выйти из своей машины и помочь Мишке сдвинуться на пару метров назад или вперед, они сидели в своей машине и истошно сигналили. Мишка ковырялся в моторе и не обращал на них ни малейшего внимания. Тогда, один тип все-таки выбрался из своей машины и пообещал Мишке вклеить в ухо, если тот сейчас же не уберется с дороги.

-Если хочешь, чтобы я освободил проезд, помоги откатить немого машину. Не видишь что ли, что я тут утоп? Заглохла зараза и ничего не могу сделать, — занимаясь трамблером, про­бурчал Мишка.

Но обладатель иномарки только матерился. Помогать Мишке он не собирался. Очевидно, у него было плохое настроение и ему не терпелось его каким-то образом поднять. Он был настроен агрессивно и, похоже, искал повод для драки. А тут, такая возможность! Он подошел к Мишке и, размахнувшись со всего маху, треснул рукой … в стойку машины. Потому что Мишка, угадав его намерения, в последнюю секунду увернулся от удара. Дети­на взвыл от боли, а из иномарки выскочили еще два типа. В их намерениях Мишка уже не сомневался. Пахло большой дракой, фактически, на пустом месте. Ну, разве Мишка виноват, что его машина заглохла именно здесь?

Мишка никогда не изучал карате, дзюдо и прочие виды борьбы, но от природы был драчливым. Он относился к той категории мужичков, которым, как говорится в народе, рессора от трак­тора «Беларусь» заменяет борьбу нанайских мальчиков. Поэто­му, не теряя ни секунды, он вооружился монтировкой и стал в боевую позу.

Увидев Мишку с монтировкой в руках, ребята притормозили. Па­рень он крепенький. Рост, метр девяносто. Вес, около ста ки­лограмм. Накачанные бицепсы хорошо просматривались и в соче­тании с монтировкой — все это впечатляло. Но и признавать свое поражение, выскочившим из иномарки, не хотелось. Неиз­вестно, чем бы это противостояние окончилось, если бы возле Мишки не остановился «КАМАЗ». Камазист вышел из машины, прихватив свою монтировку и кивнув в сторону застывших тоже в боевой позе Мишкиных противников, спросил Мишку: «Помочь?»

Троица тут же забралась в свою иномарку и дала задний ход. Камазист был здоровенный детина и имел довольно свирепое вы­ражение лица. Казалось, что и без монтировки он расправится с дюжиной противников, просто, передушив их своими лапищами, как котят.

Мишка с удивлением узнал в камазисте своего друга детства. После окончания школы они ни разу не виделись. Встреча обра­довала Мишку вдвойне. Они обнялись, похлопали друг друга по спине, потрясли пару минут за руки, даже прослезились. Потом, поговорили несколько минут, а потом, друг зацепил Мишкину машину буксировочным тросом и оттащил на соседнюю улицу.

Там воды не было. Вдвоем они привели в порядок заглохшую ма­шину и, договорившись посидеть в пивбаре на следующий день, часиков в пять вечера, разъехались по своим делам.

Вместо тридцати минут, Мишка добирался к Людмилиному дому без малого два часа.

Когда он наконец-то въехал во двор нужного дома, Верка уже успела уснуть на лавочке возле своего подъезда. Она подложи­ла под голову свою неизменную холщевую сумку, подтянула к подбородку коленки и спала в позе эмбриона. Выпила она се­годня прилично и теперь храпела на весь двор.

Мишка узнал ее сразу. Она была одета в те тряпки, которые описала Людмила. Да и спутать ее просто было не с кем. Боль­ше ни одной дамы подобного вида во дворе не наблюдалось.

Будить Верку пришлось долго. Наконец-то Мишке удалось до­биться, чтобы она разлепила веки и уставилась на него своими мутными глазами.

Она приняла Мишку за милиционера и начала что-то бессвязно объяснять и оправдываться. Зачем-то стучала себя кулаком в грудь, а потом, ни с того ни с сего, вдруг, начала громко материться и размахивать у Мишки перед носом своими грязными кулачками.

Мишка потратил еще кучу времени и сил, пока, наконец-то, Вер­ка пришла малость в себя и стала хоть что-то соображать.

Глядя на Верку, он не мог решить, отдавать ей бутылку с отрав­ленной водкой, или нет. Забудет ведь что это такое. Завтра обнаружит эту бутылку у себя в сумке и решит похмелиться. От­равит ли она Людмилиных врагов, это еще вопрос. А вот то, что сама отравится, это больше, чем наверняка. Нет. Это ду­рацкая идея с начала и до конца. Надо что-то самому предпри­нимать, а не поручать такое дело конченой алкоголичке.

Но его сомнения развеяла сама Верка. Она выкурила сигарету, посидела молча пару минут и, вдруг, совершенно трезво стала рассуждать.

-Ты, никак, Людмилин хахаль? Как тебя звать-то?

-Мишка, — ответил он.

-Все сходится. Ты не обращай внимания на то, что я тут пошумела немножко. Пьяная баба, дурная баба! Привез то, что Людмила мне обещала?

-Привезти-то я привез, но посмотрел на тебя и теперь не знаю, стоит ли отдавать. Еще забудешь, что это такое, и сама напьешься, — признался в своих сомнениях Мишка.

-Не боись. Я когда надо, соображаю, как академик. А в на­шем случае, я свой интерес имею. Была бы у меня отрава, я бы уже давно этих гадов отправила в аду гореть. Ну да ладно, успеется. Давай сюда, — протянула она руку.

Мишка вздохнул и достал из пакета бутылку водки.

-Смотри, осторожно! Для того чтобы сыграть в ящик, хва­тит и одного глотка. Смерть наступает через десять минут, от остановки сердца. Вера, у меня просто душа не на месте. Ты ж смотри, не глотни сама!

-Ну да, буду я такой дефицит переводить на себя! — пьяно захохотала Верка. — То, что останется в бутылке тебе вернуть или бросить бутылку рядом с ними?

-Оставь рядом с ними. Чтобы не вызывало сомнений, чем они отравились. А как бы сделать, чтобы на бутылке наших с тобой пальчиков не осталось?

Верка протерла бутылку подолом своей грязной юбки.

-Твоих уже не осталось, а о своих я потом позабочусь. Да не дрейфь ты! Все будет в лучшем виде. Ну, все. Пошла я, отсы­паться. Дуй к Людмиле и привет ей от меня.

Верка развернулась и почапала в свой подъезд. Мишка постоял еще с минуту, глядя ей вслед, и направился к своей машине.

Когда он вернулся в Татьянину квартиру, дверь ему открыла тетка.

-Где ты был? — спросила она, пропуская Мишку в коридор. — Лю­дмила так нервничала, как будто ты в разведку ушел.

Людмила, выглянула с кухни. Увидела, что Мишка явился живой и здоровый, и, махнув рукой, вернулась к плите. У нее там что-то жарилось и обалденно пахло. Мишка сглотнул слюну и почувствовал, как он дико проголодался.

-Машина сломалась, провозился с ней часа два, — голосом, не вызывающим сомнений, произнес Мишка.

Когда все наелись и приступили к десерту, тетя Лида решила рассказать им, что с ней сегодня произошло. Она немного при­украсила события, и Мишка с Людмилой покатывались со смеху, слушая, какой успех она имела на трассе.

Потом она объявила, что ремонт в Людмилиной квартире сдела­ют классные специалисты, а она, займется более интеллектуаль­ной работой. Будет сидеть здесь, и делать для своего нового знакомого перевод статей.

Эта новость прямо таки сказочно обрадовала и Людмилу, и Миш­ку. Значит, не надо будет тащиться пока на Людмилину кварти­ру всем вместе. Мишка сам съездит туда и покажет мастерам, что и как. А всем интересующимся спокойно объяснит, что Людмила отдыхает в Крыму, а ему поручен ремонт квартиры. Время выиграется. А именно время, сейчас имеет большое значение.

Утром никто никуда не спешил. Мишка наслаждался жизнью на больничном, Людмила отпуском, тетка — соседством молодых лю­дей, а Мартын, вкусной едой и вниманием к своей особе. Все были довольны. В десять раздался звонок в дверь. Тетка кину­лась открывать, ожидая гостя. Ожидания ее не обманули. На по­роге стоял ее вчерашний знакомый с каким-то еще мужиком.

Тетка впустила их в квартиру. Все принялись знакомиться. Му­жичек, пришедший с Анатолием Ивановичем, оказался бригадиром строителей. Они с Мишкой отправились сразу же на «объект». А Анатолий Иванович с Людмилиной теткой занялись его статьями.

Людмила с Мартыном отправились на балкон загорать. Все были при деле, никто никому не мешал, и не надоедал.

————————————————————-

Ворона сидел в квартире Петра Ивановича и на каждый шорох, доносившийся с лестничной клетки, надолго прилипал к дверно­му глазку. Но к интересующей его квартире никто не подходил. Ворона начал рассуждать, что для него было крайне не харак­терно. Он привык работать руками, а не головой. За него всю жизнь думал и решал кто-то. Он чистый исполнитель. Приказали — сделал. Сделал — оплатили. А сейчас он вдруг попал в странную и необычную для себя передрягу. Никогда еще у Вороны не было ни одного свидетеля, который бы что-то видел, слышал, или хотя-бы догадывался. А этот раз, черт его дернул взять с со­бой на дело этих двух тупоголовых бугаев. Даже вынести из квартиры труп нормально и то, оказались не в состоянии. Вот теперь из-за этих двух полудурков, впервые, появился свиде­тель. И этого свидетеля, во что бы то ни стало надо найти и уничтожить. Но как же его можно найти? Хозяйка квартиры, как оказалось, в отъезде. Проживал здесь в это время, неизвестно кто. С перепугу, этот, а точнее, эта, свидетель дунула куда-то в неизвестном направлении. Скорее всего, вообще покинула го­род. А шеф, узнав подробности, просто взбеленился. Найти, хоть на дне морском и убрать! И кого он должен убрать?

Если рассуждать здраво, то убрать нужно свидетеля. А можно сделать и проще. Свидетель, молодая девка. Сбежала и, скорее всего, будет себе молчать, как рыба об лед. Если уехала в Россию, или в какое другое зарубежье, ближнее или дальнее, то это каюк. Ее там, в жизни не отыщешь. Поменяет внешность. Выйдет замуж, поменяет фамилию. И… большой привет родствен­никам! Проще уж убрать этих двух придурков. Она ведь видела только Пегого и Кабана. Вот если их обоих убрать, то можно сказать, и делу конец. Так что, надо еще подумать, с кем ему разделаться. На всякий случай, он еще покараулит пару дней квартиру этого свидетеля. А если здесь результатов не будет, отправит в мир иной этих двоих. Концы в воду. Связывающее звено отсутствует. Если та девка и рискнет где-то что-то вякнуть, (в чем он сомневается на все 100 процентов), то это ничего никому не даст.

От этих мыслей Ворону оторвал шум на лестничной клетке. Он прильнул к глазку.

Квартира напротив и вся лестничная клетка отлично просматривались. Возле интересующей его квартиры стояли два мужика. Один из них держал впереди себя рулоны обоев, а другой, поставив на пол банки с краской и какие-то пакеты, открывал дверь.

Это еще кто такие? По имеющимся у Вороны сведениям в квар­тире проживала молодая девушка. Не замужем. Родственники в другом городе. Что за сюрпризы?

Ворона вспомнил, что все сведения, его два идиота помощника черпали у местной алкашки Верки. Надо дать ей задание разве­дать, что здесь происходит.

Как только лестничная клетка опустела, Ворона покинул квар­тиру и направился разыскивать своих горе-помощников. Пусть ищут Верку и быстренько вводят его в курс событий.

Пока он нашел Пегого и Кабана, пока дал им задание, к подъе­зду подъехала машина, и из нее начали выгружать: строительные «козлы», ведра, щетки, какой-то инвентарь. Ворона уже и без посторонней помощи понял, что в интересующей его квартире затевается ремонт.

Значит, та, которая здесь недавно проживала, по-видимому, покинула это гнездышко. Теперь надо приложить максимум уси­лий и узнать, кто такая и куда она делась. А для этого, придется как-то познакомиться с тем, кто руководит ремонтными работами. Скорее всего, он, или родственник хозяйки, или друг.

Ворона пристроился на лавочке у подъезда и стал ждать. Мо­жет, подвернется удобный случай.

Где-то через час, из подъезда вышел парень, который откры­вал своим ключом дверь той квартиры. Ворона решил рискнуть.

-Я смотрю, вы делаете ремонт, а где же хозяйка квартиры? Что-то ее давненько не видать, — улыбаясь, как старый прия­тель, пропел Ворона Мишке.

-А хозяйка отдыхает в Крыму. А вы ей кто? — строго спросил Мишка. Он уже понял, с кем сейчас беседует. И, тоже, решил извлечь максимальную пользу из разговора. А именно, оконча­тельно запутать и сбить с толку Людмилиных врагов.

-Да меня, если честно, больше интересует девушка с длин­ными черными волосами.

-И Людмила с длинными черными волосами, и Наташка с длин­ными черными волосами. Кто именно вам нужен? — удивился Мишка.

-Наверное, Наташа. Это она проживала в квартире, когда хозяйка уехала отдыхать? Понимаете, я у нее деньги одалживал. Хотел отдать, а застать дома никак не могу.

-Считайте, что вам повезло. Можете оставить свои деньги при себе. Наташка передумала отдыхать на Украине и укатила к себе, на Кавказ. Что-то ей здесь не понравилось. Собира­лась пару недель пробыть в Людмилиной квартире. Я планировал начать ремонт числа десятого июля. Когда, она мне все карты спутала. Прибежала дня четыре назад ко мне, швырнула ключи и сказала, что немедленно уезжает. Что, почему? Ничего не объя­снила и умчалась, как на пожар. С этими бабами только свя­жись!

-А вы не знаете ее фамилию, адрес? Может быть, я бы пе­реслал ей деньги туда.

-Понятия не имею. Может Людмила знает. Как приедет, мо­жете подойти поинтересоваться. Хотя, эта Наташа уже три раза замуж выходила и вряд ли Людмила знает ее последнюю фамилию, — пожал плечами Мишка. — И еще, если деньги — это предлог с вашей стороны, чтобы завести с ней знакомство поближе, то считаю своим долгом предупредить. Держитесь от этой Наташки подаль­ше. У нее последний муж, какой-то чеченский бандит. Зарежет, ни за что! Вы же их знаете!

Мишка счел на этом беседу оконченной и, простившись, отпра­вился к своей машине.

Он был доволен разговором. Во-первых, успел упомянуть, что у Людмилы тоже длинный черный волос. То есть, девушки похожи. Теперь, если Ворона ее увидит, он не будет подозревать, что это их свидетель. Во-вторых, что такое искать кого-то на Кавказе, в наше неспокойное время? И, в-третьих, надо десять раз подумать, трогать ли жену «чеченского бандита».

Ворона тоже остался разговором доволен. Девчонка, как он и предполагал, сбежала далеко и, похоже, навсегда. Она перепу­гана и сюда вряд ли рискнет вернуться. Кавказ тоже далеко. Там у них своих проблем и своих трупов хватает. Даже если она расскажет своему муженьку о том, что здесь увидела, его это вряд ли взволнует. Тем более, что он не милиционер, а бан­дит. У самого, небось, рыльце в пушку. Так что, можно поста­вить крест на этом деле. А если вдруг что-то где-то окажется не так, то он просто уберет этих двоих полудурков и дело с концом. На него никогда и никто не выйдет. А не выйдут на него, значит, не выйдут и на его шефа. Пегий и Кабан с шефом не связаны ни одним боком. Они знают, что он существует. Но, кто он и где, понятия не имеют. Даже в лицо никогда не виде­ли. Так что, надо из этого прокола сделать выводы на будущее и можно пока успокоиться. Это судьба решила предупредить Во­рону, что можно ведь и погореть, если расслабляться и дове­рять часть своей работы кому-то. Работал же он всю жизнь сам и ничего. А здесь, ему, видите ли, помощники понадобились.

Правда, у него было оправдание. Радикулит прихватил не вов­ремя. Побоялся, что сам не сможет труп до машины дотащить. Захотел бы, дотащил бы. Ворона подумал немного и пошел со двора. Придет сюда вече­ром. Днем, пока в квартире работают рабочие, ничего интерес­ного произойти не может. Да и на страховке остались Кабан и Пегий. Так что, можно отдохнуть и главное, отоспаться. А то, потом, всю ночь ведь придется не спать, а прислушиваться, не явится ли кто-нибудь в эту чертову квартиру.

————————————————————

Верка вошла во двор и застала неприглядную картину. Кабан лупил худого грязного туберкулезника Кешу. Кабан был здо­ровенный и жирный, как кабан. А Кеша — ходячее несчастье. И в чем только душа там держится, не понятно. У Кешки вся физио­номия была разбита, кровь капала из носа, а Кабан все моло­тил его своими кулачищами.

Верка подняла с земли камень и гахнула ним Кабану по спине. Тот, от неожиданности Кешу отпустил и развернулся всем корпу­сом к Верке.

-Ах ты падла, жирная! — заорала на него Верка, — ты что же это делаешь? Да он и так ни сегодня завтра загнется, так ты еще его и мутузить будешь?! Убью, падлюку!

Слона на скаку остановят и хобот ему оторвут. 3: 12 комментариев

  1. Да что ж такое?! Всё время «тётка», «тётка»… Нельзя что ли сказать «тётя», а то как-то грубовато )))
    Тем более, что тётушка классная! И детектив — тоже ))
    Просьба не тянуть с продолжением, хорошо? ))

  2. @ quentin ws:
    Ладно, Вам, шутить над несчастным графоманом. Смеюсь. Спасибо за рецку! С теплом. Алена.

  3. @ Irina:
    Ир, там столько всяких ляпов надо исправлять… Но, ты же знаешь меня. Нет времени, нет желания и «всякие мелочи», как истинному пофигисту, мне до лампочки. Смеюсь. Чмоки. Я.

  4. Даже хорошие дела лучше делать в одиночку, а уж такие! 🙂
    Написано отлично!

  5. Галина, Таня, Андрей, спасибо! Очень рада вас видеть!!! С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)