Убей своего дракона сама. Часть 12

-Красота спасет мир! – с пафосом произнесла девица, щелкая зубами от холода.

Очень уместная фраза на помойке. Интересно, это она о ком? И что вообще делает здесь это существо в открытом вечернем платье и с торчащими в разные стороны волосами? На мусорку ее, что ли, выбросили, а она из бака выбралась?

Тэди тоже удивился так, что застыл с поднятой лапой и забыл пописать.

-Ты что тут делаешь? – не смогла сдержать любопытство Татьяна. – И почему раздетая?

-Прячусь, — пьяно захохотала девица и икнула так, что даже пес вздрогнул.

-Шла бы ты домой, красавица, простудишься.

-А некуда мне идти, — пожала голыми плечами девица. – Закурить у тебя не найдется?

Татьяна подошла поближе, взяла это голое чудо за руку и молча потащила за собой. Рука была ледяная. У Татьяны даже появилось ощущение, что она волокет за собой покойника. Может и правда, эта девица вампир или какая другая нечисть? Господи, что за бред. Ничего потустороннего не существует. Мир материален до отвращения. Это ей известно с детства. Она ведь даже в сказки никогда не верила. И в Деда Мороза и в Бабу Ягу не верила с тех самых пор, как стала себя помнить. Что, старость подходит? В маразм начала впадать? Вообще-то рановато.

Девица послушно шла за Татьяной и даже не пыталась сопротивляться и задавать вопросы. Тэди, тоже послушно побежал рядом. Он был видать ошарашен до самой глубины собачьей души. Вообще, Татьяна заметила, что пес очень тонко чувствовал ее настроение. И четко понимал, когда можно побыть шалопаем, а когда надо становиться серьезным умным псом.

Они поднялись к Татьяниной квартире. Она открыла дверь и втащила девицу в коридор. Тэди тут же сел возле входной двери, всем своим видом демонстрируя, что путь к отступлению отрезан.

-Тебя как зовут? – спросила Татьяна.

-Венера.

-Что, серьезно, или это ты так шутишь?

-Серьезно. Я башкирка. А у нас это имя, как у вас Вера.

-Ладно, Венера. Потом поговорим. Марш в ванную. Залазь в горячую воду и откисай там минут сорок. Может, повезет. Прогреешься, как следует, и не заболеешь. Хотя я, если бы в таком наряде хоть пять минут провела сейчас на улице, уже бы околела и никакая ванная, даже с кипятком меня бы не спасла.

-Я живучая, — отмахнулась Венера. – К тому же, в дупль пьяная. А пьяные не замерзают при плюсовой температуре.

Татьяна вошла в ванную и … увидела, что там у нее замочены Пашкины вещи. Она о них абсолютно забыла. Быстро вытащила из-под ванны большую миску, и кое-как отжав вещи, перебросила их туда. Венера стояла в дверях и с удивлением смотрела на красную от крови воду.

-Ты что, кого-то убила? – пьяно хихикнула она.

-Нет, — буркнула Татьяна и не стала ничего объяснять.

-А что, пес кого-то загрыз? – не сдавалась Венера.

-Нет. Потом рассажу, если тебя это очень интересует.

Она быстро вымыла ванну и включила воду. Потом, принесла девушке белье, большое махровое полотенце и мамин байковый халат.

-Давай, ныряй. А я пока чайник поставлю. Только не утони. А то мне на сегодня уже стрессов достаточно, — и Татьяна, оставив чудо в вечернем платье в ванной, отправилась на кухню.

Ну и денек. Как он, гад, начался, такой весь день до самого конца и будет. Жди еще сюрпризов. А интересная девка, эта Венера, ничего не скажешь. Говорит, что пьяная «вдупль», но по ней этого и не заметно. Если, конечно, не обращать внимания на хихиканье и икание. Не буянит. Ведет себя спокойно. На ногах держится нормально. Правда, ее разлюбезная Верка, тоже, даже выпив несметное количество спиртного, стоит на ногах, не делает глупостей и вполне разумно может рассуждать. Да что там стоит на ногах! Она еще и сидит за рулем. И ездит, кстати, намного аккуратней и осторожней, чем когда трезвая. Но зато сама Татьяна, если не дай Бог хватанет лишнего, спаси и сохрани. Обязательно устроит скандал с битьем посуды и швырянием мелких предметов мебели. Будет нести такую ахинею, что у всех уши завянут. А кончится это все крепкой дружбой и объятиями с унитазом и головной болью. Поэтому, Татьяна очень и очень осторожно относится к спиртному. А проще говоря, почти не пьет. Так, иногда может пару фужеров шампанского, или сухого вина. Ну, из крепких напитков, пару маленьких рюмочек коньяка или водки. Зачем усложнять жизнь себе и другим?

Кстати, откуда эта девица могла тут появиться в вечернем платье? В округе нет ни одного ресторана. Пара паршивых кафешек, где тусуются малолетки. Пара задрыпаных пивбаров. И все. Куда можно было так вырядиться? Может у кого-то из соседей юбилей и его отмечают дома? Ладно, чего фантазировать. Сейчас выберется из ванной эта мадам и Татьяна все спросит.

-Эй, Венера, ты еще не утонула? – прокричала с кухни Татьяна.

-И не надейся, — донесся бодрый ответ.

Татьяна налила себе чай и уставилась в окно. Торопить девушку было неудобно. Сама ведь ей сказала, чтоб та полежала в горячей воде минут сорок и как следует согрелась. Вот пусть и лежит, греется.

За окном начало сереть. Осенний и зимний рассвет, это единственный рассвет который может пронаблюдать и Татьяна. Потому что рассветает около восьми. Она в это время как раз просыпается, когда надо идти на работу. А вот летний рассвет Татьяна и не помнит, когда видела. Потому что встать в четыре часа утра она не смогла бы и под расстрелом. Ее бабушка всегда повторяла: «кто рано встает, тому Бог дает». Но что он дает? Ничего он бабушке интересного не давал, сколько Татьяна за ней не наблюдала. Поэтому, она как рациональный ребенок расценила ситуацию по-своему. Никто ничего тебе не дает за то, что ты рано проснулся. Это очередной обман со стороны взрослых. А значит надо спать, пока не выспишься. Зачем зря недосыпать? Сейчас она смотрела на серый рассвет и как в далеком детстве не могла понять, что тут красивого? Правда, сейчас пасмурно. Но если даже погода солнечная? Ну, посмотрел себе закат и хватит. Это же одно и тоже только в обратном порядке.

В замке повернулся ключ, и Татьяна поняла, что пришла Верка. Тэди сорвался с места и помчался встречать.

-Привет! – проорала Верка из коридора. – Ты уже балбеса выгуляла или сходить с ним на улицу, пока я не разделась?

-Раздевайся. Мы только вернулись с прогулки.

-А чьи это чуни? У тебя что, гости? – спросила Верка, в буквальном смысле слова въезжая на кухню верхом на собаке. Тэди в узком коридоре не нашел возможности ее обогнать и поэтому решил прошмыгнуть под ногами. Наверное, почувствовал на минутку себя маленьким щенком. Подлез под Верку, и она оказалась сидящей на нем сверху. Татьяна прыснула со смеху.

-Надо будет купить кинокамеру. Такие моменты как этот надо увековечивать. Въезд триумфатора на белом коне!

-Тэди, иди сюда моя ездовая собака. Я тебе кое-что вкусненькое принесла, — вытолкав из-под себя пса, проворковала Верка и высыпала на пол возле мойки кучу недоеденных мясных продуктов. Отбивные, кусочки курицы, колбасы. – Вчера заехала за мужем в кабак и разжилась там вкусными объедками.

-С ума сошла? Со столов еду собирала?

-Зачем? Зашла к девочкам на кухню и пожаловалась, что у меня на попечении огромный доберман, и я не знаю, как его прокормить. Они тут же из отходов навыбирали ему лакомств. И сказали, что каждый вечер будут мне пакетик с едой для собаки оставлять. А что? По-моему, Тэди в восторге. Так чьи это модельные туфли на обалденной шпильке стоят в коридоре?

-Одной девушки, которая сейчас лежит в ванной в горячей воде и отогревается. Мы ее с Тэди нашли на мусорке и притащили домой. Представляешь, она там была в открытом вечернем платье! Без куртки, без сапог! Температура воздуха +3, ветер сумасшедший и дождь моросит.

-Как это наши на мусорке? – вытаращила глаза Верка.

-Ну, стояла, прислонившись к одному из баков, и щелкала зубами.

-Господи, я думала, что вы ее из бака достали.

-Я сама думала, что ее на помойку по ошибке выкинули, а она из бачка выбралась.

-Что, такая страшная?

-Да нет. Красивая девка. Пьяная и замерзшая. Сейчас выберется из ванной и расспросим, что там у нее произошло. Венера! Ты там живая? – тут же проорала Татьяна.

-Уже вытираюсь, — донеслось из ванной.

-Это что, ее так зовут? – опять вытаращила глаза Верка.

-Да. Она сказала, что башкирка. И у них там Венера, как у нас Вера. Так что вы, можно сказать, тезки.

-Ну и ни фига себе! А вообще-то красиво. Венера. Слушай, так я тоже могу представляться при знакомстве не Вера, а Венера! Обалденно! – пришла в восторг Верка.

-Ой, ты еще не все знаешь!

-Только не говори, что вы с Тэди еще кого-то с мусорки приволокли, и он сейчас спит в комнате на диване, — сделала круглые глаза Верка.

-На диване, час назад дрых Мудров. А сейчас он умчался на работу. И вместо того чтобы поблагодарить меня за гостеприимство, орал, что это безобразие не иметь в ванной бритвы. Представляешь, нахал!

-Но Мудров уехал одномоментно со мной. Чего он вернулся? – удивилась Верка.

-Я его вызвала. В три часа ночи ко мне в квартиру ввалился окровавленный Пашка с раной на голове. Потерял сознание в коридоре. Пока я моталась по квартире, звонила на скорую и Мудрову. Таскала бутылки с горячей водой Пашке к ногам. В общем, с перепугу дергалась, как мышь на аркане, приехал Стас. И обнаружил, что Пашка умер.

-Ой! – только и могла выговорить Верка.

-Но тут, сразу же за Мудровым приехала скорая, и доктор его оживил. Колол прямо в сердце, дышал в рот, делал массаж сердца. Потом Пашку погрузили на носилки, и Мудров уехал вместе с ними в больницу. Я пока тут все вымыла. Замочила в ванной Пашкины окровавленные вещи, Мудров вернулся.

-А Пашка живой?

-Мудров не знает. Говорит, что тот на аппаратном дыхании и вокруг него бегают врачи. Он послонялся по больнице и уехал. Домой не захотел возвращаться. Далеко. Приехал ко мне. Выпил чай, часок поспал и умчался на работу.

-Ты Людке сообщила?

-Нет. Как-то не сообразила. Надо пойти сказать, — растерялась Татьяна.

-А я видела эту драку, — раздался голос вышедшей из ванной девушки. Оказывается, она слышала их разговор. Татьяна и Верка обернулись и уставились на вошедшую. Девушка была их возраста. Белокожая. Черноглазая. Черноволосая. Очень красивая. Татьяна всегда считала, что у башкирок узкие глаза и очень круглый овал лица. Оказалось, ничего подобного. Глаза большие с чуть-чуть удлиненным разрезом. И овал лица не круглый. Самый обычный. Хотя, что-то восточное в ее внешности просматривается. Но у Верки тоже просматривается что-то восточное, а она к востоку абсолютно никакого отношения не имеет. Надо же. Имена у них похожи и внешне они похожи. Только Верка выше Венеры почти на голову. Но все равно, можно подумать, что они сестры.

-Какую драку? – тут же спросила Верка.

-Подъехало такси, — усевшись на свободную табуретку, сразу же начала рассказывать Венера. — Из него вышел парень. Такси уехало. Парень прошел несколько метров, и тут во двор влетела машина. Даже еще толком не остановилась, а оттуда уже выскочили трое и бросились к нему. Один чем-то ударил парня по голове. Тот упал. Они стали бить его ногами. Но во двор влетела еще одна машина. Из нее выскочила девица и монтировкой побила все стекла в предыдущей машине. Те, что избивали парня, бросили его и кинулись к этой бабе. Но она вскочила в свою машину, и поехала прям на них. Одного, по-моему, она хорошо долбанула, потому что он влетел к ней на капот и скатился с него на землю. Остальные отпрыгнули в сторону. Она со всей дури бахнула их машину в лоб. Повыбивал все фары ей и себе. Потом сдала задом. Развернулась и рванула со двора. Эти, пока загрузили в свою битую машину потерпевшего друга, пока завели свою колымагу и выехали со двора, она уже скрылась из вида. А парень полежал несколько минут, я уже думала, что он мертвый. Потом поднялся и поплелся в подъезд. Вот. Это все.

-А чего ты не закричала, не позвала на помощь, когда началась драка? – возмутилась Татьяна.

-Да потому, что я сама пряталась. И если бы меня нашли, то думаю, досталось бы мне больше, чем тому парню. Меня бы просто растерзали на куски.

-Интересно, за что?

-Долго рассказывать, — отмахнулась Венера. – Да и на хрена вам чужие проблемы? Своих что ли нет? Дайте лучше чая.

Татьяна налила в чашку горячий чай и пододвинула поближе к девушке сахар и печенье.

-Может быть, ты поешь? – спросила Татьяна.

-Нет, спасибо. Я не голодная. Телефон у вас есть?

Верка протянула ей свой мобильный. Отхлебывая чай, Венера набрала номер.

-Ало, Коля, это я, Венера. Ты можешь приехать за мной? Где я нахожусь? Понятия не имею. Сейчас спрошу.

Татьяна продиктовала ей свой адрес. Та повторила.

-Да, и захвати мне какую-нибудь куртку. Я без одежды. Нет, не совсем голая. Но в чужом халате и даже в чужом белье. Нет, не в мужском белье. В женском. Ой, отстань. Потом все расскажу. Я с чужого телефона звоню. Все. Жду.

-Так откуда ты сбежала среди ночи, в такую жуткую погоду и в одном вечернем платье? – все-таки не удержалась от вопроса Татьяна. – В нашем районе вроде бы и ресторанов нет.

-Из подпольного казино. Больше ничего не спрашивайте. Девочки, я вам очень благодарна и в долгу не останусь, не бойтесь. Но посвящать вас в свои дела не намерена. Для вашей же безопасности. Здесь уж точно подходит: «меньше знаешь, лучше спишь». Честное слово.

-Ладно. Не хочешь говорить, не говори, — пожала плечами Верка. – Но тебя этот твой Коля сможет защитить от неприятностей?

-Нет, конечно. Просто, я у него переоденусь. Возьму денег и сегодня же уеду из города. И вообще, из Украины.

-А что, там так серьезно? – не выдержала и все-таки полюбопытствовала Татьяна.

-Шутка со смертельным исходом, — хмыкнула Венера. – А у вас что, тоже проблемы? Этот парень ваш друг?

-Да, — сказали Верка и Татьяна хором и обе замолчали.

-Пошла я к Людмиле спущусь и сообщу ей о Пашке, — поднялась Татьяна. – Ой, с какой рожей туда идти?! Ведь она точно решит, что это из-за нас.

Татьяна повздыхала, потынялась без цели по квартире и все-таки ушла. Тэди направился за ней в коридор, а Верка тут же вскочила и пулей помчалась за ним следом. Венера недоуменно провела ее взглядом. Через несколько секунд Верка вошла на кухню с Венериными туфлями в руках.

-Забыла предупредить. У нас обувь надо прятать. Иначе, песик разберется с ней по своим понятиям. Может, ты их обуешь? Или запихнуть пока в кладовку?

-В кладовку. У меня ноги гудят. Я на этих каблуках двенадцать часов оттопала.

Зазвонил Веркин мобильный. Она посмотрела на высветившийся номер и удивленно пожала плечами. Такого номера она точно не знает.

-Ало, — раздалось в трубке. – Извините. С вашего телефона только что звонила моя знакомая. Не могли бы вы дать ей трубочку?

-По-моему, это тебя, — протянула Вера телефон Венере.

-Да. А, это ты Коля. Что там?

Вере даже не надо было напрягать слух, чтобы услышать, что Венере говорил Коля. Слышимость у ее телефона такая, что слышно черт знает куда.

-Венерка, я не могу за тобой приехать. У меня только что были люди Краба. Спрашивали, не знаю ли я где ты. Я сказал, что понятия не имею. Еще не объявлялась. Так вот, сказали, как только объявишься, сообщить им. Я пообещал. Но они, по-моему, мало мне поверили и оставили возле дома своих шавок. Если дернусь сейчас к тебе, приведу хвост. Сиди пока там, где сидишь, тихо, как мышка. Как только все стихнет, я тебе сообщу. А что ты на этот раз отмочила, что вся банда на ушах?

-А они разве не сказали?

-Нет. Но, судя по их рожам, тебе ничего хорошего не светит.

-Ладно, потом расскажу. А, скорее всего, и сам скоро узнаешь. Ты вот что, сотри сейчас входящий и исходящий звонки. Пусть этот номер не светится в твоей мобиле. Мало ли.

-А как я тебе потом позвоню?

-Я сама тебе позвоню. Если говорить не сможешь, будешь называть меня…

-Катей, — подсказала Верка. – А я перехвачу у тебя сразу же трубку и найду, что ему спеть.

-Катей, — кивнула ей Венера. – Понял?

-Не беспокойся. Все понял. Даже на бумажку не буду этот номер записывать. Не помню, значит, не знаю. А не знаю, значит, не скажу. Пока зайка. Будь осторожной. На улицу ни ногой!

Коля отсоединился.

-Я потрясена! – зло гаркнула Венера, а потом рассмеялась. – Анекдот этот знаешь, про «я потрясена»?

-Нет.

-Встречаются две девицы и обмениваются новостями своей жизни. Одна говорит: «Я вышла замуж за олигарха»! Вторая: «Я потрясена»! Первая продолжает: «Купили новый «Джип»! Вторая: «Я потрясена»! Первая: «Отдыхали на Канарах»! Вторая: «Я потрясена»! Первая: «А ты как»? Вторая: «Хожу уже два месяца в институт благородных девиц»! Первая: «Боже! Надо же! И что вы там делаете»? Вторая: «Учимся говорить вместо «ёб твою мать» — «я потрясена»!

Верка заржала, как конь.

-Теперь и я так буду говорить. А то некоторые мои знакомые, когда я ругаюсь, плохо себя чувствуют. А так как ругаюсь я часто, то и чувствуют они себя плохо тоже часто. Поберегу им здоровье. Только перед этим придется каждому рассказать этот анекдот, чтобы они знали, что именно я имею в виду, когда говорю «я потрясена»!

Распахнулась дверь и на пороге показалась Татьяна с Антошкой на руках и с Баськой на поводке.

-Боже! – взвыла Верка. – Только не это. Так, хоть режь меня на части, а я не буду с ними сидеть. Беру на себя Тэди. Все что угодно, только не Антошку и не эту придурковатую таксу! Ты зачем их приволокла?

-А куда, по-твоему, их надо было деть? – разозлилась Татьяна. — Людмила помчалась в больницу, а дома никого. Мать и муж на работе. Не тащить же с собой маленького ребенка и собаку!

-А ты подумала своей головой? Вдруг Тэди их съест!

-Что он, совсем дурак, по-твоему? Тэди, иди сюда.

Пес осторожно подошел и понюхал сначала таксу, потом Антошку и вопросительно посмотрел на Татьяну. А такса спряталась сразу же за Татьяну и заскулила.

-Они маленькие и их нельзя обижать. Понял?

Тэди повернулся и пошел на кухню, всем своим видом говоря: «Нужны они мне, как телеге пятое колесо».

Венера с любопытством наблюдала эту сцену. Татьяна спустила с рук Антошку, и он тут же направился к Тэди. Его очень заинтересовал этот огромный зверь. Он подошел к лежащему на полу псу и потрогал его за уши. Пес лизнул Антошку в лицо и тот захохотал от восторга.

-Ой, давай их все-таки разведем по разным комнатам, — забеспокоилась Верка. – Не дай Бог цапнет.

Она подхватила Антошку на руки и посадила к себе на колени. Дала ему ложку и пустую кастрюлю и показала, как можно красиво и громко ними постучать. Следующие пять минут они разговаривали под невыносимый стук, производимый малышом с явным удовольствием. Таксу Татьяна посадила к себе на колени. Та дрожала от страха и с ужасом смотрела на Тэди.

Верка обрисовала Венерину ситуацию. Они обсудили, какие могут быть из нее выходы и перспективы и решили, что самое разумное, это оставаться Венере пока здесь.

-Если тебя, конечно, не пугает этот дурдом с двумя собаками и маленьким ребенком. Но ребенка и таксу вечером, наверное, заберут. По крайней мере, я на это очень рассчитываю, — проговорила Верка и вопросительно глянула на Татьяну.

-Ну, наверное, — пожала та неопределенно плечами.

-Я вечером уеду домой. Так что, вы останетесь тут вдвое с Татьяной. А вернее, втроем. Если считать Тэди, — сообщила Вера.

-А Тэди, чей пес, общий? – почему-то спросила Венера.

-Моего соседа по лестничной клетке, — объяснила Татьяна. – Он уехал в Турцию по делам, а меня попросил посмотреть за собакой.

-Слушайте, а чем мы будем малыша кормить? – вдруг заволновалась Верка. – У тебя молоко есть, чтоб ему хоть кашу сварить?

-Нет. Суп есть. Пюре сварим и сосиски.

-По-моему, детей надо обязательно кормить манной кашей, — неуверенно проговорила Верка. – И давать им соки. Так, пошла я в магазин. Что еще взять?

-Возьми яйца, масло, и манную крупу. Ну, и что по ходу сообразишь.

Верка быстро собралась и пулей вылетела из квартиры.

-Она сейчас готова куда угодно сбежать, лишь бы только не оставаться с малышом и таксой, — засмеялась Татьяна. – Слушай, Венера, может быть, ты поспишь немного? Все-таки всю ночь на холоде простояла.

-Нет, не хочу. Наверное, у меня какое-то перевозбуждение. Мне сейчас хочется куда-то лететь и что-то грандиозное совершать, вплоть до государственного переворота. Не зря говорят, что самый разрушительный взрыв, это взрыв энтузиазма у дурака. У тебя сигареты есть?

-Ты какие куришь?

-Мне все равно, лишь бы с фильтром, — махнула рукой Венера. – Давай, какие есть. Я пойду на балкон, чтоб ребенка не обкуривать.

-Нет. Кури здесь, а я с Антошкой пойду в спальню. На балконе тебя могут увидеть.

Она взяла малыша и таксу и отправилась в комнату. Включила телевизор. Посадила Антошку на диван и высыпала перед ним цветные пластмассовые бельевые прищепки. Баська, оставленная на полу стала поскуливать и тоже проситься на диван. Татьяна посадила ее рядом с Антошкой. Принесла из соседней комнаты игрушки, которые сохранились еще с Татьяниного детства и теперь просто стоящие на книжных полках, на диване, как украшение. Свалила их рядом с прищепками. Все, больше ничего, чем бы мог играть маленький ребенок, у нее не было. Зазвонил телефон. Татьяна помчалась в коридор взять трубку. Антошка быстро слез с дивана и почапал за ней следом. Такса тоже соскочила и побежала следом. Ну вот, теперь оба будут хвостиком бегать. Ни покурить, ни в туалете посидеть. Но на помощь пришла Венера. Она загасила сигарету и, захватив малышей, увела их в комнату. Через секунду оттуда донесся веселый Антошкин смех. Ну, слава Богу, хоть кто-то из них умеет обращаться с детьми. Татьяна сняла трубку и тут же услышала возмущенный голос Марины.

-Совсем совесть потеряли, — вместо приветствия рявкнула Марина. – Хоть бы позвонили. Вчера весь день у телефона просидела.

-А сама чего не позвонила. У тебя же нога поломана, а не руки.

-Звонила раз десять. У тебя телефон молчал весь день.

-А, понятно. С утра мы с Веркой в гараж к этому Гошкиному убийце ездили. Осмотрели там все. Пусто. Ну, в смысле, девушки там нет, а машина этого типа стоит, конечно. А потом, приехали домой, и у меня температура поднялась. Я выпила аспирин и уснула. Проснулась в двенадцать ночи. Верка с Мудровым меня разбудили. Они мотались в Новомосковск и вернулись поздно. Так что, ты у нас нечаянно выпала из зоны внимания. А Светка и Ольга, что не приходили?

-Приходили, но меня интересует, как там у вас дело движется. Я тоже ведь нервничаю.

-Да никак не движется. Не знаем мы, что дальше делать и куда идти искать эту пропавшую особу. Наверное, ее таки нет в живых, иначе, уже бы сама как-нибудь себя проявила. Ладно, Мариночка, я не могу с тобой долго болтать. Мне соседка оставила своего маленького ребенка и таксу. С них нельзя глаз спускать. Так что, я тебе перезвоню, как освобожусь. Хорошо?

-Ладно.

Татьяна положила трубку и вошла в комнату. Венера, Антон и обе собаки лежали на полу и все четверо игрались игрушками. Баська грызла плюшевую козу. Тэди притащил свой недогрызаный мослак и, зажав его передними лапами, полировал зубами. А Венера и Антошка строили из книжек гараж и вместо машины возили по полу хрустальную салатницу заполненную прищепками.

-Иди, вари пюре, или что ты там собиралась, — заявила Венера. – Мы тут без тебя справимся.

Татьяна успела сварить свежий овощной суп. Не кормить же ребенка старым. Сделала пюре. Поджарила оладушки. И заглянула в комнату. Там было сонное царство. Венера и Антошка, забравшись на диван, крепко спали. А Тэди и такса, свернувшись клубочками и прижавшись друг к другу, дрыхли на ковре среди разбросанных книжек и прищепок.

Пришла Вера. Она притащила огромный целлофановый пакет набитый доверху. И пока они с Татьяной разгружали продукты, шепотом обсуждали последние события.

-Давай сюда адрес. Я сейчас позвоню Борьке. Он город знает, как свои пять пальцев. Спрошу, в каком районе эта улица. Раз нет номера квартиры, надо полагать, это частный дом. Да, а числа ты переписала или отдала Мудрову бумажку, и нам не оставила даже копию?

-Отдала. И визитку отдала. Ты хочешь, чтоб я после всех этих ночных событий что-то еще и соображала?

-Ну, отдала, так отдала. Значит, будем прокачивать адрес. А эта Венера тебе ничего не рассказывала о себе?

-Нет. Я варила есть, а она занималась с Антошкой и собаками. Господи, Верка, я совсем забыла за Пашкины вещи. Надо их достирать и вывесить сохнуть. Ты тут давай звони. Потом вари манную кашу. А я пошла стирать.

-А как варить манную кашу?

-Откуда я знаю? Позвони кому-нибудь, у кого есть маленькие дети и спроси. Ты же все проблемы решаешь по телефону. Вот и вари кашу по телефону.

В обед пришел Денис за собакой. Он вчера был лишен удовольствия выгулять своего любимого песика и сегодня требовал компенсации. То есть удлинить время прогулки.

-Уроков на завтра не задали. У нас сегодня сплошные контрольные были. Так что я могу гулять хоть до ночи, — завопил Дениска с порога и разбудил Антошку и Венеру.

-Ладно, гуляй, но конечно не до ночи. Как только начнет темнеть, чтоб были дома, как штык. Понял? Да, погоди. Давай я покормлю Тэди, а ты пока выгуляй Людмилину Баську. А потом приведешь Баську, я покормлю тебя и ее, и ты с Тэди можешь отправляться на все четыре стороны. Но только не в парк, — быстро добавила Татьяна.

-Я есть не хочу. Меня только что бабушка накормила до сюдого, — провел ладонью по шее Денис. – Давай Баську.

-Только учти, ее надо на руках сносить аж на первый этаж. А наверх она может и сама идти. У них так устроен позвоночник, что при спуске по ступенькам могут выпасть позвонки и собаку парализует.

-А наверх не выпадут? Может, я ее лучше и наверх на руках принесу?

-Люда сказала, что наверх ей можно самой бежать, а вниз нельзя. Но, поступай, как знаешь, только чтоб собака была жива и здорова. С поводка ее не спускай. Она такая глупая, что просто ужас. Может и на дорогу выскочить и за кошками рвануть так, что и не догонишь. И вообще, собака абсолютно непредсказуемая.

Получив инструкции, Дениска с Баськой отправился на прогулку. Венера занималась с Антошкой. Горшок, еда, игра. Верка умчалась в автомастерскую выяснять на счет своей машины, бросив на ходу, что скоро будет. Татьяна только успела вывесить постиранные Пашкины вещи, и выпроводить Дениску с Тэди, как явился Мудров.

-О, а Вера говорила, что ты в Новомосковске сегодня, — удивилась его появлению Татьяна.

-Послал туда своего помощника. Мне без Новомосковска тут дел навалили выше крыши. Сегодня ночью шесть трупов в одном веселеньком заведении.

-В театре, что ли?

-Да нет. Есть тут неподалеку от тебя подпольное казино. Ну, сверху у них какая-то кафешка, а под кафешкой казино.

-А почему подпольное? Сейчас же казино не запрещено, — удивилась Татьяна.

-А чтоб налоги не платить. Ну да это не наше дело. Налогами пусть налоговики занимаются. Мы им информацию подкинули, пусть работают. А вот трупы, это уже наша работа.

-Там что, разборка какая-то была?

-Черт его знает, что там было. Шесть мужиков вошло в комнату и их убило током.

-Так это скорее всего несчастный случай. При чем тут вы?

-Нет, не несчастный случай. Кто-то напустил в комнате воды по щиколотку, а потом подключил холодильник к удлинителю и удлинитель бросил в воду. А в другую розетку, которая располагалась почти рядом, включил фен и тоже бросил его в воду. И проделал это в то мгновение, когда эти шестеро вошли.

-А как же этого человека током не убило?

-А он забрался с ногами на стол. И судя по следам на столе, это была женщина. Шпильками весь стол поковыряла. Короче, как говорят французы: «шерше ля фам». Что в переводе означает, ищите женщину. Пока всех сотрудников опросили. Пока то да се, какой там уже Новомосковск, — махнул рукой Мудров.

-А может, удлинитель и фен сами упали в воду?

-Нет. Мойка заткнута тряпкой, чтобы вода из нее на пол набежала. И холодильник в удлинителе не нуждался. Там провод и так до розетки доставал. И не понятно, что делал там включенный в розетку фен? Однозначно, это кто-то специально сделал.

-Ну и черт с ними со всеми, есть хочешь?

-Как волк.

Пока Мудров ел, Татьяна аккуратненько расспрашивала его о происшествии в казино.

-А почему они не замяли это дело? Раз казино подпольное могли бы трупы зарыть и никому ничего не говорить.

-Ну, ты тоже скажешь. Там знаешь, какие люди, оказывается, тусуются? Такие трупы не зароешь просто так. Хозяина казино за такие вещи самого сразу же зароют, причем, живым.

-А кто такие погибшие?

-Директор строительной фирмы «Дачник», генеральный директор фирмы «Плиты», тренер по каратэ из какого-то клуба, забыл уже какого. Один из охранников этого казино, бывший знаменитый боксер по кличке Лом, и два местных бизнесмена, занимающихся бытовой техникой и машинами. Ну, в общем, все люди в городе довольно известные. И хотя о мертвых плохо говорить нельзя, но и падлюки, конечно, не менее известные.

-А кого-нибудь уже подозреваете?

-Нет. Опросили всех. Никто ничего не знает. Может, кто из погибших с собой какую бабу привел, и она незаметно такое проделала. Но вряд ли. Как бы она собрала шесть мужиков в подсобке и с легкостью отправила на тот свет? А потом покинула казино, спокойно пройдя мимо охраны, и этого никто не запомнил или не увидел?

-А может быть, хозяин казино прекрасно знает, кто это сделал, но не хочет по какой-то причине говорить?

-Может и так. Он такой мерзкий тип. Если честно, то я очень сожалею, что его не оказалось в компании тех шестерых. Ну ладно, Танечка, загрузил тебе голову всякой гадостью. Я собственно забежал, чтоб сказать, что ваш Пашка жив. Правда, повозились с ним медики прилично. Пришлось делать трепанацию черепа. То есть, удалять кусок кости на голове. Потому что у него образовалась… э…, как же это врач мне назвал? Ага, нарастающая гематома в мозгах. Ну, кровь туда вылилась в большом количестве и стала мозг сдавливать. Если бы дырку не проделали, он бы умер. А так, сказали, будет жить. Вот. Ладно, спасибо за обед. Очень вкусно. Извини нахала. Я помчался на работу.

-Стас, а тот адрес, что я нашла в кармане у Пашки, вы проверяли?

-Еще не знаю. Я это поручил своим. И бумажку с числами отдал в аналитический отдел. Пусть помозгуют, что это может быть. А с визиткой разобрался Юра и уже доложил. Там никакого криминала. Они просто давние знакомые. И визитку Пашка взял у этого директора, потому что не было с собой блокнота, чтоб записать его номера телефонов в офисе, которые недавно поменялись. Ну, все. Если я понадоблюсь, звони.

И Мудров удалился. Татьяна обратила внимание, что пока Стас был в квартире, Венера сидела тихо, как мышка. Забрала Антона в дальнюю спальню и тихонько рисовала с ним старыми фломастерами домики, машинки, цветочки. Малыш так увлекся, что тоже вел себя тихо. И, нагулявшаяся с Денисом Баська спала, как суслик, прижавшись к Венериным ногам. Мудров даже не заподозрил, что в квартире кто-то кроме Татьяны есть.

Татьяна сразу догадалась, кто это ночью отправил на тот свет шестерых мужиков. Но Мудрову даже не заикнулась ни о Венере, ни о своих подозрениях. Когда за Стасом закрылась дверь, на кухню заглянула Венера с Антошкой на руках.

-Это кто такой? — кивнула она на дверь. – Мент?

-Да, знакомый следователь. Ты наш разговор слышала?

-Слышала.

-Твоя работа?

-Ну, моя. А что, побежишь меня сдавать?

-Если я тебя сразу не сдала, значит не побегу. Давай, колись, как это ты умудрилась такое отколоть. Нечаянно?

-Нет. Вполне сознательно. Понимаешь, я работаю в этой чертовой забегаловке. Вернее, работала. Теперь мне и нос показывать в казино нельзя. Убьют.

-И кем ты там работала?

-Ну, что-то типа распорядителя или, точнее, наблюдателя, в игровом зале. Смотрела, чтоб игроки были довольны сервисом. Чтоб девочки напитки разносили. Давала знать охране, если назревал конфликт. Или, кто из посетителей перебрал и нуждается в отдыхе. У нас там несколько комнатушек было, где желающие могли поспать до протрезвления или провести время с проституткой.

-Казино и публичный дом в одном стакане, — хмыкнула Татьяна.

-Не только. Там еще и курительная комната была, где желающие могли побаловаться травкой. В общем, отстойное место. Помойка, еще та.

-А чего же ты там работала?

-Платили хорошо. В общем, все шло более — менее, пока не повадился ходить туда один кретин. Начал приставать ко мне. Сначала так, не очень навязчиво. Я на него гавкну как следует, и вопрос отпал. Но потом он потихонечку стал наглеть. То где-нибудь в углу зажмет и примется лапать. То при всех начинает мне мерзости говорить. Я вчера его выслушала, а потом закатила такую оплеуху, что он перевернул стол с картами и залетел под рояль. Шеф скандал вроде бы загасил. Краба, это его кличка, остальные игроки приструнили. И я потеряла на минутку бдительность. Зашла одна в подсобку. Надо было проверить, поставили привезенное полчаса назад шампанское в холодильник, или оставили в ящиках. Краб незаметно просочился за мной. Повалил меня на мешок с сахаром, а я его огрела по башке совком для мусора. Благо, совок на мое счастье кто-то возле мешка оставил. Убить не убила. И даже сотрясение мозга этот идиот не получил. Но острым краем рассекла ему башку. Не думаю, чтоб очень сильно, но крови с этого кабана набежало предостаточно. Он рванул к двери и, убегая, сказал, что сейчас сюда придут его кореша и будут трахать меня на этих мешках сахара, пока я не сдохну. Закрыл с той стороны дверь на засов и смылся. Ну, что делать? Окон в подсобке нет. Подвал, он подвал и есть. Спрятаться негде. Звать на помощь, бесполезно. Никто не услышит. Я заперлась со своей стороны. Но там запор, — Венера махнула рукой, – шпингалет, как на оконной раме. Достала с горя бутылку шампанского. Открыла и с горлышка выдула полбутылки. И тут мне пришла в голову идея. Я открутила кран. Заткнула мойку тряпкой и включила на полную катушку воду. Выдернула шнур от холодильника из розетки. Воткнула его в удлинитель. Подтянула стол поближе к розетке и влезла на него с ногами. От нечего делать заглянула в ящики стола. Обнаружила там фен. Тоже воткнула его в розетку. Привела всё в «режим ожидания» и стала ждать. Пока Краб замазал свою рану на башке, пока договорился со своими отморозками, прошло не меньше, чем полчаса. Я допила бутылку шампанского. Открыла вторую. Наверное, от страха. И, по-моему, выдула и ее. Воды на полу было уже прилично. Наконец-то появились эти типы. Они открыли дверь с той стороны. Пару раз ее хорошенько дернули и сорвали шпингалет с этой. И разъяренная толпа влетела в комнату. Я воткнула удлинитель в розетку, фен включила в рабочий режим на максимум и бросила в воду. Искры, вопли, свет погас. Я посидела немного на столе, а потом выдернула на ощупь шнуры из розетки. Еще посидела на столе. Боялась ноги в воду опустить. А вдруг вода сохраняет заряд и меня тоже шандарахнет током. Но потом решилась. Вроде бы ничего. Током не стукнуло. Я выбралась из подсобки и, пользуясь тем, что везде темно, переполох и неразбериха, выскользнула на улицу. Потом бежала какими-то дворами, пока не выдохлась. В одном из дворов спряталась за мусорные баки и стала думать, что делать дальше. Тут драка во дворе началась. Я отвлеклась и сбилась с мысли. Потом, наверное, на меня наконец-то подействовало выпитое шампанское, и я отключилась. Очнулась в каком-то подъезде, сидящей под батареей. Куда идти? А из подъезда надо убираться. Люди начали выходить из квартир. Многим ведь на работу надо рано уходить. Я опять отправилась к мусорным бакам. Не знаю, сколько я там проторчала, пока не появилась ты с собакой. Смотрю, идет красивая девушка с красавцем доберманом. И почему-то сразу почувствовала, что это идет мое спасение.

-Ага. Я помню твою фразу: «Красота спасет мир»! Я еще подумала, что на мусорке она здорово звучит. Только не поняла, по какому поводу ты ее произнесла, — кивнула Татьяна.

-Самое досадное в этой истории, что Краб остался живым и невредимым. И сейчас он меня ищет по всему городу. Он гад, действительно направил ко мне своих приятелей, а сам остался в зале, создавать себе алиби. Скорее всего, меня бы эти гады изнасиловали, а потом убили. И на них бы подозрение не упало, так как я с ними почти не знакома и ни с одним не ссорилась. Единственный, с кем у меня был конфликт, это Краб. А Краб, вот он. Сидел у всех на виду и все это могут подтвердить.

-Но сотрудники казино, наверное, догадались, как обстояло дело, и кто пришил этих шестерых. Ведь никто из них даже не заикнулся милиции о твоем существовании. И посетители, кстати, тоже ничего не сказали об инциденте. И никто не упомянул твое имя.

-Да большого ума не надо, чтоб прокачать ситуации и связать одно с другим. Ведь все названные твоим ментом личности, это дружки Краба. Скорее всего, Краб приказал никому теперь меня не трогать и оставить эту дичь для него. Хочет убить своими руками. Но, дудки. Мы еще посмотрим, кто кого. Я сначала хотела бежать из города. Но сейчас передумала. Пока не убью эту мразь, не уеду!

-Ничего себе, планы на будущее, — пришла в ужас Татьяна. – И как ты собираешься его убить, если сама не можешь сейчас нос на улицу высунуть?

-Я бессмертна, как змея. Сменю кожу, получу новую жизнь и начну мстить.

-В смысле?

-Белый волос, голубые контактные линзы, другой стиль одежды и я уже не Венера. Вот только надо в банк добраться неузнанной. Снять деньги и приступить к осуществлению моего плана.

-А как ты его собираешься убивать?

-Еще не придумала, но за этим дело не станет. Я что угодно могу придумать. Тем более что четко понимаю, нам двоим по этой земле, не ходить. Или он меня или я его.

Антошке надоело сидеть на руках, и он начал требовать поставить его на пол. Венера спустила малыша с рук. Тот подошел к собачьей миске. Ткнул в нее пальцем. Потом показал на свой рот и требовательно произнес: «Ням – ням».

-Наверное, его опять пора кормить, — засуетилась Татьяна. – Ты не знаешь, через сколько детей надо кормить? С его последней кормежки прошло три часа. По-моему, ему еще рано кушать.

-Раз просит, значит проголодался. При чем тут время, — заявила Венера. – Давай сюда сосиску и манную кашу.

Они занялись ребенком и не услышали, как вернулась Верка. Та прошла на кухню и плюхнулась на свободную табуретку. Венера и Татьяна от неожиданности вздрогнули.

-Моя машина еще не готова, — вздохнула Верка. – Черт, это не машина, а наказание господне. Точно, как в той песенке: «Это не я имею машину. Это машина имеет меня»!

-Не расстраивайся. Я у тебя свою пока не отбираю. Катайся, — милостиво разрешила Татьяна. — А сейчас расслабься и слушай, во что наша Венера вляпалась, и какие у нее планы на будущее. Только держись, а то сейчас с табуретки свалишься.

Но Верка выслушала сообщение спокойно.

-А что, и правильно сделала, — пожала она плечами. – А насчет того, чтобы поменять внешность, так это запросто. У меня двоюродная сестра работает в «салоне красоты». Сейчас я с ней свяжусь. Мало того, что она перекрасит тебя в белый цвет, она еще может и нарастить волосы. Будешь голубоглазая блондинка с длинными патлами. А завтра смотаемся в банк, и возьмешь деньги. А как ты их собираешься взять, не имея при себе паспорта? – вдруг сообразили Верка.

-Мой паспорт, слава Богу, находится в паспортном столе. Я его позавчера отнесла туда, чтоб вклеить новую фотографию.

Татьяна и Верка с удивлением на нее уставились.

-Ну, в двадцать пять лет положено новую фотографию вклеивать, — напомнила Венера. – Так вот, фотографию вклеили, а печать не поставили. У них что-то с замком сейфа случилось, где печать хранилась, не могли открыть. Мне надо было подождать, пока вызванный сотрудниками паспортного стола умелец разберется, в чем там дело. А у меня времени не было. Я оставила знакомой девочке паспортистке паспорт и сказала, что забегу на днях, когда время выберу и заберу.

-Это просто твое счастье, — констатировала Татьяна. – Если бы он остался у тебя дома, черта с два ты бы его сейчас раздобыла. А деньгами мы тебя бы никак выручить не смогли. У нас с ними всегда напряженка. Правда, есть триста долларов, которые Сашка, хозяин собаки, оставил на всякий случай. Но чужие деньги трогать не хочется. Это уже как запасной вариант на самый крайний случай.

-А этот Краб не знает, в каком банке у тебя деньги? – спросила Верка.

-Откуда? Никто не знает, что у меня открыт счет в банке. Даже Коля. Я, кстати, сначала хотела у него перехватить. Страшно было ехать через весь город в банк. Но теперь, если изменю свою внешность, то мне море по колено.

-А Коля, это кто? – спросила Татьяна.

-Мой хороший друг.

-Любовник? – уточнила Верка.

-И любовник тоже. Как говорил Евдокимов: «Дружим организмами».

-Ну, тогда у него точно будет на тебя засада. А этого Колю не прибьют, выжимая сведения о тебе?

-Вряд ли. Следить будут, а тронуть не рискнут. У него папа в администрации президента работает. И если что с его сыночком случится, смешает с гамном весь город, а не то что, десяток сомнительных личностей. И о папином крутом нраве Краб, да и все остальные знают прекрасно. И боятся, до умопомрачения.

Венера разговаривала и при этом не забывала отправлять ложку с кашей Антошке в рот. А тот, как воробышек, съедал и опять открывал рот в ожидании следующей ложки. Наконец, он закрыл рот ладошкой и сказал: «Все. Хоцю цяй».

-А может, будешь молочко? – предложила Татьяна.

-Нэть. Цяй, — настоял на своем малыш.

-Ну, чай так чай, — не стала спорить Венера. – Девочки, нам чай.

-А почему ты не натравила на Краба Колиного папу, через самого Колю? – наливая чай, спросила Вера.

Убей своего дракона сама. Часть 12: 9 комментариев

  1. Аленочка, привет! Ну просто шикарно! Интересно до ужаса, за уши не оттащишь))).

  2. Дааа, сразу было понятно, что Венера — проблемная девица, я бы, наверное, не стала приглашать такую домой, «опытная» уже )) Да я, собственно, и в расследование не ввязалась бы. Но героини совсем другие. Так зато, и повесть интересная получилась ))
    И глава окончилась, действительно, на очень интересном месте, так что — скорее «проду»!

    С улыбкой,

  3. Господи! Как жить-то интересно рядом с такими отчаянными девчатами!!!

  4. Сейчас просматриваю комментарии и обнаружила, что я на многие не отвечала. Не обижайтесь, это не из-за вредности, а из-за дикой занятости. Сразу не успела, а потом забыла. Спасибо вам всем огромное, что заходите и читаете. С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)