Влюбленный, живой…

Огромный город жил своей жизнью, захлебываясь в бешеном ритме каждодневных забот. Поток машин и людей перетекал из спальных районов в индустриальные центры по утрам для того, чтобы вернуться вечером обратно. Рестораны и кафе давно перестали быть местом для общения. Теперь эти заведения работали, доставляя пищу в спальные районы, где в маленьких клетушках жили люди. Все они вкушали ресторанные изыски и фаст фуд, сидя перед экранами компьютеров, заменивших им жизнь.
Джок оторвался от созерцания темного экрана компьютера. Уже третий день он жил непривычной для него жизнью. Компьютер не работал, темный экран зиял большой темной овальной дырой на стене. Оторвав кусок пиццы, Джок привычным движением повернул голову в сторону экрана. Не увидев привычного мелькания на экране, Джок не смог проглотить откушенный кусок. Едва не подавившись непрожеванным куском, Джок нервно вытер кетчуп с подбородка. Раздражение, вспыхнувшее три дня назад, достигло апогея. «Это все Лила! Да, это точно она!» — думал он. Лила – тихая девушка, работающая с ним в диспетчерской. Она работала в соседнем отделе. Он запомнил ее, когда она проходила мимо их комнаты. Стены в диспетчерской прозрачные, поэтому видно всех. Стройная, с длинными волосами, она шла так, словно говорила: Джок, мальчик мой, я тебе не по зубам!
«Да, да, теперь она мне компьютер сломала! Ну это уже слишком! Сегодня я ей покажу, кто я такой» — отшвырнув остатки пиццы на пол, Джок метнулся на кухню. Накинув плащ, он спрятал нож в складках и выскочил за дверь.
Шел проливной дождь, поэтому Лила припарковала машину в подземном гараже. Она сегодня очень устала. В руке она держала пакетик с мороженым, которое планировала съесть, сидя перед компьютером. Идти до лифта было не далеко, но кто-то разбил лампочку и часть гаража была темной. Лила, озираясь по сторонам, прибавила шаг. Под ногами скрипели куски разбитой лампочки. Вдруг из-за колоны выскользнула тень и шагнула ей навстречу…
Джок долго ждал ее. Шел проливной дождь и он знал, что она заедет в подземный гараж. С наслаждением разбив лампочки в коридоре, ведущем к лифту, он укрылся за колонной. Она была прекрасна. Распущенные волосы цвета сирени, развевающееся платье и маленькие ножки непреодолимо влекли его к ней. Дождавшись, когда Лила поравнялась с ним, Джок выступил из темноты и прижался к ней всем телом.
Вдыхая запах ее волос, он ощутил странное щемящее чувство внутри. Обмякая, тело Лилы опустилось ему в руки. Все еще прижимая ее к груди, он тихо вытащил нож и опустил ее тело на пол. Как во сне, Джок опустился на колени возле Лилы и срезал локон ее волос. Еще раз взглянув в стеклянеющие глаза девушки, он спрятал окровавленный нож в карман плаща и резко поднявшись, выбежал прочь.
Уже дома, стоя под горячими струями воды, Джок с удивлением смотрел на кровавую воду, стекающую с его рук. Зайдя в комнату, он скомкал свой плащ, и вместе с ножом засунул его в бак переработки. Завтра и плащ и нож превратятся в количество переработанных субстанций, готовый к производству новых товаров. Перед тем, как включить таймер, Джок вытащил из кармана плаща локон волос Лилы.
На следующий день, Джок зашел в кафе и купил мороженое. Переодеваясь, он погладил локон волос на зеркале. Внутри опять защемило. Он взглянул в зеркало и замер. За ним стояла Лила и улыбалась. Она была прекрасна: волосы цвета сирени немного растрепались и не хватало локона впереди. Испугавшись, Джок отпрянул вглубь комнаты. Улыбаясь, Лила села за стол и стала манить Джока сесть рядом. Все еще дрожа внутри от ужаса, он подошел к ней. Ему очень хотелось прикоснуться к ней, он присел рядом на стул. Она, улыбаясь, погладила его взъерошенные волосы и поправила воротник пижамы. Выдохнув с облегчением, Джок затараторил:
— Лила, извини, у меня не прибранно. Я не ждал тебя и не успел подготовиться. Компьютер тоже не работает, извини…
Лила приложила свою руку к его губам, остановив поток ненужных слов. Положив подбородок на руки, она заглянула ему в глаза. Внутри у Джока сильно защемило, в глазах защипало. Он взял ее руки в свои и прижал их к своей груди. Мороженое давно растаяло, за окном уже светало, а они все сидели, держась за руки. За это время молчания они узнали друг о друге все. Джоку было тепло и уютно, как никогда в его жизни. Только под утро сон сморил его. Он уснул, положив голову на руки Лилы, и улыбка блуждала на его спящем лице.
Джок проснулся от звонка будильника. Оглянувшись, он не увидел Лилы и лицо его потемнело. На душе стало тяжело, какое-то странное воспоминание металось у него в голове, но он не мог его вспомнить. День прошел, как во сне. Еле дождавшись конца рабочего дня, Джок помчался домой. Стоя возле зеркала с закрытыми глазами, он молился, чтобы Лила пришла к нему. Ощутив мимолетное движение за спиной, Джок уже знал, что Лила пришла.
Проходили дни за днями, Джок жил ожиданием ночи, когда к нему приходила Лила. Он наслаждался общением с ней, не обращая внимания, что она не произнесла ни одного слова, с тех пор, как появилась. Самое главное, что он был не один. Он старался покупать ужин на двоих. За столом говорил о том, что произошло с ним за день, рассказывал смешные истории. Не вспоминая о компьютере, он наслаждался новой для него ролью – собеседника. Лила, с неизменной улыбкой на губах, слушала его ночи напролет.
Однажды, вместо привычной беседы после ужина Лила встала из-за стола и поманила его за собой. Выйдя на улицу, Джок всей грудью вдохнул ночной свежий воздух. Летний ливень смыл пыль и напоил воздух приятным запахом свежести. Лила взяла его под руку и они тихо пошли по набережной. Пьянящий аромат цветущей сирени прекрасно гармонировал с легким прикосновением волос Лилы. Голова Джока кружилась. Совсем потеряв голову, он забрался на парапет и, расставив руки, пошел, как канатаходец. Дойдя до середины, он обернулся к Лиле. Неожиданно для себя, Джок увидел ее лицо прямо перед собой. Она улыбалась. Руки ее, пригладив его растрепанные ветром волосы, ласково толкнули его в грудь. Теряя равновесие, Джок не пытался удержаться. Он удивленно смотрел на живот Лилы, где черным пятном растекалась кровь, хлещущая из раны. Лила улыбалась, но облик ее постепенно таял в черноте ночи. Джок падал, зная, что потерял Лилу навсегда. Он закрыл глаза и позволил сердцу перестать биться. Мертвое тело упало на камни и, слегка подскочив, замерло в нелепой позе.
Город затихал, поток машин уменьшался и дороги пустели. Люди занимали привычные места возле экранов. Синие отблескикомпьютеров делали их лица фарфоровыми, похожими на кукольными. Интернет забирал самое дорогое, что было у них: настоящую жизнь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)