Убей своего дракона сама. Часть 19

-Не могу. Антошка спит вместе с Денисом и бобиками. Люда еще не вернулась.

-А. Я думала, что ты уже совсем одна. Ну, ладно. Надеюсь, к ночи все разбегутся, и мы сами приедем. Надо же Тоню в дорогу собирать. Завтра в шесть утра придется нестись в аэропорт. И Венера, кстати, завтра собирается уезжать.

-В Киев?

-Говорит, что да.

-Что-то я в твоем голосе слышу сомнения. Или мне показалось?

-Не показалось. Но об этом, тоже потом. Пока. Если что, звони.

Татьяна положила трубку и от нечего делать, решила потихоньку навести порядок на кухне. Главное сейчас ни чем не громыхнуть и не разбудить спящих. Иначе, конец тишине и покою. Но только Татьяна начала мыть плиту, которую Сашка успел залить сбежавшим кофе, как вернулась из больницы Люда. Наспех, больше размазав грязь по плите, чем вымыв, Татьяна закончила начатое и поставила чайник.

-Рассказывай, какие новости, — шепотом спросила она Людмилу.

-Да, вроде бы все в порядке. Пашка чувствует себя сносно. Уже разговаривает. Расспрашивал, удалось ли отыскать девушку. Я сказала, что ничего не знаю, и попросила его рассказать, что произошло, и что он тогда узнал.

-И что?

-Говорит, что он все рассказал милиции. Мол, нам это знать ни к чему. Толку ни от кого из нас никакого в расследовании этого дела не будет, а риск огромный. Говорит, что какой-то диск им отправил. Диск они получили на следующий день, после того, как Пашку избили. Диск точно у них. Он у приходившего в больницу милиционера спрашивал. Да и тот, кое-что из записанных данных у Пашки уточнял. Еще, утверждает, что все что мог, он добросовестно сделал. И даже если бы сам умер, то все равно все сведения были бы получены милицией. Кто-то там из его друзей, оказывается, должен был отдать эту ерунду какому-то там определенному человеку в милиции, которому Пашка безгранично доверяет, в случае, если с Пашкой что-то случится. Тот, так и сделал. Да, еще, он строго настрого приказал вам самим прекратить расследование и никуда не соваться. Дело даже серьезней, чем он думал. И если узнают, что вы копаете в нужном направлении, вас прибьют в тот же момент. Волнуется за ту девушку и за вас. Боится, чтоб вам не оторвали ненароком головы.

-Понятно, — задумчиво протянула Татьяна. – Скажи ему, что девушка нашлась. Жива и здорова. В это дело мы больше не суемся. И вообще, угрозы для нас нет никакой. Если нам не оторвали головы до сих пор, то уже не оторвут. Поезд ушел. Да и если верить Мудрову, то те, кто мог бы оторвать нам головы, уже арестованы. Ну, если и не все, то, по крайней мере, большинство.

-А расскажи, кто нашел девушку, и что вообще произошло после тех событий, о которых мне известно, — попросила Людмила. – Я тоже хочу знать продолжение.

-Я сама пока толком еще ничего не знаю, — соврала Татьяна. – Но Мудров обещал все нам рассказать. А я обещаю все рассказать потом тебе, — пообещала Татьяна.

-Только не забудь, — согласилась Людмила. – Таня, я пока Антошку будить не буду?

-Нет, конечно. Пусть спит ребенок.

-Пока он спит, я пойду Пашкиного кота напою таблетками. А то потом Антошка баки забьет так, что забуду обо всем.

-А что, кот заболел?

-Да нет. Загулял. Орет целый день и целую ночь во всю свою луженую глотку. Зовет кошек. Такие трели гад выводит, рехнуться можно. Мы с мужем уже трое суток ночью практически не спим. Никакие окрики и угрозы действия не имеют. Включишь свет, чтоб его найти и надавать по заднице, замолкает и прячется. Причем так прячется, что найти не можем. Погасишь свет, вылезает из укрытия и опять подымает гвалт. Муж всю ночь тапочки в темноте на звук кошачьего голоса метает. Кладет возле дивана кучу комнатных тапочек и ночью пытается с их помощью заставить эту заразу замолчать. Если попадет, кот на полчаса замолкает. А если не попадет, то кот поет после его неточного броска еще громче и вдохновеннее. Кошмар. Муж пообещал размотать Пашкиного любимца за хвост и выбросить в окно. Надо срочно спасать положение.

-А таблетки для чего? Он перехочет гулять или у него пропадет голос?

-Неверное, перехочет гулять. Таблетки называются «Секс барьер». Но все его называют: «Анти мяу». Хотя его используют и для собак. Значит и «Анти гав».

-Здорово! Съел и никакого тебе желания к сексу, надо же! – восхитилась Татьяна. — Ладно, иди, пои своего Карузо.

-Хоть бы помогло, а то точно вылетит в одну из ночей в окно, не допев очередную арию. Муж обычно слов на ветер не бросает, — вздохнула Людмила и ушла. Ее не было где-то с полчаса. Татьяна успела вымыла плиту, и снова ее залить сбежавшим кофе. Опять вымыть. Сварить вермишель. И теперь сидела в кресле с книгой в руках.

-Ну что, еще спит? – заглянула в комнату Людмила.

-Угу, — кивнула Татьяна. Закрыла книгу и положила ее в шкаф. С тех пор, как в доме появился пес, она ни разу не бросила книгу в кресле или на журнальном столике. Не оставила на спинке стула одежду. Не бросила в коридоре на полу обувь. Не швырнула, как раньше, сумку на обувную полку. Все-таки, собака в доме здорово приучает человека к порядку.

-Напоила кота? – спросила она Людмилу, когда обе опять обосновались на кухне.

-Да ну его к черту! – в сердцах произнесла Людмила. – Из-за этого идиота и я не буду ни мявкать, ни гавкать и потеряю интерес к сексу. Начала давить таблетку ложкой, она не давится. Плотная. Я решила ее разжевать, а потом разжеванную смешать с его едой. Только разжевала, а тут телефон зазвонил. Я от неожиданности вздрогнула и все проглотила. Пришлось жевать еще одну. Так что, и кот съел таблетку, и я съела таблетку. Как ты думаешь, что будет?

-По-моему, ничего страшного, — хихикнув, успокоила ее Татьяна. – Я когда Тэди от блох обрабатывала, после того, как первый раз на мусорке полазили, больше себя обработала, чем его. И ничего, на нем ни одной блохи нет и на мне тоже. Таблетки от глистов я тоже ему жевала и тоже половину нечаянно съела. Так что, не ты одна такая. Хозяева животных, наверное, все принимают те препараты, которыми пытаются накормить своих питомцев. И не потому, что им так хочется, или есть в этом необходимость. А потому, что так уж получается. Думаю те, кто препараты для животных делают, этот вариант учитывают. И вообще, тебе, чтоб не мявкать, надо ведро таких таблеток съесть, а не одну штучку. Сколько там того кота, а сколько тебя!

В кухню вошел Тэди. Причем так тихо, что Татьяна, увидев пса, от неожиданности вздрогнула. Обычно Тэди топает как стадо бегемотов и цокает когтями об пол, как будто бы они у него железные. А здесь, вырисовался так тихо, как привидение. Попил водички и так же бесшумно удалился. Татьяна пошла за ним следом, посмотреть, что это такое случилось с псом. Он очень аккуратно влез опять на диван и лег в ногах у спящих детей. Баська подняла голову, глянула сонными глазами на Тэди, на спящих детей, сладко зевнула и опять погрузилась в сон. И тут до Татьяны дошло. Собаки охраняют сон мальчишек. Поэтому Тэди и не выскакивал в коридор, как сумасшедший, когда приходила и уходила Людмила. Хотя, в любое другое время, он бы несся на звук открываемой входной двери, как торпеда. Поэтому, можно сказать, на цыпочках прокрался на кухню попить водички. Надо же. Она вернулась на кухню и изложила свои соображения Людмиле.

-Да, животные все понимают, — кивнула Люда. – Баська с котом иногда такую возню устраивают, и гвалт поднимают на весь дом, что голова от шума раскалывается. Но как только Антошка уснул, в доме сразу же становится тихо. Тут же у них перемирие. Собака ложится в ногах. Кот забирается в кресло, которое стоит рядом с Антошкиным диваном и все спят. Они понимают, что он маленький и даже разрешают таскать себя за хвосты и за уши. Хоть и громко возмущаются, но никогда не царапают и не кусают. Если бы это я такое себе позволила с ними проделать, меня бы, наверное, съели. А ему все прощается и разрешается.

Они все еще беседовали о животных, когда вернулся Сашка. Тэди все-таки вышел его встречать. Но сделал это тихо и очень церемонно, как английский лорд. После чего опять вернулся на место.

-Что это с ним? – удивился Сашка.

-Боится разбудить детей, — объяснила Людмила. – Охраняет их сон.

Сашка только покачал головой.

Понимая, что расспросить Сашку при Людмиле ни о чем не удастся, Татьяна предложила ему тоже пока поспать и отдохнуть, как следует, с дороги. А вечером, когда соберутся девочки, они все вместе сядут ужинать и попробуют его турецкие угощения. Сашка тут же согласился и ушел к себе спать. Только он ушел, как проснулся Антошка и разбудил всех. Людмила забрала его и Баську и поблагодарив Татьяну, ушла к себе. Дениска тоже убежал, захватив с собой Тэди. Татьяна осталась одна. Хоть иди теперь за Сашкой. Но он, наверное, последовал ее совету и уже крепко спит. Она послонялась по квартире. Делать ничего не хотелось. Тогда Татьяна достала Сашкины подарки и еще раз все померила. Покрутилась в свое удовольствие перед зеркалом. Осталась довольна собой и, сложив вещи в шкаф, умостилась перед телевизором. Посмотрела передачу о бегемотах, потом, о самых дорогих отелях мира, потом, подводные съемки Кусто. А потом по всем программам начались фильмы, и она тут же выключила телевизор. Читать не хотелось. Спать не хотелось. Съездить что ли к Верке? Но тогда надо идти в гараж за машиной. Лень. Да и погода нелетная. Метет по настоящему. Если и завтра будет такая же погода, то Тоня дудки куда-нибудь улетит. Татьяна легла на диван и стала размышлять о Тоне. Ну и заварила девка кашу! Из-за нее чуть не погибла ее подруга. Сама рисковала остаться без головы. Если бы ни Венера, то точно бы осталась. Да, спору нет, отомстить за родителей святое дело. Вот Верка говорит, что ни при каких обстоятельствах не смогла бы убить человека. А Татьяна смогла бы? Трудно сказать. Наверное, все зависит от обстоятельств. Просто так, конечно бы не смогла. Но, если бы, не дай Бог, кто-то убил ее маму? Да Татьяна бы перегрызла ему горло! Причем, не заботясь о своем алиби и не строя хитромудрых планов. Она бы это смогла сделать даже на площади в присутствии тысячи людей. Лишь бы добраться до шеи врага. И гори все ярким пламенем. Значит, Тоня права? Наверное, права. Только очень уж перемудрила. Можно было все сделать просто. Приехать прямо к ним домой. К каждому по очереди. Все-таки она им родственница и в дом бы ее пропустили. Зайти и вместо «здравствуй» сразу гадам по пуле в лоб. Ну, наверное, каждый человек подходит к решению одной и той же проблемы со своей стороны. Есть люди, которые все стараются упростить. Так сказать, ломаную линию превратить в прямую. А есть и наоборот. Люди, которые все усложняют. Эти из любой прямой сделаю ломаную и не одну, а сто. Наверное, Тоня относится ко второй категории. Несется к цели, как молния. То есть, как говорится в одном еврейском анекдоте: «не так быстро, а так зигзугами».

Интересно, нашел Мудров со своими ребятами Кита или они не нашли даже вход в бомбоубежище? Нет, наверное, вход все-таки нашел. Не совсем же он идиот. Ориентиры получил, чего там искать! Хоть бы только они все в этом бомбоубежище не заблудились. А то потом придется Венере всех разыскивать, и Кита с охранниками и Мудрова с его группой. Там же о-го-го, какая площадь. Под всем старым городом! Хотя, если через определенное время, как утверждает Верка, им попадались закрытые двери, то площадь, наверное, все-таки получается не такая уж и большая. Несколько комнат вправо, несколько влево и все. Пространство ограничено закрытыми дверьми. Если до первой двери, которую удалось за собой закрыть, Верка говорит, что они шли минут десять или чуть больше, то, сколько это надо пройти комнат? Татьяна задумалась. Получается, до хрена и чуть больше! А если еще и учесть боковые ответвления и комнаты, в которые они не заходили, то …. Да, километров двадцать можно намотать, и то, если не ходить по кругу. А вдруг, не все двери закрыты, и они уйдут не туда? Или попадут куда-то, где все обветшало и их там засыплет и завалит?

Татьяна так разволновалась, что вскочила с дивана. Походила туда сюда по квартире и решила таки звонить Верке.

Выслушав ее, Верка передала трубку Венере. Венера тоже выслушала и постаралась Татьяну успокоить.

-Подвал, это не космос. С орбиты не улетят. Ну, могут, конечно, поплутать немного, но я думаю, ничего страшного с ними там не произойдет. Давай так, если до завтра твой Мудров не объявится, я пойду на его поиски. Хорошо?

-Так ты же вроде бы собиралась завтра уезжать?

-Значит, поеду послезавтра. Не горит, — спокойно проговорила Венера и передала трубку Верке.

-Мы сейчас приедем, — выпалила та и бросила трубку.

Через минут сорок вся компания ввалилась в Татьянину квартиру. Хоть они и старались стряхнуть друг с друга снег еще в подъезде, все равно в квартиру вошли три снежных человека. Снег тут же стал таять и пока все разделись, на полу образовалась огромная лужа. Татьяна захватила всю обувь, и пошла, ставить под батарею в маленькой спальне. На батарею побросала шапки. На дверцы шкафа развесила мокрые куртки и плотно закрыла дверь в эту комнату. А то Тэди, когда вернется с прогулки, быстро наведет порядок. Что пожует, что порвет, а что, просто с удовольствие потрепает. Кстати, где они с Дениской носятся по такой погоде? Замело их там, что ли? И только она о них подумала, как эта сладкая парочка явилась.

Верка только вытерла одну лужу в коридоре, как появилась новая. Тэди тщательно отряхнулся и во все стороны полетели капли, забрызгав стены. Денис, не придумав ничего умнее, встряхнул в коридоре свою куртку и шапку. По стенам побежали ручьи. Верка раздала затрещины Дениске и псу. Отобрала у мальчишки мокрую одежду, и пошла, растыкивать ее по батареям. Татьяна взяла старое махровое полотенце и тщательно вытерла пса. Венера вытирала лужи, а Тоня, сухой тряпкой терла стены. Хорошо, что в коридоре стены у Татьяны поклеены пенепленом. Замечательно бы они сейчас выглядели, будь на них обои.

-И где вас носило в такую метель? – возмущалась Татьяна.

-Везде! – радостно сообщил Денис. – Ты бы видела, какой восторг у Тэди вызвал снег! Он и зарывался в него носом, и качался на спине, задрав кверху лапы. Носился, как угорелый. Я его еле домой затащил. Погода, класс!

-Да, класс, — подала голос Тоня. – Если до завтра будет так мести, я кажется, никуда не улечу.

-Очень на это похоже, — кивнула Венера. – Надо позвонить в аэропорт и узнать, как там дела. Не отменили ли рейсы. Если да, то нет смысла нестись завтра с утра в Днепропетровск.

-Денис, сейчас же иди, покажись бабушке, — распорядилась Татьяна, — и узнай, может что-то надо сделать по дому. Целый день толчешься здесь, и совсем о ней забыл. Еда хоть дома есть?

-Есть. Я со школы всегда иду через магазин и покупаю все что надо, — сообщил Денис. — А если помогать ей сейчас ничего не надо, можно я вернусь?

-Можно. И если надо помогать, тоже можешь вернуться, только сначала помоги, — отмахнулась от него Татьяна. – Вещи пусть пока сохнут у меня на батарее. Потом заберешь.

Денис нехотя поплелся домой. Он за эти дни так прижился у Татьяны, что если бы не бабушка, ну и конечно, если бы сама Татьяна не возражала, то с удовольствием перебрался бы жить сюда. Татьяна это видела, понимала, и особо его не гоняла. Раз ему у нее, уютно, комфортно и вообще, душе теплее, пусть приходит. Ребенок все-таки обделен в этой жизни. Любящая бабушка, это очень хорошо. Но что такое ребенок не знает родительской ласки. Нет, это все-таки ужасно. Как и ради чего можно бросить своего ребенка и свою мать и вычеркнуть их из своей жизни? За столько лет ни разу не поинтересоваться, как они живут. Оправдать Денискину мать может только одно, смерть. А может быть, и правда, ее давным-давно нет в живых?

-О чем это ты задумалась? – оторвала ее от размышлений Верка.

-Да так. Слышь, Вера, а ну-ка, позвони Мудрову на мобилку. Может, отзовется, — попросила Татьяна.

-Сейчас. И на черта ты его послала в бомбоубежище? Пусть бы этот Кит там провалился к такой матери.

-Ну, случайно так получилось. Чего теперь это обсуждать. Звони. Я почему-то нервничаю. Хоть бы с ним ничего не случилось.

Верка минут пять добросовестно пыталась дозвониться до Мудрова, но телефон упрямо оповещал ее о том, что абонент вне досягаемости.

-Черт побери, хоть отправляйся на его поиски, честное слово, — возмущенно пробурчала Верка. – Он такой бестолковый. Я просто уверена, что этот болван заблудился в лабиринтах подвала, да еще и, как Иван Сусанин, завел куда-нибудь в тупик всех, кто с ним пошел.

-Если с ним пошли ребята из группы захвата, то они нигде не заблудятся, не потеряются и ничего с ними не случится, — закурив, спокойно сообщила Венера. – А если туда поперлись кабинетные работники, типа вашего Мудрова, то завтра придется идти их разыскивать.

-Я до завтра инфаркт получу, — вздохнула Татьяна.

-Если честно, то я тоже, — проявила солидарность Верка.

-А сегодня, нам там нечего делать. Если у Мудрова все идет хорошо, и они сейчас проводят операцию по задержанию, то мы там появимся очень не вовремя. Можем попасть под пули, если у них перестрелка. Причем, шлепнуть нас могут и те и другие. Можем оказаться в заложниках у Кита. Можем просто помешать и сорвать операцию. Короче, мы многое что можем, и поверьте мне, все это будет не в масть. Подождем до утра. А вот если утром Стас не объявится, я сама проберусь в подвал и найду вам вашего драгоценного сыщика.

-Значит, сегодня ничего не предпринимаем? – разочарованно спросила Татьяна.

-Значит, не предпринимаем, — спокойно констатировала сей факт Венера.

-Ну, чтож, тогда я пошла будить Сашку.

-Зачем? Пусть себе спит. Устал человек с дороги. Чего его дергать? – пожала плечами Вера.

-Он сам сказал, что когда вы все будете в сборе, зайти за ним. Устроим праздничный ужин в честь его приезда, — сказала Татьяна и начала доставать из холодильника привезенные Сашкой деликатесы. – Вот, презент из Турции. Накрывайте на стол, а я сейчас вернусь.

Она еле достучалась до соседа. Сашка видать крепко спал и если бы Татьяна не начала его сейчас будить, проспал бы спокойненько до утра. Он открыл дверь, зевая так, что Татьяне показалось, она слышит хруст челюстей. Пропустил ее в квартиру и, извинившись, ушел в ванную умываться. Татьяна попала к Сашке в квартиру впервые. Сейчас она стояла и с любопытством рассматривала его жилище. У Сашки была обычная двухкомнатная квартира. Похоже, Татьяна в данный момент находится в зале. Убранство комнаты было очень даже скромным, без претензий. Диван, два кресла, журнальный столик и телевизор. На стене несколько акварелей и часы. Все. Она заглянула в другую комнату. Здесь в нише стоял разложенный диван с разбросанными на нем подушками и пледом. Вдоль стены два одежных шкафа и книжные полки от пола до самого потолка. Все полки под стеклом. Конечно. Если учесть любовь Тэди к литературе, да и к шмоткам тоже, то естественно, что книги должны быть за стеклом, а вещи, за запертыми дверцами шкафов. Напротив них два кресла с шахматным столиком между ними. А у окна компьютер. А между компьютерным столиком и креслом втиснут диван для Тэди. Тот самый, с которым они слонялись по Татьяниной квартире, тщетно пытаясь найти для него место. Никаких тебе ковров на стенах и паласов на полу. Никаких там тумбочек, трельяжей, комодов и комодиков. И тем более, рояля, занимающего столько места и стоящего, неизвестно зачем. Татьяна вздохнула. Как говорила ее мама: «Это не просто инструмент, а память о дедушке виртуозе. Легенде и гордости их семьи». Дедушки нет уже пятнадцать лет, а рояль стоит, как памятник. Никто на нем не играет. Разве что мама иногда присаживается побренчать. Так ее игру называла бабушка. Но мама играет раз или два раза в год, а остальное время рояль стоит невостребованным. И избавиться от него, похоже, Татьяне никогда не удастся. Она в душе позавидовала Сашке. Живет человек по спартански. Ничего лишнего. Не то что, в Татьяниной квартире.

Она подошла к книжным полкам и стала рассматривать корешки книг. Сашка появился внезапно и абсолютно бесшумно. Дотронулся до Татьяниного плеча, и она от неожиданности подпрыгнула. Причем, скакнула вбок, как антилопа от тигра. Сашка с перепугу тоже шарахнулся в сторону.

-Ну, ты и даешь! – возмутился он. – У тебя, в связи с этими приключениями явно обострился сторожевой рефлекс.

-А чего ты подкрадываешься, как хищник? Ходишь абсолютно бесшумно, как привидение.

-Я всегда так хожу, — засмеялся Сашка. – А все потому, что хожу в носках. Без комнатных тапочек. Как только Тэди сожрал первые тапочки, так я больше и не покупал данный вид обуви. Бесполезно.

-Так я тоже хожу без тапочек, благодаря твоему Тэди. И девчонки мои ходят без тапочек. Но каждая из нас топает пятками об пол, как лошица. А ты, наверное, ходишь на пальчиках, как балерина?

-Да нет. Вроде бы становлюсь на всю ступню. Но заметь, на ступню, а не на пятку. Поэтому и не топаю.

-Ладно. Ты готов? Пошли. Девочки уже все в сборе. Кстати, ты узнал что-нибудь о Венере.

-Узнал. И теперь сгораю от любопытства. Хочется глянуть, как она выглядит.

-Сейчас глянешь. А что ты узнал? Кто она?

-Она, ни много, ни мало, настоящий стрингер!

-Кто?

-Стрингер.

-По-моему, так называется какая-то ракета? Вроде бы ними самолеты и вертолеты взрывают? И при чем тут Венера?

-Она не стингер, а стрингер. То есть, это такой военный фотограф. Стрингеры снимают боевые действия. Участвуют в боях. Бегают под пулями со своей кинокамерой, рискуя жизнью, и снимают все, что происходит на самой передовой линии. Твоя Венера была в Косово, была в Ираке, была в Чечне. Она один из ассов в этом деле.

-А как же она оказалась в нашем городе в каком-то задрипанном подпольном казино?!

-Ну, казино не такое уж и задрипанное. А как оказалась? У нее какой-то прокол с материалом вышел. Чего-то она не то наснимала в Чечне. То ли, как свои своих по ошибке расстреляли. То ли, заложников по недоразумению расстреляли вместо боевиков. Толком никто из наших не знает. Знают только, что материалы она сплавила за границу. Там их тут же опубликовали, и вышел очень крупный политический скандал. Ну, в общем, на нее в России открыли настоящую охоту. Она, не будь дурой, на рожон лезть не стала. Ноги в руки и смылась в Украину. Залегла на дно, пока страсти улягутся. Благо, у нее тут знакомых много. Она в Днепропетровске какой-то институт заканчивала.

-Сельхоз, — подсказала Татьяна. – Она сама мне говорила, что по профессии агроном.

-Не может быть! – удивился Сашка. – Чтобы снимать такие вещи, как снимала она, надо быть профессионалом. Пудрит мозги, однозначно! Говорят, она в любой видеоаппаратуре разбирается, как Бог. Знаешь, чем она в казино занималась?

-Следила за порядком в зале.

-Ну да, конечно! А еще мыла полы в туалете, — хмыкнул Сашка. — Так вот, чтоб ты знала, она сама смонтировала и установила в этой богадельне все камеры наблюдения, все прослушивающие устройства. В ее ведении вся аппаратура и компьютеры. Ты думаешь, они в этом кабаке, или казино, только развлекали публику, и денежки из нее вытряхивали? Там, прежде всего, добывался основной компромат на влиятельных лиц города.

-Зачем? Шантаж?

-Возможно. Политика и экономика без шантажа, наверное, не существует.

-Слушай, если твой знакомый столько знает о Венере, то не поверю, что о ней ничего не знают правоохранительные органы.

-А с чего ты взяла, что они о ней ничего не знают? Кому надо это знать, я думаю, знает. И, кстати, заметь, эта Венера, не смотря на то, что была по твоим словам пьяной в доску, когда ты нашла ее возле мусорки, успела уничтожить всю информацию в компьютерах этого казино перед тем, как оттуда сдрыснуть. И я уверен, что она для себя её сняла и сохранила где-то. Кстати и архив спрела.

-Зачем?

-Знала, что милиция приедет. Все-таки, шесть трупов. Как ни крути, а вызывать ментов при таком раскладе надо. А раз они приедут, то начнут копать все. Дойдет очередь и до компьютеров и до архивных видеозаписей, фиксирующих каждый шаг посетителей. А там есть такое, что ой-ей-ей.

-А может, это не она уничтожила, а ее шеф?

-Мой знакомый говорит, что она. И, кстати, он тоже подозревает, что у нее вся информация была продублирована и копии где-то надежно спрятаны. И что теперь, девочка, мол, временно затаилась и выжидает момент, когда можно будет легализоваться и выгодно продать копии своему же шефу. А может и не шефу, а кому другому.

-Бред. Она собирается завтра уезжать в Киев.

-Ну и что? Киев, не Нью-Йорк. Это, можно сказать, рядом. Поживет там месяц другой и приедет сюда дела утрясать. Все-таки предвыборная кампания в разгаре. Имеющаяся у нее информация, если она действительно у нее, чем дальше, тем ценнее. И вряд ли человек, профессионально занимающийся сбором информации, упустит такой момент и откажет себе в удовольствии хорошо заработать.

-Не очень это все вяжется с моим представлением о Венере. Но, в жизни может быть что угодно, — проворчала Татьяна. – Ладно, пошли. Нас ждут.

-Сколько там девочек?

-Три. А что?

-Подожди. Я им по свитерку захвачу. А то неудобно без презента. Пошли размеры подскажешь. Слава Богу, что у меня несколько образцов нашей продукции дома валяются, на всякий случай, — засмеялся Сашка. – Чувствовал, что могут пригодиться.

Он подвел Татьяну к одному из шкафов. Достал с полки несколько пакетов, выудил оттуда свитера и протянул ей. Татьяна выбирала, прикладывая вещь к себе. На Верку надо чуть больше, чем на нее. На Венеру меньше. А на Тоню…, пожалуй, такой же, как на Венеру. Они обе миниатюрные. Цвет у всех трех свитерков оказался, к сожалению, одинаковым.

Сашка растерянно почесал затылок.

-Получается, как с инкубатора, — недовольно пробурчал он.

-Ничего. Главное, что мой и Веркин по цвету разные. А Венера уедет в одну сторону. Тоня в другую. Вместе они в этих свитерах нигде мелькать не будут, — успокоила его Татьяна и потянула за руку к двери.

Девочки уже закончили накрывать на стол и мирно о чем-то болтали на кухне. Тэди находился там же и усердно трудился, пытаясь порвать на куски старую Татьянину сумку. Сашка испуганно глянул на потрепанную вещь, но Татьяна его успокоила.

-Не волнуйся, это его игрушка. Пусть шматает. С плюшевой обезьяной и старым тапком он уже разделался. Мослак отполировал до блеска. Это очередная забава.

Тэди глянул на Сашку, и ему показалось, что пес утвердительно кивнул, подтверждая Татьянины слова.

-А я все думаю, как это ты успел в мое отсутствие такую морду наесть? А ты, оказывается, жрешь все подряд, — хохотнув, потрепал Сашка пса за ухо. Тот лизнул его в руку и продолжил свое занятие.

После быстрой церемонии знакомства и вручения презентов, все сели за стол. И как всегда, только взяли в руки бокалы, раздался звонок в дверь.

-Может, Мудров? Он всегда на запах еды идет! – подала голос Верка. Татьяна и Тэди понеслись открывать. Но это был не Мудров, а Дениска. Ему же разрешили вернуться, вот он и вернулся. Ребенка усадили рядом. Поставили бокал и для него, но налили вместо вина сок. Денис важно поднял свой бокал и «цокнулся» со всеми, как взрослый. Ему страшно нравилось чувствовать себя здесь своим человеком, и он очень старательно изображал из себя серьезного делового мужика. Все ему подыгрывали и усиленно делали вид, что держат за равного. Но ребенок есть ребенок. Через двадцать минут Дениска наелся, заскучал от их разговоров о политике и коммерции и удрал с Тэди в комнату. Теперь можно было и поговорить.

-Да, а Мудрова все-таки очень не хватает, — вздохнула Верка. Достала мобильный и набрала его номер. Получила опять ответ, что абонент не доступен и потянулась за сигаретой. – А вдруг с ним что-то случилось?

-Найдется твой Мудров, — успокоила ее Венера. – И ничего с ним не случится. Просто, или отключил мобильник на время операции. Или в подвал не проходит сигнал. Утром обязательно объявится, вот увидишь. Хочешь, поспорим на бутылку шампанского?

-Ладно вам, спорить. Пока нет Стаса, самое время обсудить планы на будущее. Я так думаю, что двоим из вас, не стоит с ним лишний раз сталкиваться, — неожиданно заявил Сашка.

-А что нам будущее? – бесшабашно отмахнулась Верка. – Все утрясется.

-Если вы это все грамотно утрясете. Венера, ты как с бухгалтерией, разбираешься?

-Знакома.

-А с компьютерами?

-На ты.

-Иностранными владеешь?

-Английский, немецкий, испанский, — внимательно глядя на Сашку, спокойно произнесла Венера.

-А поработать годик за границей?

-В качестве кого и где?

-Так, девочки, мы вас временно покинем и обсудим кое-какие вопросы. Пошли в мою квартиру, — обратился он к Венере. – Да не бойся ты, ради Бога. Я не сексуальный маньяк и не собираюсь домогаться беззащитную женщину, — засмеялся он, глядя на растерявшуюся Венеру.

-Да я вообще не умею бояться, — хмыкнула Венера. – Просто удивилась

-А чему? Ты думаешь, что здесь в городе ты в безопасности? Честно скажу, нет. И в Киеве ты в безопасности не будешь. Тебя, при желании, вычислят по твоему другу за десять минут. Знаешь, сколько мне понадобилось времени, чтобы получить о тебе информацию? Полчаса. И это с дорогой к информатору, туда и обратно. Вот я тебе ее сейчас выдам, а ты ответишь, соответствует ли это все действительности. И если да, то, думаю, прекрасно понимаешь, что работа за границей для тебя сейчас самый лучший вариант. Пошли.

Венера молча поднялась из-за стола, и они с Сашкой вышли. Остальные только переглянулись.

-Если ее так легко найти, почему же до сих пор не нашли? – подперев голову руками, спросила Верка.

-Видать, еще не искали. Наверное, было не до Венеры. Не забывай, что ее казино сейчас трясёт и милиция, и налоговая. Да и в городе Венерка если и показывалась, то с измененной внешностью. Плюс, ее основной враг мертв. Но…, его банда ведь никуда не делась. И где гарантия, что они не продолжат охотиться за Венерой, как только закончатся траурные хлопоты? – убирая со стола, дала ответ Татьяна.

-Тоня, а ты чего молчишь? Может попросить Сашку, пусть и тебя пристроит на работу где-нибудь за бугром, а? – спросила Верка.

-Нет. Я останусь дома. У меня еще куча незаконченных дел.

-Ну да, конечно. Кит где-то в подвалах бродит. Красавчик с обожженными яйцами в больнице валяется. Их же надо еще собрать в дорогу и отправить на тот свет, — хихикнула Татьяна. – Забудь. Все надо делать с первой попытки. А раз не смогла, оставь эту затею. Теперь пусть их судьбами занимаются другие. Тебе в данный момент о своей заднице думать надо. А то, как бы не оказаться с ними на одной зоне.

-На одной не окажется. У нас мужчин и женщин вместе не садят.

-Мне мысль о Валентине покоя не дает. Я даже не могу ее сейчас проведать и что-то для нее сделать. А ведь все неприятности с Валькой случились из-за меня. Да только за нее я просто обязана истребить этих сволочей, — тихо, но с такой ненавистью произнесла Тоня, что Татьяна даже поежилась.

-И не мечтай. Они для тебя уже вне зоны досягаемости. Единственное, что ты можешь сделать, это официально обвинить их в убийстве своих родителей. У тебя же есть документы, какие-то доказательства, которые раздобыли частные сыщики? Вот и воспользуйся ими.

-Я обязана сделать это сама, — упрямо заявила Тоня.

-Как?

-Я думаю.

-Ладно, обещай, что когда придумаешь, все-таки поделишься своими мыслями с нами. А то у тебя тенденция к усложнениям. Левой рукой чешешь правое ухо, — заявила Татьяна. – И пока достигнешь своей цели, нечаянно уконтропупишь с десяток людей не причастных к делу.

-Так, Танька, поехала я домой, — прервав их беседу, неожиданно заявила Верка.

-Чего это вдруг? – удивилась Татьяна. – Ты же вроде бы собиралась ночевать у меня и обещала Тоне помочь собраться в дорогу.

-Тоню и ее вещи я забираю с собой. У меня соберемся. А утром, если дорогу не заметет, отвезу ее в аэропорт.

-А чего это тебе приспичило?

-Понимаешь, у меня отопительный котел, дебильный. При сильном ветре и снегопаде, может потухнуть. А ты слышишь, как за окном завывает метель? Да и моя машина стоит у тебя во дворе под открытым небом. Загнать ее в укрытие здесь негде. Завтра, я ее из сугроба не откопаю. Надо ехать.

-Темно, скользко, видимость нулевая. Куда тебя понесет? Откопаем твою машину сообща. И с котлом ничего не случится. Он у тебя и не такую непогоду выдерживал, если мне память не изменяет. Я уже молчу о том, что ты пила вино. Не дай Бог куда вляпаешься, скажут, что по пьянке. Давай, не дури.

Но уговорить Верку не удалось. Она настроилась ехать домой и точка. Татьяна повоевала с ней еще минут пять и вынуждена была отпустить.

-Езжай, придурошная, — разозлилась Татьяна. – У тебя просто страсть искать приключения на свою задницу. Возьми хотя бы в кладовке лопату, на всякий случай. Чувствует моя душа, что будешь ты себе дорогу расчищать от самого моего дома, до своего. То есть, дорогая, почистишь вручную весь город. Ну и флаг в руки! Как доберешься, позвони.

Верка с Тоней захватив сумки с одеждой и старую совковую лопату, помахали ручками и отбыли в метель.

Татьяна со злости швырнула в мойку посудную тряпку и пошла к Дениске и Тэди. Оба валялись на диване. Денис смотрел боевик, а Тэди азартно продолжал дорывать старую сумку. Татьяна бесцеремонно подвинула их и улеглась рядом. Фильм был абсолютно дурной, но гонки на машинах впечатляли. Татьяна машинально следила за действиями на экране и думала о своем. Она вдруг вспомнила, что не поинтересовалась, что там произошло у Верки с мужем. Сашка со своим приездом оттянул все внимание на себя, и остальное вылетело из головы. Надо будет у Венеры расспросить, что произошло. Кстати, о чем так долго беседуют Сашка и Венера? Татьяна прислушалась к себе. Не ревнует ли? Нет. Потом, начала анализировать, вызывает ли Сашка у нее какие-нибудь чувства? И пришлось констатировать факт, что абсолютно никаких. Жаль. Как же они будут решать вопрос с Тэди? Вот если бы у них с Сашкой разгорелась любовь, они бы поженились. И пес бы принадлежал обоим. А так? А может быть еще не все потеряно. Присмотрится получше к Сашке, и со временем в ней разгорится к нему чувство. Интересно, а мог бы Сашка убить для нее дракона, если бы они жили во времена рыцарей и драконов? Ой, вряд ли. Наверное, ей придется убивать своего дракона самой. Ну да. Самообслуживание. Убей для себя дракона сама! Идиотизм. При чем здесь дракон? Интересно, а что сейчас делает Мудров? Бродит по подвалам под городом в поисках Кита или давно уже сидит дома у телевизора? Может позвонить ему домой? А чего это Верка стала вдруг проявлять повышенный интерес к его особе? Может быть, она влюбилась в Стаса и поэтому наконец-то нашла силы выгнать своего певца? Вообще-то, это было бы здорово, но вряд ли такое может быть. Хотя, этот Мудров, очень даже ничего…

Зазвонил телефон, и Татьяна вскочила с дивана, чуть не столкнув на пол Дениску и собаку. Пока неслась к телефону, перебирала варианты, кто это может быть. Верка еще не добралась домой. Может Стас? А может быть мама? А может быть все-таки Верка? Застряла где-нибудь в сугробе и звонит оттуда, чтоб Танька организовала ей спасательную бригаду? Она быстро схватила трубку и услышала голос Марины.

-Ты там жива? – ехидно поинтересовалась Марина, даже не поздоровавшись.

-Пока да. А что? – разочарованно проговорила Татьяна. Все-таки, она ждала не Маринкиного звонка. А чьего? Да чего тут кривить душой перед собой любимой. Конечно, она ждала звонка Мудрова. Ну-ну. Не хватало только самой запасть на этого нахального обжору и составить конкуренцию Верке.

-Хоть бы раз в день позвонила. Вы с Веркой совсем обо мне забыли, — обиженно проговорила Марина.

-Да не забыли мы. Ты же знаешь, я с ангиной дома сижу. Из квартиры нос не высовываю. Верка днем сидела со мной, а сейчас помчалась домой. Говорит, что у нее отопительный котел ненадежный. В такую погоду может отключиться и тогда полетит вся отопительная система. Батареи и трубы размерзнутся. Вот теперь волнуюсь, как она доберется. Хоть бы не застряла где-нибудь по дороге.

-Верка застрянет, а то, как же! Да она из-под лавины выберется за пять минут, если ей куда-то срочно надо, — не прониклась сочувствием Марина. – И вообще, вы обе из породы «Свинтус грандиозус»! Ну ладно, то, что ты нос из квартиры не высовываешь, я понимаю, но позвонить то можешь?

-Веришь, не могу. То соседка мне малыша и собаку подкинула. То Сашка из Турции вернулся. Целый день какие-то дела. Я сегодня с утра вообще телефон отключала, чтоб он меня от дел не отвлекал и не будил Антошку, когда тот спал. Потерпи еще пару дней. Я к тебе приеду и расскажу много интересного.

-Расскажи сейчас. Я просто умираю со скуки. Пока моя нога заживет, я тут отвыкну от человеческого общества и одичаю. А главное, все великие события произойдут без меня, и все приключения случатся не со мной! И вообще, жизнь проходит мимо!

-А Оля и Светка, что, не приходят? – попыталась увести Марину в сторону Татьяна.

-Приходят, — неохотно призналась Марина. – Но мне не хватает вас с Веркой. Как там ваше расследование?

-Потом расскажу. Я сейчас не одна. У меня Дениска.

Татьяна поняла, что обида Марины основана отнюдь не на отсутствии внимания с их стороны, а на неудовлетворенном любопытстве. Ну, ничего, пусть потерпит.

-Ты что, всех детей своего дома нянчишь?

-Только двоих и собаку. А иногда две собаки. Лучше скажи, как твоя нога.

-Ничего. Я уже на нее наступаю, но только совсем чуть-чуть. Болит зараза, и отек не сходит. Кстати, Верка работу не нашла?

-А она ее искала? – засмеялась Татьяна. – По-моему, она без работы абсолютно не страдает.

-У меня соседка ищет на свою фирму хорошего программиста. Фирма крепкая, развалиться, как Веркина прежняя, не должна.

-А чем эта фирма занимается?

-Металлопластиковые окна, бронированные двери и так далее. Короче, я ей порекомендовала Верку, и соседка хочет с ней поговорить. Вчера она уехала на три дня в Харьков, по делам. А как только приедет, я позвоню. Ты Верке скажи.

-А чего ты сама ей не скажешь?

-Хотела сама, но поймать не могу. Дома нет. Мобилка почему-то не отвечает.

-Ладно, скажу.

Они поболтали еще минут пять. Может быть, болтали бы и дольше, но пришли Венера и Сашка. Из комнаты тут же вылетели Тэди и Денис. Поднялся такой гвалт, что ни говорить, ни слушать было просто невозможно. Татьяна простилась с Мариной и положила трубку. Сашка взял на поводок Тэди и отправился с ним на вечернюю, а точнее, ночную прогулку. Дениска отправился домой спать. А Венера с Татьяной устроились перед телевизором.

-И что тебе Сашка предложил, если не секрет? – полюбопытствовала Татьяна.

-Поработать в Турции. Обговорили детали. Он созвонился со своим помощником там. И вроде бы, дело на мази.

-И ты согласилась?

-Согласилась. Этот вариант лучше, чем Киев. Я действительно исчезну отсюда на какое-то время, и ко мне потеряют интерес. Плюс, не надо думать о крыше над головой. Не надо ни от кого зависеть, ни в финансовом отношении, ни в каком другом. Да и работа интересная и не пыльная.

-А твоя квартира здесь и твой друг в Киеве?

-Ну, я еду не прям завтра с утра. Где-то, через неделю. Квартиру оплачу на год вперед, поставлю на сигнализацию и закрою. Другу позвоню и скажу, что обстоятельства складываются так, что мне сейчас лучше будет уехать за границу. Он поймет.

-Пока будешь за границей, а он возьмет и найдет себе другую. Не боишься?

-Нет. Мы с ним друг другу ничем не обязаны. Свободные люди. Судьба свела на некоторое время и ладно. Развела, тоже не беда, — отмахнулась Венера. – И вообще, я считаю, что все, что не делается, все к лучшему. Значит, в нашей книге судеб так записано.

Они помолчали.

-А Сашка, это твой парень? – спросила Венера.

-Нет. Просто сосед.

-А парень у тебя есть?

-Нет. Вернее, вокруг меня они есть, конечно. Но что-то у меня ни к кому душа не лежит, — призналась Татьяна.

-А ты присмотрись к своему соседу повнимательней. По-моему, замечательный малый. И мне кажется, он к тебе очень даже неровно дышит. У меня на такие дела нюх, — подняв палец кверху, серьезно произнесла Венера.

-Ты мне лучше расскажи, что там у Верки с мужем произошло? Я забыла ее спросить.

-А где Верка, спит?

-Нет. Они с Тоней уехали к Верке.

-С ума сошли, что ли? Я думала, они дрыхнут в соседней комнате. Мы же сюда еле доехали. Дороги заметены. Машины буксуют. Мы сами буксовали, раз пять. А снегу ведь намело еще больше. Застрянут, черт побери!

Открылась дверь и в коридор ввалились Сашка и Тэди. Оба в снегу и замерзшие, как цурипопики. Гуляли они на этот раз всего ничего. Впервые в жизни Тэди ограничил прогулку тем, что быстро поднял лапу, так же быстро ее опустил и рванул обратно в подъезд, поджав свой обрубок хвоста. Если днем шел снег, но температура держалась где-то возле нуля, то к ночи она упала уже до минус пятнадцати. И, похоже было на то, что вскорости опустится еще ниже. А метель не прекращалась, а усиливалась.

-Саша, там как, снегу много? Машиной проехать сейчас по городу можно? – кинулась к ним Венера.

-Если дорогу грейдеры прогребли, то можно. А иначе, нет. А что?

-Ты представляешь, Вера с Тоней поехали по такой погоде к Вере домой.

-Сдурели, что ли? Чего их понесло в такую метель, и на ночь глядя? Вы что, поссорились что ли?

-Нет. Верка боится за отопление. У нее котел плохой. Может затухнуть и тогда размерзнутся батареи, — вздохнула Татьяна.

-Давно уехали?

-Ну, наверное, минут сорок назад.

-Мобилка у нее есть?

-Да.

-Давай номер.

К Татьяниному удивлению, Сашка дозвонился сразу же.

-Вы где? – заорал он в трубку. Что ответила Верка, не было слышно. Но так как Сашка успокоился, Татьяна и Венера поняли, что все в порядке. Через минуту, он окончил разговор и сунул телефон в карман.

-Доехали? – спросила Татьяна.

-Да. Говорят, что улицы трактора чистят. По городу проехать можно. А вот в гараж они сейчас пробиваются с боями. Дружно откидывают снег от ворот. Утверждают, что уже почти очистили. Еще полчаса или час и откопают ворота. Ничего, пусть перед сном поработают. Крепче будут спать. Главное, что добрались до дома, а в гараж уж как-нибудь пробьются. Раз мозгов нет, пусть поработают руками.

-Верка просила, чтобы ты со своего телефона попробовал позвонить Мудрову, — передала Веркину просьбу Татьяна.

-А сама чего не позвонила? – удивился он.

-Звонила и не дозвонилась. Почему-то чертыхалась, что у нее стоит программа «Джинс».

-А, понятно, — кивнул Сашка. – Там покрытие плохое. У меня «Киев Стар». Сейчас попробую.

Он опять достал телефон и набрал Стаса номер. Но получил тот же ответ что и Верка: «абонент вне досягаемости».

-Или отключил телефон или действительно вне досягаемости, — доложил Сашка.

-Бегает по бомбоубежищу, — заявила Венера. – Может и правда, заблудился? Но, в любом случае, сегодня я туда не полезу. Даже если и заблудился, до завтра не пропадет. Там температура плюсовая. Метели нет. А с голоду за один день еще никто не умер.

-Венера, покажи карту этих подземных лабиринтов, — попросил Сашка. – Очень любопытно взглянуть на нее хоть одним глазком.

-Можешь взглянуть и обоими, — пожала плечами Венера и достала из своей сумочки сложенный вчетверо пожелтевший лист бумаги. Развернула его и положила на кухонном столе. Сашка и Татьяна тут же склонились над картой и с интересом стали разглядывать чертеж.

-Ничего не понятно, — признался Сашка.

-И мне тоже, — кивнула Татьяна.

Венера стала объяснять, водя пальцем по линиям, и объясняя, под какими улицами они идут.

-Интересно, кроме тебя есть в городе еще хоть один человек, у которого имеется такая карта? – спросил Сашка.

-Наверное. Служба ГО, по-моему, существует до сих пор. Так вот у них обязательно должна быть такая же карта. Да и у главного архитектора города, по логике, она должна быть. Ведь старые здания сносят. На их месте строят новые. Новые, в основном, многоэтажки. Под них нужен очень глубокий и мощный фундамент. Надо знать, где его закладывать и какие подземные коммуникации находятся в этом районе.

-Ой, боюсь, что с нашей всеобщей безалаберностью и пофигизмом, все давно утеряно, позабыто и позаброшено, — покачала головой Татьяна. – Да и в старой части города уже сто лет ничего не строят. Там зона подтопления.

-Странно, а почему эти бомбоубежища до сих пор не затоплены водой? – подал голос Сашка. – Насколько я знаю, там даже в частных домах в погребах стоит вода. Так погреба же не такие глубокие, как эти подвалы бомбоубежища.

-Вот в этой части, — ткнула Венера в карту пальцем, — все давно затоплено. А остальное, нет. Очевидно, здесь очень хорошо сделана дренажная система.

Они долго просидели над картой. Потом пили чай и болтали о жизни. Сашка попытался разговорить Венеру на тему политики. Заговорил о войне в Чечне. Но Венера на разговор не пошла. Она без усилий сменила тему и увела беседу в другую сторону. После двенадцати, позвонила в аэропорт. Узнала, что все рейсы отменены и аэропорт, в связи с непогодой закрыт. Дозвонилась Верке и обрадовала девочек этой новостью. Вылет Тони откладывался и возникал вопрос, а имеет ли смысл ей вообще куда-то лететь, если непогода продлится несколько дней. Теперь Татьяна, Сашка и Венера обсуждали эту тему здесь. А Верка с Тоней там. Ни к какому удобоваримому решению так и не пришли. Сашка стал жаловаться, что у него разболелась голова. Скорее всего, он просто устал от дороги, от полученной информации, от общения с девочками и от воющей за окнами метели. Было решено разбегаться спать. Утро вечера мудренее. Может быть, действительно, утром все решится само собой.

А утром объявился Мудров. Он явился в шесть часов утра. Разбудил Татьяну и Тэди. Венера, если и проснулась, то сделала вид, что спит. Сталкиваться с Мудровым ей совершенно не хотелось. Он представлял для нее потенциальную угрозу, и рисковать не стоило.

Мудров явился грязный, замерзший, голодный и злой. Для порядка извинился за ранний визит. Потом удивился, что Сашка не забрал пса. Потом, проявил любопытство, не ночевал ли Сашка у Татьяны, и, узнав, что нет, почему-то страшно обрадовался.

-Дай чего-нибудь пожрать, — проходя на кухню, попросил Стас. – Хоть кусок хлеба. Кишки похоронный марш играют. С этой идиотской работой, сдохну с голоду.

-Не должен, — засмеялась Татьяна. – В тебе, как минимум, килограмм десять лишнего веса. Значит, неделю можно свободно не кормить.

-Глупости. Ни грамма жира. Только мышцы.

-А это что? – Татьяна похлопала его по брюху.

-Это пресс, — сказал Мудров и неожиданно притянул Татьяну к себе. Потом обнял и поцеловал в губы. Татьяна хотела его оттолкнуть, но почему-то не стала. Вместо этого, она обняла его за шею и буквально повисла на нем. Ощущение было неземным! Почему-то сердце застучало в два, а может быть, и в три раза быстрее, и перехватило дыхание. До сих пор, таких ощущений у нее никогда не было.

-Я так волновалась, что ты заблудишься в этом бомбоубежище, или тебя там завалит. Или, откроешь очередную дверь, и в подвал ворвется поток воды и все затопит. И я очень рада, что ты здесь, цел и невредим, — прошептала Татьяна Стасу в самое ухо. А он прижал ее к себе еще крепче. – Ладно, отпускай на волю и иди мыть руки. Кажется, кто-то только что утверждал, что умирает с голоду.

-Таня, может не время, но я должен тебе сказать это сейчас, а то потом не скажу. Я без тебя не представляю ни себя, ни свою жизнь в дальнейшем. Пусть Сашка расценивает это, как предательство с моей стороны, но я тебя ему не отдам. И никому не отдам. Я тебя люблю и прошу, выходи за меня замуж. Хочешь, скажу это стоя на коленях?

-Не надо на коленях, — почему-то испугалась Татьяна. – Мудров, это у тебя с голодухи. Мы с тобой сколько знакомы? Всего ничего. Можно сказать, две недели.

-А это мало или много? – направляясь в ванную, спросил Стас.

-По-моему, маловато, чтоб делать предложение руки и сердца.

-Ладно, я повторю свое предложение завтра, потом послезавтра, потом через неделю. Время идет вперед и стаж чувств растет. А вообще, при чем тут время? Я понял, что ты именно та женщина, о которой я мечтал всю жизнь, сразу же, как тебя увидел. Неделю убеждал себя, что это ошибка. Потом взывал к своей совести и пугал ее Сашкой. А сегодня, я плюнул на свою совесть и на все на свете. Давай, я сейчас пойду к Сашке и поговорю с ним. Ты ведь к нему никаких чувств не испытываешь, я же сразу это вчера уловил. Да ты и сама мне говорила, что его совершенно не знаешь даже как соседа. Видела всего несколько раз и два раза собаку вместе выгуляли. Вот и все ваши отношения, — продолжил свою речь Мудров уже из ванной.

Татьяна тем временем разогрела завтрак и, стояла, раздумывала, что сразу сделать. То, что надо покормить голодного Мудрова, это понятно. А вот пса сначала покормить или сначала выгулять? Стас своим ранним приходом сбил ее с толку. Нет, сначала Тэди, наверное, надо выгулять, а потом покормить. Из ванной вышел Стас и направился в кухню. А Тэди сходил в коридор, взял в зубы свой поводок и принес его Татьяне. Вопрос однозначно решился в пользу прогулки.

-Так, Стас, садись есть. А я быстренько выгуляю Тэди. Там снегу много за ночь насыпало?

-Да, я еле в подъезд к тебе попал. Как раз перед дверью такой глубокий сугроб намело, нырнул в него чуть не с головой. Выбрался и стал ломать голову, чем дорогу прогрести до подъезда. Хоть руками греби. Но тут, к моему счастью, вышел какой-то мужик с лопатой, из соседнего подъезда и начал расчищать там дорожку. Я у него попросил на пару минут лопату и откинул снег от вашей подъездной двери. Можно сказать, спас жильцов от снежного плена. Иначе, они не смогли бы из подъезда и на улицу попасть. Просто не смогли бы открыть дверь наружу. Кстати, давай-ка лучше я выведу пса.

-Нет, во-первых, у тебя одежда вся мокрая, и кстати, грязная. А во-вторых, я уже еду разогрела и на стол поставила. И вообще, по такой погоде Тэди вряд ли захочет долго гулять. Так что, мы с ним через пару минут вернемся. Да, и не шуми, у меня в спальне подруга спит.

-А чем я буду шуметь? – удивился Стас. – Разве что очень громко чавкать. А кто у тебя?

-Венера. Ты ее видел, но я вас не знакомила. Потом как-нибудь познакомлю.

-Хорошо, — без особого интереса согласился Стас и сел за стол. А Татьяна с Тэди покинули квартиру. Но, как и предчувствовала Татьяна, ненадолго. Тэди выглянул из подъезда, поежился, поджал обрубок хвоста и всем своим видом показал, что гулять он передумал. Она все-таки настояла на своем, и под зад вытолкала его на улицу. Тогда Тэди быстро сделал все свои дела, нехотя отойдя от подъезда на пару метров, и рванул домой. Вот и вся прогулка. А Денис вчера утверждал, что собачке очень нравится снег. Странно. Хотя, когда Тэди и Денис гуляли на улице, еще не было мороза. А сейчас, не меньше минус двадцать. Пес гладкошерстный, то есть, почти голый. Ему просто очень холодно. Вот и все объяснение.

Татьяна с Тэди поднялись в квартиру. Мудров, жмурясь от удовольствия, поглощал завтрак. Пес подлетел к своей миске и красноречиво стал намекать, что тоже хочет получить еду и желательно, побольше. Татьяна наполнила его миску и вздохнула.

-Сашка, наверное, сегодня заберет пса к себе. Ужас. Я без Тэди не смогу.

-Я удивился, что он его вчера не забрал, – признался Стас.

-Вчера Сашка сидел с нами часов до двух ночи. А потом, уставший и сонный поплелся домой. У него, по-моему, была одна мечта, добраться до постели и уснуть. Да и Тэди домой не рвался. Он к этому времени уже давно дрых на моем диване. Кстати, тебе весь вечер звонила Верка. А потом, уже после двенадцати звонил Сашка. Но твой телефон не отвечал. Ты был в бомбоубежище?

-Нет. Я сидел у Кита в доме. Мобилку отключил. Там у нас была засада. Мы же, точно не знали, куда он делся и с какой стороны его ждать. А в подвал пошли люди, которые знакомы с подземными лабиринтами города.

-Ну, и нашли Кита, или нет?

-Нашли. Куда ему деться с подводной лодки?

-Наверное, сопротивлялся и отстреливался?

-Нет. Ребята рассказывают, что Кит и его друзья так обрадовались, что их нашли, что чуть ли не бросились к ним в объятия со слезами на глазах. Представь себе, Кит и три его охранника нашли открытый вход в бомбоубежище в своем подвале. Спустились туда, прихватив фонарь. Побродили немного. Обнаружили, что коридоры уходят во всех направлениях. Побоялись заблудиться и вернулись к исходной точке, с желанием, побыстрее выбраться наверх. Но оказалось, что вход закрылся. Предприняли попытку его открыть, ничего не вышло. Рискнули отправиться на поиски другого выхода. Отошли метров на сто и умудрились уронить свой единственный фонарь в воду. Все. Темнота, хоть глаз выколи. Нигде ни души. Мобилки молчат. Связи с внешним миром никакой. И никто не знает, что они в этом подземном заточении. Короче, Кит и эти трое просидели там почти семь часов. У них была такая паника, до истерики.

-Да, им, наверное, тюрьма, по сравнению с голодной смертью в позабытом всеми бомбоубежище, показалась подарком судьбы, — покачала головой Татьяна. – Я их понимаю. Окажись я на их месте, умерла бы от разрыва сердца через полчаса, это точно! А где они сейчас?

-У нас, где ж им быть? Дают показания. Им там всем светит 149-я статья. Торговля людьми.

-Кстати, и Кита и Красавчика можно садить и за убийство.

-У нас на них данных ни о каком убийстве нет. Что ты имеешь в виду?

-Я пока тебе не могу рассказать, что я имею в виду.

-Что значит, не могу? А ну-ка колись, что вы там еще нарыли, сыщики!

-Появится Верка, ты у нее и расспросишь. Я просто не совсем в курсе и не хочу вводить тебя в заблуждение, — пожала плечами Татьяна. – И, кстати, если ты не ловил Кита в подземелье, почему ты тогда грязный, как чушка? – быстро переменила она тему разговора.

-Так я туда потом спускался, когда Кита и его охранников уже увезли. Интересно было глянуть, что из себя представляет это бомбоубежище. И знаешь, что я обнаружил? Ты будешь смеяться. Оказывается, я страдаю клаустрофобией! Как только туда спустился, мне сразу же стало дико плохо. Нечем дышать. Голова закружилась. Сердце сдавило. Панический ужас. Такое впечатление, что сейчас умру.

Татьяна почему-то сразу же вспомнила себя идущей по подвесному мосту. Мост шатается и колышется. Раскачивается из стороны в сторону. Под ним бездна. Татьяна отошла от одного края и не дошла до другого. Находится где-то на средине. И вдруг понимает, что не может сделать больше ни одного шага. Панический страх. Нет, ужас. Желание лечь на этом мосту и не шевелиться. За ней идет кто-то из ее друзей. Она уже и не помнит кто именно. От его шагов мост раскачивается еще больше. Поручни низко. Да и какие это поручни. Натянутый канат. Ей кажется, что она сейчас перелетит через этот канат и полетит вниз. Ощущения жуткие. Но она медленно идет вперед. И, в конце концов, добирается до противоположного конца. Сердце бьется где-то в горле. В глазах темно. Ноги подкашиваются. И Татьяна понимает, что никогда в жизни она больше не сможет повторить этот путь. И не повторяет. Возвращается, черт знает, каким путем. Как говорят, «в Москву через Владивосток». Делает крюк в несколько десятков километров, но избегает встречи с ужасным мостом. Ей потом объяснил кто-то из знакомых медиков, что это какая-то фобия. Только она забыла, какая именно. Как произносится полностью название. Но то, что слово заканчивалось «фобия» она запомнила.

Наверное, что-то подобное испытал и Стас, попав в старое бомбоубежище. Нет, она не будет смеяться. Она очень хорошо помнит свои ощущения и может ему только посочувствовать.

Из спальни показалась Венера. Очевидно, ей надо в туалет и она больше не может ждать, когда Мудров наконец-то покинет квартиру. Но, из каких-то соображений, Венерка поменяла имидж. Волосы у нее собраны в замысловатую конструкцию на темечке. Голубые контактные линзы она не поставила. Сегодня Венера совершенно другая. Абсолютно не такая, как была вчера. Но и с той Венерой, которую Татьяна обнаружила возле мусорки, тоже ничего общего не имеет. Ох, чувствует Татьянина душа, что смерть Краба, ее рук дело. Иначе, чем объяснить то, что Венера усиленно избегает встреч с Мудровым? А если их не избежать, то так классно маскируется. Хотя, может быть причина те мужики, которых убило током в казино? А может и мужики и Краб? Если Сашка прав и Венера действительно была на настоящей войне, где убивают не понарошку. Сама бегала под пулями, а возможно и убивала. То для нее вопрос жизни и смерти рассматривается не под тем углом, под которым рассматривает его Татьяна. У Венеры, наверное, свои понятия на этот счет. Но, не суди и не будешь судима. Кажется, это звучит именно так.

Мудров и Венерка поздоровались, и Венера скрылась за дверью туалета. А Стас срочно начал собираться домой.

-Пойду. Надо искупаться, поменять одежду, а потом на работу. Спасибо за завтрак. Танечка, прошу тебя, подумай над моими словами. Я действительно тебя очень люблю и не представляю без тебя своей дальнейшей жизни, — приложив руки к груди, как во время молитвы, проговорил Стас.

-Подумаю, — подавив улыбку, и как можно серьезней, пообещала Татьяна. Они с Тэди провели Мудрова к двери и вернулись на кухню.

Через время там появилась и Венера.

-Привет! – жизнерадостно произнесла она и потрепала за уши Тэди. – Я смотрю, у тебя проблемы. Вырисовывается любовный треугольник? Хочешь, я решу проблему с Сашкой?

-Как? – спросила Татьяна и в душе испугалась. А вдруг, «решу проблему», в Венерином понимании, это означает пристрелить Сашку? Ни за что! Да нет. Что за глупости? Он же ее проблемы как раз сейчас утрясает, да и вообще…

-Давай переключу его внимание на Веру?

-На Веру? – удивилась Татьяна.

-А что? С мужем у нее все. Она теперь свободная женщина. Главное, договориться с ней, чтоб она была не против, — засмеялась Венера.

-А кстати, что произошло у нее с мужем?

-Ну, вопросом на вопрос. Ты знаешь, почему он с Веркой почти не спал?

-Нет.

-А я, после того разговора, быстренько узнала. Навела кое-какие справки. Потом, заказала сделать несколько хороших снимков. Сотня баксов и вопрос решен. Для меня это пара пустяков. Так вот, подробности: выяснила, что у него есть любовница. Повариха в том кабаке, где он поет. Кстати, они друг другу идеально подходят. Два бегемота. Ты бы видела эту красавицу! Килограмм сто пятьдесят веса. Рост под метр восемьдесят. Гром баба! Конечно, пока ее оттрахаешь, все силы на это дело положишь! Поэтому, на нормальные сексуальные отношения в родной семье у Толика уже ни сил, ни духу, ни желания.

-И как ты это Верке преподнесла?

-Элементарно. Мне ее муж до такой степени не понравился, что я особо себя рамками приличия и не ограничивала. Понимаешь, я сразу поняла, что Вера относится к тому типу женщин, которые страшно ответственны за чужую судьбу, если она пересеклась с их собственной. Она никогда не сможет выбросить кошку или собаку, которые прибьются к ее дому. Оставит их у себя, и будет кормить, поить и считать, что за них отвечает. А что уж говорить о муже? Такие женщины никогда не разводятся со своими мужьями, какими бы те не оказались подлецами и ничтожествами. А знаешь почему?

-Ну, это понятно. Верка же нам тогда сама заявила, что боится, что ее муж без нее пропадет.

-Верно! Но зато такие женщины незамедлительно выгонят своего осточертевшего ненаглядного, уличенного в измене. И не только из-за обостренного чувства ревности, а еще и потому, что теперь есть к кому выгнать. Веркина совесть молчит. Она удовлетворена. Верка выгнала его не на улицу, где он не дай Бог умрет от голода и холода. А можно сказать, сдала с рук на руки.

-А как она узнала об измене?

-Я при ней швырнула на стол стопку фотографий, где он запечатлен со своей бегемотихой в надлежащем виде. И пока он не опомнился, потребовала незамедлительно оставить мою подругу в покое и больше сюда, то ест в ее дом, и нос не показывать. Представь себе, он особо и не сопротивлялся. Бубнил что-то там себе под нос, типа, «мужик не собака, на кости не кидается». Очевидно, намекал, что Верка для него слишком костлявая, и не соответствует его секс символу.

-А Верка?

-Быстро собрала ему два чемодана и сумку. Вручила и пожелала счастья с его ненаглядным пончиком. Ни тебе скандала, ни мордобоя, в общем, никакой романтики. И знаешь, по ней не видно, чтоб по этому поводу переживала. Хотя, может тщательно скрывает свои истинные чувства?

-Вряд ли. Мне кажется, она давно уже его не любит. Просто, не находила повода бросить.

-Ну вот, видишь, вроде бы все складывается, как надо!

-Не знаю. Что-то Верка последнее время о Мудрове сильно беспокоилась. Может быть, она в Стаса влюбилась?

-Сейчас узнаем, чего тянуть кота за хвост?

Венера подошла к телефону и набрала Веркин номер. На том конце долго никто не подходил к телефону, потом наконец-то послышался запыхавшийся Веркин голос.

-Ты откуда бежала? – спросила Венера.

-Бежала! Да мы тут с Тоней снег кидаем, как два бульдозера. Замело весь двор и дом. Утром еле дверь открыли. Давайте-ка, если ничем не заняты, двигайте сюда. Нам нужны руки, желательно конечно, вооруженные лопатами.

-Сейчас отправимся на подмогу. Как там твой котел, не погас?

-Работал, как часики! А Мудров объявился?

-Объявился. Жив здоров. Кстати, ты в Мудрова случайно не влюбилась?

-С чего это вдруг? – очень удивилась Верка. – И в мыслях такого не было. Просто беспокоилась о нем. Во-первых, он стал частью нашей компашки. А во-вторых, чуть не попав с этим типом в аварию, искренне считаю, что он конченая бестолочь, и с ним может произойти очередная неприятность. А чего это тебе такая фантазия вдруг в голову пришла?

-Да вот, оказывается, Татьяна наша на него запала. Но боится, чтоб не встать у тебя на пути, — хихикнула Венера.

-Вы там чего, с утра выпили, что ли? – насторожилась Верка.

-Ни грамма!

-Тогда не неси чепуху. Она что сдурела? Больше не нашла в кого влюбиться? Хотя, конечно…

-А как ты относишься к Сашке? – перебила ее Венера.

-Какому? – опять удивилась Верка.

-К Татьяниному соседу.

-Никак. А почему я должна как-то к нему относиться? Слушай, а что там у вас происходит?

-Да ничего пока не происходит. Я к тебе с деловым предложением. Оттяни внимание Сашки на себя. Пусть он в тебя влюбится. Ты же теперь женщина свободная. И не скучно будет, и душевную рану залечишь, и вообще, он парень класс!

-И зачем мне это счастье?

-Нейтрализуй, чтоб он не мешался и под ногами не путался, вот зачем. Он же на Татьяну имеет виды. А она на Мудрова. И Мудров ей тут все утро в любви признавался. Своими ушами слышала. Надо как-то эту ситуацию разруливать. Без нашей помощи они не разберутся, честное слово. Я бы сама его сняла, но мне уезжать через неделю. Давай, включайся и помогай.

-Хорошо, — подумав, вдруг согласилась Верка. – Берите его с собой. Пока будем двор от снега чистить, попробую приложить максимум сил и охмурить Сашку.

-Натяни на себя что-нибудь сексуальное, чтоб сразу же поразить воображение жертвы.

-Сейчас. Я на фуфайку и ватные штаны надену розовый кружевной лифчик и трусики с оборочками! Пойдет, или его лучше голой встретить? Представляешь, я голая и с лопатой, а вокруг сугробы! Он будет сражен, — заржала Верка.

-Комбинизончик какой-нибудь натяни, а не фуфайку. А если не найдешь, тогда встречай голая и с лопатой!

-Ладушки! – засмеялась Верка и бросила трубку.

Татьяна слышала этот разговор и хихикала. Она представила Верку сначала в фуфайке, поверх которой было надето сексуальное нижнее белье, потом, абсолютно голой и с совковой лопатой в руках, на заснеженных просторах своего двора. А потом представила перепуганную таким зрелищем Сашкину физиономию и расхохоталась вслух.

-Ты чего? – удивилась Венера.

-Я боюсь, что если Верка подойдет к проблеме творчески, то перепугает Сашку до такой степени, что он сбежит от нас от всех. А на нас натравит свору знакомых психиатров. И нас всех поместят в дурку.

К Верке на помощь решили не спешить. Во-первых, где-то пропал Сашка. Татьяна уже несколько раз ходила звонить к нему в квартиру. Безрезультатно. Она уже начала волноваться, но соседка сказала ей, что видела, как он куда-то уехал среди ночи. И не видела, чтоб он возвращался утром.

Убей своего дракона сама. Часть 19: 11 комментариев

  1. Ален, привет! О, очередная глава просто блеск)). Оборжалась, класс! Здорово ты все замешала!

  2. Господи, поставить бы по этому произведению фильм, он бы побил все рекорды кассовых сборов! ОБАОДЕННО!!!! Людмила.

  3. Как же теперь дождаться очередной главы, чтобы узнать, в какой одежде Вера встретит Александра? 🙂
    И вообще, девочки еще не успели распутать детектив, как возник любовный треугольник, ну и дела!

    Жду продолжения или окончания, что там грядет? 🙂

  4. Аааа! Я не угадала насчёт Татьяны и Сашки! И насчёт Мудрова тоже… Не гожусь ни в детективы, ни в психологи ))
    А Венера-то оказалась крутой штучкой…
    И всё же интересно, «чем дело кончится», ждём-с))

  5. Виктор, Ирина, спасибо! Сегодня попробую загнать продолжение. Может быть, влезет всё, тогда это будет окончание. С теплом. Алена.

  6. Наслаждаюсь манерой девчат общаться между собой!!!
    «Да и у главного архитектора города, по логике, она должна быть», — у нас при приватизации квартиры вдруг выяснилось, что на плане БТИ в одной из комнат дверь была совсем в другом месте. Получалось, что мы сделали перепланировку. Но мы вселились туда сразу после строительства дома и никаких перепланировок за 50 лет не делали. Пошли по соседям с аналогичными квартирами, у всех было то же самое. Но соседей ещё «не клюнуло», не захотели посудиться за неправильный план. Пришлось нам «сознаваться в перепланировке», которую не делали, так как время поджимало 🙂

  7. Алена, у Тебя как в бразильских сериалах: один рассказал, второй досказал, третий пересказал… и зрителю всё становится ясно! 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)