Убей своего дракона сама. Часть 16

. Сейчас закрываем рот и открываем его только в случае крайней необходимости. Пошли.

Они покинули подвал и осторожно ступая, стали подниматься по каменным ступенькам вверх, пока не уперлись в следующую дверь. Верка про себя чертыхнулась. Кажется, этим дверям не будет конца. Если и эту придется взламывать, то, полный привет. Малейший шум и их поймают. А если поймают, то наверняка, сразу же прибью. Хотя, может и не сразу. Помучают с часок, чтоб удовлетворить любопытство и узнать, как это им удалось пробраться в дом.

Но Венера осторожно придавила дверь и та поддалась. Только чуть-чуть скрипнула. Они обе замерли и прислушались. Тишина. Венера выглянула из-за двери и шагнула вперед. Верка последовала за ней. Они попали в темное помещение и застыли, как изваяния. Темнота здесь не была такой полной, как в подвале. Через окно, находившееся где-то вне поля видимости, проникал свет от уличных фонарей и вскоре, обе смогли немного осмотреться. Дверь, из которой они только что вышли, находилась под широкой лестницей, ведущей на второй этаж. А эта комната, скорее всего, была чем-то типа большого коридора. Из него вели куда-то четыре двери. Ни из-за одной из них не пробивалась полоска света. Зато на втором этаже из-за одной двери свет просматривался. Венера показала Верке жестом, чтоб та оставалась на своем месте, а сама осторожно двинулась вперед. Открыла одну дверь и осветила комнату фонариком. Это оказалась ванна. Потом, вторую. Туалет. Третью. Похоже, прачечная с гладильной. Перешла к противоположной стене и повторила процедуру. Там была всего одна дверь. Это оказалась кухня, переходящая в столовую. Понятно. Значит на втором этаже спальни, рабочий кабинет и все прочее.

Венера подошла к Верке и молча потянула ее за собой. Они вошли в прачечную.

-Если что, здесь есть где спрятаться, — в самое ухо проговорила она Верке. – Плюс, отсюда прекрасно просматривается второй этаж и лестница, которая туда ведет. Да, и дверь здесь запирается изнутри. В общем, лучшего места не придумать. Замри пока за этой машинкой. А я сейчас.

Венера подошла к двери. Высунула голову наружу и громко жалобно мяукнула. Получилось очень натурально. Верка вздрогнула от неожиданности. Сразу даже не сообразила, что это Венера. Она подумала, что та в темноте наступила на кота.

А Венера мяукнув, спряталась в прачечную и прикрыла дверь. Но прикрыла не плотно, а оставила небольшую щель и прильнула к ней. Простояла так пару минут, но ничего не произошло. Никто не выбежал выяснять отношение с котом. Венерка постояла еще, а потом издала еще одно громкое «Мяу». Опять никакой реакции ниоткуда. Тогда она подняла с пола какой-то предмет. Посмотрела, что это такое. Это оказалась одежная щетка. Верка размахнулась и запуляла ее на второй этаж. Щетка стукнулась об стенку и отлетела, произведя достаточно шума, чтоб его услышать, даже если ты смотришь громко орущий телевизор. Вслед за этим она опять проорала: «Мяу» и прильнула к двери. Наконец-то ее усилия были вознаграждены. Дверь, за которой горел свет, приоткрылась и высунулась всклокоченная мужская голова. Похоже, ее обладатель только что продрал глаза после сладкого сна. Всклокоченный сонный мужик осмотрелся, прислушался и собрался закрыть дверь, но его отпихнул второй. Его голова тоже поторчала пару секунд в коридоре и обе исчезли в освещенной комнате. Дверь захлопнулась. Венера потихоньку поднялась по лестнице на второй этаж и замерла перед закрывшейся дверью, прислушиваясь.

-У него вроде бы никогда кота не было, — услышала она один из голосов.

-Раньше не было, потом завел, — возразил другой голос. – В доме всегда есть мыши, значит должны быть и коты.

-Так у него же псы во дворе. Свирепые и кровожадные. Они котов в момент на тряпки порвут.

-Так псы на улице, а кот в доме. И вообще, я не понял, на фига тебе этот кот. Нас оставили бабу сторожить, а не котов по дому гонять. Пусть себе шляется по кухне. Хочет, мышей жрет, хочет, колбасу. Это его проблемы. Кстати, я бы тоже не отказался чего-нибудь съесть. Сгоняй на кухню, пошаруди там в холодильнике. Заодно и по кофейку сваргань.

-Тебе надо, ты и сгоняй, — огрызнулся один из собеседников. – Я лучше покимарю. Глаза слипаются. Да, загляни, заодно, как там эта краля.

-А чего с ней станется? Сидит в запертой комнате. На окнах решетки. На двери замок. Кит сказал, чтоб мы дверь ни под каким предлогом не открывали. Она хитрая, как лиса и злющая, как пантера. Что угодно отчебучить может.

-А вдруг повесилась или вены себе порезала?

-Ну и хрен с ней. Это не наши проблемы. Нам поручили сторожить ее снаружи, вот и нечерта лезть вовнутрь.

Дальнейший разговор Венера слушать не стала, а быстро спустилась вниз и влетела в прачечную. Наверху в это время открылась дверь. Щелкнул выключатель и помещение залил свет. Вышедший из комнаты мужик прошел по коридору на втором этаже. Остановился у последней по счету двери и проорал: «Эй! Ты там жива»?

-Пошел на …, — донеслось из за двери.

-Ага, жива, — пробурчал себе под нос мужик и направился к лестнице. Прошел на кухню. Повозился там минут десять и, довольно урча что-то себе под нос, направился в обратный путь. Опять щелкнул выключатель. Свет погас. За ним закрылась дверь и наступила тишина.

-Так, ситуация ясна, — тихонько шепнула Верке на ухо Венера. – Я сейчас к этой девке, а ты иди к двери в подвал. Открой ее и жди меня там. Да, возьми с собой вон ту фуфайку, что в корзине с грязным бельем лежит.

-Зачем? – удивилась Верка.

-Бери, потом поймешь, — отмахнулась Венера. Верка пожала плечами. Вытянула из корзины фуфайку, рукава которой были испачканы в мазут, от самых манжетов, почти до воротника. Брезгливо взяла ее двумя пальцами за вешалку и отправилась к двери в подвал. А Венера достала из кармана куртки связку каких-то железок. Верка поняла, что это отмычки и про себя только хмыкнула. Во, дает! Интересно, кто она эта Венера на самом деле? Для официантки или чего-то в этом роде, как она назвалась, у нее слишком много лишних знаний и умений. Хотя, много знаний, а тем более умений, не бывает. Вот сама Верка, сколько всего умеет, и зачем ей это? Пригодилось хоть раз в жизни умение стрелять? Ни разу. Тьфу-тьфу-тьфу, пусть никогда и не пригодится. Не дай Бог стрелять в живое существо, будь то человек или животное. Да у нее никогда рука не поднимется. Одно дело в тире, по мишеням. А совсем другое дело в жизни. Верка стояла у приоткрытой двери в подвал и гоняла в голове туда сюда подобные мысли. Время ползло медленно. Она ловила каждый шорох и от напряжения внутренне дрожала. Спина вспотела, и футболка прилипла к телу. Может здесь просто очень жарко? На Верке ведь куча одежды. Футболка, свитер, куртка. Нет, это не от жары, а от страха и напряжения.

А Венера потихоньку открыла дверь и ужом проскользнула в комнату. Пару минут неподвижно постояла, прислушиваясь и всматриваясь. В комнате было темно. Но кое-какой свет проникал в окно. Через время глаза привыкли к темноте настолько, что Венера смогла различать предметы. Она нашла, то, что искала и очень осторожно направилась в этом направлении. Она могла бы включить фонарь, но не рискнула. Не известно, как себя поведет пленница. Достаточно той громко что-нибудь сказать, как все дело полетит к чертям собачьим. Сюда ворвутся охранники и неизвестно, чем все кончится. Венера уже определила место, где находилась девушка. Теперь надо незаметно к ней подобраться, чтоб не испугать и успеть зажать той рот, пока она не издала ни звука. Девушка сидела в кресле. Ноги привязаны к его ножкам. Руки связаны и примотаны к туловищу. А туловище примотано к креслу. Да, серьезно, самой такие путы не снять. Лицом девушка была повернута к Венере, но, похоже, что, либо она спит, либо просто сидит с закрытыми глазами. Венера сделала рывок вперед и прежде, чем девушка успела открыть рот, зажала его своей ладошкой.

-Тихо, — в самое ухо прошипела Венера. – Сейчас я перережу веревки, и мы отсюда уйдем. Только не произноси ни звука. Охрана в соседней комнате. Один звук или какой-нибудь шум и мы с тобой в ловушке. Поняла?

Венера ослабила давление ладони на лицо, но на всякий случай руку не убрала. Вдруг это чудо сейчас заорет. Но девушка тихонько прошептала: «Поняла. А ты кто»?

-Потом. Все потом, — прошептала Венера, извлекая из кармана нож. Через несколько минут веревки были перерезаны.

-Встань на ноги и постой. Пусть кровообращение восстановится, — прошипела Венера. Девушка встала. Венера растерла ей руки и ноги быстрыми движениями. Заставила пошевелить кистями и стопами и попробовать сделать пару шагов. Девушка потопталась на месте.

-Ну, что, идти можешь?

-Вроде бы, да.

-Тогда давай руку и вперед. Только осторожно. Не шуми.

Девушка шла бесшумно, потому, что была босиком. Нет, колготки на ней были, а вот обуви – никакой. Венера про себя чертыхнулась. Фуфайку они с Веркой прихватили из прачечной. А вот что делать с обувью? Босиком идти по холодной воде в подвале, да еще и в конце осени, это не прогулка по берегу моря. Она, конечно, предвидела, что верхнюю одежду скорее всего у девчонки отберут. Но зачем же отбирать обувь? Идиоты! Вот, черт побери, непредвиденные маленькие, но ощутимые неприятности.

Размышляя о проблемах насущных, она благополучно свела пленницу вниз и подвела к двери, ведущей в подвал. Там молча воткнула руку девушки в Веркину руку и приказала спускаться вниз и ждать ее у дырки, ведущей вниз.

-А ты? – шепотом спросила Верка.

-Поищу что-нибудь ей на ноги. Она же босиком, — шепнула Венера, и направилась в сторону входной двери. Она тщательным образом облазила все закутки в поисках шкафа, где должна храниться обувь, но ничего не нашла. То ли Кит и его гости ходили по дому в уличной обуви, то ли, обувной шкаф находился совсем не там, где она его искала. Венера уже отчаялась и хотела идти к подвалу, когда в маленькой кладовке, где стояли ведра, веники и лежали какие-то тряпки, на глаза попались резиновые галоши. Они были огромными и глубокими, как боты у прабабушек. Наверное, ими пользовался дворник в сырую погоду, когда наводил порядок на улице. Венера обрадовалась находке, как будто бы нашла, как минимум хрустальные туфельки. Схватила добычу и через минуту была с ней уже в подвале.

-Так, спускайся босиком, а там попробуем тебя обуть, — распорядилась она и первой полезла в открытый люк. За ней спустилась пленница, а за ней Верка. Венера молча протянула девушке галоши, а сама отправилась к нише с рычагами. Долго там что-то крутила и дергала. Потом выругалась и вернулась.

-Что-то с механизмом. Наверное, все там к черту заржавело. Люк не закрывается. Надо смываться побыстрее. Попробуем закрыть дверь между подвалами, но гарантии, что она закроется, нет.

-Я выпадаю из этих тапочек, — донесся голос девушки. Венерка глянула вниз. Конечно, это и не мудрено. «Тапочки», наверное, сорок пятого размера, а нога у нее максимум тридцать шестого.

Не долго думая, Венера сняла свой шарф. Разрезала его вдоль надвое, и быстро привязала галоши к ногам. Получилось черт знает что. Но эта конструкция вроде бы держалась на ногах девушки, и это уже радовало. Долго она конечно в них идти не сможет. Но хоть немножко надо продержаться. Если охрана обнаружит пропажу, много времени на то, чтоб обнаружить каким путем беглянка покинула дом, не понадобится. Конечно, когда они попадут в подвал, то есть шанс, что заблудятся. Ну, а вдруг нет?

-Ладно, девочки, вперед и как можно быстрее. До ближайшего выхода наверх, пилять как до Мурманска. Кстати, как тебя хоть звать? – вздохнув, поинтересовалась Венера.

-Тоня, — ответила девушка.

-А вы кто такие?

-Считай, твои ангела хранители или спасители…. Подробности выясним потом, когда будем в безопасном месте.

Они шли уже минут десять. Верка начала опасаться, что Венера забыла дорогу и выход им никогда не найти. Почему-то не попадались металлические двери, которые на пути сюда попадались довольно часто. А может, ей казалось, что часто? Господи, дойти бы хоть до первых дверей и их за собой закрыть. С души свалился бы камень в тонну, не меньше. Первая же закрывшаяся за ними дверь, это уже шанс, что их никто не догонит.

-Венера, мы туда идем? – не выдержала таки Верка.

-Туда, туда.

-А почему двери не попадаются? Когда сюда шли, ты их отпирала каждые пять минут. А сейчас, идем, идем, а дверей нет.

-За этим поворотом будут, — буркнула Венера. И действительно, они свернули направо и наконец-то появилась дверь.

-Помогайте, — распорядилась Венера, и они втроем потянули тяжелые створки. Дверь шла туго, но шла. Наконец-то створки сомкнулись. Венера достала какой-то ключ, похожий на половинку щипцов для колки орехов. Повозилась немного у замочной скважины и облегченно вздохнула.

-Все! Слава Богу! Я боялась, что они как люк, открыться открылись, а закрыть их уже не удастся. Ну что, партизанки, вперед, или отдохнем?

-Вперед! — хором выпалили и Верка и Тоня. Подвал тяготил, как средневековое подземелье. Хотелось быстрее выбраться наружу и вдохнуть нормальный воздух, а не этот влажный спертый, пахнущий плесенью и еще какой-то гадостью.

И они пошли. Шли уже не так быстро, но и не прогулочным шагом. На их пути попались еще несколько дверей. Одни удалось закрыть, а остальные не поддались. Но это уже не очень и огорчало. Через минут сорок, Венера подвела их к круто уходящей вверх лестнице и Верка узнала место, с которого они сегодня начали свое подземное путешествие. Еще немного усилий и троица оказалась в подвале старого дома. Оттуда без всяких приключений они попали наконец-то на волю.

-Так, теперь решай, куда ехать, — обратилась Венера к Верке.

-К Татьяне. Куда ж еще? Давай я такси вызову по мобилке.

-Вызывай, — согласилась Венера. – Вот только вид у нас… Особенно у Тони. Как бы таксист, увидев таких клиентов, не сбежал. Слушай, а где ты свою машину дела?

-У Таньки во дворе осталась. О! Точно. Лучше позвоню Татьяне, пусть садится в мою машину и едет сюда.

Верка звонила долго. В несколько приемов. Наконец-то Татьяна соизволила снять трубку и сонным голосом поинтересовалась, кого это среди ночи черти мордуют.

-А ты что, спишь? – хихикнула Верка.

-Нет, вышиваю крестиком, пеку пироги и играю на барабане. Два часа ночи! Совсем сдурела, да? Что там у тебя стряслось?

-Просыпайся ласточка моя. Одевайся. Спускайся во двор. Садись в мою машину и едь в старую часть города. Помнишь, где было раньше кафе «Мороженное», возле парка Пушкина? Мы тебя будем ждать на этом месте. Только поторопись, а то мы в сосульки превратимся.

-Кто это мы?

-Приедешь, увидишь. Давай быстрее. Ждем и надеемся. Да, ключи от машины я повесила на крючок возле зеркала. Короче, дуй сюда и чем быстрее, тем лучше.

Злясь, чертыхаясь и сгорая от любопытства в одно и то же время, Татьяна оделась в считанные секунды. Схватила ключи. Натянула поводок на Тэди, который крутился вокруг нее с сонной мордой. Он тоже очевидно не понимал, что происходит и зачем надо куда-то бежать из теплой постели в то время, когда все нормальные собаки спят и видят сладкие собачьи сны. Но раз Татьяна куда-то собралась, он, как порядочный пес просто таки обязан ее сопровождать.

Они забрались в Веркину машину. Минут пять Татьяна никак не могла ее завести. Та заводилась и тут же глохла. Что делать со своей в таком случае, Татьяна знала. Но у нее родная отечественная копейка, а у Верки ведь иномарка. Черт ее разберет, чего ей надо. Может просто надо прогреть, только вот как? Промучавшись и неоднократно пообещав треснуть чертову машину кувалдой, сдать в металлолом, дать ей кирпичом по фарам и прочие кары господни и человеческие, Татьяна наконец-то завела проклятую колымагу. Наверное, машина испугалась, что в отсутствие настоящей хозяйки эта идиотка осуществит хотя бы одну из своих угроз. С нее станется. А все что Татьяна сейчас обещала, ничего хорошего не сулило. Короче, лучше уж завестись и везти эту психопатку, куда ей надо.

Через каких-то десять минут Татьяна уже подъезжала к указанному Веркой месту. Доехала до бывшего кафе «Мороженое» и остановилась. Не выходя из машины, попыталась рассмотреть местность и отыскать, где дожидается ее Верка и предположительно, Венера. Но никого нигде не было видно. Может быть, она не так поняла Верку и не туда приехала? Да, нет. Вроде бы все правильно. Ну и что делать? А что делать, сидеть и ждать. Холодно и спать хочется. Где включается в Веркиной машине печка, она не знала. Сколько придется ждать этих сумасшедших, тоже не знала. Татьяна поплотней закуталась в куртку и закурила. Тэди скрутился в три погибели на переднем сидении. Ему тоже было холодно и страшно неудобно. Но он, как и Татьяна смирился с судьбой и настроился на долгое ожидание. Татьяна внимательно вглядывалась в темень. Потом, подумав, завела мотор и включила зачем-то дальний свет. На ветровое стекло падали мелкие капельки. То ли начинался дождь, то ли просто морось. Она включила дворники.

Метрах в тридцати остановилась какая-то машина и тоже не стала гасить фары. Татьяна переключила на нее все свое внимание. Интересно, а эти что тут забыли? Место довольно пустынное. Злачных заведений рядом не наблюдается, дежурных магазинов, заправки тоже нет. А что здесь вообще есть? Татьяна попыталась вспомнить. Ага. В квартале от этого места находится городское ГАИ. А в двадцати метрах сзади, был когда-то вытрезвитель. Если его никуда не перенесли или вообще не закрыли. Она в этом районе уже сто лет не была. Нет, вытрезвитель, похоже, на месте. И даже кафе «Мороженое» оказывается на месте. Только к нему достроили еще одно здание и переименовали все это в «Лунный блюз».

Татьяна увидела, как из машины вышли два мужчины и направились в сторону вытрезвителя. Постояли у боковых ворот. Наверное, звонили. Через время створки ворот распахнулись, и мужики скрылись от ее взора. Она перевела взгляд на оставленную машину. В ней кто-то находился и курил. Она отчетливо видела огонек сигареты.

Прошло минут десять. До Татьяны донесся какой-то шум. Из ворот показались исчезнувшие там мужики. Они волокли третьего. Тот еле переставлял ноги, но зато громко орал какую-то песню. Какую, угадать было сложно. Слов не разобрать, а о мелодии и речь не могла идти. Но все-таки, мужик не просто орал, а пел. Это у Татьяны сомнений не вызывало. Возле машины произошла заминка. Пьяный широко расставил руки и ноги, и его никак не удавалось усадить внутрь. Очевидно, ему не хотелось никуда ехать. Душа жаждала попеть на свежем воздухе. Один из мужиков отвесил ему хорошую затрещину, и певца с трудом, но все-таки затолкали в машину. Татьяна догадалась, что какого-то напившегося вдрызг и попавшего в данное заведение мужичка, приехали выручать друзья. Наверное, заплатили сотрудникам за «пребывание и обслуживание» и вернули несчастному алкашу свободу. В общем, с ними все понятно. Ребята здесь по делу. А вот что она делает среди ночи в этом месте? Где эти две придурошные? Ей что, до утра торчать рядом с вытрезвителем?

Только Татьяна успела это подумать, как из-за бывшего кафе «Мороженое» вышло три странных существа. Вернее, два из них, еще, куда ни шло. Просто, похоже, мокрые и грязные. А вот третье! Они как раз попали в свет фар отъезжающей машины, и Татьяна хорошо рассмотрела троицу. Третье существо было в грязном ватнике. Из воротника торчала длинная тощая шея. На шее голова, лицо которой закрыто мокрыми волосами, спадающими пасмами. А снизу из-под ватника торчали две тонкие ноги, обутые, кажется, в куски автомобильных шин, привязанных к ногам какими-то тряпками. Что за чучело? И тут Татьяна вдруг сообразила, что это же Верка и Венерка с какой-то бомжихой появились из мрака ночи собственными персонами. Боже, где они взяли эту родственницу бабы Раи? И чего они такие мокрые и грязные? Дождь ведь только начинается, если это вообще можно назвать дождем. Вот чучундры. Сейчас всю машину изьялозят. Хотя, чего это она распереживалась? Машина Веркина, вот пусть она и переживает, а потом, кстати, сама ее и моет.

Тем временем, троица подскочила к машине и тут же все ввалились внутрь. В салоне сразу завоняло канализацией, плесенью и вообще, помойкой. Тэди потянул носом воздух и демонстративно громко чхнул. А существо в ватнике, наконец-то узрев пса, перепугано вжалось в сидение.

-Привет покорителям помоек и сточных канав, — поморщившись, пробурчала Татьяна.

-Привет, привет, — скороговоркой выпалила Верка. – Все умостились? Поехали быстрее отсюда.

Тэди опять чхнул.

-Ты смотри, какой нежный! Как сам по мусоркам лазишь, так ничего. Не чихаешь и не кашляешь. А тут у него, видите ли, вдруг, аллергия на неприятные запахи появилась. Поехали!

Тэди не дал Верке договорить, лизнул в нос и тут же фыркнул. Получилось так, как будто бы пес сплюнул.

-И куда? – еле сдерживая смех, поинтересовалась Татьяна. Она была уверена, что Верка сейчас скажет, что надо ехать к ней, то есть к Верке.

-К тебе, куда же еще? — удивилась и возмутилась Верка.

-Вы всю квартиру завоняете, — опешила Татьяна.- Может быть, вас сначала где-нибудь вымыть? — нерешительно предложила она, понимая, что это предложение абсолютно нереальное. Ну, летом можно было бы заехать на пляж и там привести этих троих в божеский вид. А сейчас… Хотя, может воспользоваться автомойкой?

-Где? В луже, что ли? – раздраженно прервала ее Верка. — Проветрим потом квартиру. Шмотки постираем, обувь помоем, сами покупаемся. Все будет нормально. Давай, двигай домой. И чем быстрее, тем лучше.

-Может быть, вы меня хотя бы познакомите с этой девушкой в вечернем ватнике и хрустальных туфельках? – не утерпела и съязвила таки Татьяна. Мысль об автомойке она вслух высказать не решилась. Верка ее точно чем-нибудь навернет за такое предложение. Что-то она злая, как собака. Интересно, из какой это они помойки вылезли?

-Дома все познакомимся. А насчет одежды, перестань юродствовать. Во что нашли, в то и одели. Она была в футболке и колготках. Не тащить же ее по подвалам голой и босой! Там холодрыга и воды почти по колено, — буквально прорычала Верка. Ни Венера, ни «бомжиха» голос не подали. Казалось, их вообще не интересует перебранка двух подруг. Они обе где-то далеко отсюда и ничего вокруг себя не видят и не слышат.

-А чего вас по подвалам черти носили? Вообще-то я была уверена, что вы вылезли из какой-то помойки, — тронув машину с места, призналась Татьяна, а Тэди опять чхнул. Наверное, он хотел сказать, что думал точно так же. Но никто ничего им объяснять не стал и в полной тишине они доехали до Татьяниного дома.

Во дворе было темно и пусто. И, слава Богу. Иначе, какой-нибудь случайный ночной прохожий здорово рисковал остаться заикой на всю жизнь, если бы увидел выбравшуюся из машины компанию. В подъезде тоже никто не попался на их пути. Можно сказать, добрались до Татьяниной квартиры благополучно.

Больше часа троица приводила в порядок себя и свои вещи, закрывшись в ванной. А Татьяна, побрызгав всю квартиру очистителем воздуха, прилегла на диван, ожидая их появления, и незаметно для себя задремала. Тэди посидел у двери в ванную минут пять. Повздыхал, поцарапал лапой дверь, даже поскулил. Но ему не открыли и он, обидевшись, тоже присоединился к ней. Он же и разбудил Татьяну, вскочив с дивана, как только гости выбрались из ванны.

-Ну, что, побеседуем за чаем? — потирая руки, спросила Венера.

Татьяна потерла лицо руками, прогоняя остатки сна, и пошла, ставить чайник. Следом за ней на кухне появилась и вымытая до блеска троица. Все в Танькиных халатах. Свои вещи они гамузом загрузили в стиральную машину. Только ватник и Тонины «тапочки» затолкали в большой целлофановый пакет и вынесли пока на балкон, чтоб не распространял аромат по квартире. Утром, когда поведут гулять пса, выбросят на помойку. Сейчас никому туда идти не хотелось.

-Итак, с чего начнем? – усевшись в уголке, подала голос Венера.

-Со знакомства и с вашего объяснения, кто такая наша гостья и где вы ее взяли, — ставя на стол чашки, раздраженно заявила Татьяна.

-Представься, пожалуйста, — обратилась к Тоне Вера. – Только, ты Танька лучше сядь, а то упадешь.

-Комарова Антонина Викторовна, — церемонно поклонившись, произнесла девушка.

-Та самая?! – ахнула Татьяна. – Не может быть!

-Очень даже может, — хихикнула Верка. – На фотографии в правах, точно она. Неужели не узнаешь?

Танька во все глаза уставилась на Тоню. Действительно, девушка похожа. Беленькая, голубоглазая с пухленькими губками. Конечно она самая. Татьяна ведь сразу тогда поняла, что на фотографии совсем не та девушка, которую они нашли в парке. А вот эта, действительно та.

-Ну, что. Пока мы тебя ждали возле кафе «Мороженое» Тоне мы наши события успели рассказать. А теперь она нам расскажет, что произошло. Свяжем всё потом в одно целое и решим, что делать дальше, — отхлебнув горячий чай, сказала Верка. – Время у нас есть. Мужу я позвонила, что заночую у тебя. Ты и Венера никуда не спешите, так что, говорить мы можем долго. Пока языки не заболят. Итак, Антонина, начинай прояснять ситуацию.

— А что тут прояснять. Это, вообще-то мое личное дело. Можно сказать, моя вендетта. Но раз вы приняли такое участие в моей судьбе, я так понимаю, что просто не имею права не удовлетворить ваше любопытство. Так?

-Ну, если честно, то, наверное, так, — кивнула Татьяна.

Они все с минуту помолчали и Тоня начала свой рассказ.

-Почти пять лет тому назад у меня умерли родители. Я считала, что это несчастный случай. Все так считали. Пошли старики попариться в баньке и угорели. Забилась вытяжка. Попал туда голубь.

-Не поняла, — удивилась Верка. – Куда попал голубь?

-В трубу, которая обеспечивает тягу. Голубь как-то в нее попал и там умер. Перекрыл выход и весь чад пошел в помещение.

-А, понятно. Так ты думаешь, он не сам туда попал?

-Теперь я точно знаю, что не сам. Ему скрутили шею и запихнули в трубу специально. И знаю, кто это сделал и зачем.

-И кто?

-У моего отца был брат. Он умер давно, когда я еще и в школу не ходила. А у этого брата, дяди Саши были жена и два сына. Жена, дура и алкоголичка. Она после смерти дяди детьми совсем не занималась. Пила, таскалась по мужикам. Домой могла неделями не заявляться. Что ели дети и ели ли они что-нибудь вообще, ее не интересовало. В чем они ходят, тоже. Ходят ли в школу, тем более. Короче, она, наверное, вообще не помнила, что у нее были дети. Дети выживали в этом жестоком мире сами. Хотя, мальчишкам было одному девять лет, другому семь. Они остались совсем никому не нужные. Папа пытался забрать мальчишек к себе. Долго бегал по всяким инстанциям. Но у него ничего не получилось. Ему везде говорили: «У детей есть родная мать. Говорите, плохая? Глупости! Любая плохая родная мать все равно лучше, чем чужая хорошая! Вот если она умрет или хотя бы угодит в тюрьму, тогда другое дело». Оказывается, лишить такую заразу материнских прав, это настолько сложно, что тихий ужас. Практически невозможно. Он боролся с ней лет пять за этих детей, а потом плюнул. Но все равно всю жизнь помогал им, как мог.

Мы тогда жили тоже не очень, чтоб хорошо, но сносно. Папа отрывал от нашей семьи и помогал племянникам. Он их полностью одевал, посылал посылки с продуктами, деньги. Упорно звал переехать жить к нам. Но мальчишкам видать нравилась свободная жизнь при мамаше алкоголичке. Что хотят, то и делают. Никто не зудит, не командует, не читает нравоучения. Нафиг им переезжать к дяде? Одевает, кормит, деньги дает и хватит. Что еще надо? Так, приезжали к нам на лето. Побудут три месяца и назад в родной город.

Если честно, я своих двоюродных братьев не любила. Но никогда этого не демонстрировала. Мне внушали, что они бедные несчастные сироты, и я должна относиться к мальчикам с сочувствием и пониманием. Я, кончено, старалась, чтоб не расстраивать маму с папой. Но увы…. Слава Богу, что когда они приезжали, я обычно тут же уезжала то в лагерь труда и отдыха, то на практику в колхоз, то к подругам на дачу. В общем, мы контактировали мало. Но и тех контактов, что были, мне вполне хватало, чтобы понять, что «милые мальчики» конченые подонки. И никогда из них не вырастут порядочные люди. Жадные, тупые, злые и жестокие. Жизнь их сделала такими, или они от природы были дерьмом, не знаю Но, не одна я поняла что они за личности. Их никто из местных пацанов на нюх не выносил. Но мои родители ничего не замечали. Они их искренне любили, жалели и готовы были для этих малолетних сволочей жизнь отдать. И, в конце концов, отдали. Хотя к тому моменту мальчики стали уже взрослыми сволочами. Это именно они и подстроили несчастный случай в бане.

-А смысл? – усомнилась Венера.

-О, тут прям, сказки Шахиризады. Оказывается, у папы и дяди Саши был еще один брат. Дядя Валера. В свое время этот дядя Валера был очень крупным ученым физиком. Сбежал за границу. Сначала жил в Австрии, а потом его переманили в Америку. Я о его существовании вообще не знала. Родители никогда о нем даже не заикались. Чего он там добился, каких успехов, я тоже не знаю. Но к концу жизни стал обеспеченным человеком. Когда этот дядя Валера умер, то после него осталось довольно солидное наследство. И все это он завещал либо своим братьям, пополам, либо их сыновьям. Дело в том, что папин брат был ярым женоненавистником. Женщин он в завещание не включил. Так вот. Так как папин второй брат умер, а сыновей у папы не было, то наследство должны были разделить между папой и двумя его племянниками. Но, узнав о наследстве, племянники захотели иметь все и сразу. Вот поэтому, они и устроили несчастный случай в бане.

-Ты это знаешь, или предполагаешь? – спросила Верка.

-Знаю. Я сразу же после смерти родителей наняла двух частных детективов, которые раскапывали все это скрупулезно в течение всех этих лет. После родителей остались кое-какие сбережения. Не буду прибедняться, честно скажу, солидные. Да еще дом, который я продала. В общем, я решила, что все эти деньги потрачу на то, чтобы узнать, кто убил родителей и зачем. Я просто шестым чувством ощущала, что все это не несчастный случай. Сначала вроде бы поверила, а потом, примерно через неделю, почему-то уже на сто процентов была уверенна, что их убили. Почему, даже сейчас себе объяснить не могу.

-А кто такие эти твои двоюродные братья? Если я правильно думаю, то это Кит и Красавчик? – подала голос Венера.

-Да. Правильно думаешь.

-Обалдеть, — прокомментировала услышанное Татьяна.

-И что было дальше? Как на них вышли твои детективы? – спокойно спросила Верка.

-Долго рассказывать.

-Да ладно. Никто никуда не спешит, — отмахнулась Татьяна.

-Как хотите, — пожала плечами Тоня и продолжила. — О том, что папа должен был получить наследство, я ведь не знала. О дяде Валере не знала. Короче, сыщики шли методом тыка. Друзья, враги, бывшие коллеги, знакомые, соседи. О племянниках никто и не вспомнил. Живут себе в другом городе, да и живут. Где баня, а где этот Никополь. Просто, помогла случайность. Коллекция старинного оружия, которую продал Кит одному местному бизнесмену, упоминалась в каком-то каталоге. И там назывался ее прежний владелец. И как водится в таком случае, кратко описывалась биография этого владельца и судьба его коллекции. Журнал был немецкий и попался на глаза одному из детективов год назад. Причем, совершенно случайно. Он обратил внимание на знакомую фамилию и на всякий случай решил потянуть за ниточку. Потянул и вдруг, получил ответ на вопрос, над которым бился несколько лет. Ну, а дальше пошло, как по маслу. Нашли адвоката, занимавшегося делом о наследстве. Выяснили все подробности. Кто, кому, сколько, на каких условиях, ну, и тому подобное. Когда я узнала то, что хотела, то рассчиталась с детективами и дальше решила действовать сама. Мне триста лет не надо это дядино наследство. Но за смерть родителей я приговорила Кита и Красавчика к смертной казни. И теперь, это дело моей жизни. Я их убью, чего бы мне это не стоило.

-Может их отдать в руки правосудия? — неуверенно предложила Татьяна.

-Нет, — твердо заявила Тоня. – Только сама!

-Я с ней согласна, — кивнула Венера. – За смерть своих близких, платой может быть только смерть тех, кто их погубил. Это не несчастный случай и не непредумышленное убийство, когда можно все понять и простить виновного. Это убийство из жадности и вообще, из самых мерзких побуждений.

Все замолчали. Каждая взвешивала и прокачивала ситуацию, примеряя ее к себе.

-И что было потом? – вернулась к теме Татьяна.

-Потом, я три месяца выясняла все о теперешней жизни Кита и Красавчика. Опять наняла детективов. Только теперь других. Нашла здесь, в вашем городе. Они разузнали, что мальчики заняты грязным бизнесом. А именно, торгуют женщинами. Продают их за границу. Дело поставлено на широкую ногу. Замешаны в нем очень серьезные люди. Короче, детективы раскрутили целую организацию. Они мне сразу же заявили, что о таком деле молчать не будут, и полученную информацию вынуждены сдать официальным властям. Я упросила их дать мне неделю срока. Завтра, кстати, истекает последний день. Я согласна, пусть милиция возьмет всю эту шайку-лейку и накажет за преступление по полной программе. Но «своих» двоих, я накажу сама. И не за кражу женщин, а за убийство моих родителей.

В дверь позвонили, и все присутствующие от неожиданности и с перепугу, подпрыгнули на месте. Не сговариваясь, глянули на настенные кухонные часы и переглянулись. Начало пятого. Что это за ранний гость такой?

Дремавший на полу у Татьяниных ног Тэди вскочил и понесся в коридор. Татьяна и Верка последовали за ним, остальным жестом приказали оставаться на месте. Пес понюхал запертую входную дверь и тут же закрутил обрубком хвоста и стал повизгивать. Значит, пришел кто-то со своих. Но кого это могло принести в такую рань? Татьяна взглянула в дверной глазок и к своему изумлению увидела Светку.

-Светка! — ответила она на немой Веркин вопрос и тут же открыла дверь. Светка сразу же попала в объятия Тэди и, отбиваясь от его лобзаний, протиснулась в коридор.

-Что стряслось?! – хором проорали Татьяна и Верка.

-Ничего. Все нормально. Просто заехала, — отмахнулась Светка, стягивая куртку.

-Ага. Шла за хлебушком в четыре часа утра и решила заскочить на минутку, — съязвила Верка.

-Не в четыре, а в пятнадцать минут пятого, — глянув на часы, хихикнула Светка.

Вообще-то и Татьяна и Верка здорово испугались. Дело в том, что Светка никогда не относилась к ранним пташкам. Она соня еще та. Для нее всю жизнь проблема встать утром так, чтобы успеть на работу. Насколько им обеим известно, то Светка даже завтрак всегда готовит вечером, чтобы утром его надо было только разогреть. Красоту наводит, то есть наносит боевую раскраску, на работе, потому что дома она успевает только умыться и одеться. Были случаи, когда она явилась на работу в платье одетом наизнанку. В футболке, задом наперед. Причем ее даже не насторожил тот факт, что на груди не оказалось рисунка, который там всегда красовался. Морда черной пантеры с вышитыми блестящим бисером глазами. Рисунок оказался на спине, и Светка спокойно проходила так целый день. А один раз, умудрилась на бегу нашарить в коридоре ногой разного цвета туфли. Один черный, другой красный. И самое смешное, что обнаружила эту оплошность опять таки, в конце рабочего дня. Причем, совершенно случайно. У нее что-то упало на пол. Светка нагнулась, чтоб поднять этот предмет, и была страшно удивлена, увидев под столом свои ноги в разных туфлях. Вообще, это именно о ней сказано: «не достаточно рано встать, надо еще и проснуться»! По Светкиному чистосердечному признанию они все знают, что просыпается она окончательно, когда садится за руль и выезжает из гаража. Соображать начинает более менее нормально, только когда подъезжает к посту ГАИ. А это еще двадцать минут жизни с абсолютно выключенными мозгами. Так, что, в таком случае должно было произойти, чтоб Светка встала в немыслимую рань, да еще и примчалась сюда, на другой конец города?

-Может, у тебя дом сгорел? – осторожно поинтересовалась Татьяна.

-Или тебя муж бросил? – задала свой вопрос Верка.

-Дом не сгорел, муж дома, — отмахнулась Светка. – Пришел красавец пару часов назад. Был на какой-то презентации. Нажрался, как свинья и вместо того чтобы лечь молча спать, начал варить воду. Я его чуть-чуть поколотила кухонной утварью, но толку ноль. Чувствую, что потихоньку зверею. Не поверите, но все эти два часа я боролась с желанием его прибить, или в лучшем случае навернуть чем-нибудь тяжелым. И когда поняла, что искушение слишком сильное, оделась и уехала из дому. Убью, чего доброго, под горячую руку, а потом если даже меня не посадят, то все равно радости мало. Занимайся его похоронами, поминками, памятником. Не люблю я такие хлопоты. Сплошная головная боль. Лучше подожду пока этот паразит протрезвеет, потом уж ему морду набью, — вздохнув, сообщила Светка.

-Ну, ты даешь! Плюнула бы на него, закрылась в спальне и баиньки, — посоветовала Татьяна. Она вообще не понимала таких семейных отношений, где супруги дерутся. Ругаются, это еще, куда ни шло. А драться! Хотя, какая там у Светки с мужем может быть драка. Он здоровенный детина, а Светка против него мелкая козявка. Наверное, прыгает она вокруг своего ненаглядного и постукивает того «кухонной утварью», как она выражается, по заднице. До головы ведь даже в прыжке не достанет. А ему это, как комариный укус. Небось, относится к Светкиным нападениям, как к игре. Этакое, эротическое шоу с элементами садизма с ее стороны и мазохизма с его. Интересно, а чем именно из кухонной утвари Светка его стучит? Сковородкой, кастрюлей, черпаком? И как собирается «набить этому паразиту морду»? Разве что попросит его наклониться или сама влезет на табуретку. Таньке стало смешно.

-Не могу, — пожала плечами Светка. – Ты же знаешь, какая я зараза. За мной всегда должно остаться последнее слово. И поэтому, в любой ситуации у нас начинается диалог плавно переходящий в скандал.

-Насколько я знаю твоего мужа, он совершенно не агрессивный и не сторонник скандалов, — вставила свое веское слово Верка. Наверное, она думала сейчас то же, что и Татьяна, потому что улыбалась на все тридцать два.

-Он то, нет. А я и агрессивная и сторонник скандалов. Причем, с применением холодного оружия в виде качалки или сковородки. А вы, кстати, чего это не спите? – переменила она тему. — Я еду. Думаю, сейчас разбужу Таньку. Получу от нее за это по полной программе. Предварительно проторчав, конечно, под дверью не меньше, чем полчаса. Когда смотрю, оба на! Свет горит. Ну, думаю, забыла выключить. Спит со светом. Только нажала на звонок, как дверь открылась! И вы обе, как явление Христа народу. Так в чем дело?

-У нас гости. Приехали подруги моей сестры. Только вот с вокзала. Покупались и теперь сидим, болтаем за чаем, — на ходу соврала Татьяна. Вводить Светку в курс дела совершенно не хотелось. Долго рассказывать. Сил и желания на это сейчас просто нет.

-А, — кивнула Светка и прошла в кухню.

Венера и Тоня хорошо слышали весь разговор и, оценив обстановку, беспокоиться перестали. Познакомились со Светкой. Попили вместе чай, и Татьяна погнала всех спать.

-Так, девочки, у нас еще есть возможность пару часиков покемарить. Света, тебе во сколько надо быть на работе?

-В девять.

-Прекрасно. Значит, до восьми спокойно спим. Это целых три с половиной часа. Можно сто раз успеть выспаться. Давайте, по койкам!

Никто сопротивляться не стал. Разговор по душам все равно механически отпал. Впечатлений за день у каждой хватило выше крыши. А организм человека, как всем нам известно, это такое устройство, что без энергетической подзарядки работать не может. И заряжается он почему-то в горизонтальном положении, с закрытыми глазами и желательно под теплым мягким одеялом. Ну, конечно, до этого его надо еще хорошенько покормить. Нет бы, как, например, тот же мобильник. Воткнул на пару часов в розетку и порядок.

Мечты о спокойном сне до восьми утра не оправдались. Тэди проснулся в шесть и разбудил всех, требуя немедленно вести его на прогулку. Верка, чертыхаясь и охая, вызвалась вывести его сама. Танька еще не очухалась после ангины. С таким лечением, как они ей проводили, выздороветь вообще-то проблематично. То делают уколы, то не делают. То она парится и пьет горячий чай. То ее таскают по холоду среди ночи. В общем, чувствуя свою вину, Верка потащила пса на улицу, прихватив с собой пакет с ватником и галошами. Татьяна отправилась на кухню готовить еду. А Венера и Тоня, посетив туалет, послонялись пару минут по квартире и опять попадали спать. Светка, та вообще, спала как убитая. Очевидно, она потратила столько энергии на борьбу с мужем и с самой собой, что такие раздражители, как Тэди, со своим «Гав», его топот по квартире и Веркино бурчание, ею не воспринимались абсолютно. И никто из этой троицы даже не шевельнулся, когда Верка с Тэди с шумом ввалились после прогулки в квартиру.

-Выбросила ватник? – шепотом спросила Татьяна Верку.

-Нет. Отдала бабе Рае. Подходим с Тэди к мусорке, а баба Рая уже там, на боевом посту. И в той же куртке с одним рукавом. Ну, я ей пакет и отдала. Говорю: «Рая, а ну глянь, тебе случайно это не пригодится? Кто-то в подъезде бросил». Она ватник вытащила. Осмотрела и головой качает. Говорит: «Такая вещь качественная. Да ей сносу не будет! Надо же, чуть-чуть вымазали и уже выбрасывать! Ну, люди! Говорю же, зажрались. С жиру бесятся. А что там еще»? Вытащила галоши и тоже пришла в восторг. Короче, вещички пригодились, — тоже шепотом отчиталась Верка. – В принципе, я и не собиралась этот пакет в бак выбрасывать. Думала, поставлю рядом, кто-нибудь обязательно заберет. Я всегда, когда порядок в шкафах навожу, пару мешков всякого ненужного барахла выволакиваю и ставлю мешки рядом с мусорными баками. Веришь, через полчаса, ну от силы, через час, они оттуда бесследно исчезают.

-Естественно. Ты посмотри, сколько сейчас людей возле мусорных баков пасется. Кто пожрать там добывает. Кто, всякие поломанные вещички выбирает. Кто одежду. А вообще, это ужасно. Не дай Бог дожить до того, чтоб по мусорным бакам лазить.

-Да, — согласилась Верка, усаживаясь рядом с Татьяной чистить картошку. — Все чаще приходит на ум, что жизнь дерьмо и от нее можно ждать любую пакость и в любой момент.

-Слушай, а эта Тоня не рассказала, как она в парке очутилась? – спросила Татьяна.

-Ты же сама слышала, что нет. Из-за Светки мы конца этой истории еще не услышали.

-Так может, она вам успела раньше рассказать?

-Нет.

-А где вы Тоню нашли? По каким это подвалам должны были ее тащить полуголую? Я вообще пока в ситуацию не въезжаю.

Убей своего дракона сама. Часть 16: 12 комментариев

  1. У них там уже целый женский батальон ))
    А страсти пошли, как в индийских фильмах ))
    Вроде, развязка уже близко, жду продолжение!

  2. Да, да, чем дальше, тем больше обстановочка накаляется). Скорей продолжение, Алена!

  3. Ира, Аня, спасибо! Дело уже идет к развязке, но всё никак не дойдет. Самой уже надоело. Хи-хи. С теплом. Алена.

  4. Слушай, я понимаю, что ты связана и с ментами и с бандитами… по роду твоезанятий. И то, что знаешь такое, что нам, простым сметртным знать не положено, ио… я балдею.

  5. Я знаю, что ты и с ментами и с бандитами в дружеских отношениях. Но то, что ты описываешь…, я балдею. Давай окончание!!!

  6. Люд, приветик! Угу. Я со всеми контачу, «рабочая необходимость». Но не надо выдавать тайны. Смеюсь. Спасибо, что читаешь. Чмоки. Я.

  7. Милиция-полиция даже и не ведает, что предпринимают эти девушки!
    Полностью взяли инициативу в свои руки!
    Ну а бомжихе Рае повезло с фуфайкой! 🙂
    Кажется, есть продолжение, очень хорошо! 🙂

  8. Мы думаем, что параллельные миры нам не видно, а они под носом: подвалы, наркоманы, бомжи…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)